Начало >> Статьи >> Архивы >> Человек-оператор и алкогольный стресс

Неврологические нарушения в различные сроки острой алкогольной интоксикации - Человек-оператор и алкогольный стресс

Оглавление
Человек-оператор и алкогольный стресс
Введение
Острая алкогольная интоксикация и работоспособность
Методология исследований
Моделирование видов деятельности и методы оценки работоспособности
Клинические проявления острой алкогольной интоксикации
Неврологические нарушения в различные сроки острой алкогольной интоксикации
Изменения физиологических показателей
Изменения гематологических показателей
Связь реакции на прием алкоголя с антропоморфологическими показателями
Сравнительная информативность различных клинико-физиологических показателей
Самооценка состояния и работоспособности
Изменения психологических свойств личности и психофизиологического статуса испытуемых
Сравнительная информативность различных психофизиологических характеристик
Изменение межличностных отношений при коллективной деятельности
Профессиональная работоспособность
Обнаружение с немедленным обслуживанием преимущественно сенсорно-перцептивного типа
Коллективная реальная деятельность, связанная с простейшими механизмами
Деятельность по типу компенсаторного слежения
Возможность пилотирования самолета
Заключение
Монтень  о пьянстве

Известно, что нарушения моторики и координации занимают одно из первых мест среди клинико-неврологических критериев различных степеней алкогольного опьянения, в том числе и при абстинентном состоянии (Бабаян, Посохов, 1980; Athen, 1986). Неврологические расстройства, возникающие при остром действии этанола, связаны с комбинацией его нейротоксических эффектов и влияний метаболитов алкоголя, а также с факторами питания и генетической предрасположенностью (Charness el al., 1989). Очень характерными являются симптомы поражения вестибулоокулярных и оптико-кинетических рефлексов под влиянием алкогольной интоксикации (Скмот, Лихачев. 1992; Лукачер, Махова, 1989).
Анализ выраженности и динамики неврологических симптомов (табл.3.3) при ОАИ установил их четкую зависимость от приема алкоголя.
При обследовании через 0,7 ч после приема алкоголя показатели выраженности трех проб и времени горизонтального нистагма существенно отличались от исходных величин практически во всех группах. Не изменялась лишь выраженность пальценосовой пробы в 7-й группе и пробы Ромберга в 3-й. Впрочем, эти тесты менее двух других изменялись и при обследованиях в остальных временных промежутках. Так, выраженность пальценосовой пробы, оставаясь значительной еще через 2,5-4 ч. после приема алкоголя (в 8 группах из 10), через 5-8 ч значимо отличалась от исходной лишь в двух группах испытуемых. Через 12-16ч отличие в выполнении этой пробы от исходных значений уже отсутствовало нежелание выполнять программу обследования. 

Таблица 3.3
Неврологические характеристики ОАИ (в баллах) у испытуемых разных групп    

Примечания: См. примечание к табл. 3.1; *Ρ < 0,05 по сравнению с фоном.

Наиболее сильно было выражено изменение времени горизонтального нистагма: так, в 1 -й группе испытуемых оно значимо отличалось от исходного во все временные интервалы, в том числе и через 16 ч после приема алкоголя, а через 8 ч после приема это отличие сохранилось в 3 группах из 10.
Устойчивость в усложненной позе Ромберга оставалась значительно измененной по сравнению с исходной в четырех группах при обследовании через 8 ч после приема алкоголя и в двух - через 12 ч.
Наименее были выражены изменения устойчивости в позе Ромберга: в двух группах через 4 ч, а далее - не проявлялись. Также слабее проявлялись и быстрее возвращались к исходным изменения неврологических показателей в более старшей (7-й) возрастной группе. Существенных различий в проявлении динамики неврологических показателей у испытуемых с разной энергетикой и напряженностью деятельности установить не удалось.
В целом выраженность неврологических симптомов как по величине, так и по продолжительности более заметна в первые 0,7-4 ч после приема алкоголя (рис. 3.2).
У всех испытуемых 11-й и 13-й групп в первые 3-4 ч отмечались нарушения координации движений, дизартрия с повторениями, у одного из них - потеря контроля над собственным поведением; два испытуемых из 11-й группы до начала цикла обследования на 4-м часу ОАИ ввиду плохого самочувствия выражали полное

Рис. 3.2. Выраженность неврологических симптомов (в % от числа групп испытуемых) в состоянии ОАИ. 1 - пальценосовая проба; 2 - время горизонтального нистагма; 3 - проба Ромберга: 4 - усложненная проба Ромберга.

В последующие 4- 16 ч отмечалось постепенное снижение симптомов алкогольной интоксикации с одновременным появлением сонливости, заторможенности. Все испытуемые предъявляли жалобы на головную боль диффузного характера, гиперсаливацию, повышенную потливость, общую слабость, 3 человека отмечали тошноту.

На 16- м часу у одного испытуемого после обследования, выявившего резкое ухудшение самочувствия и уровня тревожности, была однократная (первичная) рвота.
Следует обратить особое внимание на наличие ретроградной амнезии у четырех операторов из 13-й группы в периоды 0,5-4 ч ОАИ. Испытуемые выполняли отдельные элементы полетного задания, заполняли анкеты, передвигались по комнате отдыха, однако в последствии не могли воспроизвести свои действия.
Подробному неврологическому обследованию подвергали 16 человек из 11-12-й групп. Через 0,5 ч ОАИ у всех операторов отмечали выраженное в той или иной степени снижение критичности к происходящим вокруг событиям, нарушение внутреннего активного торможения, легкие расстройства в интеллектуальной сфере. При осмотре - выраженный мидриаз, замедленная реакция на свет, бело-розовый или красный разлитой дермографизм, выраженное оживление сухожильных рефлексов (у 12 человек), быстрая истощаемость и снижение брюшных рефлексов (у всех обследуемых) (табл. 3.4). Наиболее характерны также нарушения походки, выполнения пальценосового теста, простой и усложненной пробы Ромберга, а также теста Ташена (появление нистагма при вращении). По окончании деятельности все обследуемые предъявляли различные жалобы, причем наиболее часто - на общую слабость, снижение настроения, головную боль различной локализации, затруднение дыхания, боль за грудиной (в области сердца). При осмотре обследуемых отмечали расширение зрачка и замедленную реакцию зрачка на свет, сниженные брюшные рефлексы с быстрой истощаемостью, общий и подмышечный гипергидроз. У подавляющего большинства (87,5%) наблюдали выраженный тремор пальцев, инъецированность склер и разлитой красный дермографизм.
Через 12-16ч ОАИ картина вегетативных расстройств несколько менялась, наблюдалась симптоматика преобладания парасимпатического тонуса. Подтверждением этому могут служить отмечавшиеся в 75% случаев миоз, красный разлитой дермографизм, выраженный тремор пальцев рук, значительный гипергидроз. Отмечали некоторое оживление зрачковых реакций, нормализацию сухожильных рефлексов, уверенное стояние в позе Ромберга (табл. 3.4). Большинство обследуемых (75%) беспокоили общая слабость, разбитость, сонливость, головная боль (преимущественно локализующаяся в затылке), диспепсические явления.

Таблица 3.4 Изменения неврологических показателей у испытуемых после приема алкоголя (n = 8)
Изменения неврологических показателей у испытуемых после приема алкоголя



 
« Человек и биологически активные вещества   Шейный остеохондроз, профилактика и лечение »