Начало >> Статьи >> Архивы >> Биохимические синдромы в психиатрии

Биохимия расстройств эндокринно-вегетативной регуляции - Биохимические синдромы в психиатрии

Оглавление
Биохимические синдромы в психиатрии
Соматическое направление
Синдромы
Классификация
Синдром алиментарной недостаточности
Синдром алиментарной недостаточности при конкретных заболеваниях
Синдром эндотоксикоза при психозах
Химическая природа токсических веществ
Место и механизм образования токсических веществ при психозах
Защитные механизмы против интоксикации
Синдром нарушения окислительно-восстановительных процессов
Синдром нарушения энергетического обмена
Исследования энергетического обмена в мозгу
Синдром нарушения энергетического обмена при шизофрении
Нарушения энергетического обмена при различных расстройствах
Биохимия расстройств эндокринно-вегетативной регуляции
Биохимия желез внутренней секреции и структур вегетативной нервной системы
Биохимия психофармакологических средств
Биохимия в изучении роли наследственности
Биохимия наследственности - профилактика и лечение
Биохимия иммунобиологических нарушений
Заключение
Литература

БИОХИМИЯ РАССТРОЙСТВ ЭНДОКРИННО-ВЕГЕТАТИВНОЙ РЕГУЛЯЦИИ ПРИ ПСИХОЗАХ
Эндокринно-вегетативная система наиболее тесно связана с метаболическими процессами, так как через нее осуществляется химическое звено нейро-гуморальной регуляции жизненных функций целостного организма. Эта система является как бы связующей высшую нервную (психическую) деятельность с соматическими функциями организма, чем и обусловливается ее роль в протекании нервно-психических процессов в норме и патологии.
Основоположники нозологического направления в психиатрии — С. С. Корсаков и Е. Kraepelin связывали с нарушениями эндокриниума развитие эндогенных психозов, в частности шизофрении. Психиатрия пережила целую эпоху увлечения реакцией Абдергальдена. Ученые стремились найти деструкцию той или иной эндокринной железы и на этой основе понять патогенез психозов. В современной психиатрии сложилось эндокринологическое направление, возглавляемое за рубежом Ворчестерской и Бристольской школами и вносящее много нового в понимание сущности психозов. В монографии М. Bleuler «Эндокринологическая психиатрия» подведен итог (правда, больше в клиническом плане) изучению, с одной стороны, эндокринных нарушений при психозах, и, с другой,— психических нарушений при эндокринопатиях. Эндокринология — наиболее родственная психиатрии дисциплина, и без большого преувеличения можно сказать, что нет психозов без эндокринных расстройств и эндокринных заболеваний без нарушения психики.
То же следует сказать о вегетативной нервной системе. Она связывает высшую нервную деятельность со всеми соматическими функциями организма, осуществляет свое влияние в тесной связи и единстве с эндокринной системой, обеспечивая необходимое направление обменных процессов в организме. Все крупные исследования в этой области, включая учение Эпингера и Гесса, Г. И. Маркелова и А. Л. Орбели, показывают тесную взаимосвязь вегетативной нервной системы с психической деятельностью. В психиатрии большое внимание исследованию эндокринной и вегетативной нервной систем уделяла школа В. М. Бехтерева, за рубежом— школа Госкинса и другие. И отечественные (Е. А. Попов, Е. В. Маслов и др.), и зарубежные психиатры, авторы адренохромной теории шизофрении (Hoffer, Osmond), большое значение в генезе психозов придают нарушениям вегетативных корреляций. В Харьковском психоневрологическом институте физиологом Д. Е. Альперном совместно с клиницистами были выполнены важные в этом направлении работы.

В таких «синтетических» учениях о гомеостазе Кеннона, об адаптативном синдроме Селье, об адаптационно-трофической функции симпатической нервной системы Орбели, наконец, в современной теории психофармакологических средств красной нитью проходит мысль о совместной функции эндокринно-вегетативного аппарата и о его связи с эмоциями, влечениями и вообще с психической деятельностью. Применение психофармакологических средств и, в первую очередь, нейролептиков целиком базируется на единстве психической деятельности, эндокринной системы и вегетативной нервной системы. Психофармакологические средства, действующие в основном на эндокринную систему и вегетативные центры (диэнцефалон и ретикулярная формация) резко влияют на течение психических процессов в норме и патологии и поэтому могут быть широко использованы в терапевтических целях.
В свете изложенного становится понятным, почему при биохимическом изучении психозов обнаруживаются такие расстройства метаболизма, которые могут быть поставлены в прямую связь с нарушениями эндокриниума и вегетативной нервной системы при этих болезнях.
Исследования электролитов в сыворотке крови при психозах использовались для характеристики вегетативной направленности у этих больных: симпатикотония протекает с увеличением количества кальция, парасимпатикотония — количества калия. Однако большое значение биохимия приобрела после открытия химических факторов возбуждения, или медиаторов. Исследования Sympaticusstoff (адреналиноподобного вещества) и Vagusstoff (ацетилхолиноподобного вещества) служили важнейшими показателями вегетативной направленности в организме. Результаты этих исследований не только подтвердили наличие клинического синдрома симпатикотоний при маниакально-депрессивном психозе, описанного В. П. Протопоповым, но и установили слабость противорегуляторных механизмов в области вегетативных функций при этом заболевании, характерных для нормального состояния. В противоположность маниакально-депрессивному психозу при шизофрении было установлено преобладание парасимпатикотонического тонуса с усиленным накоплением ацетилхолина и недостаточной активностью фермента холинэстеразы, а также недостаточность симпатической противорегуляции. Взаимосвязь симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы при эндогенных психозах начинают познавать благодаря идентификации Sympaticusstoff с норадреналином, ДОПамином (катехоламины), a Vagusstof с ацетилхолином, серотонином, гистаминоподобными веществами. Именно достижения биохимии в области нейрогормонов (медиаторов) дали возможность четкой дифференциации адренергических и холинергических структур, эрготрофных и трофотрофных функций вегетативной нервной системы как результатов обмена в мозгу этих соединений под влиянием целого ряда ферментных систем — холинэстеразы, ацетилазы, моноаминооксидазы и др. Исследование катехоламинов, ацетилхолина, серотонина и их метаболитов, так же как и ферментных систем — холинэстераз, моноаминооксидаз в крови, ликворе, моче, а в экспериментальных условиях и в мозгу не только дают важные данные об эндокринно-вегетативных нарушениях при психозах, но и составляют основу рационального применения психофармакологических средств. Большинство психофармакологических средств являются или синергистами, или антагонистами нейрогормонов; они либо избирательно активируют, либо ингибируют ту или иную ферментную систему, регулирующую их обмен. Японские авторы (Sano и др.) установили, что предшественники катехоламинов и ингибиторов моноаминооксидазы
повышают содержание катехоламина в мозгу, а «освободители» их (резерпин) и ингибиторы декарбоксилаз — понижают. Схема метаболизма катехоламинов представлена на рис. 5.
Схема метаболизма катехоламинов
Рис. 5. Схема метаболизма катехоламинов.
Появилась возможность не только рационального применения различных психотропных средств, но и направленные поиски синтезов новых средств, влияющих на вегетативные функции в желательном направлении.

В последние годы, в связи с применением разнообразных химиотерапевтических препаратов — нейролептиков, ганглиоблокаторов, симпато- и холинолитиков, то есть веществ, преимущественно действующих на вегетативную нервную систему, выяснена важная роль этой системы в генезе и течении психозов. Известны экстрапирамидные явления при лечении нейролептиками. Многие авторы были склонны считать, что если под влиянием нейролептиков развивается паркинсоноподобный синдром или другие нарушения экстрапирамидной системы, терапевтический, антипсихотический эффект выше, чем в тех случаях, когда таких явлений под влиянием нейролептиков не наблюдается. Эти предположения не имеют под собой твердой теоретической базы, а на практике часто не подтверждаются. Ясно то, что экстрапирамидная симптоматика при лечении нейролептиками проявляется вместе с вегетативным синдромом, что это действие на вегетатику, по-видимому, один из терапевтических механизмов нейролептиков.
Исследования и наблюдения показали, что учет «вегетативной настроенности» у психически больного — важное обстоятельство для правильного выбора лечебного средства.
Данные W. Geller, а также результаты наших наблюдений показывают, что при выраженной симпатикотонической настроенности более эффективны нейролептики сильного симпатиколитического действия, а при парасимпатикотонической настроенности — средства антихолинергического (холинолитического) действия. Тяжелые и мучительные экстрапирамидные явления возникают у больных с парасимпатикотонической установкой вегетативной нервной системы. Мы еще мало знаем о взаимодействии нейрогормонов с вегетативной нервной системой. Однако несомненна то, что, влияя с помощью нейролептиков, тимолептиков, в частности ингибиторов моноаминооксидазы, на обмен моноаминов, мы можем получить и замечательный терапевтический эффект и заметное ухудшение, вплоть до угрожающих жизни состояний. Чтобы избежать плохих последствий, нужно учитывать состояние вегетативных функций не только перед лечением, но и во время него и руководствоваться вышеуказанной реакцией «симпатикотоников» и «ваготоников» на различные химиопрепараты. В силу того, что тенденция к определенному типу вегетативной реактивности может быть скрытой, следует настойчиво рекомендовать функциональные пробы, среди которых наиболее простыми являются исследование сахарной кривой, лейкоцитов и эозинофилов после нагрузки адренергическими и холинергическими препаратами (адреналин, гидергин, атропин). Характер вегетативной реактивности после этих проб наглядно демонстрируют кривые W. Geller (рис. 6—8). Симпатикотоническая тенденция характеризуется недостаточным торможением гипергликемической кривой гидергином. После атропина наблюдается медленное падение сахара крови, после гидергина не отмечается падения лейкоцитов и подъема эозинофилов. Атропин повышает лейкоциты и понижает эозинофилы. Парасимпатикотоническая тенденция характеризуется сильным торможением гипергликемической кривой гидергином до падения ниже исходного уровня. После атропина наблюдается незначительный подъем с удлиненным падением. Гидергин незначительно понижает лейкоциты, но повышает эозинофилы.

сахарные кривые

В связи с тем, что эндокринная и вегетативные системы принимают наряду с корой головного мозга непосредственное участие в поддержании гомеостаза, в формировании различного типа защитных реакций, реактивности организма, изучение обмена нейрогормонов, так же как и других гормонов и биохимических последствий их действия, по- видимому, будет иметь большое значение. Уже сейчас ясно, что защитные и адаптивные реакции едины в своем церебральном выражении, эндокринно-вегетативных сдвигах и обменных процессах.
Торможению (защитному) и возбуждению соответствует активация то холинергических, то адренергических систем, а в обмене — понижение использования энергии (гипоэнергизм) или ее повышение (гиперэнергизм). Исследование нейрогормонов и их обмена может дать полное представление о всех звеньях этой цепи. По данным A. D. Jus, S. Laskowska, Zimny, зеркало серотонина, например, не является типичным или патогномоничным для какого-либо психоза, однако его динамика в процессе спонтанного течения психоза или под влиянием лечения весьма характерна и четко отражает фазы и периоды течения психоза, в связи с чем его исследование может быть использовано с прогностической целью.
Кривые эозинофилов
Рис. 8. Кривые эозинофилов:
сильная симпатикотония.
—._   — сильная парасимпатикотония.
-------------------------  слабая симпатикотония.
...............................................  слабая парасимпатикотония.
В таком же плане рассматривает терапевтическую эффективность под влиянием психофармакологических средств Consbruch; с этой же целью могут быть использованы данные исследования гормонов коры надпочечника— 17-кетостероиды и 17-оксикортикостероиды. Как показывают исследования отечественных (С. Л. Зелинский, Д. Д. Орловская, И. А. Полищук) и зарубежных авторов, обмен кетостероидов всегда указывает на активность процесса и его характер. При бурном течении психоза, достаточной реактивности и адаптативной силе — обмен кетостероидов высокий, и, наоборот, при истощении силы адаптации, при переходе в вялое и затяжное течение, функция коры надпочечников снижается, синтез кортикостероидов замедляется. Проведенные нами исследования показали параллелизм в изменении гормонов коры надпочечника и энергетическом обмене. Стероидные гормоны активируют энергетический обмен; когда их уровень в крови и моче падает, что свидетельствует об уменьшении функциональной способности коры надпочечников, энергетический обмен замедляется.

Результаты комплексных биохимических исследований свидетельствуют о том, что, как правило, бурному проявлению психозов соответствуют симпатикотония, повышение активности адренергических систем, повышение уровня и активности катехоламинов, функции коры надпочечников, высокий уровень энергетического обмена с превалированием диссимиляции на ассимиляцией; при вялом хроническом течении указанные показатели имеют противоположный характер. Степень и продолжительность этих фаз при различных психозах различны, так же как и закономерности их смены; все зависит от наличного сопротивления болезни, которое определяется силой патогенной вредности, с одной стороны, и силой сопротивления организма, с другой; учет этой динамики важен для правильной организации лечения больных и для установления прогноза.



 
« Биохимические исследования при инфекционных болезнях   Биоэлектрическая активность головного мозга у больных сахарным диабетом »