Начало >> Статьи >> Архивы >> Биохимические синдромы в психиатрии

Синдромы - Биохимические синдромы в психиатрии

Оглавление
Биохимические синдромы в психиатрии
Соматическое направление
Синдромы
Классификация
Синдром алиментарной недостаточности
Синдром алиментарной недостаточности при конкретных заболеваниях
Синдром эндотоксикоза при психозах
Химическая природа токсических веществ
Место и механизм образования токсических веществ при психозах
Защитные механизмы против интоксикации
Синдром нарушения окислительно-восстановительных процессов
Синдром нарушения энергетического обмена
Исследования энергетического обмена в мозгу
Синдром нарушения энергетического обмена при шизофрении
Нарушения энергетического обмена при различных расстройствах
Биохимия расстройств эндокринно-вегетативной регуляции
Биохимия желез внутренней секреции и структур вегетативной нервной системы
Биохимия психофармакологических средств
Биохимия в изучении роли наследственности
Биохимия наследственности - профилактика и лечение
Биохимия иммунобиологических нарушений
Заключение
Литература

БИОХИМИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ В ПСИХИАТРИИ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ
Цель биохимических исследований патологических процессов — понимание динамики биохимических закономерностей, лежащих в основе их патогенеза. Патогномоничны и значимы изменения не одного какого-либо ингредиента, а направление целой цепи биохимических процессов, сопровождающих то или иное заболевание.
Нормальные физиологические функции совершаются в результате сложной цепи биохимических превращений веществ, протекающих строго закономерно, благодаря сопряженным ферментным системам. Так и патологически нарушенный биохимизм характеризуется определенной последовательностью парциальных химических реакций, своеобразных и типичных только для данного болезненного состояния организма. Если это обстоятельство игнорировать, если ориентироваться на изменение одного какого-либо метаболита, даже весьма характерного для данного патологического процесса, то неизбежны серьезные ошибки в патофизиологической трактовке. Увеличение количества сахара в крови и глюкозурия характерны для сахарного мочеизнурения; однако гипергликемия и глюкозурия, как известно, наблюдаются не только при сахарном диабете, но и при ряде других заболеваний,— гипофизарном диабете, акромегалии, болезни Кушинга, таких неэндокринных заболеваниях, как гепатиты, мозговые кровоизлияния, и даже при психических травмах. Для того, чтобы поставить правильный диагноз, врач должен сопоставить данные исследования сахара в крови и моче с клинической картиной или получить дополнительные данные о состоянии углеводного обмена; кроме того, он должен определить сахарную кривую после нагрузки глюкозой, потребление сахара тканями, то есть артерио-венозную разницу сахара. Если при этом будет установлено еще и нарушение процессов фосфорилирования, дефект в образовании гликогена, накопление ацетоновых тел, то врач будет иметь основания поставить диагноз диабета, то есть заболевания, при котором ткани не усваивают или плохо усваивают сахар. Точно также обстоит дело с любым метаболитом: количество холестерина, например, увеличивается при атеросклерозе, микседеме, диабете, заболеваниях почек; количество остаточного азота уменьшается в первой половине беременности, при повреждениях печени и увеличивается при болезнях почек, аддисоновой болезни, диабетической коме, гипертиреозах и т. д. Правильная оценка изменения сахара, холестерина, остаточного азота возможна только в том случае, если одновременно будет исследоваться ряд метаболитов, связанных с обменом сахара, липидов, протеинов, причем метаболитов, образующихся на разных этапах превращения этих пищевых веществ. Исследуя зеркало в крови и моче ряда взаимосвязанных метаболитов и ферментных систем, мы можем иногда изучить течение обменных процессов настолько, что устанавливаем пораженное звено в обменной цепи.
При биохимических исследованиях патологических состояний врач должен получить ряд «биохимических симптомов» для того, чтобы, основываясь на знаниях закономерностей обмена веществ, установить связь между этими симптомами, или «биохимический синдром». Синдром — не случайный набор симптомов, а закономерно связанные проявления какого-то патогенетического механизма. Биохимические синдромы — строго закономерные сочетания нарушенных звеньев того или иного метаболического процесса. Так же, как и в клинике, симптом иногда приобретает значение лишь в рамках синдрома. Биохимические показатели могут оказаться весьма ценными только в их сочетании, после того как мы на основании нарушенных звеньев восстановим картину нарушенного течения того или иного биохимического процесса. Биохимические исследования позволяют выявить связи между биохимическими симптомами, обнаруживаемыми при различных психотических состояниях и объединить их в «биохимические синдромы». Эти закономерности связаны с психиатрической нозологией и синдромологией, но не всегда соответствуют ей.

Мы полагаем, что такое несоответствие объясняется несовершенством систематики, и надеемся, что сопоставление психопатологических состояний с обнаруживаемыми при них «биохимическими синдромами» даст возможность выработать научно обоснованную классификацию психопатологических синдромов, а затем и нозологических форм.
Наиболее полно изучены биохимические изменения при психотических состояниях, развивающихся на почве интоксикации. Исследователи давно высказывали мысль, что в основе многих душевных болезней лежат явления интоксикации, вызванные проникновением ядовитых веществ в организм извне или образующихся в самом организме (аутоинтоксикация). Эти предположения подтверждались достаточным количеством клинических фактов и наблюдений. В настоящее время, пожалуй, наиболее прочное место в психиатрической систематике занимают синдромы и нозологические формы токсического генеза. Не только психозы, протекающие в форме экзогенного типа реакций по Бонгефферу, но и многие другие психотические состояния, искусственно вызванные путем отравления так называемыми психотропными препаратами, дали возможность детально изучить клинику и течение интоксикаций с психическими нарушениями. Изучение этой группы психозов создало условия для понимания токсических компонентов в рамках эндогенных психозов, в первую очередь шизофрении и эпилепсии.
Интенсивные биохимические исследования указанных выше синдромов и состояний позволяют говорить о наличии в этих случаях биохимического синдрома интоксикации.

Биохимический синдром интоксикации — комплекс определенных нарушений, легко диагностируемых с помощью биологических и биохимических методов. Он проявляется наличием в крови, моче, спинномозговой жидкости и в других секрециях человеческого тела (слюна, пот) токсических субстанций, которые могут быть обнаружены, прежде всего, путем испытаний на биологических объектах. Нашли широкое применение фитотоксическая проба (на рост корня белого люпина), проба на влияние токсических жидкостей организма на рост и развитие парамеций, дрожжевых грибков, на физиологическую деятельность пауков (пауковый тест) на поведение животных — собак, кроликов, кошек, проба на влияние запаха токсического пота на поведение крыс и ряд других.
Предприняты многочисленные попытки выделения токсических продуктов из жидкостей организма при токсических психопатологических синдромах, особенно в моче (кататонии, основная токсическая субстанция, тараксеин и др.).
Заслуживают внимания исследования, проведенные с целью выделения из крови и мочи определенных токсически действующих субстанций (амины, нитриллы, цианиды, производные бензола — ароматические токсические вещества, аммиак).
Чрезвычайно характерными для биохимического синдрома интоксикации являются нарушения биохимических обезвреживающих синтезов — синтез роданистых соединений, глютамина, синтез парных глюкуроновых и эфиросерных кислот, продуктов метилирования. Как правило, при синдроме интоксикации образуется много таких продуктов обезвреживания (дезинтоксикации), однако при длительной интоксикации синтез их начинает уменьшаться (повреждение печени и других органов, где происходит дезинтоксикация), а количество свободных токсических веществ увеличивается.

Вторым по значению и частоте биохимическим синдромом при психозах является синдром алиментарной недостаточности. Многие психозы и психотические состояния развиваются в связи с полной или частичной недостаточностью питания. Здесь, в первую очередь, следует упомянуть о психических состояниях в связи с алиментарной дистрофией (наблюдавшейся, например, в период Великой Отечественной войны). Наряду с этим встречаются психозы, вызванные общей алиментарной недостаточностью, развивающейся в связи с ограничением питания вследствие соматических и психических нарушении. Для указанных состояний характерны истощение, авитаминоз, резкое снижение соматических и психических функций и ряд более специфических соматических и психопатологических симптомов.
Многочисленные исследования направлены на изучение частичной пищевой недостаточности, в частности авитаминозов. К наиболее изученным состояниям такого рода относятся пеллагра, авитаминоз В1, а также ряд других авитаминозов, описанных в последнее время.
Необходимо, однако, указать, что и в клиническом, и в биохимическом аспектах биохимический синдром недостаточности менее изучен, чем синдром интоксикации. На современном уровне развития физиологии питания, энзимологии и обмена веществ необходимо уделять больше внимания изучению алиментарных травм в генезе соматических и психических заболеваний. В области психиатрической патологии алиментарные нарушения (недостаточность полная или частичная) так же, как излишества, имеют особое значение. Такие психопатологические состояния, как различные формы анорексии, первично или вторично возникающей, играют исключительную роль в патогенезе психотических расстройств. Хотелось бы указать на большие перспективы изучения в плане алиментарных нарушений нервной анорексии, идиопатической астении, протекающей с дефектом анаболитических процессов, истощений кататонического, сенильного и пресенильного происхождения, а также многочисленной группы психопатологических синдромов и симптомов, связанных с гипоавитаминозами, нарушениями водно-солевого метаболизма и недостаточным обеспечением микроэлементами.

Биохимический синдром алиментарной недостаточности имеет довольно выраженную специфику и легко обнаруживается и анализируется с помощью биохимических методов исследования. Речь идет, прежде всего, о белковой недостаточности и недостаточном усвоении белка, что проявляется в гипопротеинемии той или иной степени и выраженных изменениях в соотношении белковых фракций, определяемых электрофоретически.
Значительные расстройства наблюдаются и в балансе азота — слабое усвоение веществ и повышенная потеря азота (особенно с мочой) и одновременно накопление в крови метаболитов промежуточного обмена веществ, в первую очередь, белкового. Отмечаются также расстройства водно-солевого обмена с нарушением проницаемости и задержкой воды в тканях.
Многочисленные изменения обнаруживаются при исследованиях витаминов и продуктов их метаболизма.
Нарушаются процессы использования витаминов — их фосфорилирование и синтез зависимых ферментов, простетическими группами которых являются те или иные витамины. В зависимости от степени нарушения обмена того или иного витамина могут наблюдаться специфические расстройства обмена: накопление молочной или пировнноградной кислот при авитаминозе В1, нарушение метаболизма триптофана при авитаминозе РР и В6, расстройства синтеза нуклеиновых кислот при авитаминозе В12 и ряд других.
На третьем месте по частоте и значимости стоят синдромы нарушенного энергетического обмена. Расстройства углеводно-фосфорного обмена, обеспечивающего выработку и потребление энергии для деятельности клеток органов и систем органов, имеют исключительное значение для психиатрии. Это связано с тем, что потребление энергии регулируется непосредственно центральной нервной системой, так как оно всегда связано с деятельностью, а деятельность — это всегда реакция на внешнюю среду, приспособление к этой среде или преодоление препятствий, создаваемых этой средой. Мы не будем останавливаться на механизмах регуляции энергетического обмена, укажем только, что вегетативные центры гипоталамуса межуточного мозга связывают через гипофиз высшую нервную деятельность с эндокринной системой и дают возможность соотносить влияние внешней среды с внутренним хозяйством организма, в первую очередь, с механизмами выработки и потребления им энергии. Следует отметить два основных состояния психической деятельности, тесно сопряженных с энергетическим обменом: состояние возбуждения нервной системы и торможение. Как показывают многочисленные физиологические, патофизиологические и клинические наблюдения, возбудительные и тормозные процессы в их постоянной и беспрерывной переменной деятельности не только обеспечивают тонкое приспособление к меняющимся условиям среды, но и создают необходимые защитные или адаптивные реакции. Эти реакции осуществляются генерализованно, во всем организме, протекают в форме активных либо пассивных защитных реакций. Активные защитные реакции протекают с возбуждением в коре и подкорке, со стеническими аффектами с симпатикотонической установкой вегетативной нервной системы и, самое главное, с преобладанием диссимиляторных процессов в обмене веществ.
Пассивные защитные реакции сопровождаются тормозными процессами в коре и подкорке по преимуществу астеническими эмоциями парасимпатикотонической установкой вегетатики и, что особенно важно,— преобладанием ассимиляторных процессов над диссимиляторными.
Мы вправе синтезировать три основных учения о приспособительных реакциях — учения об адаптационнотрофических функциях вегетативной нервной системы, учение о стрессе и адаптационном синдроме и учение Павлова о защитном торможении. Эти учения отражают отдельные стороны единого процесса, протекающего в виде активного или пассивного вариантов в зависимости от наличия потенциальных ресурсов, которыми обладает организм, с одной стороны, и от силы раздражителя внешней среды, с другой. Основу и того и другого вариантов защитных реакций составляет энергетический обмен. Именно наличие достаточных потенциальных ресурсов в организме и возможностей их использования обусловливает активный характер приспособительных реакций, а отсутствие их определяет пассивный характер защиты. Учитывая ведущую роль состояния и динамики энергетического обмена в этих двух типах защитных реакций, мы предложили называть их соответственно синдромами гиперэнергизма и гипоэнергизма. Эти названия, в основном, отражают направленность углеводно-фосфорного обмена, но они также указывают и на характер деятельности всех физиологических систем, ибо повышенный энергетический обмен вызывает усиление физиологической деятельности организма, а пониженный энергетический обмен — ее ослабление.
Известно, что при любом заболевании развиваются защитные реакции организма. Поэтому в системе патофизиологических и, следовательно, клинических закономерностей подлежат специальному анализу и эти защитные механизмы, во многом определяющие судьбу патологического процесса. В психиатрической практике оценка характера защитных механизмов имеет большое значение при всех без исключения психозах, однако при некоторых, очевидно, сущность заболевания сводится к патологии адаптивных реакции. Мы в своих работах отмечали ведущую роль этих расстройств при маниакально-депрессивном психозе.

Биохимический синдром гипер- и гипоэнергизма. Синдром характеризуется интенсивностью и темпом углеводно-фосфорного обмена. В случае гиперэнергизма они повышены, при гипоэнергизме — понижены.
Общим биохимическим признаком гиперэнергизма являются тенденция к гипергликемии и усиленное потребление сахара тканями, устанавливаемое по его артерио-венозной разнице. При гипоэнергизме уровень сахара в крови низкий, а потребление его тканями незначительно. Вторым важным признаком является способность организма усваивать большое количество сахара, введенного per os или внутривенно, без проявления физиологической глюкозурии. Наконец, при гиперэнергизме в крови обнаруживается высокое стояние почти всех промежуточных продуктов обмена как анаэробной, так и аэробной фаз с усиленным потреблением их тканями. При гипоэнергизме наблюдаются обратные взаимоотношения. Характерными при этом являются такие промежуточные продукты углеводно-фосфорного обмена, как фосфор и его фракции: общий кислотнорастворимый фосфор, легко гидрозируемая фракция (АТФ), пировиноградная и молочные кислоты, а из продуктов цикла Кребса — лимонная, кетоглютарова и другие трикарбоновые кислоты.
В связи с тем, что в энергетический обмен, особенно при его нарушениях, вовлекаются и липиды, известное значение для диагностики и анализа синдромов нарушенного энергетического обмена имеют исследования таких продуктов жирового обмена, как холестерин, лецитин, бета-окси-масляная и ацетоуксусные кислоты.

Четвертым биохимическим синдромом является синдром нарушения окислительно-восстановительных процессов. Известна необычайная чувствительность нервной системы как к тканевой, так и респираторной гипоксии. Описаны значительные изменения высшей нервной и психической деятельности, сопровождавшиеся явлениями эйфории или значительного угнетения и сонливости во время пребывания человека в стратосфере. Подобные явления наблюдаются в условиях высокогорья. Известна также роль гипоксии в генезе сосудистых психозов и психозов, развивающихся в связи с сердечной декомпенсацией. Опубликованы данные, свидетельствующие о роли тканевой гипоксии в генезе шизофрении. В. П. Протопопов считал гипоксию причиной развивающегося гипноидного состояния коры головного мозга. Биохимическая сущность гипо- и аноксического состояний заключается в дефиците кислорода, необходимого для жизнедеятельности клеток, для окислительного превращения веществ и освобождения энергии, обеспечивающей физиологические функции тканей и органов. Гипоксические состояния могут возникать по различным причинам: недостаток кислорода во вздыхаемом воздухе, нарушение акта дыхания, недостаточная кислородная емкость крови, являющаяся транспортным средством для тканевого обмена, наконец, отсутствие ферментов (или снижение их активности), принимающих участие в окислительных процессах. Для психиатрической клиники наибольшее значение имеют формы так называемой тканевой гипоксии, обусловленной затруднениями в использовании кислорода, поступающего в достаточном количестве. Синдром нарушения окислительных процессов тесно связан с синдромами расстройства энергетического обмена, так как важнейший процесс, обеспечивающий аккумулирование и расходование энергии, связан с окислительным фосфорилированием.
Кроме четырех вышеперечисленных биохимических синдромов, занимающих центральное место не только в психиатрической, но и клинической биохимии, за последние годы по мере все углубляющегося анализа физиологических и патологических процессов на клеточном и субклеточном уровнях, получены новые данные, касающиеся биохимии частных патофизиологических состояний. Мы имеем в виду иммунобиохимические синдромы, синдромы биохимических нарушений при расстройствах вегетативно-эндокринной регуляции и, наконец, биохимические синдромы наследственной патологии.

Иммунобиохимические синдромы тесно связаны с механизмами выработки антител, проблемой реактивности организма, ее сенсибилизации и аллергии. В психиатрии все больше уделяется внимания инфекционной этиологии психозов, в частности хроническим, маловирулентным инфекциям, паразитарным заболеваниям, аутоинфекции. Вторжение биохимии в область анализа инфекционного процесса важно при инфекте именно такого типа. Иммунохимия позволяет вскрыть сложные взаимосвязи, складывающиеся между инфектом и организмом, и правильно намечать тактику и стратегию химиотерапии.
Вегетативная иннервация и эндокринная система — важнейшее звено, связывающее высшую нервную деятельность, психику со всеми соматическими отправлениями организма. Углубленная разработка взаимосвязей психических нарушений с вегетативно-эндокринной патологией привела к обнаружению биохимического звена их взаимосвязей, дающего возможность глубже вникнуть в суть этих взаимоотношений. Речь идет о химии медиаторов, нейрогормонов, в частности, об исключительной важности катехоламинов при психических заболеваниях, а также о тех эндокринных влияниях, которые осуществляются в сфере общего обмена веществ.
Благодаря большим успехам экспериментальной генетики началось быстрое развитие генетической биологии. В психиатрической клинике проблема наследственной патологии давно занимает одно из центральных мест. Многое из того, что сделано в этой области в прошлом, не имеет научной ценности. Казалось, что генетический аспект в психиатрии окончательно себя скомпрометировал, но успехи генетической биохимии дали возможность по-новому взглянуть на сущность наследственной патологии в психиатрии и, что особенно важно,— открыли пути эффективной борьбы с этой патологией. Изучение и дальнейшая разработка генетической биохимии становятся актуальными проблемами психиатрии.



 
« Биохимические исследования при инфекционных болезнях   Биоэлектрическая активность головного мозга у больных сахарным диабетом »