Начало >> Статьи >> Архивы >> Электрическая активность мозга при поражении диэнцефальных и лимбических структур

Изменение пространственно-временной организации ЭЭГ при поражении медиобазальных отделов височной доли - Электрическая активность мозга при поражении диэнцефальных и лимбических структур

Оглавление
Электрическая активность мозга при поражении диэнцефальных и лимбических структур
При поражении диэнцефальных структур
При поражении диэнцефальных структур -  характеристика материала и методика исследования
Изменения ЭЭГ при опухоли гипофиза
Динамическое исследование ЭЭГ при лучевом воздействии на гипофиз
Изменения ЭЭГ при опухоли III желудочка
Изменения ЭЭГ при краниофарингиоме
Изменения спектрально-когерентных параметров ЭЭГ при негрубом поражении гипоталамо-гипофизарной области
Регионарные характеристики и межцентральные отношения ЭЭГ
Стабильность и реактивность спектров мощности и когерентности ЭЭГ
Сравнительная оценка изменений организации ЭЭГ при поражении различных диэнцефальных структур
Анализ энергетических параметров ЭЭГ при поражении различных диэнцефальных структур
Исследование корреляционных отношений ЭЭГ при поражении различных диэнцефальных структур
Особенности спектрально-когерентных характеристик ЭЭГ при поражении различных диэнцефальных структур
Изменение ЭЭГ в ранние сроки после удаления опухоли диэнцефальной локализации
Электрическая активность мозга человека при поражении лимбических структур
Характеристика материала и методика исследования при поражении лимбических структур
Изменение пространственно-временной организации ЭЭГ при поражении медиобазальных отделов височной доли
Межцентральные отношения электрических процессов мозга при воздействии патологического очага на лимбические отделы
Особенности реорганизации ЭЭГ при право- и левостороннем поражениях лимбических структур
Изменения ЭЭГ после операционного вмешательства в области лимбических структур
Заключение
Литература

В клинической картине заболевания исследованных больных преобладали симптомы раздражения гиппокампо-миндалевидного комплекса. Это выражалось в приступах страха, ужаса, сопровождающихся висцеро-вегетативными сдвигами (изменение пульса, дыхания, усиление потоотделения, проявления озноба, повышение температуры), а также общей возбудимостью больных. Последнее проявлялось в повышенной чувствительности к внешним раздражениям (шуму, свету, запаху, прикосновению), вызывающим неадекватно сильную общую реакцию неприятного тягостного характера. Нередко отмечались галлюцинации, чаще обонятельные и вкусовые. Ведущими клиническими симптомами были психические нарушения, пароксизмальные состояния, нарушения памяти. Среди психических нарушений преобладали эмоционально-личностные расстройства, проявляющиеся в депрессивной или тревожно-депрессивной окраске настроения, в ряде случаев с присоединением благодушия и эйфории. Пароксизмальные состояния отличались полиморфизмом и сложностью структуры. Особенности эпилептического синдрома зависели от латерализации патологического процесса и анатомо-топографической локализации опухоли.
Анализ электрической активности мозга исследованных больных показал, что форма проявления, степень выраженности и локализации патологических знаков в ЭЭГ не отличались однотипностью как межиндивидуальной, так зачастую и на протяжении записи одного больного. В картине изменений ЭЭГ преобладали сдвиги общемозгового характера. У половины больных они проявлялись в учащении основного ритма, наличии синхронизированных частых колебаний и признаков полиритмии; чаще эти изменения протекали на фоне снижения уровня электрической активности. В другой половине случаев общемозговые изменения проявлялись в замедлении основного ритма, нарушении картины его пространственного распределения в коре по типу генерализации или в виде перемещения максимума альфа-активности в передние отделы полушарий, где она могла сочетаться с группами тета-колебаний. Согласно приведенным в предыдущих разделах результатам, подобный тип изменений ЭЭГ характеризует включение в патологический процесс диэнцефальных отделов. Эта форма реорганизации ЭЭГ коррелировала с особенностями изменений целостных реакций мозга (нарушением цикла сон — бодрствование, эмоционально-эффективными проявлениями, висцеро-вегетативными пароксизмами), также свидетельствующими о включении в патологический процесс, помимо медиобазальных отделов височной доли, диэнцефальных структур.
Группы тета-ритма, регистрируемые в ЭЭГ исследованных больных, проявлялись или симметрично, или с большей выраженностью в пораженном полушарии. Наибольший интерес представляли случаи, когда отмечалась полная симметрия в проявлении тета-ритма только по височным отделам полушарий, в то время как по всем остальным областям тета-ритм был выражен значительно резче в пораженном полушарии. Наиболее четко билатеральный характер тета-активности в височных областях коры выступал при действии афферентной стимуляции, отражая, по- видимому, усиление в этих условиях межгиппокампального взаимодействия.
Из всей исследованной группы больных лишь в 20% случаев регистрировался грубый очаг патологической активности в виде медленных волн в лобно-передневисочной области пораженного полушария (в половине из этих случаях был продолженный рост опухоли). В клинической картине заболевания этих больных отмечались признаки грубого воздействия на базальные отделы мозга, обусловленные рубцовым процессом и вторичными сосудистыми реакциями. К обычным клиническим проявлениям (эмоционально-личностные расстройства, полиморфные пароксизмальные состояния, нарушения памяти) добавлялись пирамидно-экстрапирамидные гемисиндромы. В случаях левосторонней локализации опухоли отмечались речевые нарушения, элементы амнестической афазии.
В случаях, когда локальные изменения биопотенциалов мозга проявлялись в виде очага патологической активности, в ЭЭГ помимо медленных волн, как правило, также присутствовал и эпилептический компонент. На рис. 5.2.1 приводится ЭЭГ больной 3., 38 лет, с продолженным ростом опухоли, исходящей из крыльев основной кости слева. При повторной операции была обнаружена большая опухоль, оказывающая воздействие на медиобазальные и передние отделы левой височной доли. В клиническом статусе этой больной отмечался выраженный эмоционально-личностный дефект в виде благодушия, эйфории, многоречивости, абсансы, общие судорожные приступы, снижение слухо-речевой памяти, легкая левосторонняя пирамидная недостаточность. ЭЭГ характеризовалось наличием очага патологической активности в виде медленных волн большой амплитуды, сочетающихся с грубыми эпилептическими знаками в левой лобно-височной области.
На ранних стадиях развития патологического процесса в области крыльев основной кости, когда в ЭЭГ еще отсутствовали очаговые проявления (в виде дельта-волн или эпилептических изменений), в височной области пораженного полушария отмечалось усиление или локальное проявление альфа-активности. Эта активность имела в основном эпизодический характер. Важно подчеркнуть, что в задних отделах пораженного полушария при этом альфа-ритм, мог, наоборот, проявляться с элементами редукции. На рис. 5.2.2 приводится ЭЭГ больной Ф. 44 лет, у которой по данным операции и КТ опухоль располагалась в медиобазальных отделах лобной и височной долей левого полушария.
ЭЭГ больной 3-ной с продолженным ростом опухоли
Рис. 5.2.1. ЭЭГ больной 3-ной с продолженным ростом опухоли, воздействующей на медиобазальные и передние отделы левой височной доли, с грубым очагом патологической активности в левой лобно-височной области
В клиническом статусе отмечался типичный для этой топографии опухоли симптомокомплекс, включающий депрессивный фон настроения, абсансы, обонятельные галлюцинации, висцеральные пароксизмы, снижение слухо-речевой памяти, легкий пирамидный гемисиндром. На ЭЭГ в задних отделах пораженного полушария отмечаются периоды редукции альфа-ритма, а в височно-лобной области, зоне проекции опухоли — усиление альфа-активности по сравнению с симметричной областью "здорового" полушария, т.е. наблюдается инверсия межполушарной асимметрии.

направленность межполушарной асимметрии альфа-ритма
Рис. 5.2.2. Разная направленность межполушарной асимметрии альфа-ритма в задних и передних отделах мозга в ЭЭГ больной Ф-вой с опухолью, располагающейся в медиобазальных отделах левой височной доли
Пунктирной линией подчеркнуто ослабление, сплошной — усиление альфа-ритма на стороне поражения (по сравнению со "здоровым" полушарием)
Наиболее отчетливо эффект усиления альфа-активности в пораженном полушарии проявлялся в ответ на афферентные воздействия или в их последействии. При этом можно было наблюдать разные варианты локализации описанного типа альфа-активности: она могла проявляться избирательно только в зоне проекции опухоли, или носить более генерализованный характер и регистрироваться также и в задних отделах пораженного полушария, где в фоновой записи отмечалась ее редукция.
У ряда больных эффект нарастания регулярности и синхронизации альфа-активности на стороне расположения опухоли наиболее отчетливо проявлялся в ответ на проприоцептивную нагрузку (сжимание и разжимание пальцев в кулаки). Последнее обстоятельство указывало на то, что описанный вид активности нельзя идентифицировать как роландический ритм, характеризующийся противоположной формой реагирования на проприоцептивное раздражение — депрессией.

Карты спектров мощности и трехмерная локализация источников дельта- и альфа-активности
Рис. 5.2.3. Карты спектров мощности и трехмерная локализация источников дельта- и альфа-активности у больной Б-вой с опухолью, воздействующей на медиобазальные отделы височной и лобной долей правого полушария
I — карты мощности: А — дельта, Б — альфа-диапазона; вертикальная полоса — калибровка. II — локализация диполей: А — дельта-, Б — альфа-активности

Нарастание степени воздействия опухоли на медиобазальные отделы височной доли сопровождалось распространением гиперсинхронизированной альфа-активности на все отделы пораженного полушария. Этот эффект носил устойчивый характер и, как правило, сочетался с выраженными очаговыми изменениями в зоне проекции опухоли.
На рис. 5.2.3 приводятся результаты анализа ЭЭГ больной Б-вой, 53 лет, у которой по данным КТ и операции была выявлена большая опухоль, оказывающая воздействие на задне-базальные отделы лобной доли, передние и медиобазальные отделы височной доли справа. В клиническом статусе отмечался выраженный личностный дефект в виде преобладания депрессивного фона настроения, отсутствия критической оценки ситуации, многообразные пароксизмальные состояния (джексоновские, висцеро-вегетативные, общие судорожные приступы), пирамидный гемисиндром, подкорковый синдром. ЭЭГ этой больной характеризовалась резко выраженной межполушарной асимметрией в виде угнетения активности слева и гиперсинхронизации альфа-ритма в пораженном правом полушарии, в передних отделах которого регистрировался грубый очаг патологической активности в виде высокоамплитудных медленных волн. На приведенных на рис. 5.2.3 томограммах мощности (I), рассчитанных для выделенных дельта- и альфа-диапазонов, видно, что их фокусы расположены в одном, пораженном, полушарии. Источник медленных волн локализован в правой лобной области, а альфа-ритма — в затылочно-височных отделах того же полушария (II).

локализация эквивалентных дипольных источников пароксизмальной активности
Рис. 5.2.4. ЭЭГ и локализация эквивалентных дипольных источников пароксизмальной активности у больной В-ой с опухолью медиобазальных отделов левой височной доли
Локальная пароксизмальная активность отмечается в зоне проекции опухоли (левой височной области) (А). По данным Brainloc зона генерации пароксизмальной активности располагается в базальных отделах левой височной доли (Б)


Рис. 5.2.4. (окончание)
Обращало на себя внимание то обстоятельство, что в 82% обследованных больных в ЭЭГ проявлялись эпилептоидные формы активности, что коррелировало с доминированием в клинической картине их заболевания пароксизмальных приступов различного характера. Эпилептические знаки в ЭЭГ проявлялись либо диффузно с переменным преобладанием сторон, либо с устойчивыми признаками межполушарной асимметрии за счет большей выраженности в пораженном или "здоровом" полушарии. На рис. 5.2.4 приведены результаты исследования ЭЭГ больной В-вой, 53 лет, у которой по данным МРТ, уточненным на операции, опухоль оказывала грубое воздействие на медиобазальные отделы левой височной доли и компремировала тело левого бокового желудочка. В клинической картине заболевания отмечались аффективные расстройства, приступы отключения сознания с нарушением речи, длящиеся несколько минут, нарушения памяти, тоскливо-депрессивный фон настроения. В ЭЭГ на фоне диффузно выраженных эпилептических изменений, преобладающих слева, отмечалась очаговая медленная активность в передне-височной области и локальные эпилептические знаки в средних и задних отделах височной доли левого полушария. Результаты дипольной локализации источников эпилептической активности свидетельствуют о том, что зона их генерации расположена в основном в медиобазальных отделах левой височной доли. В использованной версии программы Brainloc результаты анализа представлялись в виде карт, где источники обозначались точками, располагающимися по 7 стандартным срезам мозга, в соответствии с анатомическим атласом Гамбарели с соавторами (Gambareli et al., 1977).
Таким образом, анализ особенностей реорганизации ЭЭГ больных с очаговыми поражениями, воздействующими на медиобазальные отделы височной доли (гиппокампова извилина), позволил установить, что в характере изменения ЭЭГ в этих случаях отчетливо выступают признаки дисфункции диэнцефальных структур, что коррелирует с особенностями клинической картины заболевания и свидетельствует о тесном функциональном взаимодействии этих отделов мозга. Наряду с этим было обнаружено, что наиболее типичной формой реагирования гиппокампальных структур на воздействие патологического процесса являются эпилептические знаки в ЭЭГ. Метод локализации источников эпи-активности позволил выявить их преимущественное расположение в глубинных отделах височно-центральной области пораженного полушария с включением срединных структур и возможным переходом в "здоровое" полушарие. Этому соответствовал полиморфный характер пароксизмальных приступов, доминирующих в клинической картине заболевания исследованных больных.
Наблюдаемое в наших исследованиях частое отсутствие очаговых изменений в ЭЭГ больных с опухолями, оказывающими воздействие на медиобазальные отделы височной доли, можно сопоставить с приведенными выше результатами экспериментальных исследований, в которых при регистрации электрических разрядов последействия и эпилептоидной активности в гиппокампе и миндалевидном ядре корковая ритмика либо не изменялась, либо можно было отметить лишь реакцию активации в коре. Полученные данные о слабой выраженности очаговых нарушений в зоне проекции опухоли согласуются также с результатами электрокортикографии у больных с опухолями медиобазальных отделов височной доли (Егоров, Алексеева, Брагина, 1965).
Формирование патологического очага стационарного возбуждения в лимбических структурах, обусловленного воздействием на них опухоли, сопровождается специфической формой нарушения пространственной организации альфа-активности в коре — его усилением в височно-лобной области пораженного полушария. Функциональные характеристики этого ритма позволяют рассматривать его как отражение реакции активации гиппокампа, которая, согласно экспериментальным данным (Анохин, Судаков, 1970), приводит к усилению синхронизации биопотенциалов коры.



 
« Экссудативный средний отит   Электрокардиограмма при искусственном водителе ритма сердца »