Начало >> Статьи >> Архивы >> Человек и биологически активные вещества

В трудных и экстремальных условиях - Человек и биологически активные вещества

Оглавление
Человек и биологически активные вещества
Биологически активные вещества пищи
Биологически активные вещества и профессиональная деятельность человека
Лекарства для здоровых - профилактика
Лекарства для здоровых — регуляция рождаемости
Биологически активные вещества и старость
В трудных и экстремальных условиях
Научный прогноз
Некоторые обобщения
Обобщения - лекарства для здоровых
Обобщения - новый раздел фармакологии
Заключение
Витамин С, простуда и ортомолекулярная медицина профессора Полинга
Resume

«Он может спокойно оставаться на берегу (а не прыгать с трамплина) в безмятежном и сладостном окружении летнего воздуха и устойчивой неподвижности. Но что поделаешь, — человек создан иначе! В короткие мгновения полета он живет так, как никогда не прожил бы, оставаясь на месте». Этими словами Джека Лондона из его книги «Путешествие на ,,Снарке“» хочется начать разговор о тех случаях использования биологически активных веществ здоровыми людьми, когда человек живет и работает в трудных или экстремальных условиях.
Это те люди, которые уходят в длительные экспедиции, работают в море, на дальнем Севере и в Антарктиде, в пустынях и на высокогорье, под водой, в воздухе, в космосе, в жарких цехах и т. д. Много стало профессий, которые обездвиживают человека у пультов управления машинами или приборами и требуют от него не физического, а большого эмоционального напряжения. В прежние времена человек всю жизнь жил и работал на одном месте. Современные средства сообщения очень быстро перемещают людей как в широтном, так и в меридианальном направлениях, что предъявляет новые требования к процессам адаптации. Следует подчеркнуть, что все это касается не единиц или малых групп, а сотен тысяч и миллионов людей.
В тех случаях, когда правильный режим и рациональное питание не дают эффекта, прибегают к фармакологическим средствам. Большое значение в данном случае приобретает глюкоза, незаменимые аминокислоты (γ-масляная, глютаминовая, метионин), витамины. Для временной стимуляции работоспособности используются кофеин и в особых, крайне редких случаях, фенамин и другие психостимуляторы подобного действия. Предпочтение должно быть отдано дибазолу, женьшеню, элеутерококку, левзее и некоторым другим фармакологическим средствам, которые при длительных приемах могут способствовать сохранению работоспособности даже в сложных и экстремальных условиях.

Эти препараты обладают мягким стимулирующим действием, практически лишены нежелательных побочных эффектов или отрицательного последствия; при длительном применении стимулирующий эффект не снижается. Повышать умственную деятельность могут также транквилизаторы, так как в малых дозах они улучшают ориентировочную реакцию, а значит, способствуют большей сосредоточенности в работе.
Есть очень много специалистов мирного труда (горноспасатели, полярники, участники различных экспедиций, моряки, водолазы и т. п.) и военного (подводники, летчики и т. п.), работающих часто в сложных, а иногда в экстремальных условиях. Высокое психо-физическое напряжение приводит к быстрому утомлению. Утомление не только вредно для здоровья, не только препятствует выполнению задания, но и может приводить к самым тяжелым последствиям. Недаром говорят: «усталый человек - безумный человек». Действительно, усталость делает человека не похожим на самого себя. Он раздражителен, даже злобен и, конечно, неработоспособен. В то же время усталость — не болезнь, а нормальное психо-физиологическое состояние человека.
Миллионам людей на нашей планете приходится жить и работать в условиях высокогорья. Ежегодно на горные вершины, превышающие иногда 5—7 км, поднимаются тысячи спортсменов-альпинистов. В комплексе мероприятий, обеспечивающих работоспособность в условиях гипоксии и препятствующих горной болезни, большая роль принадлежит фармакологическим средствам. По данным Е. Б. Гиппенрейтера,1 определенный эффект дает комплекс витаминов (Β1, В2, В12, В15, аскорбиновая, фолиевая и никотиновая кислоты) в сочетании с глицерофосфатом железа, метанилом и другими веществами. Хороший отзыв при испытаниях в условиях высокогорья заслужили дибазол, лимонник, элеутерококк, повышающие общую неспецифическую сопротивляемость организма. Е. Б. Гиппенрейтер установил, что в условиях высокогорья обычные дозы элеутерококка (2—4 мл экстракта) неэффективны. Элеутерококк хорошо помогал переносить большие физические и моральные напряжения только при одноразовом приеме 30—40 мл экстракта и не вызывал в этих больших дозах никакого неблагоприятного последействия.
В бурном море, на горных дорогах в автомобиле, в самолете и в космическом корабле определенная часть людей подвергается укачиванию. Возникающее при этом тяжелое состояние называют морской болезнью. Человек жестоко страдает, становится совершенно беспомощным, больным. Несмотря на это, центр тяжести лекарственной помощи подверженным укачиванию находится не в фармакотерапии, а в фармакологии здорового человека. Здесь, как ни в каком другом случае, профилактика предпочтительнее лечения.
Проблема профилактики морской болезни занимала человека с незапамятных времен. Но в данном случае медицине древних нечем особенно похвалиться. Вряд ли можно поверить Салернскому кодексу здоровья, утверждавшему, что:

Мучить морская болезнь никого уже не сможет,
Если с водою морского вина перед этим отведать.

В предисловии к книге о лекарственных средствах против укачивания2 проф. М. Я. Михельсон пишет, что трудно найти группу лекарственных веществ, которая не испытывалась бы против укачивания и что, «как во многих медицинских проблемах, практика идет здесь впереди теории».
Современная медицина не располагает средствами, которые бы надежно помогали всем подверженным болезни укачивания людям. Тем не менее авторы упомянутой книги рекомендуют скополамин (при сравнительно сильной и непродолжительной качке) и некоторые антигистаминные соединения (циклизин, меклизин, дипразин, димедрол), пригодные при длительных путешествиях. В качестве универсального и более эффективного средства авторы рекомендуют смесь, состоящую из 1 мг скополамина, 50 мг циклизина, 5 мг фенамина и 10 мг прозерина. Фенамин и прозерин предназначены для ослабления некоторых неблагоприятных побочных видов действия основных компонентов прописи.  Но, по нашему мнению, наличие фенамина исключает частые повторные приемы данной смеси. К счастью, па море, а тем более в других случаях появления морской болезни не возникает необходимость длительных приемов таблеток против укачивания. Основные компоненты этих таблеток (скополамин и антигистаминные препараты) могут нарушать работоспособность, но для пассажиров транспортных средств это не так уж существенно. Пассажиры могут спать почти все время, и для многих из них хорошими средствами против укачивания являются снотворные.
Значительно сложнее обстоит дело с персоналом транспортных средств. Ни одно из известных лекарств против укачивания не может считаться удовлетворительным. Смесь скополамина, циклизина, фенамина и прозерина должна быть, по нашему мнению, усовершенствована, в частности, за счет замены фенамина безвредным веществом подобного типа действия.
Безвредность средств против укачивания приобретает особое значение, если рассматривать их под строгим углом зрения фармакологии здорового человека.
Все аспекты проблемы обеспечения работоспособности в экстремальных условиях обострились с началом полетов человека в космос. Авторы одного из обзоров по космической фармакологии Шмидт и Ламберстен3 считают, что использование лекарств вместо физической защиты от облучения может дать значительный выигрыш в весе космического корабля. Другими словами, несколько граммов эффективного радиопротектора могут заменить несколько тонн металла в конструкции корабля и сотни тонн горючего. Указанные авторы пишут, что следует тщательно пересмотреть и изучить роль лекарств в космических полетах, поскольку все возникающие для человека опасности, трудности и ограничения невозможно разрешить только техническими средствами. Они считают, что «фармакологические агенты могут в конце концов дать возможность выполнения задания, невыполнимого при их отсутствии...».
Основной задачей фармакологического обеспечения космических полетов человека является предотвращение функциональных отклонений, которые возникают у нормальных, здоровых людей при столкновении с необычными по масштабу или типу воздействиями. При невозможности полного предотвращения приемлемым является уменьшение отклонений до такой степени, чтобы они оказались в пределах физиологической компенсации и не препятствовали бы успешному выполнению задания. Достигнутым успехам фармакологии в области космической медицины посвящен ряд обзоров отечественных авторов.4
При взлете (и посадке) космического корабля космонавт претерпевает перегрузки такой величины, которые обычно не испытывает летчик на сверхзвуковом самолете. При этом в организме возникает сложный комплекс изменений, для предотвращения которых, к сожалению, нет ничего, кроме известных симптоматических средств, уменьшающих депонирование крови в некоторых органах и частях тела, предупреждающих гипоксию, ослабляющих местные изменения в легких и предупреждающих ателектазы, отеки и кровоизлияния.
Совершенно новым и весьма важным фактором является невесомость, которая в сочетании с длительной гиподинамией вызывает расстройство компенсаторной регуляции сосудистого тонуса, гипотрофию сердца и снижение функционального резерва миокарда. Возникает мышечная слабость и вестибулярные расстройства. При такого рода расстройствах рекомендуют кофеин, стрихнин, секуринин и некоторые другие лекарственные препараты. К сожалению, и в данном случае фармакология не может предложить ничего, кроме симптоматических средств и препаратов для последующего (на земле) лечения декомпенсации сердечно-сосудистой системы.
Длительная гиподинамия резко нарушает деятельность сердечно-сосудистой системы, понижает мышечный тонус и вызывает ряд нарушений в обмене веществ, ведущими среди которых является потеря организмом азота и кальция.
Здесь, кроме заместительной дачи этих элементов, могут быть использованы стероидные (диана- бол, нерабол) и нестероидные анаболизаторы, пурины,
пиримидины (цитизин, оротовая кислота и др.), а также витамины.
Сенсорно-двигательные расстройства складываются в симптомо-комплекс болезни движения (укачивания), о предупреждении которого говорилось выше.
Отклонения в кислородной обеспеченности организма (гипо- и гипероксия) в определенной степени могут иметь место не только при аварийных ситуациях. Конечно, при аварии, когда речь идет о сохранении жизни, можно воспользоваться рекомендациями некоторых авторов по применению при гипоксии транквилизаторов, наркотиков и даже управляемого анабиоза.5 Во всех прочих случаях лекарственная профилактика и терапия гипоксических состояний не должны нарушать физическую и умственную работоспособность. В этом отношении заслуживает внимания предложение об использовании антиоксидантов.
При межпланетных полетах космические аппараты с людьми будут пересекать пояса повышенной радиации и постоянно подвергаться воздействию космических лучей. Впереди — неизбежное использование ядерной энергии в двигателях космических кораблей. При всем этом следует учитывать необычность условий обитания человека, множество стрессорных воздействий, возможность создания повышенных концентраций кислорода и длительность воздействия (недели, месяцы), что может усугублять влияние ионизирующих радиаций.
Шмидт и Ламберстен в упоминавшемся обзоре, подчеркивают, что разработка защиты против ионизирующей радиации могла бы внести величайший вклад в дело изучения человеком космического пространства. Но авторы вынуждены были признать, что еще не открыты лекарства со специфическим действием, что использование существующих лекарств во время длительных полетов в космосе не оправдывается и что необходимы новые лекарства, которые были бы более эффективны и менее токсичны.  Перечислив лучшие из известных радиопротекторов, Шмидт и Ламберстен в качестве одного из выходов предлагают одновременное использование нескольких различных типов лекарств, сокращающих опасность радиации. При этом они отдают себе отчет, что если космонавты и выживут в критических ситуациях при помощи комбинаций веществ, доступных в настоящее время, то ценой этому будет временная потеря трудоспособности.
Кабина космического корабля — завидное рабочее место, но для сна оно менее всего пригодно. Хорошо известно, что семичасовая разница во времени весьма ощутительна при перелете из Москвы на Дальний Восток или наоборот. В значительно большей степени нарушается привычная смена дня и ночи при космическом полете. Нельзя не учитывать эмоционального напряжения и ряда других факторов, могущих нарушить сон. В идеале нужно иметь такие снотворные, которые срабатывали бы мгновенно, действовали определенное «запрограммированное» время и не оставляли никакого нежелательного последействия. Если потребности космической медицины подвинут исследователей на такой поиск и он увенчается успехом, то человечество будет весьма благодарно фармакологам. Пока же таких снотворных нет, и главным препятствием использования доступных препаратов в космическом полете является опасность снижения ими работоспособности.
Авторы упоминавшихся обзоров по проблемам космической фармакологии единодушно подчеркивают важность повышения работоспособности космонавтов. Представляется более правильным на первое место поставить задачу сохранения работоспособности и, во-вторых, ее повышение путем эффективного снятия явлений утомления. Это две совершенно различные по подходу задачи.
Решение первой задачи по сохранению высокой работоспособности лежит на пути обеспечения рационального двигательного режима (как важнейшей основы психо-физиологической подготовки космонавтов)6 и использования биологически активных веществ, повышающих сопротивляемость организма. Пока же в литературе обсуждается главным образом вторая задача, а именно — повышение работоспособности при помощи стимуляторов.

 Для этой цели и для противодействия угнетающему влиянию других лекарств Шмидт и Ламберстен рекомендуют декседрин. Это правовращающий изомер амфетамина, в 3—5 раз более активный, но и более токсичный.
Несмотря на весьма многочисленные данные об отрицательных сторонах действия амфетамина и его аналогов, декседрин фигурирует в двух препаратах аптечки американского космического корабля «Апполон». Декседрин по 5 мг рекомендован не только как стимулятор, но в той же дозе сочетается в таблетке с 0.3 мг скополамина как средство против укачивания. С этим невозможно согласиться. Стимулятор типа амфетамина может быть использован только в крайнем случае и только на последних этапах космического полета. К таблеткам же против укачивания космонавт может прибегнуть в первые часы и дни полета. Длительные повторные приемы этих препаратов недопустимы. Но дело не только в химической вредности амфетамина: преждевременный прием его приводит к более раннему расходованию резервов организма.

Указанные отечественные исследователи также упоминают в своих рекомендациях фенамин (амфетамин), но предлагают, кроме того, сравнительно большой набор препаратов: фенатин, кофеин, стрихнин, секуринин, цептедрин, циразид, женьшень, элеутерококк и др. Акад. В. В. Парин отмечал, что один из «типичных» стимуляторов центральной нервной системы (фенамин) не может повысить работоспособность организма в осложненных условиях, а при гипоксии это вещество оказывает даже отрицательное влияние. Отечественные авторы считают, что еще не найдено эффективного решения этой проблемы и нет веществ, способных задержать развитие утомления в осложненных условиях. Некоторые надежды возлагаются на соли аспарагиновой и глютаминовой кислот, витамин Β1 и В6, пантотеновую кислоту, АТФ и в особенности на мягкодействующие растительные стимуляторы типа элеутерококка, которые в отличие от веществ группы фенамина можно принимать длительное время без опасения вызвать пристрастие, бессонницу или ухудшение аппетита.

Далеко не полный перечень задач космической фармакологии, которая является только частью медицинского обеспечения космических полетов человека, показывает огромную роль медицины. В свое время Петр Первый отводил медицине («лекарям») одно из последних мест в иерархии военных специальностей. Но времена меняются, и в обеспечении космического полета человека медицинские проблемы решаются наравне с техническими. Обе проблемы — взаимно связаны. Чем более безопасные условия будут созданы в космическом корабле, тем меньше задач будет стоять перед медициной и наоборот.


1  Гиппенрейтер Е. Б. Изучение динамики развития адаптации и состояния работоспособности человека в процессе тренировки в горных условиях. Канд. дисс. М., 1969; Газенко О., Гиппенрейтер Е. и Малкин В. Причина заболеваемости — гипоксия. Наука и жизнь, 1, 50—57, 1970.

2  Лукомская Н. Я., Никольская М. И. Изыскание средств против укачивания. Л., 1971.

3  S m i d t C. F., L a m b e г s t e n С. I. Pharmacology in Spare Medicine. — Annual Review of Pharmacology, 5, 383—404, 1965.

4  Белай В. Е., Васильев П. В., Глод Г. Д. Проблема фармакологии в космической медицине. Космическая биология и медицина, № 3, 15—21, 1967. Парии В. В., Виноградов В. М., Разумеев А. Н. Проблема космической фармакологии. Космическая биология и медицина, № 1, 20—32, 1969,

5  Анабиоз — временное, почти полное прекращение жизненных процессов в организме.

6  Коробков А. В. Задачи научной разработки двигательного режима как важной основы психофизической подготовки космонавта. Космическая биология и медицина, N2 1, 3—9, 1969.



 
« Хронический гнойный средний отит   Человек-оператор и алкогольный стресс »