Начало >> Статьи >> Архивы >> Аппендицит

Послеоперационные осложнения - Аппендицит

Оглавление
Аппендицит
Анатомические особенности
Исторические данные
Этиология и патогенез
Патологическая анатомия
Симптоматология
Течение
Период распространения процесса по брюшине
Течение при разлитом перитоните
Течение - периаппендикулярные абсцессы
Особенности течения при ретроцекальном положении отростка
Особенности течения тазового аппендицита
Особенности аппендицита в пожилом возрасте
Течение аппендицита у детей
Течение аппендицита у женщин
Диагноз
Дифференциальный диагноз
Дифференциальный диагноз - почечная колика
Дифференциальный диагноз - мочеполовая система женщин
Обоснование оперативного лечения
Проведение операции
Проведение операции - швы
Проведение операции - вывод отростка
Проведение операции в стадии инфильтрата
Дренирование брюшной полости при операции
Послеоперационный период
Лечение перитонита
Лечение перитонита - антибиотикотерапия
Лечение перитонита - удаление застойного содержимого, парез
Послеоперационные осложнения
Послеоперационные осложнения - абсцессы
Послеоперационные осложнения - пилефлебит, другие
Хронический аппендицит
Другие заболевания червеобразного отростка

Тяжелым осложнением, которое может проявиться уже в первые минуты после операции, является кровотечение. Чаще наблюдается кровотечение из культи брыжейки отростка, наступающее в результате недостаточно прочной перевязки питающего отросток сосуда. Кровотечение из этого небольшого по диаметру сосуда может быстро привести к массивной кровопотере. Нередко картина внутреннего кровотечения выявляется у больного еще на операционном столе.
Сколь незначительным бы ни представлялось кровотечение в брюшную полость, оно требует срочного хирургического вмешательства. Никогда не нужно надеяться на самостоятельную остановку кровотечения. Необходимо немедленно снять все швы с операционной раны, если нужно — расширить ее, найти кровоточащий сосуд и перевязать его. Если кровотечение уже остановилось и кровоточивший сосуд не удается обнаружить, нужно захватить культю брыжейки отростка кровоостанавливающим зажимом и повторно перевязать ее у самого корня прочной лигатурой. Излившуюся в брюшную полость кровь всегда необходимо удалить, поскольку она является питательной средой для микробов и тем самым может способствовать развитию перитонита.
Отметим, что источником кровотечения могут быть и сосуды брюшной стенки. Мы уже упоминали о том. что при вскрытии влагалища прямой мышцы живота может быть повреждена нижняя надчревная артерия (a. epigastrica inferior). Повреждение это можно сразу не заметить, так как при разведении раны крючками артерия сдавливается и не кровоточит. После операции кровь может инфильтрировать ткани брюшной стенки и проникать в брюшную полость между швами брюшины.
Вполне понятно, что у некоторых больных кровотечение может остановиться самостоятельно. Все имевшиеся нарушения гемодинамики у них постепенно стихают. Тем не менее кожа и видимые слизистые оболочки остаются бледными, содержание гемоглобина и число эритроцитов в крови значительно снижаются. При исследовании живота болезненные явления могут не превышать обычных послеоперационных ощущений, для перкуторного определения количество жидкой крови должно быть значительным.
Излившаяся в брюшную полость кровь у некоторых больных может рассосаться без остатка. Тогда только наличие анемии и появление желтухи в результате рассасывания обширного кровоизлияния позволяют правильно оценить имевшиеся явления. Однако столь благоприятный исход даже при незначительном кровоизлиянии наблюдается довольно редко. Если скопившаяся в брюшной полости кровь инфицируется, развивается перитонит, имеющий обычно ограниченный характер.
Больной 20 лет через 20—30 мин после операции по поводу флегмонозного аппендицита почувствовал резкую слабость, головокружение и тошноту. Кровяное давление снизилось до 60/40 мм рт. ст., пульс стал нитевидным. Состояние было расценено как послеоперационный шок. После энергичных противошоковых мероприятий все явления прошли. Первые дни после этого течение было гладким, на третий день начал вставать и никаких жалоб не предъявлял. К вечеру 5-го дня стали отмечаться небольшие боли в нижней части живота справа, температура тела повысилась до 38°С. Дежурный врач отметил лишь небольшую болезненность при пальпации и некоторое притупление перкуторного звука над лобком и в правой подвздошной области. На следующий день появились сильные боли в животе, тошнота и рвота. Лицо осунулось, глаза несколько запали, склеры желтушны.
Язык обложен, сухой, температура 38,8° С. Нижняя часть живота в дыхании не участвует, при пальпации резкая болезненность и напряжение мышц над лобком и в правой подвздошной области. Перкуторно здесь тупой звук. При исследовании прямой кишки пальцем болезненность в области передней стенки, более справа.
Диагноз: ограниченный перитонит в связи с инфицированием скопившейся крови. Под наркозом косым разрезом в правой подвздошной области, на 2 см выше пупартовой связки произведено чревосечение. В брюшной полости обнаружено большое количество старой разложившейся крови с гнилостным запахом. Скопление крови располагалось в тазу и в нижней правой части живота и было отграничено от остальной брюшной полости сращениями.
Кровь удалена, содержавшая ее полость дренирована. Дальнейшее течение без осложнений. Выздоровление.

При более значительном кровоизлиянии, при отсутствии его отграничения и при запоздалом вмешательстве исход может быть неблагоприятным.
Как осложнение в послеоперационном течении следует отметить образование инфильтрата в толще брюшной стенки. Такие инфильтраты, если они протекают без выраженной воспалительной реакции, обычно являются результатом пропитывания подкожной клетчатки кровью (при недостаточно тщательном гемостазе во время операции) или серозной жидкостью, скопление которой чаще приходится наблюдать при использовании для швов и лигатур йодного кетгута. Если такой инфильтрат не велик, то он в ближайшие дни рассасывается под влиянием тепловых процедур. Если, помимо инфильтрации, отмечается зыбление по линии шва, указывающее на скопление жидкости между краями раны, нужно удалить жидкость при помощи пункции или провести между краями раны пуговчатый зонд. Последний способ более эффективен.
Если образование инфильтрата протекает с температурной реакцией и нарастанием болей в ране, следует предполагать нагноение. Для того, чтобы своевременно диагностировать это осложнение, каждому больному, у которого после операции в течение первых двух дней не снижается температура, а тем более если она нарастает, необходимо сделать перевязку с целью контроля раны. Чем раньше будут сняты 2—3 шва для стока гноя, тем благоприятнее будет течение. При тяжелой инфекции брюшной стенки рану приходится широко открыть и дренировать, сняв все швы с кожи, с апоневроза и с мышц, если скопление гноя имеется и под ними. В дальнейшем заживление раны происходит вторичным натяжением.
Иногда после заживления раны образуются лигатурные свищи. Они характеризуются небольшими размерами. гнойным отделяемым и разрастанием грануляционной ткани вокруг свищевого отверстия.


Рис. 60. Изготовление крючка для удаления лигатур из свищей.

После удаления лигатуры с помощью анатомического пинцета или вязального крючка свищи заживают. Еще лучше использовать для этого разогнутый на пламени большой рыболовный крючок, кончик которого загибается так, что образуется вторая бородка (рис. 60).
У больных, особенно с тяжелым процессом в отростке и слепой кишке, оперированных при наличии перитонита, после операции может образоваться кишечный свищ. Свищи могут образоваться тогда, когда поражение с основания отростка распространяется на прилежащую часть слепой кишки. Если это выявляется во время операции, то пораженный участок кишки погружают швами, закрывающими его на необходимом протяжении неизмененной частью стенки слепой кишки. Если при удалении отростка поражение кишечной стенки остается не выявленным, при дальнейшем прогрессировании процесса может произойти ее перфорация, что приведет к выхождению кала в свободную брюшную полость или в ее участок, ограниченный спайками или тампонами.
Кроме того, причиной развития кишечных свищей может являться или повреждение кишки во время операции, или пролежень в результате длительного давления дренажей и тампонов, или же травмирование кишечной стенки при недостаточно деликатных манипуляциях во время перевязки ран, в которых открыто лежат кишечные петли. Мы уже говорили, что недопустимо удалять гной с поверхности кишок марлевыми шариками и тампонами, так как при этом очень легко может произойти тяжелое повреждение кишечной стенки и ее перфорация.
В образовании свищей определенную роль может играть и токсическое действие некоторых антибиотиков, например тетрациклинов, которые могут приводить к тяжелому повреждению кишечной стенки вплоть до полного некроза слизистой оболочки. Сказанное относится как к толстой, так и к тонкой кишке.
Образование кишечного свища при наглухо зашитой брюшной ране приводит к развитию перитонита, требующего немедленного вмешательства, состоящего в широком вскрытии раны и подведении к свищу дренажа и отграничивающих тампонов. Попытки зашивания имеющегося отверстия оправданы только в самые ранние сроки. Если брюшная полость до образования свища уже была дренирована, разлитых явлений перитонита может не быть из-за образования вокруг тампонов спаек. При благоприятном течении перитонеальные явления все более ограничиваются и постепенно стихают совсем. Рана заполняется грануляциями, окружающими свищ, через который выделяется кишечное содержимое. Свищи тонкой кишки, поперечной ободочной и сигмовидной, стенка которых может располагаться вровень с кожей, обычно губовидные и требуют оперативного закрытия. Свищи слепой кишки, как правило, трубчатые и могут закрываться самостоятельно при осторожном промывании свищевого хода индифферентной жидкостью. Хирургическое закрытие свища показано только при безуспешном консервативном лечении в течение 6—7 мес.
Длительно не заживающие трубчатые свищи слепой кишки должны навести на мысль о наличии инородного тела, туберкулеза или рака, поскольку удаление отростка при этих заболеваниях может приводить к образованию свищей.
Послеоперационный перитонит может развиваться постепенно. Больные не всегда жалуются на усиление болей, считая их само собою понятным явлением после операции. Однако боли продолжают усиливаться, в правой подвздошной области при пальпации отмечаются все более резкая болезненность, напряжение мышц и прочие, свойственные раздражению брюшины симптомы. Пульс учащается, и начинает сохнуть язык. Иногда первым и сначала как будто бы единственным признаком перитонита может быть рвота или срыгивание, иногда — нарастающий парез кишок. Постепенно начинает вздуваться живот, газы не отходят, перистальтические шумы не прослушиваются, и в дальнейшем картина развивается совершенно так же, как и при аппендикулярном перитоните у неоперированных больных. У некоторых больных вначале отмечается только учащение пульса, не соответствующее температуре.
Признаки перитонита могут постепенно выявляться на протяжении первых дней после операции, нарастая очень медленно. Но иногда они появляются быстро, и в ближайшие же часы развивается картина разлитого перитонита. Развитие послеоперационного перитонита всегда является показанием к срочной релапаротомии и ликвидации источника инфекции. Последним служит или открывшаяся из-за несостоятельности швов культя отростка, или перфорационное отверстие в кишечной стенке. Если вмешательство произведено рано, возможно закрытие культи или перфорационного отверстия швами. В поздние сроки это не удается в связи с тем, что швы, накладываемые на воспаленные ткани, прорезаются, тогда приходится ограничиться подведением дренажа и тампонов.
Если источником перитонита является гнойное воспаление забрюшинной клетчатки, нужно дренировать ее через контрапертуру, сделанную в правой поясничной области, из брюшной полости удалить гной и подвести тампоны к гнойному очагу через брюшную рану. Когда никакой локальной причины не выявляется, приходится считать развитие перитонита результатом прогрессирования имевшегося до первой операции разлитого воспаления брюшины и поступать так же, как было описано в разделе о лечении перитонита, развившегося до операции.
При перитоните, развившемся после операции, источник инфекции должен находиться в зоне бывшей операции. Поэтому релапаротомию нужно производить путем снятия всех швов с операционной раны и широкого открытия ее. Если источник инфекции находится в другом месте и развитие перитонита не связано с операцией, а обусловлено каким-либо иным заболеванием, выбор доступа должен определяться локализацией болезненного очага. Антибиотикотерапия и иные меры борьбы с перитонитом должны быть возможно более активными.

При послеоперационном перитоните, так же как и при перитоните, развившемся до операции, в брюшной полости может наблюдаться образование ограниченных гнойников. Чаще всего скопление гноя происходит в дугласовом пространстве. Образование такого гнойника, как правило, сопровождается температурной реакцией и иными общими проявлениями септического характера. Симптомами, свойственными этому осложнению, являются частые позывы к испражнению, жидкий необильный стул с большой примесью слизи, тенезмы и зияние заднего прохода, что обусловлено вовлечением в воспалительный процесс стенки прямой кишки и инфильтрацией сфинктеров. При исследовании прямой кишки пальцем отмечается в различной степени выраженное выпячивание передней стенки, где нередко определяется ясное зыбление.



 
« Апоплексия яичника   Аппендицит у детей »