Начало >> Статьи >> Архивы >> Элементы информационной биологии и медицины

Гомеопатия как метод информационной медицины - Элементы информационной биологии и медицины

Оглавление
Элементы информационной биологии и медицины
Информационные грани жизни
Общая характеристика информации и информационного поля
Эволюция информационной структуры мироздания
Архитектоника информационных отношений
Эволюция информационных систем
Физические аспекты информационных процессов в биосистемах
Информационно-волновые и информационно-корпускулярные особенности функционирования биосистем
Общие свойства функциональных систем
Голографический принцип организации функциональных систем
Голографический принцип системной организации функций мозга
Мотивация и подкрепление - основа голографических построений функций мозга
Эмоции в голографических механизмах, акцептор результатов действия
Доминирующая мотивация в извлечении опыта из памяти
Голографическое взаимодействие индивидов с окружающей средой
Голографические свойства популяций, больших систем
Информационные ступени эволюции функциональных систем
Опережающее отражение действительности
Многоклеточные
Популяции
Информационные свойства функциональных систем
Кодирование информации в рецепторах нервной ткани
Доминирующая мотивация
Эмоциональный сигнал потребности, аспекты поведения
Эмоциональная оценка потребного результата, сенсорное насыщение
Информационная среда и экраны организма
Информация в межсистемных взаимоотношениях в организме
Информационные отношения
Голографическое единство мироздания
Информационные эффекты сверхмалых доз веществ
Эффект бипатии
Особенности эффектов потенцированных средств
Возможные механизмы действия потенцированных средств
Практическое использование информационных эффектов
Информационная сущность традиционной медицины
Информационный подход к болезни
Методологические особенности академической медицины
Современные представления об энерго-информационных механизмах акупунктуры
Гомеопатия как метод информационной медицины
Являются ли лечебные эффекты гомеопатии феноменом плацебо?
Современные представления о механизмах информационных эффектов гомеопатической терапии
Заключение
Литература
Неспецифическая реабилитация ранних информационных нарушений при эмоциональном стрессе

Относящийся к неконвенциональной терапии гомеопатический метод лечения имеет ряд специфических особенностей, которые определяют его уникальность. Согласно дефиниции, разделяемой крупнейшими специалистами в области гомеопатии (Coulter H. L., 1976; Vithoulkas G., 1980; Reckewey H. H., 1981; Charette G., 1982; Mossinger P., 1992), «гомеопатическая медицина является клинико-фармацевтической системой, использующей микродозы веществ растительного, минерального или животного происхождения с целью стимуляции естественного лечебного ответа» (Bellavite Р., Signorini А., 1995). Возникшая на рубеже XVIII-XIX веков как новая терапевтическая система, гомеопатия, несмотря на различные трудности, связанные, главным образом, с неприятием представителями ортодоксальной медицины, развивалась, совершенствовалась и стала широко распространяться в последние десятилетия.
Мы не преследуем цель отразить многогранные стороны гомеопатического метода. Рассматривая гомеопатию как метод информационной медицины, мы постараемся убедить в этом читателя, ответив заодно на справедливые вопросы представителей ортодоксальной (академической) медицины: как с позиции современной медицинской науки можно рассматривать принцип «подобное лечит подобное»; не является ли положительный эффект гомеопатических препаратов феноменом плацебо; что известно сегодня о механизмах лечебных эффектов гомеопатических препаратов?

Современные трактовки принципа подобия

На лечебное применение принципа или закона подобия указывал еще Гиппократ, полагавший, что «болезнь производится подобным, и подобным же больной восстанавливает свое здоровье... Лихорадка уничтожается тем, что ее вызывает, и вызывается тем, что ее уничтожает... Врачует больного его природа, врач же должен этой природе прислуживать - Natura sanat, medicus curat».
На важность принципа подобия указывал выдающийся врач Средневековья Парацельс. «Название болезни, - писал Парацельс, - не служит показанием для лекарства. Это подобное, которое должно быть сравниваемо с его подобным, и это сравнение ведет к открытию чудесных составов для исцеления... Ни одна горячая болезнь не излечивается холодом, ни холодная - теплом. Но часто бывает, что подобное своему излечивает свое» (цит. по Липницкому Т. М., 1992).
Однако, в условиях абсолютного господства в медицине галеновской школы с созданной Галлоном контраристической системой лечения: «противоположное лечит противоположное», прогрессивные идеи Парацельса были отвергнуты.

И только благодаря С. Ганеману идеи Гиппократа и Парацельса получили реальное практическое осуществление, заставив врачей по-новому взглянуть как на больного человека, так и на методы лечения.
Многолетние наблюдения С. Ганемана позволили сформулировать следующие два важные заключения:

  1. Лекарственные вещества, способные излечивать болезненный процесс, способны также и вызывать подобный же болезненный процесс в здоровом человеческом организме.
  2. Лекарственные вещества, способные производить известное болезненное состояние в здоровом человеческом организме, способны также излечивать подобные болезненные состояния, происходящие от действия других причин.

Данные заключения С. Ганемана на основании его ранних публикаций получили дальнейшее развитие и трактовку в его ставшем классическим труде «Органон».
Обратившись к «Органону», мы должны отметить следующие положения:

  1. Врач не в состоянии устранить болезнь каким бы то ни было другим способом, чем активно упорядочивающими силами соответствующих лекарств, действующих на наши динамические (виртуальные) жизненные процессы (§ 16).
  2. С. Ганеман подчеркивает, что ничто не делает приготовляемый препарат лекарством, кроме его эффекта на организм человека. Эти изменения могут проявиться и в здоровом теле, сопровождаясь патологическими процессами. Подобные расстройства говорят нам о том, что эти вещества обладают регулирующей силой; таким образом, они ответственны за лечебный потенциал (§21).
  3. Выздоровление при этом видении означает, что врач устраняет симптомокомплекс и то, что сопровождает дисгармонию жизненного принципа пациента, называемой болезнью, разрушается (§ 17).
  4. Лекарство избирается исходя из всей совокупности симптомов. Из всех лекарств врач выбирает одно, способное вызвать искусственную болезнь, которая имеет наибольшее сходство по всей клинической картине (§ 24).
  5. Вся совокупность симптомов, что и является болезнью в целом, излечивается использованием соответствующей дозы этого лекарства (§ 25).
  6. Правилом является то, что более слабая по активности болезнь гасится более сильной, если последняя, несмотря на различную природу, значительно совпадает с предшествующей по своим проявлениям (§ 26).
  7. Лечебная сила лекарств должна превышать силу симптомов (§ 27).

Жизненный источник, нарушенный естественной болезнью, находится под воздействием намного более сильного фактора - подобной искусственной болезни.

Как результат, естественная (но более слабая) активная болезнь прекращается. Для жизненного источника только более сильная, искусственная болезнь все еще продолжает существовать. Однако, последняя вскоре теряет свою силу, результатом чего будет излечение больного.
Суммируя все, С. Ганеманн заявляет, что для излечения необходимо, чтобы а) естественная болезнь и искусственная болезнь совпали друг с другом насколько это возможно и б) большая сила лекарства ставит жизненный источник в условия близкие к условиям естественной болезни: последняя, будучи затушеванной ею, полностью погаснет (§ 34) (цит. по Van Vijk R. et al., 1995).
Понятны попытки последователей С. Ганеманна использовать для объяснения принципа подобия один из важнейших принципов функционирования организма - принцип доминанты: «подобно действующее лекарство создает в заболевшем организме параллельное ’’доминирующее” состояние, которое в силу своего подобия с болезнью способно поддерживать в организме фило- и онтогенетические механизмы и восстановить его равновесие» (Липницкий Т. М., 1992).
Известны попытки объяснения механизма действия гомеопатических средств с позиции биологической интерференции (Wolkowski Z.W., 1985), согласно которой, например, присутствие одного вируса в организме делает невозможным в известных условиях развитие другого вируса. Условия же для интерференции обоих вирусов очень близки к ситуации, имеющей место в заболевшем организме при введении подобно действующего лекарства.
Особенностью последних лет является появление исследований, авторы которых смещают акцент в представлениях С. Ганеманна о том, что гомеопатические препараты оказывают влияние на внутренний «жизненный источник» организма и что лечение по принципу подобия - результат «битвы» между двумя сходными раздражителями.
Все большее число исследователей акцентируют внимание именно на особенностях механизмов «внутреннего» влияния гомеопатических средств, используя результаты достижений в других областях науки и техники, в частности биокибернетики.
Не случайны, поэтому, попытки современных исследователей объяснить представления С. Ганеманна о «самоисцелении» больного под действием гомеопатических препаратов, опираясь на объективные данные о процессах саморегуляции, происходящих в организме человека и животных.
В отечественной физиологии понятие системности справедливо связывают с именем И. П. Павлова, который обнаружил в общей форме принцип саморегуляции при исследовании деятельности сердца и кровообращения. Позднее И. П. Павлов распространил этот принцип на деятельность организма в целом, отметив в работе «Ответ физиолога психологам», что «человек есть, конечно, система (грубо говоря - машина), как и всякая другая в природе, подчиняющаяся неизбежным и единым для всей природы законам, но система в горизонте нашего современного научного видения, единственная по высочайшему саморегулированию... Система в высочайшей степени саморегулирующаяся, сама себя поддерживающая, восстанавливающая, направляющая и даже совершенствующая» (Павлов И. П., 1951).
Принцип саморегуляции стал, по П. К. Анохину, ведущим принципом в деятельности функциональных систем организма, т.е. «динамических саморегулирующихся организаций, все составные компоненты которых взаимосодействуют и обеспечивают достижение полезных для организма результатов» (Анохин П. К., 1968).
Именно результат, благодаря постоянной афферентации о его состоянии осуществляет своеобразную «мобилизацию» центральных и исполнительных механизмов в функциональную систему, являясь, таким образом, системообразующим фактором.
Особенностью системного подхода является рассмотрение человека как совокупность функциональных систем различного иерархического уровня, причем можно говорить об изоморфизме функциональных систем, одним из принципов действия которых является голографический принцип отражения свойств целостной функциональной системы в деятельности отдельных составляющих ее элементов (Судаков К. В., 1996).
Признавая, что болезнь человека при всех субъективных жалобах проявляется в тех или иных отклонениях гомеостатических показателей: артериальное давление, уровень глюкозы в крови и т.д., задачей врача является помощь организму «вернуть» измененные показатели гомеостаза к исходным, стандартным величинам.
Мы не случайно подчеркиваем «помощь организму», потому что фундаментальным принципом организации объектов живой природы и, естественно, человека является принцип саморегуляции.
Особенностью теории функциональных систем является то, что в отличие от многих других теорий системного характера, она предлагает операциональную схему саморегуляции, которая включает такие необходимые составные элементы как «полезный результат», «рецепторное звено», «центральную часть системы», «исполнительные механизмы» и т.д. (Рис. 32).
Именно этой схемой мы воспользуемся для объяснения возможных механизмов действия гомеопатических препаратов. При этом важно отметить, что, рассматривая человека в единстве с окружающей средой, следует иметь в виду, что для нормального «здорового» функционирования организма важны не только субстратные (вещество) показатели гомеостаза типа массы крови, количества форменных элементов крови и т.д., но и состояние «гомеостазиса энергетического» и «гомеостазиса информационного» (Зилов В. Г., 1997; Судаков К. В., 1995), о котором мы писали выше.

 

Рис. 32. Общая архитектоника функциональной системы (по П К. Анохину)

«Золотое» правило саморегуляции гласит: всякое отклонение от жизненно важного уровня какого-либо физиологически значимого фактора служит сигналом к немедленной мобилизации многочисленных компонентов соответствующей функциональной системы, вновь восстанавливающих жизненно важный для организма результат.
Это правило позволяет с иных позиций объяснить основной постулат гомеопатии: «подобное лечит подобное».
Действительно, что как не дальнейшее отклонение уже измененных констант вызывает гомеопатическое средство с целью еще большей активизации защитных сил организма, реализуемых с помощью разнообразных исполнительных механизмов соответствующей функциональной системой. На этом пути, как отмечал С. Ганеманн и впоследствии многие гомеопаты, возможно «первичное ухудшение» состояния больного, вслед за которым следует выздоровление (восстановление нормальных показателей гомеостаза с устранением имевшихся жалоб субъективного характера). Это определяет и основную задачу врача-гомеопата: подобрать средство в высшей степени «подобное» измененному функциональному состоянию организма, а также дозу, чтобы до минимума снизить субъективные проявления первичной стадии ухудшения.
Таким образом, лечебный эффект гомеопатических средств объясняется не созданием в организме «искусственной» болезни и ее «борьбой» с естественной, а активацией внутренних саморегуляторных защитных сил организма.

Отмеченные выше некоторые фундаментальные положения и принципы теории функциональных систем организма оказались очень близкими к представлениям ряда исследователей гомеопатического метода лечения. Это прежде всего представление об иерархической организации человека, хотя в качестве единицы авторы используют не функциональные системы, а другие показатели, в частности информационные процессы.
Согласно В. Пуатвену, «организм является серией взаимодействующих систем, которые функционируют продолжительным ритмичным способом и обмениваются информацией, используя или электрические, или биохимические сигналы». Автор рассматривает организм как «интегрированную систему обмена информацией», в которой «исчезают различия между мозгом и телом» (Poitevin В., 1995).
Человек рассматривается в качестве интеграла, функционирующего на трех четких уровнях: ментальном, эмоциональном и физическом (Vithoulkas G., 1995). «Фактором, который объединяет все эти уровни в единое целое и определяет вид активности и взаимоотношения между ними в каждый момент времени является биоэнергия, которая пронизывает и оживляет человека. Организм человека всегда работает как одно целое, независимо от того, проявляет ли он нормальные функции или защищает себя от болезнетворных или нозологических агентов или раздражителей». Далее, Д. Витулкас считает, что «болезнь не есть статическое состояние, но динамический континуум разбалансированной жизненной силы, что иногда может вызвать типичную форму специфической патологии. Но даже такая перманентная патология является динамическим процессом и может закончиться смертью, если он перейдет на более глубокие уровни патологии, или может возвратиться к состоянию здоровья» (Vithoulkas G., 1995).
Не удивительно, что рассматривая организм с позиции биоэнергетики и информационных процессов, отдельные исследователи пытаются использовать голографический принцип для объяснения механизмов лечения гомеопатическими препаратами в высоких разведениях (Battista J. R., 1984; Poitevin В., 1993).
Однако, наиболее близкой к системному объяснению механизмов гомеопатического лечения является позиция сторонников «концепции поля». Предложенная вначале века Г. Гурвичем и призванная решить малоизученные проблемы эмбриологии «концепция поля», в свою очередь, подверглась многочисленным ревизиям, различным интерпретациям. Однако, объединяющим всех сторонников этой концепции явилось представление об организующем начале, которое осуществляет разнообразные реакции. Таким началом является поле, которое «использует пространство и время в качестве языка для непрерывных взаимодействий между материальными элементами» (Van Vijk R., Wiegant F.R.C., 1995).
В развитии подобных представлений в 1980 году З. Волковский предложил концепцию «форона» (по гречески - «нести»), «связанного с полем количества, которое несет информацию» (Wolkowski Z. W., 1985). Информационный аспект форона проявляется в способности организовать и структурировать вещество. Таким образом, новым в концепции форона является ее информационный аспект; поле обладает информационным компонентом и, следовательно, содержит информацию. Результатом взаимодействия с веществом непрерывного поля будет создание прерывистости (discontinuities) и дифференциации. Характерным свойствами организованного поля является то, что «если неорганизованное, но поддающееся организации вещество оказывается в поле, то последнее его структурирует» и «если некоторое количество вещества изъято из поля, оставшееся поле проявит себя с течением времени таким образом, что должна быть высокая степень того, что вещество не было изъято» (Wolkowski Z. W., 1985).
Предпринята попытка с позиции «концепции поля» трактовать отдельные параграфы «Органона». Так, параграф 6: «Существует единственная уверенность, когда основу обследования больного организма составляет то, что больной чувствует, что окружающие его люди замечают и что врач наблюдает», рассматривается сторонниками концепции поля «как выражает себя измененное поле». При этом утверждается, что на современном уровне медицинского мышления изменение сложного равновесия («расстройство» жизненной энергии изменяет информацию поля) не может оцениваться исключительно по характеристикам, предложенным С. Ганеманном (субъективные переживания больного, наблюдения окружающих лиц и врача), так как должны учитываться объективные данные об изменениях на органном и клеточном уровнях.
Представление о том, что измененное поле должно иметь свои проявления на различных уровнях организации живых существ, отразилось и в терминологии. Так выздоровление после болезни на органном уровне, когда «самоисцеление на уровне органа эквивалентно внутренней способности к регенерации» получило название «самовосстановления» (selfrecovery). Что касается процессов, происходящих на клеточном уровне, то вместо термина «регенерация», по мнению авторов, правильнее говорить о «клеточной пролиферации». Сам же процесс выздоровления организма на клеточном уровне получил название «самопочинки» (self-repair) (Van Vijk R., Wiegant F. A. C., 1995).
Мы привели некоторые сведения о современных положениях «концепции поля», потому что, как и теория функциональных систем, она рассматривает организм как иерархическую, хотя и по другим признакам, структуру, указывает на процессы саморегуляции организма на его различных уровнях (принцип изоморфизма в теории функциональных систем), а также подчеркивает, как и многие современные концепции, важную роль информации в жизнедеятельности организма.
Однако, несмотря на многие положительные стороны, современная концепция поля уступает теории функциональных систем по глубине и широте охвата процессов жизнедеятельности человека во взаимодействии с окружающей средой, включающего обмен веществ, энергии и информации.

Информационные процессы играют важнейшую роль в функциональных системах, обеспечивающих нормальную жизнедеятельность организма, и в реализации их важнейшего принципа саморегуляции. К. В. Судаковым сформулированы представления об информационной среде организма, информационном принципе построения функциональных систем организма, рассмотрена информационная основа психической деятельности человека (Судаков К. В., 1995).
В последние годы предпринята попытка с позиции теории функциональных систем объяснить механизмы лечебных эффектов различных методов традиционной медицины, сделав акцент, прежде всего, на информационных процессах (Судаков К. В., 1995; Зилов В. Г., 1997). Не случайно поэтому употребление в 1997 г. К. В. Судаковым термина «информационная медицина».
Гомеопатический метод лечения, как никакой другой, соответствует этому понятию в свете новых сведений об информационных свойствах высоких разведений, голографической парадигмы при объяснении лечебных эффектов гомеопатических средств (Battista J. R., 1984; Van Vijk R. et al., 1995), данных о преобразовании индифферентного стимула в носитель конкретной информации (Bonne, 1995).



 
« Электроэнцефалограмма и функциональные состояния человека   Эндокринология »