Начало >> Болезни >> Инфекционные >> Энцефалит клещевой

Диагноз - Энцефалит клещевой

Оглавление
Энцефалит клещевой
Диагноз

Дифференциальный диагноз проводится с заболеваниями, протекающими с поражением ЦНС. Разнообразие клинических форм клещевого энцефалита затрудняет дифференциальную диагностику, но во всех случаях характерны признаки, позволяющие заподозрить эту инфекцию:
-сезонность и другие данные эпидемиологического анамнеза (укусы клещей, пребывание в эндемичных зонах, употребление сырого, особенно козьего молока);
-раннее развитие на фоне интоксикации лихорадки, общемозговых и менингеальных симптомов, характерных очагов поражений головного и спинного мозга (бульбарные расстройства, вялые параличи мышц шеи, плечевого пояса) — комбинация энцефалита с миелитом;
-изменения в картине крови — лейкоцитоз с нейтрофилезом и сдвигом формулы влево.

Лихорадочную форму клещевого энцефалита в начальный период при других клинических формах следует дифференцировать с гриппом и другими ОРЗ, для которых характерны катаральные явления и трахеобронхит, лейкопения с относительным лимфоцитозом в крови, распространенность заболеваний в холодное время года. Диагноз гриппа подтверждается РТГА.

Менингеальная форма сходна с серозным вирусным менингитом. В этих случаях решающее значение имеют клинические особенности вирусной инфекции, вызвавшей менингит (эпидемического паротита, гриппа, герпетической, энтеро- и аденовирусной инфекции), а также лейкопения в крови и данные эпиданамнеза, серологических и вирусологических исследований. Туберкулезный менингит отличается постепенным развитием болезни, резко выраженным гипертензионным синдромом и характерными изменениями спинномозговой жидкости.

Менингоэнцефалитическую форму следует дифференцировать со всеми первичными и вторичными менингоэнцефалитами и патологией головного мозга, «симулирующей» синдром острого энцефалита. Первичные арбо-вирусные энцефалиты (комариный, шотландский, Сан-Луи, лошадиный энцефаломиелит и др.) по клиническим проявлениям имеют значительное сходство с клещевым энцефалитом. Дифференциация основана на подробном анализе особенностей очагов поражений вещества мозга, данных эпиданамнеза (эндемические зоны, переносчики, сезонность) и результатах вирусологических и серологических исследований. В районах Дальнего Востока необходима дифференциация с комариным энцефалитом, который протекает с мышечными гипертониями, более выраженными нарушениями психической деятельности (делирий, аменция). Остаточные явления при клещевом энцефалите — вялые параличи, при комарином — физическая и психическая астения, снижение интеллекта, психозы. Для клещевого энцефалита более характерно поражение шейного отдела спинного мозга, вялые атрофические параличи мышц шеи и плечевого пояса, а для комариного — общемозговые и церебральные симптомы. Кроме того, следует учитывать эпидданные: отчетливые различия в сезонности, укусы комаров, особенности природных очагов.

Эпидемический энцефалит (Экономо) при современной спорадической заболеваемости отличается более постепенным развитием с отсутствием тяжелой интоксикации и судорожного синдрома. Для него характерны общая скованность, окулолетаргический и вестибулярный синдромы, последующее развитие паркинсонизма.

Имеются четкие различия между клещевым энцефалитом и вторичными вирусными энцефалитами при гриппе, краснухе, кори, ветряной оспе, герпесе, энтеро- и аденовирусной инфекции. Для указанных инфекций, осложнившихся менингоэнцефалитом, характерна присущая им симптоматика, преобладают общемозговые явления, а признаки грубых поражений нервной системы, характерные для клещевого энцефалита, отсутствуют.

Полиомиелитическую форму необходимо дифференцировать с полиомиелитом, при котором наблюдается летне-весенняя сезонность, чаще поражаются нижние конечности, параличам предшествуют катаральные явления или кратковременная диарея, температурная кривая двухволновая, болеют преимущественно дети младшего возраста.

Общность эпидемиологии иногда затрудняет дифференциальную диагностику с некоторыми риккетсиозами. Например, для клещевого риккетсиоза Азии характерны первичный аффект, сыпь, регионарный лимфаденит, гепатолиенальныи синдром, отсутствие грубых очаговых поражений нервной системы. Диагноз подтверждается реакцией Вейля — Феликса и РСК с соответствующими риккетсиозными антигенами.

Определенные трудности возникают при дифференциации менинго-энцефалитической формы с неинфекционной патологией головного мозга. Комбинированное паренхиматозно-субарахноидальное кровоизлияние может иметь, наряду с общемозговыми явлениями, сходную топическую неврологическую симптоматику. Анамнестические и объективные данные (атеросклероз, гипертоническая болезнь, возможность аневризмы сосудов), нормальная температура, интоксикация свидетельствуют об отсутствии энцефалита. Опухоли головного мозга, особенно при повреждении сосудов, могут симулировать энцефалит. Решающее диагностическое значение имеет люмбальная пункция, ангио- и эхоэнцефалография.

Диагноз подтверждается выделением из крови и спинномозговой жидкости вируса, внутрибрюшинным или интрацеребральным заражением белых мышей, на куриных эмбрионах. Серологическая диагностика основывается на исследовании парных сывороток в РТГА, в реакции нейтрализации с повышением титра в 4 раза.



 
« Энтеровирусные заболевания   Энцефалит комариный »