Начало >> Болезни >> Нервная система >> Болезнь Гентингтона

Болезнь Гентингтона

БОЛЕЗНЬ (ХОРЕЯ) ГЕНТИНГТОНА
Болезнь Гентингтона — наследственное заболевание, характеризующееся прогрессирующей дегенерацией нейронов стриатума и коры большого мозга и проявляющееся сочетанием хореи и других экстрапирамидных нарушений с деменцией.

Этиология и патогенез.

Причиной болезни Гентингтона является мутация гена на 4-й хромосоме, кодирующего белок гентингтин. Нарушение синтеза этого белка предопределяет избирательное повреждение нейронов базальных ганглиев, прежде всего хвостатого ядра и скорлупы (в совокупности образующих стриатум), а также некоторых зон коры. Однако механизмы этого процесса остаются плохо изученными. Хореический гиперкинез связан с избыточной активностью дофаминергической системы и может уменьшаться под влиянием нейролептиков, являющихся блокаторами дофаминовых рецепторов. Заболевание передается но аутосомно-доминантному типу, при этом патологический ген обладает очень высокой пенетрантностью, и к 70 годам болезнь проявляется практически у всех его носителей. Дети наследуют заболевание от одного из родителей с вероятностью 50 %.

Клиническая картина.

 Болезнь Гентингтона может проявиться практически в любом возрасте, но чаще между 35 и 55 годами. Первыми симптомами могут быть неловкость, беспокойство, забывчивость или угнетенное настроение. По мере прогрессирования заболевания становится более явным хореический гиперкинез, характеризующийся быстрыми, хаотичными, сменяющими друг друга, но нерегулярными по времени и амплитуде сокращениями мышц конечностей. Постепенно гиперкинез генерализуется, вовлекая мышцы лица и туловища. Непроизвольные движения могут напоминать умышленное гримасничанье кривлянье и нарочитые ужимки. Стесняясь этих движений, больные нередко стремятся придать этим бесцельным движениям видимость целенаправленных актов, что внешне может выглядеть как излишняя манерность. Походка становится неустойчивой, «танцующей», иногда замедленной, напряженной. На поздних стадиях заболевания присоединяются другие экстрапирамидные синдромы — мышечная дистония, акинезия, ригидность, а также постуральная неустойчивость с частыми падениями. В конечном итоге больной оказывается прикованным к постели или инвалидной коляске. Вследствие вовлечения мышц глотки и гортани развиваются тяжелая дизартрия, затрудняющая общение с больным, а в последующем и дисфагия, которая может приводить к нарушению питания и аспирации.
Психические нарушения нередко предшествуют двигательным и проявляются как когнитивными (нарушение внимания, ослабление памяти, замедленность мышления), так и эмоционально-личностными расстройствами (апатия, депрессия, тенденция к самоизоляции, вспыльчивость, импульсивность, иногда маниакальные состояния). Постепенно у больных развивается деменция, однако из-за замедленности мышления и невнятной речи ее степень нередко преувеличивается. Между тем способность понимать и запоминать сказанное сохраняется длительное время, поэтому важно соблюдать осторожность, разговаривая о больном в его присутствии. На начальной стадии заболевания у пациентов развивается тяжелая депрессия, которая может привести к попыткам самоубийства. На поздней стадии нередки психотические нарушения с бредом и галлюцинациями, а также отмечается недержание мочи и кала. Больные умирают при явлениях кахексии и глубокого слабоумия. Летальный исход наступает через 10—17 лет.
Примерно в 10 % случаев заболевание начинается до 20 лет (ювенильная форма болезни Гентингтона). Для нее характерно более тяжелое и быстрое течение, а также преобладание в клинической картине не хореи, а акинезии и ригидности.

Диагностика основывается на наличии семейного анамнеза и характерной клинической картине. В настоящее время диагноз можно подтвердить с помощью методов молекулярной генетики, которые позволяют выявить ген заболевания у больных и их родственников задолго до появления первых симптомов, а также проводить пренатальную диагностику. Но нужно учитывать, что диагностика заболевания на доклинической стадии в отсутствие реальной возможности предотвратить или хотя бы замедлить его наступление может вызывать тяжелейшую душевную травму. В профилактике распространения заболевания решающая роль принадлежит медико-генетическому консультированию.

Лечение.

В настоящее время отсутствует возможность предупредить прогрессирование заболевания, и лечение носит чисто симптоматический характер. Для уменьшения гиперкинеза используют нейролептики, например сульпирид (эглонил) или галоперидол, резерпин, бензодиазепины (клоназепам, лоразепам). Хотя эти препараты и уменьшают гиперкинез, они не всегда улучшают двигательные возможности больных, а также могут приводить к побочным эффектам, усиливая симптомы паркинсонизма или вызывая сонливость, заторможенность и апатию. При депрессии показаны амитриптилин или другие антидепрессанты. При акинетикоригидной форме применяют антипаркинсонические средства (препараты леводопы, агонисты дофамина, амантадин, холинолитики), но их эффект обычно невелик. Определенную роль играет лечебная физкультура, направленная на предупреждение контрактур и деформаций, поддержание навыков передвижения.
Медицинская сестра должна следить за питанием больных, помогать им в соблюдении гигиенического режима, наблюдать за их поведением, предупреждать возможные травмы. При суицидальных высказываниях необходимо немедленно поставить в известность лечащего или дежурного врача и организовать непрерывное наблюдение за больным. На поздней стадии важны профилактика пролежней, контрактур, контроль за регулярным опорожнением мочевого пузыря и кишечника.

 
« Болезнь Вильсона-Коновалова   Болезнь Паркинсона »