Начало >> Статьи >> Архивы >> Биохимические синдромы в психиатрии

Химическая природа токсических веществ - Биохимические синдромы в психиатрии

Оглавление
Биохимические синдромы в психиатрии
Соматическое направление
Синдромы
Классификация
Синдром алиментарной недостаточности
Синдром алиментарной недостаточности при конкретных заболеваниях
Синдром эндотоксикоза при психозах
Химическая природа токсических веществ
Место и механизм образования токсических веществ при психозах
Защитные механизмы против интоксикации
Синдром нарушения окислительно-восстановительных процессов
Синдром нарушения энергетического обмена
Исследования энергетического обмена в мозгу
Синдром нарушения энергетического обмена при шизофрении
Нарушения энергетического обмена при различных расстройствах
Биохимия расстройств эндокринно-вегетативной регуляции
Биохимия желез внутренней секреции и структур вегетативной нервной системы
Биохимия психофармакологических средств
Биохимия в изучении роли наследственности
Биохимия наследственности - профилактика и лечение
Биохимия иммунобиологических нарушений
Заключение
Литература

Химическая природа токсических веществ, обнаруживаемых при психических заболеваниях.

Ввиду того обстоятельства, что при обмене белка уже в норме возникают некоторые токсические продукты обмена (аммиак, мочевая кислота), а также некоторых клинических данных (отказ от пищи, слабо развитая, а иногда и атрофичная мышечная система), появилось предположение, что источником токсикоза при психозах, в особенности при шизофрении, являются нарушения белкового метаболизма. Предполагали, что у лиц, страдающих психозом, нарушаются процессы распада белка, белковая молекула не может превращаться в конечные продукты распада, и в организме накопляются промежуточные продукты обмена белка, которые обусловливают токсикоз (Eiweiszerfalltoxicose, по терминологии немецких авторов). Это предположение основывалось на исследованиях А.   И. Ющенко, Н. Pfeiffer, М. de Crinis, Н. Simonelli и других. Данные, полученные этими авторами, свидетельствуют о состоянии протеолитических ферментов в сыворотке крови больных шизофренией, в частности о постоянном повышении у этих больных антитриптического титра. Снижение активности протеолитических ферментов приводит к накоплению в организме токсических продуктов неполного расщепления белка. Следует указать, что данное предположение, обоснованное отечественным психиатром А. И. Ющенко в 1911 г., находит особенно большой отклик сейчас, когда достижения биохимии позволяют уделять большое внимание энзимной патологии. В 1953 г. G. Mai опубликовал новые данные об антитриптической силе сыворотки некоторых душевнобольных. Особенно большую антитриптическую силу сыворотки (АСС) сотрудники G. Mai обнаруживали при кататоноступорозной форме шизофрении, но она часто повышена и при параноидной форме, а также у больных с органическими поражениями центральной нервной системы в стадии глубоких изменений личности и при инволюции. Характерным является то, что АСС тесно связана с конституциональной основой. Исследовав 183 здоровых человека с различными типами строения тела, G. Mai отметил, что лептосомы в 65% случаев обнаруживают повышенную АСС. Автор объясняет этим низкую толерантность лептосомов к инсулину, так как из-за слабого протеолиза у них плохо разрушается инсулин, также являющийся белком. Автору удалось в экспериментах на животных воспроизвести повышенную АСС путем иммунизации их трипсином.

У животных появлялась чувствительность к инсулину и вообще к  белковой пище, в их организме накоплялся балластный белок, отмечались ретенция азота и развитие эндогенного токсикоза с каталепсией и параличами, то есть примерно та же картина, которую наблюдал R. Gjessing при шизофрении. Биохимически противоположные явления (усиление протеолитической активности) G. Mai получал у душевнобольных с высокой АСС путем иммунизации их белком новопротином. При лечении наблюдалась нормализация АСС, повышался аппетит, особенно увеличивалась потребность в белке, улучшалась секреция желудочного сока, увеличилась мускульная сила и общий витальный тонус. Автор высоко оценивает этот вид лечения больных с повышенной АСС, в том числе больных шизофренией, так как результаты терапии приводят к стойкому повышению диссимиляции белка и «вымыванию» из организма аминоазота.
Мы придаем большое значение активности протеолитических ферментов и антиферментов при расстройствах белкового метаболизма у больных шизофренией, так как они объясняют ряд очень важных биохимических закономерностей. А. В. Олейник показал, что АСС закономерно меняется при шизофрении. Сыворотка больных в 1,5—2 раза сильнее связывает трипсин, чем сыворотка здоровых людей. Указанная особенность характерна для больных с хроническим заболеванием. В отличие от G. Mai В. М. Олейник рассматривает повышение антитрипсина при шизофрении как защитную реакцию, препятствующую разрушению собственных белков, как это имеет место при истощении и злокачественных новообразованиях. Быть может, диалектика патологического процесса при шизофрении и состоит в том, что повышение АСС, являясь, с одной стороны, полезной защитной реакцией против повышенного распада собственных белков, с другой (при определенных обстоятельствах) приводит к неполноценному распаду белка и к накоплению в организме токсических продуктов белкового распада.

Раздел о природе токсических соединений при психозах мы начали с анализа исследований протеолитических и антипротеолитических свойств сыворотки больных, так как этот механизм, вероятно, лежит в основе многообразий патологии белкового обмена, наблюдаемого при некоторых психозах, в особенности при шизофрении. Чрезвычайно характерными для шизофрении являются нарушения в балансе азота, установленные R. Gjessing и подтвержденные в клинике П. В. Протопопова. Синдром ретенции азота в предприступном периоде заболевания и синдром «компенсации» — повышенное выделение азота во время приступа — является важным тестом для контроля над состоянием больных шизофренией как при спонтанном ее течении, так и при лечении различными методами. В тех случаях, когда наблюдается резко положительный азотистый баланс (количество выделившегося с мочой азота значительно меньше принятого с пищей), мы говорим о ретенции азота, об усилении азотистого токсикоза, о прогностически неблагоприятном явлении; и наоборот, при отрицательном балансе (превалирование количества выделяемого с мочой азота над поступающим с пищей), если такой синдром следует после синдрома ретенции, мы говорим о благоприятном явлении. Не связано ли это с активностью протеолитических ферментов, с одной стороны, и их ингибиторов, с другой? Учитывая все вышесказанное об исследовании АСС, мы полагаем, что это именно так.
Ослабление или усиление протеолиза в организме больных шизофренией нельзя расценивать только в положительном или отрицательном смысле; и первое и второе в одном периоде может быть полезным, а в другом вредным. При удовлетворительном эндогенном белковом обмене задержка поступающего с пищей азота — явление отрицательное. Однако при белковой недостаточности, при потере собственных белков положительный баланс азота закономерен, и мы должны прибегать к средствам анаболизирующим белок, в частности к тестостеронпропионату, чтобы задержать потерю белка и восстановить белковое равновесие. В норме наблюдается слаженная регуляция активности как протеолитических ферментов, так и антипротеолитических сил. В зависимости от потребности активируются то ферменты, то их ингибиторы. У некоторых душевнобольных, в частности у лиц, страдающих шизофренией, нарушаются процессы активирования и ингибирования ферментов, взаимосвязь между синтезом и распадом белка, страдает процесс самообновления белков, в организме накопляются токсические метаболиты белкового обмена.

На общее нарушение белкового метаболизма указывают многочисленные исследования белков плазмы больных шизофренией. Исследования В. В. Яблонской и А. А. Игнатова, проведенные под руководством В.    П. Протопопова, Л. И. Ландо, V. Kafka и других, показывают значительные изменения статуса плазменных белков у душевнобольных, в том числе при шизофрении. У больных в острых приступах увеличивается количество сывороточного белка, в особенности глобулинов, отмечаются крайняя неустойчивость белков плазмы (лабильность белковых фракций), повышение фибриногена, укорочение времени сворачиваемости, расхождение плазменного статуса с реакцией оседания эритроцитов и другие характерные изменения, которые Кафка предлагает использовать с целью дифференциальной диагностики. Общие изменения статуса плазменных белков указывают на то, что расстройства белкового обмена при шизофрении носят тотальный характер и не могут быть сведены к частностям, в том числе таким важным, как неправильный распад и образование токсических продуктов белкового метаболизма. Возможно, в некоторой степени прав A. Geiger, который считает, что эффективность коматозного лечения шизофрении объясняется тем, что в коме меняются нуклеиновые кислоты, являющиеся матрицей белковой молекулы; на них ре- синтезируются новые (здоровые) молекулы белка.

В связи с общим нарушением белкового метаболизма при психических заболеваниях понятно стремление к более точной идентификации токсического начала именно белкового происхождения. Конечно, токсические вещества могут возникать не только в процессе интермедиарного обмена белков, однако наибольшее количество известных в патологии аутоинтоксикационных синдромов (токсикозы беременности, уремические состояния, аутоинтоксикации в связи с поражением печени и др.) обусловливаются азотсодержащими соединениями. Жиры и углеводы — типичные энергетические вещества; в процессе превращений в организме они полностью сгорают до безвредных и легко удаляемых из организма углекислоты и воды. Белок же, будучи носителем жизни, обеспечивая пластические и ферментативные функции в организме, имеет в своем составе азот, не несущий жизненной функции, способный выделяться из организма только в форме довольно сложных соединений, в основном представляющих собой продукты обезвреживания ядовитых для организма азотсодержащих метаболитов. Проблема аутоинтоксикации в первую очередь связана с азотсодержащими метаболитами.
В патологических условиях наиболее часто образуется большое количество азотсодержащих токсических продуктов, представляющих собой физиологические метаболиты превращения белковой молекулы, но скопляющихся в организме вследствие двух причин — задержки в дальнейшем превращении или недостаточно интенсивного обезвреживания и устранения. Большинство исследователей природы токсического фактора при психозах, в частности при шизофрении, руководствовались именно этими соображениями. Поиски каких-либо специфических для психозов и шизофрении, в частности, ядов, которые характерны только для них и ни при каких обстоятельствах не возникают в организме психически здоровых людей, вроде «кататонина» или таинственной субстанции X, следует признать необоснованными. Мы пытаемся найти не какую-то мифическую синюю птицу, а закономерности расстройств жизнедеятельности организма душевнобольных. Иногда удается обнаружить такие изменения в обмене, которые наблюдаются при ряде тяжелых соматических заболеваний. Нужно увязать эти заболевания с психозом, найти дополнительные факторы, объясняющие возникновение психоза в связи с той или иной патологией биохимизма. Поэтому мы высоко оцениваем те биохимические нарушения белкового метаболизма при психозах, которые указывают на анормальное накопление или образование токсических продуктов, свойственных патологии белкового метаболизма вообще. Физиология и патофизиология белкового обмена свидетельствуют о частоте таких нарушений, которые ведут к скоплению в организме весьма токсического, особенно для нервных клеток, аммиака (NH3), иминовых и аминовых соединений жирного и ароматического ряда, содержащих группы NH и NH2 (косвенно об этом свидетельствует и снижение синтеза мочевины), ряда токсических соединений, имеющих в своей структуре бензольное кольцо (фенолы, индолы, скатолы). Имеются данные, свидетельствующие о возникновении в процессе белкового метаболизма и таких токсических соединений, как цианиды и нитрилы, о которых писал М. В. Ненцкий.
Исследования природы токсических соединений при психозах сосредотачивались в области изучения именно этих соединений. Исследованиями отечественных психиатров (Л. И. Омороков, М. Я. Серейский, А. И. Ющенко, В. П. Протопопов) был внесен большой вклад в изучение природы токсических веществ, накопляющихся в организме некоторых душевнобольных. Основное внимание было уделено аммиаку, аминным соединениям и токсическим продуктам ароматического ряда — индолам, скатолу, фенолу.
Наши исследования, проведенные в клинике В. П. Протопопова, показали, что в организме больных шизофренией, находящихся в процессуальной стадии заболевания, скопляется большое количество токсических продуктов белкового метаболизма (в первую очередь цианидов и нитриллов), а также соединений типа фенола и индола. В 1938 г. мы описали «ароматемию» и «ароматурию» у больных шизофренией. Данные, полученные многими исследованиями, подтвердили наши наблюдения. О повышенном образовании и задержке в организме больных шизофренией токсических продуктов обмена ароматических аминокислот сообщали М. А. Чалисов, Т. Т. Сорокина, А. А. Порошина, Т. М. Городкова и ряд других авторов. М. А. Чалисов обнаружил повышенное содержание токсических веществ типа фенолов в мозгу, исследуя притекающую и оттекающую от мозга кровь при помощи методики Меерсона и Галорана. Т. М. Городкова наблюдала повышенное содержание свободных токсических ароматических соединений в спинномозговой жидкости больных шизофренией, в 12— 15 раз превышающее содержание их в крови, причем на очень ранних стадиях заболевания или перед приступом болезни после ремиссии.
В последние годы, в связи с обнаружением новых веществ, вызывающих экспериментальные психозы, а также применением психотропных средств и изучением механизма их действия, об «индольной» и адренохромной теориях шизофрении, о повышенном содержании в крови и выделении с мочой токсических ароматических соединений пишут многие зарубежные психиатры, главным образом американские. Вещества, вызывающие психозы, излечивающие их, а также нейрогормоны (серотонин и норадреналин) — соединения аналогичной структуры и содержат индольное ядро (рис. 1).
структура средств, вызывающих психоз
Рис. 1. Сравнительная структура средств, вызывающих психоз, нейрогормонов и психотропных средств.
Считают, что это является доказательством индольной природы шизофрении, так как есть предположение, что между токсическими веществами ароматического ряда, нейрогормонами и некоторыми психотропными средствами, ввиду их химического сходства, идет борьба за связи с мозговыми структурами (синапсами). Предполагают, что связи физиологических передатчиков возбуждения — норадреналина и серотонина (в определенных количествах) с мозговыми рецепторами характеризуют нормальное протекание психических процессов; вытеснение этих физиологических соединений или их блокада токсическими ароматическими продуктами приводит к психозу; наконец, вытеснение токсических продуктов из их связей с рецепторами при помощи нейротропных средств приводит снова к нормализации психических процессов. Мы не можем подтверждать или отвергать подобные рассуждения и упоминаем о них только потому, что идея о токсикозе (при психозах) производными ароматических аминокислот, давно выдвинутая в отечественной психиатрии, находит подтверждение на путях современной психофармакологии.
Работы, посвященные исследованиям роли аммиака, аминов, цианидов и нитриллов в интоксикации при психозах, немногочисленны. Можно указать труды А. Л. Лещинского и Н. В. Краинского. Мы, однако, полагаем, что исследования в этой области будут продолжены, так как некоторые косвенные данные, в частности исследования продуктов обезвреживания, а также успешное применение в терапии средств, устраняющих эти токсические продукты, дают в некоторых случаях значительный терапевтический эффект.



 
« Биохимические исследования при инфекционных болезнях   Биоэлектрическая активность головного мозга у больных сахарным диабетом »