Начало >> Статьи >> Архивы >> Человек-оператор и алкогольный стресс

Клинические проявления острой алкогольной интоксикации - Человек-оператор и алкогольный стресс

Оглавление
Человек-оператор и алкогольный стресс
Введение
Острая алкогольная интоксикация и работоспособность
Методология исследований
Моделирование видов деятельности и методы оценки работоспособности
Клинические проявления острой алкогольной интоксикации
Неврологические нарушения в различные сроки острой алкогольной интоксикации
Изменения физиологических показателей
Изменения гематологических показателей
Связь реакции на прием алкоголя с антропоморфологическими показателями
Сравнительная информативность различных клинико-физиологических показателей
Самооценка состояния и работоспособности
Изменения психологических свойств личности и психофизиологического статуса испытуемых
Сравнительная информативность различных психофизиологических характеристик
Изменение межличностных отношений при коллективной деятельности
Профессиональная работоспособность
Обнаружение с немедленным обслуживанием преимущественно сенсорно-перцептивного типа
Коллективная реальная деятельность, связанная с простейшими механизмами
Деятельность по типу компенсаторного слежения
Возможность пилотирования самолета
Заключение
Монтень  о пьянстве

ГЛАВА 3
КЛИНИКО-ЛАБОРАТОРНЫЕ И ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПРИ ОСТРОЙ АЛКОГОЛЬНОЙ ИНТОКСИКАЦИИ
Клинические проявления острой алкогольной интоксикации
Примененная схема ОАИ вызывала среднюю степень опьянения. На рис.3.1 приведены результаты исследований с участием 18 испытуемых. Работа проведена совместно с Л. В. Королевой, определявшей содержание этанола по модифицированному микрометоду Видмарка (Симонов, Королева, 1969). Максимальная концентрация алкоголя составила 1,75‰. Эти данные косвенно подтверждаются литературными сведениями, полученными при гораздо меньших дозах этанола (0,5-1,2 г/кг): максимальная концентрация препарата в крови устанавливается соответственно уже через 29-45 мин (Dubowski, 1985; Gustafson, Kallmen, 1988).
Зависимость динамики концентрации алкоголя в периферической крови испытуемых после перорального введения
Рис. 3.1. Зависимость динамики концентрации алкоголя в периферической крови испытуемых после перорального введения в дозе 1,9 г/кг.
Анализ заполненных анкет-дневников и опрос по ходу эксперимента выявили следующие жалобы, практически одинаковые во всех группах испытуемых и констатируемые примерно с одинаковой частотой при обследовании через 0,7-16 ч: общие дискомфорт и слабость, сонливость (-75% от общего числа обследований по всем циклам), затруднение мыслительных процессов (-55%), головная боль различной локализации (-50%), головокружение (-35%), ощущение жара или перегрева, тошнота (-25%), повышенная саливация (-30%), субъективно ощущаемый тремор рук (-20%), ощущение пульсации в голове и чувство "песка", "пелены" в глазах (-15%), затруднение при дыхании, парестезии, боли при движении глаз и позывы к рвоте (-10%).

При анализе общего количества жалоб выявлено сходство динамики показателей после приема алкоголя во всех группах (табл.3.1): в 1-3- й и 6-й группах в большей части исследованных сроков суммарное число жалоб статистически значимо отличалось от числа жалоб до приема алкоголя. В то же время, если анализ в "младших" группах выявил значимое отличие его по сравнению с фоном при обследовании во все промежутки времени после приема алкоголя, то в "старшей" возрастной группе (7-й) это отличие выявлено при обследовании только через 12 ч.
В контрольных подгруппах в большинстве случаев статистически значимого отличия указанного показателя от фона не отмечали, кроме испытуемых 6-й группы, у которых при обследовании через 12 и 16 ч показатель суммарного количества жалоб значимо отличался от фонового. Для этой группы также характерно отличие по этому показателю между основной и контрольными подгруппами при обследовании через 0,7: 4; 8 и 12 ч после приема алкоголя, в то время как в других подгруппах такое отличие выявлено только в l-й группе через 0,7 и 4 ч после приема. Таким образом, чем легче была выполняемая операторская задача, тем большее число жалоб предъявляли испытуемые.
Таблица 3.1
Суммарное число жалоб (в баллах) у испытуемых в различные сроки ОАИ

Примечании: Время обследования после приема алкоголя см. в разделе 2.1.
В числителе - показатели опытных подгрупп, в знаменателе — показатели контрольных подгрупп.
*Р < 0,05 по сравнению с фоном;
** Р < 0,05 между опытной и контрольной подгруппами;
*** Р < 0,05 одновременно по сравнению с фоном и между опытной и контрольной подгруппами.

Анализ структуры жалоб выявил преобладание незначительных единичных жалоб на усталость и сонливость, ощущение жара и тепла до приема алкоголя у испытуемых опытных групп, а также контрольных подгрупп при обследовании в другие промежутки времени. После приема алкоголя выраженность их резко возросла: в 4-13 раз у испытуемых с водительской деятельностью (1-5-я группы) в зависимости от времени после приема алкоголя и незначительно (в 1,7-2,4 раза) - у испытуемых с чисто операторской деятельностью
(6-8-я и 10-я группы). При этом указанные жалобы достигали максимума в младших возрастных группах через 4 ч после приема алкоголя (23-45% от общего количества жалоб) и только через 8-12 ч (26-46%) - в "старшей'' возрастной группе. В дальнейшем интенсивность жалоб снижалась, однако во всех группах практически не пришла к исходному уровню. Наиболее характерными после приема препарата во всех группах были жалобы на слабость, сонливость, вялость. В "младших" возрастных группах второе место заняли жалобы на ощущение жара и головокружение, а в "старшей" - на головную боль. Практически во всех группах отсутствовали жалобы на затруднение дыхания, сердечные боли, ощущение "мурашек", дрожание рук, головы, ног, а также на ощущение пульсаций в голове (в "старшей" возрастной группе).
Особое внимание следует обратить на наличие ретроградной амнезии у 13% испытуемых через 0,7 и 4 ч ОАИ. При этом они выполняли отдельные элементы деятельности, заполняли анкеты, передвигались в комнату отдыха, однако впоследствии не смогли воспроизвести свои действия.
В целом анализ жалоб на свое состояние выявил более быстрое их нарастание и в то же время последующее снижение, а также большую их выраженность у испытуемых 18-21-летнего возраста. Кроме того, достоверное отличие показателя суммарного количества жалоб через 16 ч после приема препарата по сравнению с фоном подтверждает наличие в организме остаточных симптомов даже после полного выведения алкоголя из организма.
Можно предположить, что приведенные данные по комплексной полуколичественной оценке (балльной градации) общего состояния при ОАИ подтверждают сведения о достаточной надежности примененной оценки, полученной при гораздо меньших уровнях этанола в крови (0,5-1 г/л) и хорошей их корреляции с дозой (Teplin, Lutz, 1985: Lex el al., 1988).
Рассматривая клинику желудочно-кишечных расстройств, вызванных влиянием алкоголя, необходимо остановиться на анализе рвотных актов у испытуемых. Количество их было минимальным в группах, работающих на реальной технике (4, 5 и 8-я) по сравнению с группами, выполнявшими задания на различных тренажерах (табл.3.2). Максимальное количество рвотных актов зарегистрировано при физической работе на открытой местности (9-я группа), которая отличалась физическими нагрузками выше среднего уровня (-6,3 ккал/мин), что, по-видимому, и обусловило наибольшую выраженность рвоты.
Выявлена достоверная взаимосвязь ухудшения работоспособности этой группы с числом периодов рвоты (r= 0,772) и числом актов рвоты (r= 0,748). Особого интереса заслуживают данные, полученные нами по распределению количества рвотных актов. Максимум рвоты для испытуемых 5-й и 8-й групп отмечен в период отдыха (до и после работы) и анкетирования. При непосредственном выполнении задания на технике рвота отсутствовала. В 10-й группе максимум рвотных актов приходился на период отдыха (51,1%), в 9- й группе - на психофизиологическое тестирование (30,3%). Достаточно часто в обеих группах наблюдалась рвота во время выполнения задания (25,8%-в 9-й группе, 28,7%- в 10-й группе).
Значительно более ранние и выраженные реакции отмечались в "младших" возрастных группах. В "старшей", 7-й группе частота рвоты составила всего 20%, а число периодов рвоты - 0,20 ед., причем все акты возникали спустя 4 ч и более.
Таблица 3.2
Характеристика рвотных актов у испытуемых при ОАИ


Показатель

Величина показателя в группе

2

3

4

5 и 8

9

10

Число испытуемых

31

25

5

15

14

15

Частота рвоты, %

61

44

80

47

79

66

Время начала рвоты, мин.

112+-15

98+-17

103+_31

118+-22

103+-1

95+-12

Число периодов рвоты, ед.

3,4+-0,6

2,0+-0,3

2,5+-0,5

1,7+-0,3

3,8+-0,7

2,4+-0,3

Число актов рвоты, ед

14+_2,0

11+-2,0

10+-2,4

4,6+-0,8

12+-2,1

8,5+-1,3

Распределение

рвотных

актов во время эксперимента, %

- на отдыхе

62

43

38

59

27

51

- при деятельности

20

15

50

0

26

29

- при анкетировании

13

10

11

41

14

2

- при психофизиологическом тестировании

3

32

0

0

30

18

- при обследовании

2

0

0

0

2

0

Существенно, что, несмотря на раннюю рвотную реакцию у испытуемых "младшего" возраста, ни один из первых актов рвоты у 20 человек не произошел ранее 45 мин после окончания приема алкоголя, т. е. после практически полного его всасывания в данных условиях потребления (Стрельчук, 1973; Морозов и др., 1983).
Примечательно, что меньшее число рвотных актов при прочих равных условиях возраста и деятельности выявлено в "дневной", 3-й, группе (табл. 3.2). И это при том, что при равной скорости элиминации утром и вечером дозы 1,05-1,13 г/кг максимальная концентрация утром в среднем на 32% выше (Lotterle et al.,1989).



 
« Человек и биологически активные вещества   Шейный остеохондроз, профилактика и лечение »