Начало >> Статьи >> Архивы >> Детская и подростковая психиатрия

Суицидальные действия - Детская и подростковая психиатрия

Оглавление
Детская и подростковая психиатрия
Структура книги
Психология развития
Теория объектных отношений
Теория обучения о развитии в детском возрасте
Когнитивное развитие
Развитие идентификации
Моральное развитие
Развитие детей в возрасте 10-13 лет
Развитие подростков 13-16 лет
Развитие в возрасте 16-21 лет
Личностные модели
Психиатрия развития
Четыре специфических этиологических проблемы
Четыре специфических этиологических проблемы - органические факторы
Этиологическая проблема - привязанность матери и ребенка
Этиологическая проблема - смерть родителя и развод
Психиатрическая классификация, диагностика и оценка
Клинические психиатрические вопросы
Диагноз
Рабочая гипотеза
Цель лечения
Категории и условия проведения терапии
Взаимодействие в ходе терапии
Резюме по аспектам стратегической модели терапии
Системная модель семьи ребенка-пациента
Психиатрическое обследование и оценка семьи ребенка-пациента
Специфические проблемы семьи ребенка-пациента
Специфические проблемы семьи - пример 2
Ослабление семейных связей
Ослабление семейных связей - вторая и третья стадии
Ослабление семейных связей - четвертая и пятая стадии
Ослабление семейных связей - проблемы
Невротические и поведенческие проблемы у детей
Задачи психиатрического обследования  детей
Невротические и поведенческие проблемы у детей - примеры
Формулирование гипотезы невротическиех и поведенческих проблем у детей
Тревога отделения у детей
Обсессивно-компульсивный синдром у детей
Дезадаптированное поведение, поведенческие расстройства в детском возрасте
Невротические и поведенческие проблемы у подростков
Разграничение поведенческих и невротических проблем у подростков
Различия между поведенческими расстройствами и личностными расстройствами у подростков
Антисоциальное и делинквентное поведение у подростков
Невротические расстройства у подростков
Диссоциативные расстройства у подростков
Конверсии у подростков
Описание истории подростка с мутизмом
Психосексуальные расстройства у подростков
Функциональные и психосоматические синдромы у детей
Ночной энурез у детей
Бронхиальная астма у детей
Функциональные и психосоматические синдромы у подростков
Головная боль у подростков
Боли в пояснице у подростков
Множественные жалобы и ипохондрия у подростков
Нервная анорексия у подростков
Стратегия лечения нервной анорексии у подростков
Депрессии и суициды
Лечение депрессий в детском возрасте
Лечение депрессий в детском возрасте - примеры
Депрессии у подростков
Суицидальные действия
Синдромы дефицита внимания
Синдромы дефицита - истории болезни
Эпилепсия у детей
Дифференциальный диагноз и лечение эпилепсии у детей
Психозы у детей
Органические психозы у детей
Хронические органические нарушения детей
Детский аутизм
Клинические иллюстрации детского аутизма
Личностные расстройства у подростков
Психологическое и динамическое развитие пограничного личностного расстройства у подростков
Топографическая модель пограничного личностного расстройства у подростков
Описание семейной динамики пограничного личностного расстройства у подростков
Лечение пограничного личностного расстройства у подростков
Лечение пограничного личностного расстройства у подростков - уровень 5 и пример
Психозы у подростков, шизофрения
Шизофрения у подростков - отношения вне семьи, семья
Шизофрения у подростков - функция я
Шизофрения у подростков - психодинамические аспекты и аспекты психологии развития
Дифференциальный диагноз подростковой шизофрении
Лечение функционально психотических подростков
Лечение стресса у психотических подростков
Индивидуальное лечение психотического подростка
Выбор плана лечения психотического подростка
Психотерапия: выбор стратегии и методов
Методы психотерапии
Стационарное лечение
Программа краткосрочного стационарного лечения подростков
Средняя фаза краткосрочного стационарного лечения подростков
Подросток и семья при краткосрочном стационарном лечении

Суициды и депрессия — это два отдельно формулируемых диагноза. Очень часто они совпадают, но могут также встречаться и изолированно. Для начала необходимо дать более точное определение: основное понятие — самоубийство или суицид — в зависимости от результата можно разделить на:

  1. фатальное самоубийство (суицид);
  2. нефатальное самоубийство (суицид).

Мы даем пациенту определение суицидальный, если он думает о суициде и/или дает определенные сигналы, и/или если он делает приготовления, свидетельствующие о планируемом самоубийстве. Говоря о суицидальном действии, мы имеем в виду любое действие или бездействие, которое создает риск фатального исхода для суицидального индивидуума. Суицидальные действия классифицируются по признаку намерений конкретного лица:

Схема 12-2


Рабочая гипотеза и цель терапии

Ф.И.О. Меес де Фрис

Возраст
16

М
Ж

1. Ситуационные проблемы:
Плохие отметки в школе по точным дисциплинам; приходится очень много работать, чтобы не получать плохих оценок.

4. Эмоциональные расстройства:
Ты хорош только после того, как что-то завершил? Должен ли ты быть во всем совершенен, чтобы тебя не считали ребенком? Защита пассивных потребностей?

1. Проблемы семейной системы:
Семья с высокими нормами успеваемости; синдром долго нс замечается, но теперь к нему приковано все внимание. Какова роль депрессии у матери?

5. Нарушения развития и личностные расстройства:
(устойчивая модель)
Темпераментный, «горячий» ребенок; модель активного «мужского» поведения, которая нравится ему (и его друзьям) и привлекает к нему внимание. Генетический фактор (у матери была депрессия)?

3. Проблемы когнитивного и поведенческого уровней:
Мужественное поведение, драки до изнеможения, непризнание существующих трудностей, например, отсутствия способностей к точным наукам?

6. Биологические нарушения:
Признаки физического и психического истощения; признаки синдрома витальной депрессии; инфекционный мононуклеоз (анализ крови показывает выздоровление) оказался пусковым механизмом или пресловутой последней каплей?

Рабочая гипотеза:
Синдром витальной депрессии, вторичный эмоциональному (невротическому) конфликту («Нельзя вести себя как ребенок») в семье с высокими интеллектуальными запросами и нормами («Нельзя быть глупым, тогда ты не наш»), которому предшествовало инфекционное заболевание.
После излечения депрессии следует напрямую заняться структурным усовершенствованием уровней 2 и 4 с тем, чтобы Меес мог функционировать в менее форсированном режиме. Если семейная система скрывает что-либо от чужих глаз, то это когда-либо всплывет...

Цель терапии

Уровень

 

1-я фаза — облегчение депрессии с помощью антидепрессантов + ведение пациента

  1. я фаза: 6 + 3
  2. я фаза: 2 + 4

— восстановление соматического состояния пациента (особое внимание к истощению)

 

 

2-я фаза — сочетание индивидуальной психотерапии с семейными беседами с целью восстановления эмоционального развития пациента

Длительность 5—10 месяцев

  1. самоубийство или суицид: цель — самоумертвление;
  2. псевдосуицид: здесь цель иная, и для ее достижения имитируется самоубийство. Для описания такого поведения применяется также термин «парасуицид».

Пока ситуация неопределенна, можно говорить лишь о «суицидальном действии». Когда исход суицидального действия известен, можно следовать следующей классификации:
а)        фатальный суицид (ФС),
б) нефатальный суицид (НФС),
в)        фатальный псевдосуицид (ФПС) (или фатальный парасуицид),
г)        нефатальный псевдосуицид (НФПС) (или нефатальный парасуицид)

(NB. Понятие «суицидальная попытка» указывает на наличие суицидального намерения, но на практике оно употребляется и в отношении нефатальных суицидов, и нефатальных псевдосуицидов, поэтому лучше его избегать как недостаточно точного).
Обсуждение проблемы суицидальных действий детей младшего возраста я бы хотел начать с публикации Rosenthal (1984). Группа авторов изучила 16 детей в возрасте от 2,5 до 5 лет, которые были направлены в университетскую детскую психиатрическую поликлинику в связи с выраженными суицидальными действиями, и сравнили их с 16 детьми с выраженными поведенческими проблемами (группы детей сопоставимы по расовому признаку, полу, возрасту и социо-экономической принадлежности).
Реальные цифры распространенности суицидов среди детей младшего возраста неизвестны. Наиболее частыми причинами гибели детей в возрасте до 5 лет являются несчастные случаи — 29% (в том числе транспортные катастрофы — 11%, ожоги — 6%, утопление — 5%, прочие — 7%; исследование Schwartz & Burg, 1982, цит. по Rosenthal).
Шестнадцать детей из исследования Rosenthal совершили в общей сложности 34 серьезных суицидальных действия (три ребенка — по одному, остальные — более одного). Наиболее распространенные действия представлены в таблице 12-3.

Таблица 12-3
Суицидальные действия 16 детей младшего возраста


бросаются под автомобиль

- 30%

намеренно поджигают себя

- 9%

глотают лекарства

- 18%

наносят самоповреждения

- 9%

прыгают вниз с домов

- 15%

утопление

- 9%

прыгают с лестниц

- 12%

 

 

Различия, полученные при сравнении 16 суицидальных детей с 16 детьми с (серьезными) поведенческими проблемами, представлены в таблице 12-4.
Таблица 12-4


Суицидальные дети

Дети с проблемами в поведении

N = 16

N = 16

Диагноз по DSM-in-R

Диагноз по DSM-III-R

14 — тревожное расстройство

13 — тревожное расстройство

2 — нарушения поведения

3 — нарушения поведения

Диагноз по Weinberg

Диагноз по Weinberg

9 — депрессии

2 — депрессии

6 — потеря интереса

0

8 — болезненные идеи

0

12 — не испытывают боли и огорчения при ранении

0

11 — побеги из дому

2 — побеги

Родители

 

7 — развод родителей (12 месяцев назад)

7 — развод родителей (12 месяцев назад)

2 — смерть отцов (12 месяцев назад)

0

13 — нежеланные дети и запущенные дети

4 — нежеланные дети

9 — дети, перенесшие злоупотребления

6 — запущенные и перенесшие

 

злоупотребления

Не выявлено различий в степени агрессивности или в так называемых «депрессивных» симптомах: ощущение несчастья, плач, беспомощность, тревога отделения, раздражительность, негативная самооценка, соматические жалобы, потеря аппетита, нарушения сна и ночные кошмары.

Авторы разделили обследуемых суицидальных детей на две группы — в зависимости от мотива поведения:
Группа А (семь детей): ведущий мотив — восстановление (воссоединение с родителем/ями, изменение в лучшую сторону невыносимой далее ситуации). Эти дети рассматривают смерть как нечто обратимое. Они сильно привязаны к родителям, для которых они нежеланны и которые не уделяют им внимания, а в трех случаях — превращают детей в объекты злоупотребления.
Группа Б (девять детей): ведущий мотив — наказание самого себя или побег из невыносимой ситуации. Для этих детей смерть — явление необратимое. Эти дети хронически агрессивны к своим родителям и отвергают их, отказываются от тех, для которых они нежеланны, которые обделяют их своим вниманием и которые в шести случаях сделали своих детей жертвами физических злоупотреблений. Все шестеро детей с мотивом самонаказания были жертвами злоупотреблений со стороны родителей; разумеется, в данном случае мы имеем дело с крайне отрицательным взаимоотношением объектов, при котором ненависть к родителям сочетается с ненавистью к самому себе (см. главу 2).
Лишь в трех случаях причиной суицида (НФС) стали острые ситуации с родителями; в тринадцати случаях к ним привели длительные нарушения связей в семье.
Pfeffer (1981) изучил большое количество литературы по суицидам у детей в возрасте от 6 до 12 лет. Дети для достижения своих целей прибегают к ножу и наносят самопорезы, они затевают пожар, глотают медикаменты и другие опасные вещества, они выскакивают в транспортный поток, прыгают с высоты (последнее, в частности, относится к суицидальным пациентам детских клиник). Несмотря на то, что количество фатальных суицидов сравнительно невелико, тем не менее угроза самоубийства и нефатальные суициды — явление нередкое и, предположительно, встречающееся все чаще и чаще.
Lange & Ficker (1980) высказали точку зрения, что суицид у ребенка редко является попыткой лишить себя жизни; скорее это несущий в себе потенциальную опасность импульсивный крик или зов о помощи, или попытка ухода от невыносимой ситуации. Хорошо известный у старших подростков и взрослых «пресуицидальный синдром» у детей не наблюдается.
Показатели распространенности фатальных суицидов в детском возрасте и среди младших подростков за последние двадцать лет практически не изменились. В Нидерландах ежегодно примерно шесть мальчиков и одна девочка прерывают свою жизнь в возрасте до 15 лет (ФС + ФПС). Во всем западном мире эти показатели достаточно постоянны (Shaffer & Fisher, 1981).
За тот же период времени количество суицидов с летальным исходом (на 100.000) среди подростков в возрасте 15—19 лет удвоилось, причем эта тенденция также распространяется на весь западный мир. После корректировки данных, когда были пересчитаны все сомнительные смертельные исходы, Shaffer & Fisher пришли к следующему результату:

Таблица 12-5
Фатальные суициды в 1978 г.
(Shaffer & Fisher, 1981)


2,5

— 9 лет

0,1?·

 

10

— 14 лет

1.2* **

<1%'

15

— 19 лет

9,2*

<7%'

 

> 20лет

19,5*

93*

* — на 100.000 чел.

** — процент от общего количества фатальных суицидов во всех возрастах.

Упомянутые авторы завершают свое исследование следующими выводами: дети, лишающие себя жизни, почти все (такое же мнение и автора данной книги) старше двенадцати лет, среди них мальчиков в два раза больше, чем девочек, и эти дети в целом и в физическом, и в интеллектуальном плане опережают средний уровень своих сверстников. У многих из них перед смертью отмечалось антисоциальное поведение. Прямым поводом фатального суицида часто является дисциплинарный конфликт, и самоубийство часто случается после периода школьных прогулов. В 40% случаев выявляется суицидальное поведение, предшествующее данному суицидальному действию. Среди родителей и сиблингов часто встречаются депрессии и суицидальные мысли.
Авторы обсуждают три возможные модели, объясняющие суициды у подростков:

  1. Суицид как следствие психического заболевания. Контролируемое исследование взрослых, совершивших фатальный суицид, показало, что более 90% из них страдали психическим заболеванием, чаще всего депрессией или (около 20%) алкоголизмом. Автору неизвестны аналогичные исследования на подростках, совершивших фатальные суициды. Crumley (1979) обследовал 40 подростков (12—19 лет), госпитализированных по поводу нефатального суицида. Он отмечает, что все суициденты до попытки страдали психическими заболеваниями. Наиболее распространенным среди них диагнозом по оси I (DSM-III-R: клинико-психопатологические синдромы) была депрессия (80%, из них 60% — большое депрессивное расстройство). Тяжесть депрессии не всегда была ясна после нефатального самоубийства, но выявлялась позже, в ходе лечения. У них также были выявлены биполярное расстройство, атипичная депрессия и шизоаффективное расстройство.

У 65% была зависимость к алкоголю и/или разнообразным наркотикам. По оси II (аномалии развития и личностные расстройства) Crumley у 55% обследуемых находит признаки пограничного личностного расстройства (см. главу 15). Типичный профиль такого пациента выглядит следующим образом: «Девочка-подросток, употребляющая различные наркотики, с признаками пограничного личностного расстройства и подлинной депрессией (большим депрессивным эпизодом). Для нее характерны: сильная реакция на потерю и слабый контроль над приступами гнева и импульсивностью». Friedman et al. (1983) также усматривали у многих подростков-суицидентов пограничное личностное расстройство. Shaffer & Fisher предлагают второе этиологическое объяснение суицидам:

  1. Суицид как следствие интрапсихического, в том числе неосознанного конфликта (пользуясь терминологией данной книги, это гипотеза уровня 4, см. главу 5). С времен Зигмунда Фрейда имеют хождение следующие теории суицида:
  2. интериоризация гнева;
  3. самонаказание;
  4. попытка спровоцировать наказание;
  5. попытка привлечь к себе любовь и внимание;
  6. идентификация или воссоединение с потерянным объектом привязанности.

В некоторых случаях действительно намерение заключается в лишении себя жизни, но во многих других случаях суицидальное поведение используется для достижения несуицидальной цели; это разграничение не совсем ясно из вышеприведенной психодинамики. Shaffer & Fisher критически высказываются по поводу психодинамической этиологии суицида. Они на первый план выводят первичную депрессию и рассматривают заниженную самооценку и чувство ненависти к себе как результат депрессии, а не как ее причину; они отмечают, что эти черты часто исчезают в процессе антидепрессивной терапии. Логичное, возможно излишне одностороннее линейное объяснение, но в мультикаузальной модели, а также в рамках циркулярной модели такой вывод уже не представляется обоснованным. Третья этиологическая модель такова:

  1. Суицид — это вполне понятное действие в рамках индивидуального социального контекста (объяснение для уровня 1 + частично уровня 2). В данном случае следует искать факторы, способствующие суициду, но также и обстоятельства, удерживающие детей и подростков от совершения суицида. Здесь целесообразно упомянуть некоторые мысли Shaffer & Fisher по этому поводу:

а)           Если важным причинным фактором является социальный стресс, то естественно предположить, что показатели суицидов будут выше в подгруппах, несущих большую социальную нагрузку. В таком случае следовало бы ожидать значительно большего количества суицидов среди американских подростков негритянского происхождения, чем среди их белых сверстников, но на самом деле происходит обратное — темнокожие подростки убивают себя значительно реже.
б)           Возможно, чернокожие подростки лучше защищены от суицидов? На память приходит старая психодинамическая гипотеза, согласно которой высокая интенсивность внешне направленной агрессии сочетается с малой выраженностью внутренне направленной агрессии и наоборот. Вместе с тем, эта гипотеза не находит подтверждения (хотя, тем не менее, она сохраняет свою популярность). Для большинства подростков-суицидентов характерно привлечение к себе внимания через антисоциальное поведение, предваряющее фатальный и нефатальный суицид. Половина чернокожих подростков- суицидентов до самоубийства имели контакты с полицией (ср. с 10% белых подростков).
Авторы приходят к выводу, что суициды прямо связаны с внешне направленной агрессией (но не взаимосвязаны). Американские подростки-негры проявляют больше антисоциальной агрессии, но это не удерживает их от суицидов.
Другими защитными факторами могут быть культуральные факторы, которые делают суицид менее приемлемым для определенных групп населения. В защиту данного тезиса существует ряд аргументов, которые мы не будем детально рассматривать.
Что удерживает от самоубийства детей?
а)           Условия, в которых они реже страдают психическими заболеваниями, в том числе депрессиями?
б)           То обстоятельство, что они лучше интегрированы в семью?
в)           То, что их когнитивное функционирование еще не достигло стадии конкретного или формального мышления? Некоторые когнитивные способности, такие как планирование и прогнозирование, интенсивное развитие самосознания (что может быть достаточно мучительным), а также охваченность какой-либо абстрактной идеей развиваются в пубертате и могут ослабить систему защиты от самоубийства. Хорошо известно, что многие дети, совершившие фатальные суициды, заранее тайком тщательно подготавливали свой суицидальный акт и крайне редко совершали его под влиянием импульса (Shaffer, 1974).
По данным исследования Teicher (1979) суицидальные действия у подростков чаще отмечаются среди девочек, чем среди мальчиков (3 : 1). Его программа исследований затрагивает пять областей:

  1. суицидальное действие;
  2. семейные отношения;
  3. взаимоотношения со сверстниками;
  4. отношение к учебе и школьная успеваемость;
  5. карьерные ожидания.

Teichеr выделил в процессе, ведущем к суицидальному действию, три стадии:

  1. Как правило, длительная история наличия проблем в детском возрасте и ранней подростковой фазе.

Дети-суициденты значительно чаще, чем дети контрольной группы подвергаются неожиданному отделению в важных социальных взаимоотношениях (75% их родителей разведены, проживают раздельно или умерли; многие переехали на другое место жительства; многие подростки живут с приемными родителями или в интернатах; 40% из них прямо сталкивались с нефатальными суицидами или псевдосуицидами у своих родителей, в семье или среди друзей).

  1. Период эскалации, когда присоединяются все проблемы подростковой фазы.

Как правило, всегда присутствуют поведенческие проблемы, причем их длительность уже порядка пяти лет. Мы встречаем среди них непослушание, лживость, кражи, отстраненность и побеги из дому. Подростки после нефатального суицида отчетливо понимают, что их поведение создало много проблем для их родителей, но они считают, что нарушения поведения у них были сигналом неблагополучия. Родители никогда не понимали этих сигналов (см. главу 6), что толкало подростков на дальнейшее ухудшение поведения. Однако, их поведение не меняет мнения родителей, и подростки прибегают к последнему средству — суицидальному действию, которое, в основном, носит псевдосуицидальный характер (НФПС) и служит своего рода посланием, но впоследствии ведет к настоящему суициду, часто со значительным риском для жизни (НФС). 44% исследованных подростков ранее предпринимали суицидальные действия!
В половине случаев ранее отмечались ситуации болезни в семье, которые стали причиной непосещения подростками школы и были связаны с выполнением определенных обязанностей по уходу, если один из взрослых временно или постоянно отсутствовал.
В школе такие проблемы часто легко различимы (правда, этот сигнал не всегда приходит вовремя): 50% подростков имеют обыкновение прогуливать занятия в школе, а 1/3 суицидов случаются в периоды непосещения подростками школы по причине болезни, беременности, поведенческих проблем и/ или отсутствия мотивации.
Подросткам с суицидальным поведением не удается поддерживать адекватные взаимоотношения со сверстниками, в то время как усиливается их одиночество, в том числе в связи с ослаблением эмоциональных связей с родителями. В то же время их потребность в психологической зависимости часто настолько интенсивна и сконцентрирована на одном определенном человеке, что отпугивает его и, соответственно, вызывает чувство отверженности и дальнейшей изоляции.

  1. В последней стадии суицидальный подросток полностью отчужден от своих родителей и игнорирует своих друзей. Как будто хватаясь за спасательный круг, он припадает к любимому объекту в своем общении. И когда этот объект уходит, подросток впадает в растерянность и приходит таким образом к суицидальному действию.

Поразительно, что у 2/3 суицидальных подростков выявлялись инфантильно-зависимые и амбивалентные связи с матерями, в то время, как сами матери были депрессивны и суицидальны. Суицидальность этих подростков основывалась на идентификации с матерью, со стороны которой они недополучили достаточно любви и привязанности.

Cadorct R.//Am. J. Psychiat. - 1978. - Vol. 135. - P. 463-466.
Carlson G. A., Cantwell D. P.//Am. Acad. Child Psychiat. - 1979. - P. 587-599.
Crumley F.//JAMA. - 1979. - Vol. 241. - P. 2404-2407.
Cytryn L., McKnew D. H.//Basic Handbook of Child Psychiatry/Ed. by J. D. Noshpitz. — Vol. П. — New York, 1979.
Evans J., Acton P.//Br. J. Psychiat. — 1972. — Vol. 120. — P. 429—432.
Evans J. Adolescent and Preadolescent Psychiatry. — London : Grune & Stratton, 1982.
Friedman R. C et al.//Am. J. Psychiat. - 1983. - Vol. 140. - P. 1023-1026.
Hagemeijer H. M.//Symposium Depressie bij kinderen en adolcscenten, Ciba-Geigy, 1981.
Hersov L.//Child Psychiatry/Ed. by M. Rutter, L. Hersov. — London. 1977.
Kashani J., Simonds J. F.//Am. J. Psychiat. - 1979. - Vol. 136. - P. 1203-1205.
Kashani J. H. et al.//Arch. Gen. Psychiat. — 1983. — Vol. 40. — P. 1217—1223.
Kovacs M.f Beck A. T.//Depression in Childhood/Ed. by J. Schulterbrandt, A. Askin. — New York, 1977 Lange E., Ficker F.//Psychiat. Clin. - 1980. - Vol. 13. - P. 96-107.
Orvashel H. et al.//J. Am. Acad. Child Psychiat. - 1982. - Vol. 21. - P 392-397.
Pfeifer C R.//Am. J. Psychiat. - 1981. - Vol. 138. - P. 154-159.
Pfefferbaum-Levinc B. et al.//Am. J. Psychiat. — 1983. — Vol. 140. — P. 1074—1076.
Praag Η. M. van. Depressic en Schizophrenic: beschouwingen over hun pathogenese. — Bohn; Utrecht: Scheltcma, 1976.
Puig-Antich J. et al.//J. Am. Acad. Child Psychiat. - 1978. - Vol. 17. - P. 695-707 Puig-Antich J. et al.//Psychoneuroendocrinol. — 1979. — Vol. 4. — P. 191—197.
Puig-Antich J.//J. Am. Acad. Child Psychiat. - 1982. - Vol. 21. - P. 118-128.
Puig-Antich J., Gittelman R.//Handbook of Affective Disorders/Ed. by E. S. Paykel. — Edinburgh, 1982. Puig-Antich J. et al.//Arch. Gen. Psychiat. - 1984. - Vol. 41. - P. 455-460; 463-466; 471-475; 479-483.
Rosenthal P. A., Rosenthal S.//Am. J. Psychiat. — 1984. — Vol. 141. — P. 520—525.
Rutter M. J. Education Health and Behaviour. — London : Longman, 1970.
Shaffer D.//J. Child Psychol. Psychiat. - 1974. - Vol. 15. - P. 275-291.
Shaffer D., Fisher P.//J. Am. Acad. Child Psychiat. — 1981. — Vol. 20. — P. 545—565.
Spitzer R., Endicott J., Robins E.//Arch. Gen. Psychiat. — 1978. — Vol. 35. — P. 773—782.
Teicher J.//Basic Handbook of Child Psychiatry/Ed. by J. D. Noshpitz. — Vol. II. — New York, 1979. Weinberg W. A. et al.//J. Pediatr. - 1973. - Vol. 83. - P. 1065-1072.
Weissman Μ. M., Klcrman G. L.// Arch. Gen. Psychiat. — 1977. — Vol. 34. — P. 98—111.
Weissman Μ. M., Myers J. K.//Arch. Gen. Psychiat. — 1978. — Vol. 35. — P. 1304—1311.



 
« Девочки и женщины, леченные диэтилстильбэстролом   Детская неврология »