Начало >> Статьи >> Архивы >> Бесплодие у мужчин

Биохимические методы исследования - Бесплодие у мужчин

Оглавление
Бесплодие у мужчин
Анатомия и физиология
Penis
Уретра
Нервная регуляция эрекционной и эякуляционной функции
Яички
Придаток яичка
Семенные пузырьки
Предстательная железа
Взаимоотношения между семенными и другими эндокринными железами
Физические и химические свойства семени
Зрелый сперматозоид
Секреторное бесплодие
Первичный гипогонадизм
Синдром Клайнефельтера
Герминальная аплазия
Экзогенные поражения яичка
Влияние недостаточного питания на функцию яичек
Влияние рентгеновых и радиевых лучей
Влияние сосудистых нарушений яичка на его функцию
Мужской климактерий
Гипогонадизм без гормональных нарушений
Вторичная недостаточность яичка
Гиперэстрогенизм
Недостаточность лейдиговских клеток
Экскреторное бесплодие
Асперматизм
Патологические изменения свойств семени, не связанные с заболеванием яичек
Относительное бесплодие
Диагноз бесплодия
Исследование эякулята
Установление акинозооспермии
Определение продолжительности подвижности сперматозоидов
Определение резистентности сперматозоидов
Оценка результатов исследования эякулята
Биопсия яичка
Биохимические методы исследования
Гормональные исследования
Хроматиновый тест
Пробы на пенетрационную способность сперматозоидов
Лечение
Хирургическое лечение
Прогноз
Гомологичное обсеменение

Обычно применяемые методы исследования эякулята (количество, морфология, подвижность и выживаемость сперматозоидов) для определения способности мужчины к оплодотворению не всегда являются достаточными для установления причины бесплодия. Нередко приходится наблюдать больных, у которых, несмотря на нормальную спермограмму, отсутствует способность к оплодотворению. Отсюда стремление улучшить методы определения оплодотворяющей способности эякулята путем применения биохимических исследований. Многочисленные исследования по определению фруктозы, лимонной кислоты, фосфатазы, гиалуронидазы, белковых фракций и других химических веществ, обнаруженных в эякуляте, позволили сделать важные заключения о физиологии придаточных половых желез, о зависимости концентрации фруктозы, лимонной кислоты и фосфатазы от образования тестостерона в лейдиговских клетках, об обмене веществ сперматозоидов и т. д. Однако пока еще практическое значение ряда этих биохимических исследований не очень велико. Нельзя, например, на основании определения лимонной кислоты, фосфатазы, гиалуронидазы и белковых фракций сделать надежные заключения об оплодотворяющей способности эякулята и причине бесплодия. Необходимо поэтому, чтобы эти исследования в научно-исследовательских целях проводились и дальше с тем, чтобы па основании большого количества тщательно проведенных наблюдений можно было сделать обоснованные заключения о значении в процессе оплодотворения обнаруженных в семени различных химических веществ и показаниях к их определению в медицинской практике.
Определение фруктозы и фруктолиза. В настоящее время наибольшее практическое значение имеет количественное определение фруктозы в эякуляте. Вопрос о фруктозе и ее значении в способности мужчины к оплодотворению изложен в разделах «Семенные пузырьки» и «Семя».
Определение концентрации фруктозы в эякуляте важно с двух точек зрения:

  1. Первоначальная концентрация фруктозы позволяет высказать суждение о функции лейдиговских клеток.
  2. Повторное определение концентрации фруктозы через определенные более или менее продолжительные промежутки времени дает возможность судить об обмене веществ сперматозоидов и их жизнеспособности.

Для выявления андрогенной функции лейдиговских клеток возможен, как известно, прямой путь—определение 17-кетостероидов в моче. Однако этот путь не позволяет делать непосредственного заключения об андрогенной функции яичек, так как в группу 17-кетостероидов входят, как известно, дериваты андрогенных гормонов, выделяемых как надпочечниками, так и половыми железами. Только 1/3 кетостероидов происходит от тестостерона яичек, в то время как 2/3 — из коры надпочечников. Вот почему для выяснения происхождения 17-кетостероидов следует отдельно определить альфа-фракцию (андростерон и этиохоланолон), вырабатываемую половыми железами, и бета-фракцию (эпиандростерон и дегидроэпиандростерон), выделяемую надпочечниками.
Проще установить андрогенную функцию лейдиговских клеток непрямым путем — определением концентрации фруктозы в эякуляте. Как уже было указано, образование фруктозы происходит в семенных пузырьках и находится в тесной зависимости от продуцируемого в лейдиговских клетках тестостерона. Вот почему, 
если в эякуляте при нормальном состоянии семенных пузырьков находят недостаточное количество фруктозы, то это говорит о понижении функции лейдиговских клеток.
Пониженная концентрация фруктозы при нормальной спермограмме указывает на изолированное нарушение функции межуточных клеток яичка в результате недостаточного образования IGSH в передней доле гипофиза. Такое явление имеет место, в частности, у больных бесплодием на почве вторичной недостаточности лейдиговских клеток (см. стр. 115). У таких больных образование FSH происходит в пределах нормы, в то время как образование ICSH понижено, что приводит к недостаточному содержанию фруктозы в эякуляте. Для диагноза вторичной недостаточности лейдиговских клеток мало установить понижение уровня фруктозы,— необходимо убедиться в том, что концентрация фруктозы нарастает после введения хорионгондотропина или тестостерона. Это важно потому, что у больных с количеством фруктозы, находящимся в пределах физиологических границ, введение тестостерона или хорионго- надотропина не ведет к увеличению концентрации фруктозы.
Если первоначальная концентрация фруктозы дает возможность сделать заключение о функциональном состоянии лейдиговских клеток, то быстрота расщепления фруктозы и интенсивность ее использования сперматозоидами (фруктолиз) позволяют судить об обмене веществ и жизнеспособности сперматозоидов. Потребление фруктозы находится в тесной зависимости от количества сперматозоидов. Чем больше количество сперматозоидов, чем активнее их жизнеспособность и подвижность, тем интенсивнее протекает фруктолиз. 70 млн. сперматозоидов в 1 мл используют в 1 ч 130 γ фруктозы. По наблюдениям Вастерлинга (1959, I960), количество сперматозоидов меньше 40 млн ./мл потребляет в 1 ч 54 γ, от 40 до 100 млн./мл—140 γ и количество свыше 100 млн./мл — 274 γ фруктозы. Среднее количество фруктозы в эякуляте равно 290 мг%. Это количество фруктозы является достаточным источником энергии для 100 млн. сперматозоидов в 1 мл на 20 ч, если 70% из них к этому сроку остаются подвижными. Поскольку, однако, через 20 ч после эякуляции теряют свою подвижность значительно больше, чем 70% сперматозоидов, то количество фруктозы в эякуляте окажется достаточным на более продолжительное время, если сперматозоиды сохраняют свою способность к фруктолизу. Таким образом, продолжительность оплодотворяющей способности сперматозоидов зависит как от количества фруктозы, так и от способности сперматозоидов к фруктолизу. Эта способность может исчезать у полноценных физиологически сперматозоидов с возрастом и увеличением продолжительности их существования и оказаться меньшей с самого начала у первичнонеполноценных сперматозоидов. Для отделения первичнополноценных от неполноценных сперматозоидов весьма пригодным тестом оказался именно фруктолиз. При этом практически для этой цели вполне достаточным является определение фруктолиза через 2 ч после эякуляции. Обычно к этому времени в нормальном эякуляте содержание фруктозы падает на 200—800  γ/мл.
Определение первоначального количества фруктозы в эякуляте и индекса фруктолиза производится одинаковым образом.
Фруктоза является единственным физиологическим субстратом для образования в семени молочной кислоты; на этом основан количественный колориметрический метод с резорцином для определения скорости расщепления фруктозы в семени. Метод определения фруктозы разработан Роэ (Roe, 1934), в основу его положена цветная реакция, открытая Селивановым (Seliwanoff 1887).
Определение первоначальной концентрации фруктозы в эякуляте производится следующим образом.
Эякулят добывается в стеклянную посуду путем мастурбации; определение фруктозы производится не раньше, чем через 30 мин.
К 1 мл эякулята прибавляют 0,1 мл 1/4 молярного фосфатного буфера pH — 7,4 и 0,5 мг кристаллического пенициллина, который препятствует расщеплению фруктозы бактериями. Из этой смеси отбирают в пробирку 0,1 мл и производят осаждение белков. (Остаток сохраняется в термостате при 37°.) Для этой цели к указанному количеству эякулята прибавляют 3,9 мл дистиллированной воды, 2 мл 10%-ного сернокислого цинка (ZnSO4) и 2 мл — n/едкого натра (NaOH). Смесь  нагревают в течение 2 мин в кипящей водяной бане, охлаждают проточной водой и фильтруют.
К 2 мл безбелкового фильтрата добавляют 2 мл 0,1%-ного спиртового раствора резорцина и 6 мл 30%-ного раствора соляной кислоты. Смесь нагревают в течение 8 мин в водяной бане при температуре 80°. После этого смесь охлаждают и производят колориметрию образовавшегося красного окрашивания на фотоэлектроколориметре.
Количество фруктозы рассчитывают по комбинированной кривой, заранее вычерченной на основании измерения растворов чистой фруктозы различной концентрации.
Для установления фруктолиза производят через 2 ч повторное определение количества фруктозы в остатке эякулята, сохранившемся в термостате. Снова берется 0,1 мл эякулята и тотчас же осаждается от белков. Определение фруктозы производят по указанному методу. Разница в количестве фруктозы при первом и втором определениях указывает на величину фруктолиза.
Определение способности сперматозоидов к дегидрированию. Из других биохимических исследований следует указать на метод, основанный на способности сперматозоидов к дегидрированию. В результате анаэробного обмена веществ из сперматозоидов при участии внутриклеточного фермента дегидразы освобождается водород, который переводит метиленовую синь в лейкобазу (в лейкометиленовую синь), что приводит к обесцвечиванию метиленовой сини. Таким образом, время обесцвечивания является мерилом интенсивности обмена веществ и тем самым оплодотворяющей способности сперматозоидов. Выполнение этого определения производится следующим образом: в пробирке к 1 мл эякулята, разведенного в 10 мл раствором, состоящим из желатины, глюкозы, фосфатов и дистиллированной воды, прибавляют 1 мл метиленовой сини (разведение 0,01 иа 100 мл физиологического раствора). Так как реакция должна протекать при отсутствии воздуха, то полученную смесь покрывают чистым парафином. Пробирку со смесью помещают в термостат при температуре 40° и устанавливают время обесцвечивания. Чем больше количество жизнеспособных сперматозоидов в эякуляте, тем короче время обесцвечивания. Если обесцвечивание наступает через 3,5-4 ч, то эякулят следует считать нормальным и способным к оплодотворению. При обесцвечивании через 4—10 ч речь идет об олигозооспермии, причем 4—5-часовой срок не исключает способности к зачатию; в таких случаях лечение не требуется. При обесцвечивании через 5—10 ч рекомендуется лечение. В случае обесцвечивания эякулята через 10—12 ч лечение малоэффективно или совсем неэффективно (Беннер — Воттер, 1947). Следует, однако, указать, что, согласно наблюдениям Кайзера и Дитца (Kaiser, Dietz, 1952), способность к дегидрированию в значительно большей степени свойственна молодым и незрелым клеткам сперматогенеза, чем зрелым сперматозоидам. Поэтому этот метод не является, по их мнению, надежным для суждения о способности к оплодотворению



 
« Бели у девочек   Биохимические исследования при инфекционных болезнях »