Начало >> Статьи >> Архивы >> Элементы информационной биологии и медицины

Многоклеточные - Элементы информационной биологии и медицины

Оглавление
Элементы информационной биологии и медицины
Информационные грани жизни
Общая характеристика информации и информационного поля
Эволюция информационной структуры мироздания
Архитектоника информационных отношений
Эволюция информационных систем
Физические аспекты информационных процессов в биосистемах
Информационно-волновые и информационно-корпускулярные особенности функционирования биосистем
Общие свойства функциональных систем
Голографический принцип организации функциональных систем
Голографический принцип системной организации функций мозга
Мотивация и подкрепление - основа голографических построений функций мозга
Эмоции в голографических механизмах, акцептор результатов действия
Доминирующая мотивация в извлечении опыта из памяти
Голографическое взаимодействие индивидов с окружающей средой
Голографические свойства популяций, больших систем
Информационные ступени эволюции функциональных систем
Опережающее отражение действительности
Многоклеточные
Популяции
Информационные свойства функциональных систем
Кодирование информации в рецепторах нервной ткани
Доминирующая мотивация
Эмоциональный сигнал потребности, аспекты поведения
Эмоциональная оценка потребного результата, сенсорное насыщение
Информационная среда и экраны организма
Информация в межсистемных взаимоотношениях в организме
Информационные отношения
Голографическое единство мироздания
Информационные эффекты сверхмалых доз веществ
Эффект бипатии
Особенности эффектов потенцированных средств
Возможные механизмы действия потенцированных средств
Практическое использование информационных эффектов
Информационная сущность традиционной медицины
Информационный подход к болезни
Методологические особенности академической медицины
Современные представления об энерго-информационных механизмах акупунктуры
Гомеопатия как метод информационной медицины
Являются ли лечебные эффекты гомеопатии феноменом плацебо?
Современные представления о механизмах информационных эффектов гомеопатической терапии
Заключение
Литература
Неспецифическая реабилитация ранних информационных нарушений при эмоциональном стрессе

В процессе эволюции отдельные клетки стали объединяться в многоклеточные организмы. Преимущество многоклеточного организма сказалось в их более продолжительном периоде существования за счет отмирания одних и нарождения других клеток. В результате функция восприятия потребностей и их удовлетворения перешла от отдельных клеток к целым организмам.

Отдельные клеточные организации - ткани и органы - в многоклеточных организмах стали выполнять роль элементов в различных функциональных системах. В целом организме, наряду с информационными отношениями внутри каждой функциональной системы, сложились новые принципы информационного взаимодействия функциональных систем: иерархическое, мультипараметрическое и последовательное во времени взаимодействие.
Необходимо подчеркнуть, что объединение функциональных систем в организме многоклеточных организмов произошло, главным образом, на информационной основе.
У многоклеточных организмов, представляющих специализированные сообщества клеток, объединенных в специализированные функциональные системы, расширилось число потребностей и изменились способы их удовлетворения. Высокоорганизованные многоклеточные организмы, в частности млекопитающие, приобрели сложный набор пищевых, газовых, температурных, выделительных, агрессивно-оборонительных потребностей, потребностей к размножению и воспитанию потомства и т.д.
Передача информации о потребностях и их удовлетворении, наряду с молекулярными гуморальными механизмами, все в большей степени начинала осуществляться быстрыми нервными механизмами. В механизмах восприятия и удовлетворения потребностей у многоклеточных ведущую роль взяла на себя центральная нервная система. У них формируется специальный аппарат субъективной оценки потребностей и их удовлетворения сначала в отдельных ганглиях, а потом - в форме эмоционального мозга - в лимбических образованиях мозга (MacLean Р., 1989). «Эмоциональный мозг» все в большей степени играет роль своеобразного интеграла субъективного. С помощью эмоций многоклеточные осуществляют оценку метаболических потребностей и их удовлетворение, а также действие на них различных факторов окружающей среды. Потребности, как правило, сопровождаются эмоциями негативного качества, а их удовлетворение - положительными эмоциями.
Эмоции у многоклеточных организмов выступили, таким образом, в информационной роли, своего рода «пеленгами» внутреннего состояния живых существ.
По мере эволюционного развития головного мозга функции информационных экранов все более концентрируются в центральной нервной системе. Их начинают выполнять разнообразные нейроны и глиальные элементы мозга, включая кору больших полушарий. Формируется и совершенствуется центральный аппарат акцептора результата действия.

У многоклеточных идет дальнейшее усовершенствование аппарата оценки потребностей и их удовлетворения. На первых этапах он преимущественно строится эмоциональными ощущениями. При многократных удовлетворениях однотипных потребностей при их последующих возникновениях субъекты не только испытывают отрицательные эмоции, но и на основе своего прежнего опыта предвидят положительную эмоцию удовлетворения потребности. Такое опережающее действительные события эмоциональное ощущение (своеобразный аппетит) выступает в активной роли, направляя субъектов на более быстрое и эффективное удовлетворение исходных потребностей.
Акцептор результата действия сформировался в эволюции в роли информационного голографического экрана, оценивающего, прежде всего, эмоциональные ощущения, обусловленные различными потребностями и их удовлетворением, и формирующего информационное предвидение эмоциональных ощущений, связанных с будущим удовлетворением различных потребностей.
Информационные сигналы эмоций, как показали наши специальные эксперименты (Судаков К. В. и соавт., 1998), передаются у животных на значительное расстояние.
Кроме того показано, что и отдельные клетки тканей высших животных, так же как и одноклеточных организмов, обмениваются друг с другом в культуре тканей информационными сигналами (Казначеев В. П. и Михайлова Л. П., 1981).
Первичные гуманоиды, по-видимому, мало отличались в построении субъективной деятельности от высших животных. Эмоциональный аппарат у них, по-видимому, доминировал в способах оценки потребностей и их удовлетворения. Возможно, что они обладали и более выраженными механизмами дистанционного эмоционального контакта по сравнению с современным человеком (Казначеев В. П. и Спирин Е. А., 1991).
Когда ребенок тянется к игрушке или следит глазами за перемещающимися предметами, положительные эмоции усиливаются сигнализациями, поступающими в мозг от проприорецепторов соответствующих мышц. Положительные эмоции, в свою очередь, закрепляют приобретаемые ребенком навыки общения с окружающим его миром. Уже у новорожденного яркие предметы или приятные звуки, связанные, в первую очередь, с родителями, вызывают приятные эмоциональные ощущения.
Путем эмоциональных ощущений, вызываемых посредством зрения, слуха, осязания и мышечных ощущений, ребенок обучается различать предметы друг от друга, узнавать их, различать в предметах их свойства и взаимные отношения. При этом также особо важную роль играют положительные эмоции.
По мере знакомства с окружающими предметами у ребенка на основе чувственных ощущений создается эмоциональное отношение к различным объектам окружающего его мира и к своим внутренним состояниям. По аналогии с температурной, осязательной и мышечной схемами тела на динамической структуре акцептора результата действия формируется «эмоциональная» схема действительности - эмоциональный стереотип.

Эмоциональный стереотип консервативен. Как правило, нахождение человека в своей привычной семейной или производственной «нише» субъективно приятно, успокоительно. Всякое нарушение эмоционального стереотипа субъективно неприятно.
Эмоциональный стереотип определяет отношение человека к другим личностям, членам семьи, коллегам по работе, политическим лидерам, религиозным культам и т.д. С помощью эмоций человек и животные оценивают потребности и поведение других особей. Человек и животные через свои субъективные эмоциональные ощущения все время оценивают окружающий их мир: предметы, животных и людей. Это особенно ярко проявляется в деятельности лектора, артиста, политического оратора и других общающихся с коллективом личностей. Указанные процессы составляют информационную идеальную сторону психической деятельности.
Эмоциональные ощущения присутствуют при любой форме обучения и в определенной степени руководят ими. Так при обучении ходьбе ребенок в основном руководствуется эмоциональными ощущениями. При обучении, например игре на музыкальном инструменте, эмоциональные ощущения также играют императивную роль. Достижение результата всегда сопровождается положительной эмоцией и фиксирует соответствующую функциональную систему. Наоборот, недостижение результата сопровождается отрицательной эмоцией, порой даже слезами. Отрицательная эмоция может явиться причиной прекращения обучения, а иногда - наоборот, стимулирует обучающихся к преодолению трудностей.
Оператором эмоционального стереотипа в результате обучения становится своеобразный интеграл субъективного «Я» - отношение личности к своему состоянию и предметам и субъектам окружающего личность мира. Эмоциональные ощущения по мере обучения все больше включаются в аппарат предвидения потребных результатов - акцептор результатов действия, вследствие чего субъекты приобретают способность опережающе реагировать соответствующими эмоциями на воздействия внешней и внутренней среды. Эти процессы лежат и в основе эстетических удовольствий человека, например при созерцании балета, слушании музыки, при совершении различных обрядов и т.п. Эстетическое удовольствие, как правило, более остро при повторных воздействиях факторов, вызывающих положительные эмоции.
Чувственные ощущения ребенка с самых ранних этапов постнатального развития связываются с мышечными движениями, сначала о общими, а потом - локальными.

Двигательные реакции не только помогают усиливать эмоциональные впечатления, но делают их более конкретными и точными. Они позволяют узнавать отношение и связь вещей окружающего нас мира и служат соединительным звеном между смежными впечатлениями на основе мышечного чувства, придавая им значение отношений в пространстве и времени. На основе взаимосвязи глаз, рук и ног при ходьбе с помощью мышечного чувства у ребенка формируются пространственные отношения. От чувственного восприятия ребенок на эмоциональной основе переходит к представлениям, понятиям, символизациям. Внешние впечатления расчленяются в сознании ребенка на группы и ряды, на отдельные их звенья и составные части по сходству их и смежности в пространстве и времени, а затем объединяются в специальные образы.
На основе ощущений формируются целенаправленные действия. Особо значимы для формирования эмоциональной сферы детские игры. В играх ребенок ставит себе задачи и достигает их решения. В формулировании задач совершенствуется собственное «Я», формируется самосознание.
Обучение все время строится по схеме: от неприятных ощущений потребности к положительной эмоции ее удовлетворения. Удовлетворение ведущей потребности, или подкрепление (достижение потребного результата), всегда сопровождается положительной эмоцией.
Как известно, И. П. Павлов первый продемонстрировал значение подкрепления в механизмах образования условных рефлексов. И. П. Павлов рассматривал подкрепление как самостоятельный сложный, например пищевой, оборонительный и т.п., безусловный рефлекс, строящийся на самостоятельной рефлекторной дуге, с которой в результате неоднократного взаимодействия устанавливается «временная связь» с рефлекторной дугой условного раздражителя. До сих пор, вслед за И. П. Павловым, ведущая роль в обучении придается подкрепляющим факторам (пища, электрический ток и т.д.). Однако, по-видимому, в механизмах обучения на основе подкрепления ведущая роль принадлежит не столько самому подкрепляющему фактору, а эмоциональному ощущению и формированию субъективного эмоционального стереотипа. Близкие к этому представления высказаны (Hull C. L., 1949).
У человека, наряду с эмоциональным компонентом, в построении акцептора результата действия и оценке информации все большую роль начинают играть словесные символы.
В процессе освоения речи словесные символы у человека тесно связываются с субъективными эмоциональными ощущениями.
По мере обучения ребенка эмоциональные стереотипы обрастают специальными языковыми символами устного или письменного характера. Однако психические процессы словесного уровня все время тесно взаимодействуют с психическими процессами эмоционального уровня, а также с базисными нейрофизиологическими механизмами, разыгрывающимися в мозгу, составляя в целом сложную интеграцию нейропсихических процессов эмоционального и языкового уровня.
Словесный уровень психической деятельности присущ только человеку и требует специального обучения, в первую очередь языку, и включает в своем становлении все стадии системной организации психических актов, установленные П. К. Анохиным.

В настоящее время широко распространено представление о том, что если левое полушарие определяет функции языка и речи, то правое полушарие обеспечивает высшие формы чувственного восприятия, пространственных представлений и памяти. Все больше последователей получает концепция о деятельности полушарий мозга на основе их взаимной дополнительности (Костандов Э. А., 1983; Gazzanige M. S., Le Dout J. E., 1978; Брагина Н. Н. и Доброхотова Т. Д., 1988 и др.).
Эта точка зрения хорошо согласуется с теорией функциональных систем, которая постулирует, что в осуществлении результативной поведенческой или мыслительной деятельности оба полушария динамически взаимосодействуют достижению субъектом конечных приспособительных результатов.
В отличие от животных человек на словесной и речевой основе осознает не только свои биологические потребности, но и потребности других индивидов, так же как и социальные потребности, обусловленные взаимодействием людей в производственных и бытовых коллективах обществ различных общественно-экономических формаций. Осознание потребностей у человека также происходит с помощью субъективных эмоциональных ощущений, которые в процессе индивидуального и общественного обучения тесно сплетаются со словесными построениями.
Результаты психической деятельности у человека имеют эмоциональную и словесную значимость. Из этого следует, что операциональная архитектоника психических процессов определяется информационно эмоциональными и словесными эквивалентами. В этом вопросе теория функциональных систем тесно перекликается с учением И. П. Павлова о первой и второй сигнальной системах действительности. Однако, нетрудно заметить и различие в этих подходах. Представления И. П. Павлова строятся на оценке сигналов (условных раздражителей физического и словесного характера). Теория функциональных систем в построении психической деятельности исходит из оценки результата, который определяет информационное наполнение соответствующей функциональной системы психического уровня. В случае биологических потребностей у животных возникающая на их основе мотивация строит психическую деятельность преимущественно на отраженной этой потребностью соответствующей эмоции. Социально обусловленные потребности и мотивации у человека строят психическую деятельность на эмоциональной и языковой основе.
С позиций развиваемых нами представлений о функциональных системах психической деятельности (Судаков К. В., 1999) можно сказать, что только у человека информационный эквивалент этих функциональных систем связан с речевой функцией. У животных эти процессы ограничиваются физическими и эмоциональными уровнями.
На базе эмоциональных стереотипов в аппарате акцептора результата действия создаются языковые информационные стереотипы, характерные для каждого языка.

В свою очередь, информационные словесные стереотипы составляют основу процессов абстрагирования и построения мыслительной деятельности. Как правило, первым словом ребенка выступает объект внешнего мира (родители, пища, игрушки и т.п.), удовлетворяющий ту или иную его потребность и связанный с положительными эмоциональными ощущениями. Сами потребности ребенка, будучи отражением его отрицательных эмоциональных переживаний, в это время проявляются только в его жестах, мимике, плаче и т.д. Наконец в дальнейшем, по мере неоднократного подкрепления и формирования аппарата предвидения, ребенок произносит слово, отражающее потребность и действие, обеспечивающее ее удовлетворение.
В формировании языковых стереотипов существенная роль принадлежит различным инструкциям, выступающим в роли словесного подкрепления. Инструкция на сенсорной основе при любой форме обучения - устной и письменной речи, военным и спортивным навыкам и т.п. по механизму импринтинга формирует акцептор результата действия (Судаков К. В., 1984). Со сформированным инструкцией акцептором результата действия с помощью обратной афферентации постоянно сравниваются реально достигаемые результаты поведения. Разновидностью подкрепления, участвующего в формировании психической деятельности человека и животных, является подражание, а также игры, в которых на эмоциональной и словесной основе дети осваивают внешнюю среду и, таким образом, обогащают акцептор результата действия как энграммами о параметрах потребных результатов соответствующих функциональных систем, так и особенно способами их достижения.
В извлечении создаваемых подкреплениями механизмов акцептора результата действия, как указывалось выше, ведущая роль принадлежит доминирующей мотивации.



 
« Электроэнцефалограмма и функциональные состояния человека   Эндокринология »