Начало >> Статьи >> Архивы >> Электрическая активность мозга при поражении диэнцефальных и лимбических структур

Изменения ЭЭГ при краниофарингиоме - Электрическая активность мозга при поражении диэнцефальных и лимбических структур

Оглавление
Электрическая активность мозга при поражении диэнцефальных и лимбических структур
При поражении диэнцефальных структур
При поражении диэнцефальных структур -  характеристика материала и методика исследования
Изменения ЭЭГ при опухоли гипофиза
Динамическое исследование ЭЭГ при лучевом воздействии на гипофиз
Изменения ЭЭГ при опухоли III желудочка
Изменения ЭЭГ при краниофарингиоме
Изменения спектрально-когерентных параметров ЭЭГ при негрубом поражении гипоталамо-гипофизарной области
Регионарные характеристики и межцентральные отношения ЭЭГ
Стабильность и реактивность спектров мощности и когерентности ЭЭГ
Сравнительная оценка изменений организации ЭЭГ при поражении различных диэнцефальных структур
Анализ энергетических параметров ЭЭГ при поражении различных диэнцефальных структур
Исследование корреляционных отношений ЭЭГ при поражении различных диэнцефальных структур
Особенности спектрально-когерентных характеристик ЭЭГ при поражении различных диэнцефальных структур
Изменение ЭЭГ в ранние сроки после удаления опухоли диэнцефальной локализации
Электрическая активность мозга человека при поражении лимбических структур
Характеристика материала и методика исследования при поражении лимбических структур
Изменение пространственно-временной организации ЭЭГ при поражении медиобазальных отделов височной доли
Межцентральные отношения электрических процессов мозга при воздействии патологического очага на лимбические отделы
Особенности реорганизации ЭЭГ при право- и левостороннем поражениях лимбических структур
Изменения ЭЭГ после операционного вмешательства в области лимбических структур
Заключение
Литература
  1. Изменения ЭЭГ при длительном, хроническом воздействии очага на таламо-гипоталамические структуры (краниофарингиомы)

Краниофарингиомы относятся к врожденным опухолям гипофизарно-диэнцефальной области, развивающимся из так называемого кармана Ратке, По мере своего роста опухоль оказывает различные по степени воздействия на дно III желудочка, подкорковые узлы и более каудальные отделы ствола. Из-за склонности этих опухолей к кистообразованию нередко отмечается распространение кист в полость III и боковых желудочков. Накопление жидкости, периодическое опорожнение кист могут провоцировать на фоне хронического, компенсированного состояния обострение заболевания. Врожденный характер краниофарингиом определяет такие особенности состояния больных, как отставание в росте, физическом развитии, недоразвитие вторичных половых признаков. Эти нарушения, выраженные в большей или меньшей степени, служили фоном для проявления клинических синдромов, обусловленных непосредственным влиянием растущей опухоли (кисты) на диэнцефальные структуры мозга.
Специальный анализ ЭЭГ в случаях краниофарингиом проводился лишь в отдельных работах (Cobb, 1945; Bosselli, Jefferson, 1957; Гриндель, Фаллер, 1959; Галкина, 1976; Введенская, 1976). Эти исследования проводились преимущественно на детях.
В нашей работе анализировались ЭЭГ взрослых людей с краниофарингиомой, которую мы рассматривали в качестве модели хронического, длительно существующего с момента рождения, нарастающего влияния на таламо-гипоталамические образования. Представлены результаты исследования 31 больного с краниофарингиомой.
Внутри исследованной группы больных мы встретились с разными типами изменений ЭЭГ, которые в целом соответствовали и неодинаковым клиническим проявлениям. В зависимости от выраженности и характера проявления ЭЭГ-сдвигов и клинических признаков оказалось возможным разделение исследованных больных на три основные группы.
Первая группа включала 9 человек, общим в клинической картине заболевания которых было преобладание симптомов раздражения. На первый план выступали пароксизмальные феномены в форме преходящих расстройств висцерально-вегетативной сферы (состояния типа диэнцефальной эпилепсии) с развитием приступов дурноты, сердцебиения, вазомоторных реакций, потливости, слабости. Отмечались преходящие температурные реакции, нарушения ритма сна и бодрствования, приступы внезапного расслабления мышечного тонуса.
ЭЭГ больных этой группы характеризовалась преобладанием синхронизированных частых колебаний значительной амплитуды, которые регистрировались во всех отделах полушарий или преобладали в лобно-центральных зонах коры. Эти изменения могли сочетаться с наличием нормального по частоте или замедленного основного ритма. В 6 случаях ирритативные изменения сочетались с отдельными группами тета- и дельта-волн. В 3 случаях в центральных областях отмечался роландический ритм, который в отличие от здоровых испытуемых проявлялся с признаками межполушарной асимметрии.
На рис. 1.5.17 приводится ЭЭГ больного М-на (18 лет), у которого на вскрытии была обнаружена кистозная краниофарингиома.
Ирритативно-эпилептоидные изменения ЭЭГ
Рис. 1.5.17. Ирритативно-эпилептоидные изменения ЭЭГ, преобладающие в центрально-лобных отделах мозга больного М-на с кистозной кранио-фарингиомой, врастающей в передние отделы III желудочка,
расположенная супраселлярно и врастающая в передние отделы III желудочка. Обращает на себя внимание резко выраженная рассогласованность картины ЭЭГ различных областей коры. В затылочно-теменных отделах регистрируется неравномерный по частоте и амплитуде альфа-ритм, сочетающийся с эпилептоидными колебаниями и отдельными дельта- и тета-волнами. Наибольшая синхронизация колебаний альфа-диапазона отмечается в центральных областях. В лобных отделах регистрируется частая активность, проявляющаяся в виде периодически возникающих групп синхронизированных колебаний (14 Гц) значительной амплитуды. Можно полагать, что такой характер ЭЭГ связан в первую очередь с изменением функционального состояния структур дна III желудочка.
У второй группы больных (12 человек) в клинической картине заболевания признаки воздействия на подбугорье были выражены более грубо, чем в первой группе наблюдений, и отличались стабильностью проявления. Ведущими клиническими симптомами были стойкие эндокринно-обменные нарушения и психические расстройства. ЭЭГ характеризовалась замедлением основного ритма и нарушением нормальной картины пространственного его распределения по коре. Альфа-ритм проявлялся или во всех отделах полушарий без выраженного амплитудного градиента, или с большей регулярностью в центральных отделах коры. В подавляющем большинстве случаев альфа-ритм был плохо модулирован по амплитуде. Реакция активации отсутствовала или быстро угасала по мере действия раздражителя. На фоне замедленного основного ритма, как правило, в передних отделах мозга отмечались билатеральные группы тета- и дельта-колебаний, которые временами распространялись на другие отделы полушарий. Под влиянием функциональных нагрузок, особенно при звуковой стимуляции, как правило, отмечалось увеличение регулярности тета-активности. В 4 случаях отмеченные изменения сочетались с ЭЭГ — признаками разлитой ирритации коры.
На рис. 1.5.18 приводится ЭЭГ больного В-го (42 года), у которого на вскрытии была обнаружена краниофарингиома, прорастающая в передние отделы III желудочка с дислокацией подкорковых узлов и подбугорья. ЭЭГ характеризуется резким замедлением основного ритма, который отмечается диффузно; в передних отделах он сочетается с периодами тета-колебаний. Данные частотного анализа ЭЭГ затылочной и центральной областей правого полушария показывают, что максимально выраженным в ЭЭГ является диапазон тета.
Третья группа включала 10 больных, клиническая картина заболевания которых по всем показателям была наиболее тяжелой. Признаки поражения подбугорья проявлялись в нарушении витальных функций (глобальные нарушения мышечного тонуса, сомноленция, сердечно-сосудистые сдвиги, нарушение ритма дыхания). Важно отметить, что больных этой группы объединял молодой возраст, в среднем до 20 лет. По-видимому, это были случаи наиболее неблагоприятного течения заболевания, которое приводило к декомпенсации в раннем возрасте. Опухоль в этих наблюдениях поражала структуры зрительного бугра и подбугорья, оказывая грубое воздействие на стволовые отделы как каудального, так и орального уровней.

Замедление основного ритма
Рис. 1.5.18. Замедление основного ритма, сочетающегося с периодами тета-активности в ЭЭГ больного В-го с краниофарингиомой, прорастающей в передние отделы III желудочка и подбугорье
Внизу — показатели интегратора ЭЭГ затылочной (1) и центральной (2) областей правого полушария. Приводится фронтальный срез мозга
с большой супраселлярной краниофарингаомой
Рис. 1.5.19. ЭЭГ больной И-вой с большой супраселлярной краниофарингаомой, врастающей в дно III желудочка и обусловившей развитие блокады ликворных путей
А — до операции; Б — через месяц после разгрузочной операции (вентрикулоцистерностомия по Торкильдсену). Внизу — данные интегратора для ЭЭГ затылочной (/) и центральной (Л) областей правого полушария
ЭЭГ больных этой группы характеризовалась устойчивым доминированием тета-ритма, составляющего основной фон электрической активности мозга. Временами эта форма активности проявлялась в виде пароксизмальных вспышек, регистрирующихся генерализованно или преимущественно в центрально-лобных отделах полушарий. В случаях, когда развитие опухоли сопровождалось сдавливанием каудальных отделов ствола, отмеченные общемозговые сдвиги сочетались с локальными патологическими изменениями в затылочных отделах. Эти изменения могли выражаться в экзальтации или локальном угнетении альфа-ритма, в преобладании медленных волн.
У больных с краниофарингиомами, сопровождающимися блокадой ликворных путей с повышением внутричерепного давления, в ЭЭГ отмечалось периодическое нарастание патологических сдвигов стволового характера. На рис. 1.5.19А приводится ЭЭГ больной И-вой (17 лет) с большой супраселлярной краниофарингиомой, врастающей в дно III желудочка и обусловившей развитие блокады ликворных путей. В ЭЭГ выявляются значительные общемозговые изменения с признаками резкого воздействия патологического процесса на стволовые структуры мозга. Альфа- ритм регистрируется лишь в виде отдельных групп замедленных альфа-колебаний в центрально-лобных областях; диффузно отмечаются дельта- и — тета-волны; в задних отделах выявляются билатеральные высокоамплитудные медленные волны ритмического характера. В повторной регистрации ЭЭГ этой больной (1.5.19Б), проведенной через месяц после разгрузочной операции, направленной на снижение внутричерепного давления (вентрикулоцистерностомия по Торкильдсену), характер ЭЭГ резко изменяется. Выявляется регулярный альфа-ритм нормальной частоты; дельта-активность представлена лишь единичными волнами небольшой амплитуды, регистрирующимися в задних отделах правого полушария. Приведенные внизу рисунка данные анализа демонстрируют резкое уменьшение выраженности патологических ритмов (дельта и тета) в ЭЭГ затылочной и центральной областей мозга после операционного вмешательства. Демонстрируемый случай показывает, что в формировании синхронизированной медленной активности важное место занимает нарастающее на фоне развития опухоли повышение внутричерепного давления.
Таким образом, анализ ЭЭГ больных с краниофарингиомами позволил выделить несколько форм патологических сдвигов на ЭЭГ, коррелирующих со степенью выраженности основных компонентов диэнцефального симптомокомплекса и в первую очередь подбугровой симптоматики.
В случаях, когда в клинической картине заболевания выявлялся неполный набор симптомов диэнцефального поражения с преобладанием признаков раздражения подбугорья, ЭЭГ характеризовались относительно негрубыми нарушениями, преимущественно в виде ирритативных изменений. Характерным было в этих случаях нарушение нормальной картины пространственного распределения ритмов в коре больших полушарий, проявляющееся в рассогласованности ЭЭГ-картины задних и передних отделов мозга.
В случаях грубо и стабильно выраженных клинических симптомов, свидетельствующих о массивном воздействии опухоли на таламо-гипоталамические образования, ЭЭГ-сдвиги проявлялись в устойчивом замедлении основного ритма и стирании межзональных различий биопотенциалов.

Таким образом исследование электрической активности мозга при очаговом поражении различных структур диэнцефальной области показало, что дисфункция этих образований сопровождается разными формами изменений пространственно-временной организации ЭЭГ, коррелирующими с анатомо-топографическими особенностями расположения опухоли и степенью выраженности гипоталамических симптомов.
В случаях узловых опухолей, располагающихся преимущественно в полости III желудочка или на основании мозга, ЭЭГ характеризовалась усилением синхронизации в передних отделах полушарий в виде высокоамплитудной ритмической бета-активности в лобных областях или роландического ритма в центральных зонах коры. Эта стадия развития патологического процесса сопровождалась нарушением пространственного распределения ритмов в коре, проявляющимся в рассогласовании электрической активности различных отделов полушарий мозга.
При грубых клинических проявлениях базально — диэнцефального поражения, в случаях инфильтративно растущих опухолей, поражающих зрительный бугор, подбугорье, прилежащие отделы полосатого тела, иногда сопровождающихся смещением оральных отделов ствола, в ЭЭГ отмечалось усиление дистантной синхронизации биопотенциалов с доминированием медленных форм активности, Этой стадии соответствовала другая форма пространственной реорганизации электрической активности мозга, выражающаяся в нивелировании регионарных особенностей, характерных для ЭЭГ здорового человека.
В случаях, когда в клинической картине заболевания отмечалось нарушение витальных функций, указывающее на прогрессирующий дефицит подбугорья и нарушение гомеостазиса, патологические изменения в ЭЭГ проявлялись в доминировании тета-активности. Учитывая то, что эти больные поступали в клинику в молодом возрасте, можно полагать, что наблюдаемая в этих случаях полная перестройка коркового ритма на другой частотной регистр (диапазон тета) обусловлена быстрым развитием патологического процесса и характеризует стадию декомпенсации.
При исследовании электрической активности мозга больных с очаговым поражением диэнцефальных образований важным представлялось то обстоятельство, что при доминировании определенного вида синхронизированной активности ЭЭГ подавляющего большинства больных характеризовалась полиритмией и непрерывно менялась в процессе исследования. В одной и той же ЭЭГ сочетались различные формы патологических сдвигов, которые могли одновременно присутствовать в ЭЭГ, приводя к резким регионарным различиям, или сменять друг друга, проявляясь в виде генерализированных периодических вспышек. Наиболее резко такое чередование различных форм синхронизированной активности отмечалось в случаях вовлечения в патологический процесс таламических образований. Эти данные согласуются с результатами неврологического обследования, свидетельствующими о том, что основное место в клинической картине опухолей, воздействующих на зрительные бугры, занимают различные, порой диаметрально противоположные, состояния измененного уровня бодрствования (нарушение сна, расстройства сознания, сдвиги эмоциональной сферы). Можно полагать, что существенно большая, по сравнению с нормой, нестабильность церебральной активности у исследованного контингента больных является ЭЭГ-отражением снижения гомеостатических возможностей мозга, характерного для поражения диэнцефальных структур.
К объяснению подобной нестабильности ЭЭГ можно привлечь положение, выдвинутое B.C. Русиновым (1969), о регуляторной роли сдвигов уровня постоянного потенциала в коре большого мозга. В связи с этим представляет интерес гипотеза И.П. Емельянова (1976) о значении в формировании ЭЭГ человека безимпульсных медленных влияний, исходящих преимущественно из диэнцефальных структур.
Проведенные клинико-электроэнцефалографические сопоставления не позволили нам обнаружить каких-либо строго специфических форм проявления патологической активности ЭЭГ, характерных для поражения определенных структурных образований диэнцефальной области. Так, например, степень выраженности пароксизмальной медленной активности в значительной мере определялась вторичными, гипертензионно-гидроцефалъными изменениями. Можно было также отметить преимущественное проявление пароксизмальных вспышек медленных волн в случаях распространения опухоли на прилежащие к диэнцефальным структурам подкорковые образования. Это согласуется с литературными данными о том, что пароксизмальная медленная активность является признаком вовлечения в патологический процесс подкорковых систем мозга (Steinman, Tonnis, 1953; Van der Drift, 1957; Бехтерева, 1960; Гриндель, Подгорная, 1963; Майорчик, 1964; и др.).
Среди полученных нами данных обращало на себя внимание, что поражение таламических структур не сопровождалось редукцией основного ритма. Исключение составляли случаи, когда на первый план заболевания выступали гипертензионно-гидроцефальные нарушения и в ЭЭГ преобладали медленные формы активности, а также выше описанные формы изменений ЭЭГ в стадии декомпенсации, когда во всех областях доминировал тета-ритм.
На сохранность альфа-ритма при поражении таламуса указывается также в работе Е.В. Тумского и В.Е. Майорчик (1966). Анализируя результаты, полученные при исследовании ЭЭГ больных с первичными опухолями таламуса, авторы отмечают, что изменение альфа-ритма отмечается преимущественно в тех случаях, когда опухоль сопровождается нарушением ликворо- и гемодинамики.
Данные клинико-анатомо-электроэнцефалографического сопоставления, проведенного внутри каждой исследуемой группы больных, так же как и результаты исследования динамики ЭЭГ - сдвигов после лучевого воздействия на гипофиз, показали, что поражение одних и тех же структур диэнцефальной области может вызвать различные формы изменений ЭЭГ, определяемые в первую очередь стадиями развития патологического процесса. Динамическое исследование больных позволило наблюдать переход одних форм патологических сдвигов ЭЭГ в другие по мере ослабления или нарастания симптомов поражения таламо-гипоталамических отделов мозга.



 
« Экссудативный средний отит   Электрокардиограмма при искусственном водителе ритма сердца »