Начало >> Статьи >> Архивы >> Элементы информационной биологии и медицины

Эмоции в голографических механизмах, акцептор результатов действия - Элементы информационной биологии и медицины

Оглавление
Элементы информационной биологии и медицины
Информационные грани жизни
Общая характеристика информации и информационного поля
Эволюция информационной структуры мироздания
Архитектоника информационных отношений
Эволюция информационных систем
Физические аспекты информационных процессов в биосистемах
Информационно-волновые и информационно-корпускулярные особенности функционирования биосистем
Общие свойства функциональных систем
Голографический принцип организации функциональных систем
Голографический принцип системной организации функций мозга
Мотивация и подкрепление - основа голографических построений функций мозга
Эмоции в голографических механизмах, акцептор результатов действия
Доминирующая мотивация в извлечении опыта из памяти
Голографическое взаимодействие индивидов с окружающей средой
Голографические свойства популяций, больших систем
Информационные ступени эволюции функциональных систем
Опережающее отражение действительности
Многоклеточные
Популяции
Информационные свойства функциональных систем
Кодирование информации в рецепторах нервной ткани
Доминирующая мотивация
Эмоциональный сигнал потребности, аспекты поведения
Эмоциональная оценка потребного результата, сенсорное насыщение
Информационная среда и экраны организма
Информация в межсистемных взаимоотношениях в организме
Информационные отношения
Голографическое единство мироздания
Информационные эффекты сверхмалых доз веществ
Эффект бипатии
Особенности эффектов потенцированных средств
Возможные механизмы действия потенцированных средств
Практическое использование информационных эффектов
Информационная сущность традиционной медицины
Информационный подход к болезни
Методологические особенности академической медицины
Современные представления об энерго-информационных механизмах акупунктуры
Гомеопатия как метод информационной медицины
Являются ли лечебные эффекты гомеопатии феноменом плацебо?
Современные представления о механизмах информационных эффектов гомеопатической терапии
Заключение
Литература
Неспецифическая реабилитация ранних информационных нарушений при эмоциональном стрессе

Эмоции в голографических механизмах функциональных систем

В голографической организации функциональных систем организма существенная роль принадлежит эмоциональным состояниям: отрицательным эмоциям, возникающим при любых процессах рассогласования в деятельности различных функциональных систем, в том числе при отклонениях гомеостатических результатов от уровня, обеспечивающего нормальную жизнедеятельность, и положительным эмоциям, формирующимся при достижении любых потребных результатов. Именно эмоциональные реакции, как мы полагаем, выступают в интегрирующей роли объединения отдельных структур организма, в том числе структур мозга, - в функциональные системы и не только структур организма, но и межличностных взаимоотношений.
Благодаря эмоциям информация о потребности и ее удовлетворении распределяется по всей массе мозга и даже - по всему организму.
Природа эмоциональных влияний до настоящего времени остается неизученной. Установлено, что слабые электромагнитные поля оказывают первичное действие на лимбические структуры мозга - нервный субстрат эмоций (Судаков К. В., Антимоний Г. Д., 1973). Отсюда можно предполагать, что природа эмоций тесно связана со слабыми электромагнитными полями. Однако такое предположение нуждается в более убедительном экспериментальном обосновании. Если дальнейшие исследования подтвердят полевую природу эмоций, тогда механизм голографического взаимодействия мотивации и подкрепления на структурах мозга станет более понятным.

Акцептор результатов действия - голографический информационный экран мозга.

Центральным в голографическом построении функций мозга является вопрос: на какой стадии системной организации поведенческого акта осуществляется интерференционное взаимодействие мотивационного и подкрепляющего возбуждений?
Проведенные нами эксперименты свидетельствуют о том, что голо- графические свойства мозга проявляются, прежде всего, на структурах акцептора результатов действия.
Доминирующая мотивация, будучи тесно связанной с акцептором результата действия, составляет с ним единую нейрональную архитектонику, в которой нейроны отражают как доминирующую потребность, так и свойства потребного будущего подкрепления.
Акцептор результата действия, тесно связанный с доминирующей мотивацией, широко представлен в структурах мозга. Он формируется за счет распространения копий исполнительных команд пирамидных нейронов коры мозга через коллатерали пирамидного тракта к вставочным нейронам, располагающимся на разных уровнях мозга: в коре и подкорковых структурах (Судаков К. В., 1984). К этим же нейронам по соответствующим афферентным каналам поступает множественная обратная афферентации от различных зрительных, обонятельных, вкусовых, тактильных и др. параметров подкрепляющих раздражителей - результатов, удовлетворяющих различные потребности организма (Рис. 7). На вставочных нейронах, образующих акцептор результата действия, и происходит взаимодействие мотивационных и подкрепляющих возбуждений (Sudakov K. V., 1998). Благодаря этому акцептор результата действия выступает в качестве своеобразного экрана, на котором разыгрываются голографические события взаимодействия доминирующей мотивации и подкрепления.
локализация акцептора результата действия по структурам мозга
Рис. 7. Генерализованная локализация акцептора результата действия по структурам мозга. Объяснение в тексте. А - состояние до, Б - после получения информации от результата действия.

 
В ряде публикаций нами обоснована импринтинговая гипотеза формирования акцептора результата действия (Судаков К. В., 1964, 1987, 1996). Согласно этой гипотезе, подкрепляющие возбуждения всякий раз оставляют специфический след на ранее вовлеченных в архитектонику исходных доминирующих мотиваций структурах акцептора результата действия. Этот след и составляет энграмму подкрепления, своеобразную голограмму.
Специально проведенные нами опыты показали, что после предварительного подкрепления изменяются молекулярные свойства отдельных нейронов мозга, включенных в доминирующую мотивацию. Рибосомальный аппарат этих нейронов начинает синтезировать специальные белковые молекулы, определяющие их реакции на мотивационное возбуждение. Синтезируемые под влиянием доминирующей мотивации специфические белковые молекулы - эффекторные олигопептиды - участвуют в организации соответствующих поведенческих реакций. Эти процессы блокируются ингибиторами синтеза белка.
Подведение пентагастрина восстанавливает заблокированное циклогексимидом пищевое поведение и реакции нейронов сенсомоторной коры и дорзального гиппокампа на раздражение латерального гипоталамуса. Брадикинин восстанавливает оборонительную реакцию перепрыгивания кроликов через барьер, а АКТГ 4-10 - подавленную циклогексимидом реакцию самораздражения перифорникальной области гипоталамуса (Судаков С. К., 1987; Судаков К. В., 1992). Антитела (иммуноглобулины) к пентагастрину при их введении в боковые желудочки мозга также блокируют пищевые реакции у кроликов при раздражении латерального гипоталамуса (Судаков С. К., 1986).
Все это указывает на то, что в сформированных функциональных системах на основе предшествующих подкреплений строятся молекулярные энграммы поведения, на которые и оказывают действие блокаторы синтеза белка (Судаков К. В., 1995). Блокаторы синтеза белка нарушают сформированные предшествующими подкреплениями молекулярные энграммы, вследствие чего доминирующие мотивации при раздражении мотивациогенных структур мозга не приводят к синтезу эффекторных молекул и к результативному поведению животных.
Это, в свою очередь, позволяет думать, что синтезируемые на структурах акцептора результата действия под влиянием подкрепления и мотивации белковые молекулы участвуют в формировании голографического экрана мозга.
Молекулярная организация мозга при мотивации и подкреплении фиксируется определенными олигопептидами (Судаков К. В., 1992). Упорядоченные белковые взаимодействия, представленные по всему объему мозга, как показали наши опыты (Судаков К. В., 1987), могут сохраняться в течение более или менее длительного времени, составляя основу памяти.

Энграмма акцептора результата действия может быть разрушена введением антииммунных глобулинов к соответствующим белкам подкрепления. Ван В. Грейданус с соавт. (Van W. Greidanus et al., 1975) показали, что обучение у крыс нарушается после внутрижелудочковых инъекций антител к вазопрессину.
Можно полагать, что афферентная импульсация, поступающая в мозг от каждой потребности, когерентна микроколебаниям олигопептидов, экспрессируемых геномом составляющих акцептор результата действия нейронов мозга: молекулам пентагастрина при пищевой мотивации; молекулам брадикинина - при оборонительной мотивации и т.п. Вследствие этого мотивация, подобно опорной физической волне, на основе когерентных отношений и извлекает из памяти голограмму (энграмму) подкрепления.
Не исключено, что в объединении молекулярных энграмм подкрепления существенную роль играют также специфические мембранные белки, объединяемые адгезинами и захватывающие обширные участки мозговой ткани. Таким образом, энграммы подкрепления характеризуются новой молекулярной архитектоникой.
В специальных опытах (Анохин К.В. с соавт., 1988) у мышей линии CBLW мы исследовали роль блокатора синтеза ДНК, катализируемого обратной транскриптазой, - азидотимидина в формировании энграмм подкрепления. У мышей на основе обучения формировали навыки избегания темного отсека камеры при воздействии в нем электрическим током (Test step through). Полезным результатом мотивированных электрокожным раздражением животных в этом случае было нахождение животных в светлом отсеке камеры и предвидение наказующего действия темного отсека.
У другой группы мышей вырабатывали оборонительный навык нахождения на кубике (Test step down). При попытках спрыгнуть с кубиков животные получали электрокожное раздражение при контакте с полом клетки. Полезным результатом мотивированных электрокожным раздражением животных в этом случае было нахождение их на кубике и предвидение наказующего действия спрыгивания на пол. До и после сформирования указанных функциональных систем и соответствующих энграмм подкрепления животным вводили азидотимидин.
Введение азидотимидина в дозе 20 мкг/кг за час до начала обучения, а в других опытах в течение 3-х часов после завершения обучения выраженно нарушало у мотивированных страхом животных навык избегания темного отсека камеры. Несмотря на электрокожное раздражение, мыши начинали заходить в темный отсек. Эффект проявлялся до 7 суток. При введении азидотимидина через 5 часов после обучения указанного эффекта не наблюдалось. Аналогично азидотимидин блокировал выработку и сформированную функциональную систему нахождения животных на кубике - мыши начинали спрыгивать с кубика и получать электрокожное раздражение.

 Приведенные опыты свидетельствуют о том, что блокатор синтеза ДНК - азидотимидин - препятствовал у животных выработке на основе электрокожных подкреплений энграммы подкрепления и, как следствие, - предвидения конечного приспособительного результата способов избегания повреждающих воздействий. Все это снова свидетельствует о том, что молекулярные энграммы памяти, сформированные на основе предшествующих подкреплений, тесно связаны с аппаратом акцептора результата действия.
Известно, что значительную часть генома нервных клеток составляют мозгоспецифические гистоновые и негистоновые белки хроматина.
В исследованиях (Мехтиев А. А. с соавт., 1985) кроликов в течение 6-8 месяцев иммунизировали негистоновыми белками хроматина, выделенными из мозга быков. Полученные в результате иммунизации кроликов антисыворотки и антитела вводили через вживленные канюли в боковые желудочки мозга экспериментальным крысам. Наибольшей активностью в регуляции мозгоспецифического синтеза РНК обладали антитела к ряду негистоновых белков хроматина Np-3,6, Np-8,6 (Np - нуклеопротеины с цифровым индексом, соответствующим их изоэлектрической точке).
Опыты показали, что введение крысам в боковые желудочки мозга антисыворотки к Np-3,6 и Np-8,6 через 24 часа после их обучения в челночной камере пассивному избеганию темного отсека, в котором они получали электрокожное раздражение, особенно при введении антисыворотки к Np-3,6 приводило к нарушению мотивированного страхом ранее выработанного у животных навыка пассивного избегания. Сокращалось число обученных животных, уменьшался латентный период захода крыс в темный отсек и общее время их пребывания в светлом отсеке камеры. Еще более выраженный эффект нарушения пассивной реакции избегания, особенно после введения антисыворотки к Np-8,6, наблюдали через 48 часов после предварительной выработки оборонительного навыка.
Проведенные опыты указывают на роль белков хроматина в опережающих механизмах энграммы подкрепления и предвидения животными повреждающих воздействий.
Все изложенное свидетельствует о том, что голографический экран акцептора результата действия на основе предшествующих подкреплений строится молекулярными механизмами генома нейрона. Кроме того, он обладает свойством опережающего отражения событий действительности. Можно думать, что в интеграции отдельных элементов акцептора результатов действия существенная роль принадлежит эмоции. Однако этот вопрос нуждается в специальном экспериментальном подтверждении.
Поскольку в организме постоянно взаимодействует множество функциональных систем в их иерархических, мультипараметрических и последовательных соотношениях, мозговая организация в целом представляет обобщенный голографический экран, на котором постоянно взаимодействует информация от внутренней и внешней среды. Однако, благодаря доминированию функциональных систем в каждом конкретном интервале времени в обобщенном голографическом экране доминирует акцептор результата деятельности ведущей функциональной системы, определяющей своей деятельностью ведущую потребность организма. Таким образом, мозговая организация динамически представлена сменяющими друг друга специфическими, голографическими экранами.



 
« Электроэнцефалограмма и функциональные состояния человека   Эндокринология »