Начало >> Статьи >> Архивы >> Человек и биологически активные вещества

Некоторые обобщения - Человек и биологически активные вещества

Оглавление
Человек и биологически активные вещества
Биологически активные вещества пищи
Биологически активные вещества и профессиональная деятельность человека
Лекарства для здоровых - профилактика
Лекарства для здоровых — регуляция рождаемости
Биологически активные вещества и старость
В трудных и экстремальных условиях
Научный прогноз
Некоторые обобщения
Обобщения - лекарства для здоровых
Обобщения - новый раздел фармакологии
Заключение
Витамин С, простуда и ортомолекулярная медицина профессора Полинга
Resume

Все, о чем говорилось выше, приводит к тому, что лекарства используются не только больными, но и здоровыми людьми. В результате возникают на первый взгляд противоречивые понятия «фармакология здорового человека» и «лекарства для здоровых», которые требуют осмысливания. Естественно, вначале целесообразно рассмотреть обе части этого диалектического единства противоположностей отдельно. Что же такое здоровый или больной человек? Что такое лекарство?
«Количество здоровья». Философское определение болезни дал К. Маркс. Он писал: «Что такое болезнь, как не стесненная в своей свободе жизнь?».1 Болезнь — это сама жизнь, но стесненная в своей свободе. Следовательно, нет резкой грани между здоровыми и больными. Не случайно врачи избегают говорить «здоров», а говорят обычпо «практически здоров». В Большой Медицинской Энциклопедии дается следующее определение: «Болезнь — нарушение жизнедеятельности организма под влиянием чрезвычайных раздражителей внешней и внутренней среды, характеризующееся понижением приспособляемости при одновременной мобилизации защитных сил организма».
Этот кардинальный вопрос медицины волновал еще древних медиков. По Галену, существует три состояния человеческого тела: здоровье — состояние, при котором тело человека по натуре и сочетанию (частиц) таково, что все происходящие от него действия (совершаются) здраво и полностью; болезнь есть состояние человеческого тела, противоположное этому; а третье состояние не есть ни здоровье, ни болезнь. На первых страницах своей великой книги, «Канон врачебной науки», Авиценна написал, что врачебная наука «исследует тело человека — как оно бывает здоровым и как болеет», и призывал к знанию «причин здоровья». По его мнению, «степеней здоровья и болезней существует шесть... Бывает тело здоровое до предела, тело здоровое, но не до предела, тело не здоровое, по и не больное... затем тело в хорошем состоянии, быстро воспринимающее здоровье, затем — тело, больное легким недугом, затем — тело, больное до предела». Нельзя не обратить внимание, что из шести категорий своей классификации Авиценна отводит болезни только две, а первые четыре — различные степени здоровья.
Весьма интересно предложенное Н. А. Амосовым2 понятие «количество здоровья», которое определяется количеством резервов организма. По его же мнению, «здоровье — это максимальная производительность органов при сохранении качественных пределов их функций».
Если судить о состоянии здоровья человека по результатам исследования его функций в покое, можно получить далеко не полное, а иногда неверное заключение. Представим себе, что в каком-либо учреждении группа практически здоровых мужчин и женщин 35— 50-летнего возраста одновременно делает двадцать приседаний и сразу после этого оценивается состояние их сердечно-сосудистой системы. Окажется, что эта группа людей весьма неоднородна. У одних пульс и артериальное давление после нормальных сдвигов быстро приходит к исходному уровню, а другие побледнели и долго не могут прийти в себя. Таким образом, функциональный подход к определению здоровья может выявить большую шкалу градации. Эти градации находят отражение в ряде современных исследований. Предлагается различные состояния человека делить условно на четыре группы: норма, состояние напряжения (стресс), угрожающее состояние и критическое состояние (два последних применяются для оценки состояния больных).3 По другому предложению,4 на первом этапе диспансерных и массовых обследований нет необходимости в установлении диагноза заболевания. Нужно лишь произвести классификацию обследуемых по трем группам: здоровые, нуждающиеся в контроле и нуждающиеся в углубленном клиническом обследовании. Более категорично по этим вопросам высказывается В. П. Казначеев,5 который настаивает на глубоком изучении предболезни или допозологического состояния. Он считает необходимым создание допозологических диспансеров и внедрение системы всеобщей донозологической диспансеризации.
Необходимо подчеркнуть здесь следующие важные обстоятельства. В третьем, промежуточном состоянии между здоровьем и болезнью находится подавляющее большинство людей. Состояние это длится годами, десятилетиями, а иногда и всю жизнь. Из этого состояния проистекают все болезни. Наконец, люди работают в этом состоянии, но, конечно, менее эффективно, чем здоровые. Уменьшение числа людей, находящихся в этом состоянии, сверхзадача медицинской и биологической науки.
Таким образом, становится очевидным отсутствие четкой грани между здоровым и больным человеком, относительность и сложность обоих понятий6 и то, что объектом наших забот должен быть человек в неразрывной связи со средой во все периоды онтогенеза и во всех физиологических состояниях. Как квалифицировать состояние организма в период полового созревания или климакса, в дни менструаций или в пред- и послеродовой период? Или, наконец, старость. Должен ли старый человек, состояние здоровья которого соответствует его возрасту, считаться больным?
Пять факторов. Здоровье человека, заболеваемость и течение болезней (в частности, вероятность возникновения хронических форм), продолжительность жизни, рабочий и творческий потенциал зависят от большого числа обстоятельств, которые суммируются в виде пяти основных факторов: социально-экономического, психологического, алиментарного, токсикологического и фармакологического. Деление это в определенном отношении условно, и все факторы взаимозависимы. Многое определяется социально-экономическими условиями и уровнем жизни народа, что является первостепенной заботой Советского правительства и Коммунистической партии Советского Союза, и наши успехи в этой области известны всему миру. Автор книги «Элеутерококк — лекарственное растение России»7 американец Ричард Лукас пишет: «.. .Россия не только догоняет в области здоровья, но перегоняет нас». В обоснование этого он приводит сравнительные данные о количестве смертей на 100 тыс. населения. В 1951 г. этот показатель в СССР и США был практически одинаковым (970 и 966), а через одиннадцать лет он почти не изменился в США и заметно (до 710) уменьшился в Советском Союзе. Дальше автор пишет: «Есть много других свидетельств,
что русские люди обладают лучшим здоровьем, чем мы. Очень мало русских носят очки; смертность детей в возрасте до одного года в Советском Союзе ниже, чем в Соединенных Штатах; в их стране меньше случаев заболевания печени, чем в нашей; некоторые другие болезни встречаются много реже в России, чем в США».
Психологический фактор определяется уровнем «стресса жизни» и играет все большую роль в современном индустриальном обществе в условиях поступательного научно-технического прогресса. Автор только что упоминавшейся книги пишет: «Несмотря на все наши современные удобства, делающие жизнь "легче, за один день мы переносим больше стресса, чем наши предки за месяц или год".
Более подробно остановимся на трех факторах. Алиментарный фактор следует рассматривать не в плане классических недостаточностей (голодание, авитаминозы и пр.) в ряде экономически неразвитых стран. На фоне достаточного питания по причине скрытых недостаточностей за счет некоторых питательных веществ, витаминов, макро- и микроэлементов или дисбаланса указанных инградиентов (И. Машек, 1965) могут возникать состояния «пониженного здоровья», нарушения резистентности организма или способности адаптации. Два примера того, что влечет за собой «хорошее» питание. Половина взрослого населения Канады страдает от избыточного веса и «средний» 30-летний канадец находится в такой же физической форме, как «средний» 60-летний швед. По данным страховых компаний США, количество смертных случаев среди тучных людей примерно в полтора раза больше, чем среди лиц с нормальным весом. Рациональное питание — это не только обеспечение организма пластическим и энергетическим материалом. По данным Института питания АМН СССР, в суточном рационе взрослого человека должно быть более 600 веществ, в том числе 17 витаминов и 20 аминокислот. Кроме того, человек как часть планеты содержит почти все элементы, количество и сочетание которых небезразлично для его «внутреннего хозяйства». При этом нужно учитывать, что «ничто не фиксировано в живом теле. Распад и синтез (разрушение и восстановление) веществ, составляющих тело, идет день и ночь. Тело как водоворот в реке: новые вещества проходят через него, входят и покидают. Ни одип атом не остается в теле растущего человека с детства».8 Поток этот — 90000 приемов пищи за 85 лет жизни. Вот в каких условиях организм должен поддерживать постоянство внутренней среды при изменяющейся внешней среде обитания, вот сколь важная роль принадлежит питанию. В то же время до сих пор неизвестна формула, отвечающая так называемому оптимальному питанию. В результате понижается резистентность организма или развиваются патологические процессы.9 Того же мнения придерживается директор Института питания АМН СССР А. А. Покровский, считая, что нарушения «принципов питания» могут приводить к ослаблению адаптивных возможностей организма, которые еще не проявляются клинически, но уже являются предболезныо.10 Нельзя, видимо, не согласиться, что у многих людей «причину постоянной усталости всегда видят в чем-то другом, хотя она нередко кроется в неправильном питании».11
Фактор токсикологический также следует рассматривать не с точки зрения явных бытовых или производственных отравлений, а главным образом исходя из тех состояний, которые возникают у большого числа людей вследствие загрязнения окружающей среды. Начнем с примера так называемой минамата-болезни, возникшей в результате многолетнего хронического отравления жителей залива Минамата (Япония) ртутью, содержащейся в сточных водах завода «Тиссо». Впоследствии это название стало нарицательным для отравлений малыми концентрациями соединений ртути и других вредных веществ. Отравлений как таковых не было. Раньше других поражались люди старших возрастов и долгое время врачи относили болезнь к недугам старческого возраста. Но это оказалось типичным заболеванием, вызванным загрязнением окружающей среды.12  В обзоре о преморбидных состояниях химической этиологии Б. А. Курляндский13 пишет, что в окружении человека находится около десяти тысяч биологически активных веществ, способных в той или иной степени оказывать влияние на состояние здоровья контактирующих с ними людей. Автор приводит убедительные примеры влияния длительного воздействия токсических веществ в профессиональных условиях, которые приводят не к профотравлениям, но существенно влияют на «непрофессиональную» заболеваемость. Эта неспецифическая реакция организма выражается в изменении структуры общей заболеваемости или в «депрессии трудовых функций» (снижение производительности труда при отсутствии патологических сдвигов). Неспецифические заболевания химической этиологии подстерегают не только рабочих, по и членов их семей, живущих в городах и вблизи полей, интенсивно обрабатываемых различными химикатами.
Фактор фармакологический или медикаментозный тоже приобретает немаловажное значение. Лекарств применять стали больше, они доходят до все большего числа людей. Но дело не только в количестве, важнее качественные изменения используемых лекарств. Два-три десятилетия назад было очень мало лекарств, действующих на микроорганизмы и другие живые болезнетворные агенты. Переболевшие приобретали иммунитет. Лечение, сознательно или бессознательно, было направлено на то, чтобы помочь организму справиться с болезнью. Химико-  и антибиотикотерапия вместе с великим благом спасения сотен тысяч миллионам людей не дает развернуть большую часть собственных защитных реакций. В результате — затяжные и хронические формы· болезней и прочие нежелательные последствия. Не собираясь спорить о разных преимуществах синтетических или природных лекарств, подчеркнем только одно. Природные лекарства всегда представляют собой сложные комплексы веществ. Синтетические или индивидуальные вещества, выделенные из лекарственных растений, вступают в организм «в голом виде». Не в этом ли причина взрыва аллергизации? В дохимическую эру знали сенную лихорадку, непереносимость цветковой пыльцы, ягод и некоторых
других продуктов, но случаи эти были сравнительно редкими. Видимо эти «голые аллергены» куда более опасны, чем одетые в природные комплексы, да и «голышей» этих становится все больше и больше.
Все пять факторов действуют не изолировано, а всегда вместе. Во всех случаях имеются в виду не социальные катастрофы, не тяжелые психические потрясения, не голод, не отравление и не злоупотребление лекарствами. Речь идет о той вполне казалось бы терпимой, слабой выраженности действия этих факторов. Конечно, в одних случаях преобладает вредное действие одного, в других — другого фактора. Подчеркнем еще раз, что действуют они вместе и при этом нельзя забывать о синергизме и кооперативных явлениях, когда конечный эффект не есть простая сумма составных частей.83 Будучи каждый в отдельности еще не действенными, вместе взятые все пять факторов могут вызвать определенные изменения в состоянии человека вплоть до болезни. Причем в каждом отдельно взятом случае вклад указанных факторов может быть различным. Если действие факторов можно было бы грубо оценить в баллах, то полным здоровьем человек мог бы обладать при сумме баллов не больше какой-то определенной величины. Все, что сверх этого, — состояния, пониженного здоровья и затем патология. Каждый из пяти факторов определяющих одно из трех основных состояний организма, может вносить разный удельный вклад. Как видно из рисунка, у двух индивидуумов, находящихся в промежуточном (предболезненном) или, как мы предпочитаем говорить, в третьем состоянии, при одинаковом конечном эффекте роль различных факторов неодинакова. На этой же схеме14 показано, что при меньшей выраженности вредных факторов человек может оставаться здоровым, а при большей — перейти в состояние болезни.
Здоровье и экономика. Болезнь — такое крайнее состояние, к которому ни человек, ни общество в целом не остаются безучастными. По данным Всемирной организации здравоохранения, во всех обследованных странах (включая развивающиеся) расходы, связанные с деятельностью служб здравоохранения, увеличиваются намного быстрее роста общественного продукта и нередко в 3—5 раз опережают его.15 Несмотря на огромные заслуги в ликвидации ряда болезней, медицина лечебная не может решить всех проблем. Становится все более очевидным, что усилия, направленные только на лечение болезней, не дают желаемого результата. Как показал В. П. Казначеев,16 расходы на здравоохранение в нашей стране с 1960 по 1970 г. возросли вдвое, врачей стало больше на 50%, а количество больничных коек увеличилось с 1.7 до 2.7 млн. В то же время рождаемость в стране упала, показатели временной нетрудоспособности увеличились, а смертность не уменьшилась. Все это определяет огромные экономические потери по медицинским причинам, которые составляют около 21 млрд руб. в год (временная потеря трудоспособности 4.5, недожитие до определенного возраста вследствие болезней 7.2 и потенциальные потери от детской смертности 9 млрд руб.). К сожалению, очень трудно измерить экономические потери от понижения дееспособности людей, находящихся в третьем состоянии. Вероятно, они были бы довольно большими.
Пути и средства. Каковы пути и средства предотвращения сдвигов в состоянии здоровья людей, чреватых переходом в третье состояние, и возникновении патологии?
Это прежде всего гигиена в самом широком смысле слова, величайшая из медицинских наук, как называет ее мой учитель фармаколог Николай Васильевич Лазарев. В книге «Введение в геогигиену» он ставит перед этой наукой новые задачи: «Гигиена должна возвыситься до широты кругозора, соответствующей современному уровню развития производительных сил, и начать рассматривать вызываемые человечеством сдвиги в среде нашего обитания в полном ее объеме, т. е. во всей биосфере. Таков ход мыслей, который привел пас к идее о необходимости создания новой, наиболее широкой области гигиены, для которой мы предлагаем название геогигиена».17 Н. В. Лазарев и его последователи рассматривают не только материальное, но «также эмоциональное, моральное, эстетическое, интеллектуальное, вообще „духовное" значение среды.. .».18
Вторым важнейшим средством сохранения здоровья людей является двигательная активность, физическая культура. Это столь очевидно, об этом столько сказано, в нашей стране столько сделано, что добавить что-либо трудно.
О том, что движение и закалка полезны, что нужно заниматься хотя бы утренней зарядкой, знают все. На практике дело обстоит далеко не благополучно, и только сдача норм ГТО не даст желаемого результата. Эффективный путь — охватывающая всех, действительно массовая физическая культура. В подтверждение можно привести фактические примеры, к сожалению пока единичные. Под руководством проф. А. В. Коробкова (Всесоюзный научно-исследовательский институт физической культуры) в городах Северодонецке и Салавате были проведены очень важные исследования. В г. Салавате19 (Башкирская АССР) физическая культура стала объектом повседневных забот не только спортивных обществ, а партийных, советских организаций и крупных промышленных предприятий города. С 1963 по 1968 г. число привлеченных к постоянным занятиям физической культурой увеличилось от 28.6 до 51.4%, спортсменов стало в 2.5 раза больше (за указанные годы население этого быстро растущего города увеличилось на одну треть). 

Это было достигнуто не одними призывами, была создана и соответствующая материальная база (стадионы, спортивные залы, теннисные и хоккейные корты, катки и прочие спортивные сооружения). Но результаты, хотя бы только поддающиеся учету, во много раз превзошли расходы. Производительность труда по городу увеличилась на 99%, вместо планируемых 50—60% потери в связи с заболеваниями и оплатой больничных листов сократились с 4.6 до 3.73% (к валовому выпуску продукции) и потребление водки на одного человека снизилось на 19 %!
Физкультура важна и для тружеников села. В одном из колхозов Киевской области за 1972 г. было не выработано продукции из-за болезни: занимающимися физической культурой — на 10.8 и таким же числом людей, пренебрегающих ею — на 32.2 тыс. руб. Причем речь идет об утренней зарядке, лыжах, плавании и футболе, что не требует* практически никаких затрат.20
Третий путь сохранения здоровья и повышения дееспособности — аутогенная тренировка — «активный метод психотерапии, психопрофилактики и психогигиены, повышающий возможность саморегуляции исходно непроизвольных функций организма».21 Аутогенная тренировка используется преимущественно в лечебной практике. Но она рекомендуется и может быть весьма эффективной для поддержания «психического тонуса» и настроения, в качестве приемов «психической зарядки», как дополнение к утренней физической зарядке. В некоторых странах приемы аутогенной тренировки передаются по телевидению. Автор замечательных книг о внутреннем мире человека, Владимир Леви пишет: «Занимаясь аутогенной тренировкой, вы не привносите в себя ничего постороннего, вы черпаете только из того, что в вас есть; укрепляя и развивая лучшее и необходимейшее. .. Автор принадлежит к числу тех, кто стремится найти способы общедоступного самостоятельного применения аутогенной тренировки и сделать ее всеобщей психофизической культурой (курсив мой,— И. Б.)

Может быть, уже скоро данные науки и инстинктивноинтуитивная мудрость организма сольются в нечто единое — в наукоискусство правильной жизни, ортобиоз, о котором мечтал Мечников».22 Может быть и правы утверждающие, что психика практически здоровых людей гораздо больше нуждается в психотерапевтической поддержке, чем это принято считать. Видимо, есть все основания для широкого внедрения обиходной аутогенной тренировки, всеобщей психофизической культуры.
Данное отступление, экскурс в гигиену, физическую и психофизическую культуру понадобились нам, чтобы подчеркнуть важность и обязательность всех путей воздействия на организм здорового человека, находящегося в третьем состоянии.
В то же время, если условия внешней среды могут быть различными, гигиенические условия хорошими или оставлять желать много лучшего, если можно не заниматься физической культурой и не признавать аутогенную тренировку, то нельзя отключить себя от постоянного потока биологически активных веществ, которые поступают в организм с пищей, вином, безалкогольными напитками и лекарственными препаратами. Даже при благополучной окружающей среде, регулярных занятий физической и психической культурой роль биологически активных веществ остается весьма важной. Нужно учитывать, что современный человек, не «человек в футляре», он ставит перед собой все более дерзновенные задачи: все выше и дальше в космос, все глубже к тайнам мирового океана, все больше усложняется управление технологическими системами, все сложнее условия социальной жизни на земле. Есть разные пути и возможности помочь человеку в его дерзновениях и не последнее место занимают биологически активные вещества. В сложных и экстремальных условиях роль этого универсального и портативного средства становится еще более важной.
Значит, не только явно больному, но и так называемому здоровому человеку в разные периоды жизни, при различных физиологических состояниях нужны лекарства. Они нужны даже «весьма здоровым» космонавтам, водолазам, полярникам, а в некоторые периоды жизни и представителям более скромных профессий.
В еще большей степени лекарства нужны огромному числу людей, находящихся в третьем преднозологическом состоянии.
Что есть лекарство? Очень важно уточнить вопрос об определении понятия «лекарство». В современных руководствах и учебниках фармакологии, отечественных и зарубежных, трудно найти четкое определение этого понятия. В. М. Карасик в Большой Медицинской Энциклопедии дал следующее определение: «Лекарственные средства — вещества, используемые для воздействия на организм в целях предупреждения и лечения заболеваний». Это в основном правильное определение так или иначе связывает лекарства с болезнями. Не только в фармакологии, но и в медицине вообще, лекарства имеют главным образом фармакотерапевтическое, т. е. лечебное назначение.
Но так было не всегда, да и сейчас не все медицинские доктрины трактуют данный вопрос однозначно. Авиценна очень часто говорит о «пищевых лекарствах» и «лекарственной пище» и приводит свою классификацию лекарств, состоящую из четырех степеней: «Первая — когда действие принятого лекарства... является по своему качеству действием не ощутимым... Вторая степень — это когда лекарство действует сильнее, но не настолько, чтобы принести явный вред. Третья степень — это когда действие лекарства причиняет явный и существенный вред. Четвертая степень — когда лекарства. .. губят и разрушают...».
Η. П. Кравков считал, что «весьма трудно, и даже невозможно, выделить лекарственные вещества от нелекарственных в особую группу...». И далее: «На каких основаниях, например, можно отделять лекарственные вещества в особую группу от пищевых, вкусовых, ядовитых веществ? Таких оснований нет...».23 В. М. Карасик24 писал, что в разной пище содержится нечто, в различной степени способное вернуть силы, и человек всегда стремился найти такую пищу, которая была бы в этом отношении наиболее ценной, наиболее подходящей при том или ином недомогании. Наконец, Лабори25 считает реальной «возможность воздействия на ориентацию путей метаболизма с помощью таких простых и малотоксичных фармакологических агентов, какими в конечном счете являются пищевые вещества».  Далее Лабори пишет, что именно «фармакологический аспект питания» является объектом его исследований.
Знаменательно, что в определении понятия «лекарственное средство», данном Всемирной организацией здравоохранения в 1966 г.,26 нет слова «больной»: «Лекарственное средство есть вещество или продукт, используемый или предназначенный для применения с целью изменения или изучения физиологических систем или патологических состояний в интересах принимающего».27


1        Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е, т. I, стр. 64.

2  Амосов Н. Мода на здоровье? Да!—Лит. газета, 18 августа 1971 г.

3        Баевский Р. М. Диагностика состояний и вопросы прогнозирования. Информационные материалы научного совета по комплексной проблеме «Кибернетика» АН СССР, № 2 (39), стр. 23—25, М., 1970.

4 3амотаев И. П. Вопросы кибернетического прогнозирования и организации диспансерного обслуживания. Там же, стр. 25—27.

5  Казначеев В. П. Биосистема и адаптация. Новосибирск, 1973.

6  См.: Кляйн Н. Природа нормальности. В кн. The psychopharmacology of the normal human. Springfield—Illinois, 1969.

7 Lucas R. Eleuthero-helth herb of Russia. R a. M Books, 1973.

8        Rорр R. S., de Man against aging. N. Y., 1960.

9  Mашeк И. Болезни, обусловленные питанием, в тех частях света, где нет голодания. Чехословацкое медицинское обозрение, XI, 2, 116—151, 1965.

10   Покровский А. Питание и нарушения метаболизма. Мед. газета, 5 апреля 1974 г.

11      В ил ох Э. Овощи всегда полезны. (Пер. с нем.). М., 1974.

12       Японская медицина, № 20, июль 1973 г.

13   Курляндский Б. А. Итоги науки и техники. — Проблемы токсикологии, т. 4, М., 1972, с. 8—42.

14 Можно рекомендовать интересную статью С. Г. Кара-Мурзы «1 + 1 >2, или что такое синергизм» (Химия и жизнь, № 3, с. 13—17, 1974).

15   Эванг К. Здоровье для всех. — Здоровье мира, с. 3—11, февраль 1974 г.

16   Казначеев В. П. Биосистема и адаптация. Новосибирск, 1973.

17   Лазарев Н. В. Определение, задачи и методы геогигиены. — В кн.: Введение в геогигиену. Л., 1966.

18   Высоцкий Б. П. Геогигиена и геосоциология. — В кн.: Проблемы геогигиены (Материалы симпозиума). Баку, 1968, с. 90-101.

19      Фаткуллин X. Испытательный стенд Салавата. М., 1971.

20   Шенкман С. Непокорная, ускользающая мода. Физкультура и спорт, № 1, 30—31, 1974.

21   Панов А. Г., Беляев Г. С., Л о б з и н В. С., Копылова И. А. Аутогенная тренировка. Л., 1973.

22       Леви В. Искусство быть собой. М., 1973.

23       Кравков Η. П. Основы фармакологии. Ч. I. М.—Л., 1925.

24   Карасик В. М. Прошлое и настоящее фармакологии и лекарственной терапии. Л., 1965.

25   Лабори А. Регуляция обменных процессов. Теоретический, экспериментальный, фармакологический и терапевтический аспекты. М., 1970.

26   Principles for pre-clinical testing of drug safety, World Health Organization. Technical report series, № 341, Jeneva, 1966.

27   Следует отметить неточность русского перевода этой формулировки, допущенную в докладе научной группы ВОЗ N° 364 (1968), где слово «recipient» (принимающий) переведено словом «больной». Годом раньше в докладе научной группы ВОЗ № 341 (1967) в русском переводе этого же определения допущена другая неточность, в результате которой лекарства должны «благоприятно» влиять на физиологическую систему. В английском оригинале этого акцента на благоприятное влияние нет.



 
« Хронический гнойный средний отит   Человек-оператор и алкогольный стресс »