Начало >> Статьи >> Архивы >> Эпилепсия у детей и подростков

Рисунки детей, больных эпилепсией - Эпилепсия у детей и подростков

Оглавление
Эпилепсия у детей и подростков
Введение
Этиология
Классификация эпилептических припадков
Классификация эпилепсии
Расстройства сна
Снохождения, кошмары
Сравнительная характеристика первых припадков у детей и взрослых
Психическое состояние
Клинико-электроэнцефалографические корреляции
Клинико-электроэнцефалографические корреляции 2
Клинико-электроэнцефалографические корреляции 3
Течение и прогноз эпилепсии
Рисунки детей, больных эпилепсией
Воспитание больных эпилепсией
Лечение больных эпилепсией
Медикаментозное лечение
Противосудорожные препараты
Препараты, действующие преимущественно на бессудорожные формы приступов
Хирургическое лечение
Психотерапия
Заключение

Все дети в силу своих способностей стремятся рисовать, изображать окружающую действительность. Рисунок является как бы интернациональным языком. Он понятен для всех народов и наций. Рисунки отражают состояние интеллекта, восприятие, мышление, настроение, психические переживания, отношение к окружающему миру. Изобразительная деятельность для детей дошкольного возраста является чуть ли не такой же потребностью, как учеба для школьников или работа для взрослых.
Каждый ребенок изображает окружающий мир по-своему. Рисунки детей одного и того же возраста отличаются по форме, содержанию, технике исполнения, краскам, даже по нажиму карандаша. Неодинаково и отношение детей к своему труду. Но независимо от этого и множества других факторов детей объединяет стремление к рисованию, изображению пусть даже не предметов или сюжетов, а отдельных фигур, каракулей, штрихов, никому непонятных, кроме них самих.
Поскольку изобразительная деятельность отражает внутренний мир ребенка, важно по рисунку понять внутренние переживания больного, в том числе психические. Особенно если эти рисунки существенно отличаются от рисунков здоровых детей.
Творчество ребенка может оказать дополнительную помощь в диагностике, в раскрытии душевных переживаний больного, распознавании болезни, особенно на ее ранней стадии. Не меньшее значение изобразительное творчество имеет в лечебно-коррекционном и педагогическом плане. Задача педагогов и врачей заключается в приобщении больного при помощи изобразительного творчества к целенаправленной деятельности, в создании новой, более сильной доминанты, которая подавила бы патологическую— эпилептический очаг.
С помощью рисования можно не только пробудить, оживить или вновь создать интерес к целенаправленной деятельности, но и направить ее в правильное, здоровое русло, т. е. претворить скрытые возможности в действительность. Посредством рисования можно привить интерес к чтению, счету, другим предметам и занятиям, подготовить ребенка к обучению в школе.
Таким образом, изобразительную деятельность можно использовать не только с диагностической целью, но также и для решения задач терапевтического, педагогического, адаптационного и реабилитационного аспекта.
Мы наблюдали 135 дошкольников в возрасте 4—8 лет, страдающих эпилепсией. Все они находились на стационарном обследовании и лечении в Московской городской детской больнице № 6. У большинства детей заболевание началось в возрасте 1—3 лет. Мальчиков было 77, девочек 58. Ими выполнено на свободную тему всего 800 рисунков.
В качестве контроля выбрано 400 рисунков, выполненных 100 здоровыми детьми того же возраста. Кроме того, изучено 120 рисунков, сделанных 30 больными эпилепсией школьного и подросткового возраста. Меньшее число больных и рисунков в этой группе объясняется тем, что у большинства больных с возрастом снижается интерес к рисованию. Чаще всего и больше всего рисуют дети дошкольного возраста. Поэтому они составили основной контингент наблюдаемых. Анализировались преимущественно самостоятельные рисунки. Творчество детей, страдающих эпилепсией, мы сравнивали с ранее изученными рисунками детей дошкольного возраста, больных шизофренией [Болдырева С. А., 1974]. Таким образом, рисунки детей, страдающих эпилепсией, сопоставляли, с одной стороны, с рисунками здоровых детей, а с другой — с рисунками больных шизофренией.
Творчество здоровых детей мы подробно описали в монографии [Болдырева С. А., 1974]. В рисунках дети отражают главным образом окружающий их мир. Чаще всего на них изображен человек, его жилище (дом), животные, птицы, солнце, деревья, цветы — все, что ребенок видит, о чем он слышит, что узнает.
У детей различных возрастных групп рисунки неодинаковы. Чем младше ребенок, тем ниже техника исполнения рисунков. С возрастом рисунки усложняются, совершенствуются, приобретают иное качество. Предполагается, что здоровые дети — это дети без задержки психического развития, а поэтому с взрослением ребенка в большинстве случаев улучшаются и рисунки. Регресс в изобразительной деятельности, когда, например, 6—7 -летний дошкольник рисует на уровне 3—4-летнего ребенка, дает основание предполагать задержку психического развития.
Рассмотрим рис. 62, выполненный Петей В., 3 лет 11 мес. В этом возрасте лишь намечается предметное изображение. Дети обычно рисуют не предмет в целом, а наиболее важные с их точки зрения составные части. В данном случае наблюдается попытка изобразить на одном листе разные предметы. Можно отметить наличие элементов геометризации, совмещения и наслоения. Многие из фигур непонятны зрителю, хотя каждый ребенок вкладывает в них свое понимание. Несмотря на низкую технику исполнения, обусловленную возрастными особенностями, на рисунке на переднем плане в нескольких вариантах выступает человек — ведущая тема творчества детей дошкольного возраста.

Рис. 62. Без названия. Петя В., 3 года 11 мес.
Рисунки здоровых детей, особенно в возрасте 5—6 лет, отражают реальную действительность. Они ярки, красочны, выразительны. При выполнении их используются цветные карандаши и краски. Каждый ребенок отдает предпочтение излюбленной теме, изображает определенные предметы, сюжеты. Например, рис. 63—68, выполненные Ирой К., 6 лет. Все они понятны зрителю.

Рис. 63. Колхозница. Ира К., 6 лет.
На всех рисунках (кроме рисунка «Конек-Горбунок») изображены девушки. Но это не просто отдельные фигуры, а девушки, занимающиеся различным трудом, люди, словно живые, в процессе деятельности. Они изображены в разных динамических позах, разной одежде, с разными предметами. Эти рисунки отражают реальную жизнь.
В серии рисунков (69—76), выполненных Мишей К. в возрасте от 3 лет 3 мес до 5 лет 5 мес, изображены разные стадии перехода от зимы к лету. На рис. 69—70 (возраст 3 года 3 мес) показан конец зимы. Деревья черного (см. рис. 69) и коричневого (см. рис. 70) цвета. Земля черная, снега нет, но солнца не видно, весна еще не наступила.
Рис. 71 (возраст 3 года 6 мес) иллюстрирует начало весны. Видны скворечники, прилетают птицы (слева вверху). Появилось солнце (в правом верхнем углу), но греет оно, видимо, еще не так сильно, поэтому в одном из домов топится печь и из трубы идет дым.
Рис. 72 (возраст 3 года 8 мес) называется «Идет весна». Птицы уже свили гнезда, отложили яйца, но деревья еще черные и пока не видно зелени, кроме одинокой елочки.

Рис. 64. Дворница. Ира К., 6 лет.
Дальнейшее наступление весны изображено на рис. 73 (4 года). На деревьях появились зеленые почки, солнце ярче светит (левый верхний угол), птицы приобрели разноцветное, более яркое, красочное оперение.
Весна вступила в свои права (рис. 74) (возраст 4 года 4мес). Деревья зазеленели, хотя еще и не все. Можно заметить разные стадии пробуждения деревьев в зависимости от их породы. Одни из них еще голые (черного цвета), другие покрылись густой зеленой листвой (второе и четвертое слева), на третьих распускаются листья разной формы и величины, вероятно, в зависимости от стадии своего развития. Распустились желтые тюльпаны.
На рис. 75 изображена весна в разгаре (возраст 5 лет) и чувствуется приближение лета. Пришла радостная пора. Все оживлено. Все цветет.

Рис. 65. Девушка с фруктами. Ира К., 6 лет.
Чувствуется тепло. Птицы, деревья, дома — в красно-коричневых и желто-оранжевых цветах. Давно освободившаяся от снега и льда речка изображена в нежноголубом цвете. От черной, мрачной земли, как это было на первых рисунках, осталась лишь узкая полоска, но уже не голая, а с зеленой травой. Все живые существа — в движении. Птицы хлопочут о птенцах. Некоторые из них держат веточки в клювах.
Эта серия рисунков завершается (рис. 76) изображением лета (возраст 5 лет 5 мес). Все красочно, оживлено. Птицы чаще летают парами, некоторые из них спешат к своим гнездам, чтобы накормить птенцов. А главное — крупным планом изображено сверкающее яркое, тепло греющее красно-оранжевое солнце.
Таким образом, с возрастом совершенствуется техника исполнения рисунков. Увеличивается число изображаемых предметов и фигур, усложняется их форма.


Рис. 66. Девушка с коровой. Ира К., 6 лет.
Наблюдается переход в новое качество. Рисунки становятся более содержательными. Времена года (зима, весна или лето) определяет не столько окраска предметов, хотя цвет имеет существенное значение, особенно в переходных периодах, сколько структура рисунка в целом, выделение исполнителем основных и второстепенных предметов, их взаимоотношение, динамика, совершенствование формы изображаемых предметов. Например, отдельные птицы в первых двух рисунках Миши К·, прилет птиц, появление скворечников (см. рис. 71). Птицы свили гнезда и отложили яйца (см. рис. 72). Рис. 73 дает представление о следующем периоде времени весны, основываясь прежде всего на. отношении птиц и деревьев. На деревьях появились зеленые почки и птицы изменились. Они как бы оправились от зимы, стали оживленнее и красочнее.
На рис. 74 изображен следующий этап весны — зеленые деревья, цветущие тюльпаны. Усложнение формы предметов, улучшение техники исполнения формируют новое содержание рисунков, хотя их тематика долгое время может оставаться одной и той же.


Рис. 67. Девушка с цветами. Ира К., 6 лет.

Важна динамичность изображаемых предметов, сюжетов и т. д. У ряда больных в отличие от здоровых динамичность заметно страдает или отсутствует. Предметы статичны, природа— застывшая, словно неживая.
Рис. 77 Коли В. (возраст 6 лет) представляет летний сюжет. Дом кирпичный, деревья, на них птицы, солнце светит, цветы, в перспективе еще один дом. Все это выполнено в ярких красочных тонах с использованием цветных карандашей.


Рис. 68. Конек-Горбунок. Ира К., 6 лет.
Времена года четко изображены на рис. 78—80, выполненных Леной М. (возраст 5 лет 2 мес). На рис. 78 под названием «Весна наступила» показан еще не полный расцвет весны. Хорошо изображены человек в костюме, дерево, детский «грибок», пенек и особенно дом — красочный с орнаментом, полуспущенными шторами. И солнце светит, и дверь в доме открыта, но еще, вероятно, не совсем тепло, поскольку топится печь и дым идет из трубы.
На рис. 79 (возраст 5 лет 3 мес) изображен уже разгар весны. Все цветет, все благоухает, много зелени. Земля покрыта травой, более густой и зеленой, чем на предыдущем рисунке. И девушка в более легкой одежде, в красочной блузке с открытой шеей, на которой видны украшения. Солнце ярче светит. Вверху изображены красивая птица и бабочка, а в небе плывут облака.
Красочен, ярок, радостен рис. 80 (возраст 5 лет, 5 мес). Использованы сочные тона, разные цвета. Преобладают оранжевый, зеленый; красный, синий. Полностью исключен черный цвет. Все выглядит ярче, чем на первом рисунке. Весь сюжет создает какое-то приподнятое, радостное (если не праздничное) настроение.


Рис. 69. Конец зимы. Миша К., 3 года 3 мес.

Рис. 70. Конец зимы. Миша К., 3 года 3 мес.

Рис. 71. Начало весны. Миша К., 3 года 6 мес.

Рис. 72. Весна. Миша К., 3 года 8 мес.

Рис. 73. Весна. Миша К., 4 года.

Рис. 74. Идет весна. Миша К., 4 года 4 мес.


Рис. 75. Весна в разгаре. Миша К., 5 лет.


Рис. 76. Лето. Миша К., 5 лет 5 мес.

Рис. 77. Лето. Коля В., 6 лет.

Рис. 78. Весна наступила. Лена М., 5 лет 2 мес.


Рис. 79. Разгар весны. Лена М., 5 лет 3 мес.


Рис. 80. Лето. Лена М., 5 лет 5 мес.


Рис. 81. Весна на севере. Гена К., 6 лет.


Рис. $2. Девушки. Ира В., 6 лет


Рис. 83. Девочка и кот. Ира В., 6 лет 2 мес.
И прекрасный, с открытыми шторами дом, украшенный разными цветами: оранжевыми, желто-красными, сиреневосиними. Девушка уже не в длинной теплой юбке, а в праздничном зелено-золотистом, сверкающем под лучами солнца нарядном летнем платье. И березка во всей красе: белый ствол с тонкими коричневыми, чередующимися через определенные интервалы, неполными поперечными полосками, и гордо поднятые вверх густо зеленые ветви. А солнце уже не желтое, как на предыдущих двух рисунках, а ярко-красного цвета и заметно больших размеров. Солнечное теплое лето и прекрасное настроение— таково содержание этого рисунка.
На рис. 81, выполненном Геной К. (возраст 6 лет), изображён северный пейзаж в середине весны. Атомоход «Ленин». Расколотый лед. На голубой воде океана плавают льдины. Большое вспаханное поле, на отдельных участках которого цветут цветы.


Рис. 84. Узор. Валя В., 6 лет 7 мес.


Рис. 85. Волчонок. Юра К., 5 лет 4 мес.
В перспективе — нераспаханный участок земли, на котором растут деревья. На них птичьи гнезда. Оперенье птиц по-весеннему красиво, в клювах они держат веточки для строительства своего дома.
Рис. 82 и 83 выполнены Ирой В., в возрасте 6 лет и 6 лет 2 мес. Нарядные девушки, красочные узоры. На рис. 83 среди девушек, одетых уже в другие более нарядные платья, особенно та, что слева стоит в праздничном костюме, кот с усами.
Необычный узор нарисовала Валя В. (возраст 6 лет 7 мес). Соблюдена симметрия цветов и веток (рис. 84).
Таким образом, почти все рисунки здоровых детей отражают окружающую действительность. Подавляющее большинство из них динамичны, красочны, передают жизнерадостное настроение.

Рисунки детей, больных эпилепсией, по сравнению с рисунками больных шизофренией более просты по форме, содержанию и исполнению. Число рисунков, выполненных одним и тем же больным, меньше такового у больных шизофренией. Они конкретизированы, менее выразительны, лишены фантазии. В них почти не встречаются символика, наслоения фигур, геометризация, отсутствуют неологизмы в названии. В подростковом возрасте у большинства больных снижается интерес к изобразительному творчеству. Задержка психического развития выявляется в низком качестве рисунков. У большинства больных эпилепсией они монотонны и однообразны. В них нет пестроты, которая наблюдается у больных шизофренией. У последних в связи с разнообразной продуктивной психотической симптоматикой рисунки многообразны и в зависимости от имеющейся патологии приобретают индивидуальную специфичность.
При шизофрении, особенно ее периодической форме с изменением фаз течения, сменой периодов обострения и ремиссии и наоборот, коренным образом изменяются и сами рисунки, их содержание, форма, цветовая гамма и другие показатели. Если во время психического приступа в рисунках прослеживаются патологические детали, совершенно не свойственные здоровым детям, с отчетливым регрессом техники исполнения, то в период ремиссии отмечается вдохновение, и сами рисунки все больше соответствуют рисункам здоровых детей, а иногда по своей выразительности, динамизму и технике выполнения превосходят их.
В зависимости от особенностей клиники и течения эпилепсии мы условно распределили всех страдающих этим заболеванием в дошкольном возрасте на 2 группы.
В первую группу (45 человек) вошли больные, у которых эпилепсия развилась на грубом резидуальном органическом фоне после черепно-мозговых травм, нейроинфекций, интоксикаций. Признаками органического поражения головного мозга являются резидуальные неврологические проявления вплоть до симптомов выпадения, психические изменения, выраженные явления церебрастении, сочетающиеся с отчетливой задержкой психического развития, в том числе речевых функций. У некоторых больных было грубое снижение интеллекта. В ряде случаев оно сочеталось с синдромом психической расторможенности. Частые полиморфные припадки, резистентность к терапии, задержка психического развития — все это способствовало неблагоприятному течению эпилепсии и, несмотря на дошкольный возраст больного, обусловливало необходимость многократного помещения его в стационар.
Наряду с признаками органического поражения головного мозга у больных 1-й группы отчетливо выявлялись изменения личности.

Отмечались замедленность и инертность мышления, трудность переключения с одной формы деятельности на другую, назойливость, эгоцентризм, биполярность эмоций, дисфории,
обидчивость, употребление слов с уменьшительными суффиксами.
Таким образом, эпилепсия у больных 1-й группы была обусловлена перенесенными тяжелыми органическими поражениями головного мозга.
Большинство детей 1-й группы были неспособны к предметному изображению. Из 45 детей 35 могли рисовать лишь на уровне «мазни» (рис. 85), беспорядочных и путаных линий (рис. 86), изогнутых спиралевидных штрихов, изуродованных кругов и других хаотически переплетающихся между собой фигур (рис. 87). Некоторые дети пытались изобразить предметы, но фактически у них получались какие-то фрагменты или фигуры неправильной формы, что возможно отражало видение этого предмета больным, но не окружающими. Взаимоотношение частей нарисованных предметов нарушено. Например, на рис. 88, выполненном Наташей В. (возраст 6 лет), и «дом», и «окна» не только сами не похожи на реальные, но и взаимное расположение их не соответствует действительному. Изображение предметов на рис. 89 можно считать лишь намеком на действительные.
Все описанные выше авторы рисунков достигли 6—7-летнего возраста. Их неспособность к предметному изображению обусловлена прежде всего грубой задержкой психического развития, глубоким снижением интеллекта, неблагоприятным течением болезни с частыми полиморфными припадками.
У некоторых больных (10 человек) на рисунках встречались изображения, напоминающие дом, дерево и другие предметы. Однако большей частью это были неправильные геометрические фигуры, о которых нельзя сказать, что это предметные изображения, хотя дети и пытались дать им какие-то названия — «дом», «тетя», «дерево» и т. д. Окружающим эти рисунки были совершенно непонятны. Изобразительное творчество детей, больных эпилепсией, на фоне грубых органических поражений с задержкой психического развития напоминало рисунки детей того же возраста, страдающих злокачественной формой шизофрении. Существенная разница заключается в отношении таких детей к своему творчеству, занятиям, педагогу и сверстникам. Больные эпилепсией охотно посещают занятия, огорчаются, если не могут хорошо выполнить задание, могут заниматься в течение долгого времени, не хотят уходить в палату.
Больные с задержкой психического развития, но с меньшей степенью снижения интеллекта (10 человек) способны изобразить самые элементарные отдельные фигуры, смутно напоминающие человека, башню (рис. 90), шары (рис. 91), цветы (рис. 92), корабль в левом верхнем углу листа (рис. 93). Очевидно, меньшая степень интеллектуального нарушения позволяет несколько лучше выполнить рисунки, хотя по технике исполнения и содержанию они находятся на низком уровне, чем существенно отличаются от рисунков здоровых детей такого же возраста.


Рис. 86. Без названия. Олег К., 6 лет.

Рис. 87. Я — маленький и рыбка. Эдик М., 7 лет.

Рис. 88. Дом. Наташа В., 6 лет.


Рис. 89. Дом, травка, солнце. Ира Е., 7 лет.


Рис. 90. Кремлевская башня, машина, человек, дом. Женя М., 5 лет 9 мес.


Рис. 91. Шары. Вася А., 4 года 8 мес.

Представляет интерес рис. 94, выполненный Мариной А. (возраст 6 лет). Имеется отчетливое предметное изображение. У больной интеллект снижен, но, возможно, не в такой степени, как у других больных данной группы. Однако критическое отношение к своему состоянию отсутствует. Кроме того, отмечается психическая расторможенность, которая проявляется небрежным выполнением рисунка, сильным нажимом карандаша, густой штриховкой «земли» и «неба».
Вначале больная сказала, что изобразила лето (солнце красное). Затем черным карандашом обозначила снежинки как признак зимы и менее ярко раскрасила желтым карандашом солнце, сообщив, что это «зима».
Изображение на одном рисунке двух разных времен года зимы и лета связано с недостаточной критической оценкой своего труда.
Рисует больная небрежно. Начатое не доводит до конца. Может все замазать, зачеркнуть, результат ее не волнует, не собрана. На занятиях сразу поднимает руку, однако отвечает не о том, о чем спрашивают, и смеется.
Больные с психической расторможенностью, аффективными нарушениями, агрессивными тенденциями реагировали на замечания протестом, иногда падением на пол. Двигательное возбуждение у них сочеталось с речевым. Но стоило ребенка пригласить на занятия рисованием, как он включался в работу и в зависимости от своих возможностей выполнял задание. Поведение его упорядочивалось. Дети с психической расторможенностью не могли долго заниматься рисованием или каким-нибудь другим, но одним делом, их постоянно приходилось переключать на другие занятия.

Рис. 92. Цветы. Оля К., 6 лет 10 мес.
Несмотря на выраженное снижение интеллекта, на индивидуальных занятиях дети успокаиваются, радуются, получают благоприятный эмоциональный заряд. Они сами активно просятся в класс. Не умеющие говорить, объясняются знаками или берут за руку педагога и ведут к двери, обижаются, если на занятия приглашают другого ребенка. Свои рисунки дети обычно не раскрашивают, цветные карандаши используют недифференцированно. Часто одним карандашом выполняют весь рисунок.


Рис. 93. Корабль. Эдик М., 6 лет 2 мес.

Рис. 94. Зима — Лето. Марина А., 6 лет.

У больных 1-й группы страдает не только качество рисунка (по сравнению с творчеством здоровых детей того же возраста), у них изменено также и отношение к бумаге, цветным карандашам, краскам, кисточкам и другому материалу. Так, больной М. на вопрос, почему он не раскрашивает рисунки цветными карандашами, ответил: «Я их не люблю, они мне не нравятся». Дети со сниженным интеллектом обнюхивают бумагу, карандаши, краски, не рисуют ими, а играют, объясняя свой примитивный рисунок словесно. То же самое выявляется при анализе творчества детей, страдающих шизофренией со злокачественным течением. В качестве примера приведем краткое описание поведения больного эпилепсией на индивидуальном занятии.
Юра К., 5,5 лет. Диагноз: эпилепсия со снижением интеллекта, синдром психического возбуждения. Мальчик возбужден, многоречив, внимание крайне неустойчиво, ничем не занят, сам ничего не просит. На предложение пойти на занятия охотно согласился, подал руку. Очень обрадовался, когда увидел краски. О себе говорит в третьем липе. Выслушав советы педагога о том, как надо правильно сидеть за столом и обращаться с красками, сразу взял кисточку и начал смешивать все краски. При этом разговаривал сам с собой: «Сидит спокойненько, красит с тетенькой и не шалит Юра. Я ведь как художник здесь. Вот видишь, Юра красил, а теперь отдыхает. Я красочки закрою, пусть отдохнут. Кисточка не может быть без своих друзей, и прыг в коробочку. А кто у нее друзья?—-Красочки (мальчик сам задает себе вопросы и сам на них отвечает). А чашечка посматривает на Юру своим носиком. Кисточка легла там отдохнуть и бумажечка отдыхает (играет с красками, гладит их. Укладывает в коробку кисточку и приговаривает). Видишь, он Юра, твой художник, у него краски стоят (вынул кисточку из коробки). Пусть и она в баночке постоит».
Во 2-ю группу обследованных вошли 90 человек с относительно благоприятным течением эпилепсии, у которых не было грубых интеллектуальных нарушений. Отмечались и моно-, и полиморфные приступы, однако они возникали реже и протекали легче, чем у больных 1-й группы. Преобладали малые и абортивные припадки.
Психическое состояние у больных 2-й группы было неоднородным. У одних (относительно спокойные дети) на передний план выступали замедленность и инертность психических процессов, хотя и не столь выраженные, как в 1-й группе. У других главное место в клинической картине занимали повышенная раздражительность и аффективные нарушения: частые колебания настроения, взрывчатость, обидчивость. У некоторых больных отмечалась двигательная расторможенность. Поведение детей с трудом поддавалось коррекции, они отличались непоседливостью, чрезмерной подвижностью и отвлекаемостью (расторможенные и легко отвлекаемые больные). Различие клинических признаков накладывало отпечаток на изобразительное творчество этих больных.
Относительно спокойных было 41 человек, из них 20 девочек и 21 мальчик. Эти дети выполнили 280 рисунков. Тематика рисунков у больных при доброкачественном течении эпилепсии и отсутствии задержки развития напоминает таковую у здоровых детей.


Рис. 95. Дерево. Саша Д., 7 лет.

Рис. 96. Мушкетеры. Вова М., 6 лет 5 мес.


Рис. 97. Елка с украшениями. Юра К., 5 лет 8 мес.


Рис. 98. Дом. Федя М., 5 лет 9 мес.

В своем творчестве они отражают окружающий мир. Рис. 95—98 разнообразные, красочные, выполнены аккуратно, тщательно. В названиях отсутствуют неологизмы, а в изображении — символика, что отличает их от рисунков детей, страдающих шизофренией. При внимательном анализе обнаруживается тенденция к повторению, итерации, хотя это и не является в полном смысле стереотипией. В каждый новый рисунок дети привносят и что-то новое, другие предметы, размеры, число фигур, их взаимоотношения и другие детали, которых не было на предыдущем рисунке. Рассмотрим серию рисунков (99—101), выполненных Аллой Э. (возраст 5 лет 7 мес). На 3 рисунках девочка изобразила один и тот же сюжет — «Цветы». Кажется, что первые два рисунка (рис. 99, 100) копируют друг друга. Однако на рис. 99 изображено 11 ромашек, а на рис. 100 — только 9. На втором рисунке (рис. 100) выше зеленый покров, на рис. 101 —совершенно другие цветы и окрашены они по-разному. Имеется повторение тематики, но стереотипия как таковая отсутствует. Однако эти 3 рисунка значительно менее динамичны, чем рисунки здоровых детей. На первых 2 рисунках динамика практически отсутствует, что существенно отличает их от творчества здоровых детей, изобразивших, например, времена года (см. рис. 69—76 и 78—80).
Подлинной стереотипии в рисунках детей дошкольного возраста, больных эпилепсией, мы не встречали. На первый взгляд может показаться, что рисунки у отдельных детей одни и те же. Однако они всегда отличаются некоторыми вариациями. Так, больная М. много раз рисовала стол. Раскрашивала его всегда коричневым карандашом, но на столе каждый раз были разные предметы: тο ваза с цветами, то фрукты, то кошка.
Света Б., 6 лет 5 мес. Диагноз: эпилепсия, доброкачественное течение без выраженного снижения интеллекта. Девочка быстро освоилась в детском коллективе, активная, общительная. Настроение неустойчивое. Временами больная бывает напряжена, вспыльчива, агрессивна. Легко переходит от гневливости к сюсюканью. Общий запас сведений и представлений достаточный. Интеллект сохранен. При длительной беседе больная быстро устает. На занятиях активна, выполняет все задания. Любит рисовать. Очень довольна, когда ее приглашают на занятия. Усердная, старательная. Критически оценивает свои рисунки, огорчается, если, по ее словам, «плохо получилось». Многочисленные рисунки таких больных разнообразны по тематике, сюжетны, ярко, красочно отражают реальный мир (рис. 102—103). Девочка легко переключается на рисование по заданию или с натуры, а также на другие виды деятельности.
На рис. 104 изображены девочки, занимающиеся зарядкой, у всех отмечается однообразие поз, статичность. Однако они отличаются друг от друга ростом и костюмами разного цвета.
Рис. 105 под названием «Заяц», выполненный Аидой Б. (возраст 5 лет) с сохранным интеллектом, яркий, красочный, по технике исполнения не уступает рисункам здоровых детей соответствующего возраста. То же можно сказать и о рис. 106 и 107, Несмотря на выраженные изменения личности его автора, рисунок мало чем отличается от изображения летнего сюжета здоровыми детьми.


Рис. 99. Цветы. Алла Э., 5 лет 7 мес.


Рис. 100. Цветы. Алла Э., 5 лет 7 мес.

Рис. 101. Цветы. Алла Э., 5 лет 7 мес.

Рис. 102. Узор. Света Б., 6 лет 5 мес.

Однако даже спокойные больные эпилепсией, но с изменением личности отличаются от здоровых детей своим отношением к занятиям и педагогу — «прилипчивостью», слащавостью. Они всегда активно, до назойливости, просят взять их на индивидуальные занятия, даже если групповые занятия более интересны. В силу эгоизма и эгоцентризма они требуют к себе повышенного внимания.
Число рисунков у больных эпилепсией значительно меньше, чем у больных шизофренией. В связи с общей подавленностью моторики они медленно рисуют и пишут. Отдельные дети жалуются на усталость, в отведенное для занятий время не укладываются, в связи с чем задание остается не выполненным.
В отличие от больных шизофренией страдающие эпилепсией отличаются любознательностью, интересуются всем новым, просят показать или рассказать о чем-либо, им еще не известном. При выполнении задания они пытаются подражать педагогу, неудачные рисунки стесняются показывать взрослым. Получив одобрение своей работы, они стараются продемонстрировать рисунки всем: сверстникам, обслуживающему персоналу, родителям. Этим они также отличаются от больных шизофренией, которые не проявляют столь яркого эмоционального отношения к своему творчеству.
Дети с доброкачественным течением эпилепсии легко вступают в контакт. Они легче переключаются на выполнение других заданий, например с рисования на написание букв или складывание картинок, чем на беседу с одной темы на другую, в которых они надолго застревают, проявляя вязкость мышления. Положительной чертой характера больных эпилепсией является стремление доводить начатое дело до конца, что следует использовать при работе с такими детьми.
Во вторую подгруппу вошли беспокойные, легко отвлекаемые больные (49 человек). Ими выполнено 345 рисунков. Больные по клиническим признакам неоднородны: наряду с детьми, у которых сохранен интеллект, встречались дети с несколько сниженным интеллектом. У них отмечалось двигательное беспокойство, они часто ссорились с другими детьми. Они любили заниматься одни, требовали, чтобы педагог никого больше не приглашал, не сажал на их место. Все они были чрезмерно отвлекаемы, многоречивы, трудно сосредотачивали внимание на задании, их необходимо было постоянно стимулировать. Больные переоценивают свои возможности, хвалятся, будто бы они могут многое сделать. На самом деле их способности к изобразительному творчеству снижены по сравнению с таковыми у здоровых детей.
Во время рисования настроение больных улучшалось, они становились веселее, бодрее, ходили на прогулки вместе с другими детьми. Несмотря на отвлекаемость и двигательное беспокойство, они успокаивались при смене заданий, стремились выполнять рисунки как можно лучше.
В зависимости от состояния интеллекта и выраженности двигательного беспокойства техника исполнения рисунков была неоднородной. При сохранности интеллекта и слабой выраженности двигательного беспокойства, когда оно проявлялось лишь эпизодически, некоторые рисунки больных детей приближались к рисункам здоровых (рис. 108), а у некоторых больных по тщательности и аккуратности исполнения были лучше, чем у здоровых детей (рис. 109).
При резко выраженной расторможенности и задержке психического развития у больных существенно нарушались и форма, и техника исполнения рисунков, хотя интеллект мог быть нарушен незначительно (рис. 110, 111). Двигательная расторможенность отражается на рисунках густой, грубой штриховкой в разных направлениях с резким нажимом карандаша. Возбуждение влияет также на раскраску самих рисунков, используются яркие, сочные цвета.
У беспокойных больных со сниженным интеллектом (11 человек) рисунки были низкого качества, схематичны, они изображали уродливых людей, геометрические фигуры неправильной формы. У таких детей резко страдают как форма, так и содержание рисунка. Они выбирают цвет произвольно, чаще применяют темные тона или рисуют простым карандашом без раскрашивания (рис. 112).
У беспокойных больных со сниженным интеллектом отмечалось значительное отставание в психическом развитии. Выражены эпилептические черты характера. Такие дети озлоблены, агрессивны, назойливы, прилипчивы, слащавы, чрезмерно отвлекаемы, медлительны в работе. Они не могут сами придумать тему рисунка, их фантазия очень бедная. В то же время они постоянно интересуются оценкой своей работы.
Обращает на себя внимание изображение человека одним из таких больных. Он начинал его рисовать не с головы, как это обычно делают все дети, а с сапог, затем пририсовывал туловище, голову, фуражку, автомат и верхние конечности. У другого, очень обстоятельного больного все рисунки были тяжеловесными, штриховка грязной, в разных направлениях, линии проводились по несколько раз.
Совершенно другую картину мы наблюдаем у беспокойных больных эпилепсией, но с сохранным интеллектом. Их рисунки по тематике почти совпадают с рисунками спокойных больных эпилепсией. Отличаются они качеством отделки рисунка, его завершенностью, штриховкой, которая в большинстве случаев беспорядочна, выходит за контур рисунка. У детей не хватает усидчивости, терпения нарисовать, например, на дереве много листьев или других мелких однородных предметов. Так, на рис. 113 Алла Э. изобразила листья лишь на концах веток дерева, девочку — без ног, хотя нарисовала брови и ресницы. Незавершенность — основной недостаток рисунков таких детей.


Рис. 104. Девочки занимаются зарядкой. Тамара В.. 6 лет 2 мес.

Рис. 105. Заяц. Аида Б., 5 лет.


Рис. 106. Лето. Шура Л., 7 лет.


Рис. 107. Мавзолей. Салют. Игорь В., 5 лет 11 мес.

Рис. 108. Лето. Вова Ч., 6 лет 2 мес.

Рис. 109. Коврик. Люба Г., 7 лет.


Рис. 110. Дом. Петя Г., 5 лет 2 мес.
детей с резидуальной органической симптоматикой, на почве которой развивалась эпилепсия, способность отражения реального мира на рисунках зависит в значительной мере от степени задержки психического развития и состояния интеллекта.
В группе спокойных детей с сохранным интеллектом рисунки приближаются к таковым у здоровых детей. На них изображаются не только конкретные предметы, но и сюжеты: праздник, весна и другие времена года, красивые симметричные узоры, дети. Обращает на себя внимание аккуратность, тщательность исполнения, тенденция к повторению отдельных элементов предметов, фигур, особенно в орнаментах. У более уравновешенных детей рисунки раскрашены менее ярко, спокойно, листья на деревьях более мелкие, штриховка ровная, в одном направлении.

Рис. 111. Дом, дерево, солнце. Алла Е., 5 лет 5 мес.
У несколько возбужденных детей краски на рисунках яркие, сами рисунки более экспансивные. Нельзя сказать, что рисунки у детей с сохранным интеллектом и благоприятным течением
заболевания застывшие, на них наблюдается и пластичность, и динамика, но в меньшей степени, чем на рисунках здоровых детей.
С возрастом форма, содержание и техника рисунков совершенствуются. Однако общий интерес к рисованию несколько снижается. Если в дошкольном возрасте почти все дети в силу своих возможностей что-нибудь рисуют, то в подростковом возрасте интерес к рисованию сохраняется лишь у некоторых.


Рис. 112. Люди. Вова Г., 5 лет.

Рис. 113. Я и дерево. Алла Э., 6 лет.


Рис. 114. Река. Сережа К., 12 лет.
В содержании и окраске рисунков отражается настроение больного. Так, Сережа К. (возраст 12 лет) изобразил речку, на одном из берегов которой находится крохотная лодка (рис. 114). Настроение у больного понижено, так как в субботу его никто не пришел навестить. Он одинок. И это одиночество, грусть и тоска выразились в рисунке. Еле заметные бледные краски, никаких предметов ни у берегов, ни на реке, кроме крохотной лодки, нет.
Совершенно иная зарисовка (рис. 115) у Виталия Р. (возраст 14 лет) с синдромом умеренно выраженной психической расторможенности. Окраска более сочная. Изображено поле, но неизвестно, какие растения.
Синдром психической расторможенности отрицательно влияет на творчество: дети не могут сосредоточиться, спешат, поэтому их рисунки бедны по содержанию. Они не могут придумать, что изобразить, у них отсутствует фантазия, не хватает терпения и нет особого желания по сравнению с другими детьми без синдрома психической расторможенности.
Олег К., (возраст 14 лет) нарисовал море, горы, закат солнца (рис. 116). Такие рисунки способны выполнить больные эпилепсией с сохранным интеллектом в два раза моложе этого ребенка.


Рис. 115. Поле. Виталий Р., 14 лет.

 

Рис. 116. Море, горы, заход солнца. Олег К., 14 лет


Рис. 117. Деревня. Андрей С., 14 лет.

Рис. 118. Кувшин. Дима Л., 13 лет.

Рис. 119. Бокал. Дима Л., 13 лет.


Рис. 120. Рыцарь. Андрей П., 14 лет.

У многих детей страдает техника изображения предметов. Так, рис. 117, выполненный Андреем С. (возраст 14 лет), по своему содержанию как будто и соответствует названию «Деревня». Однако техника исполнения слабая. Такой рисунок может выполнить здоровый ребенок в возрасте 6—7 лет.

Рис. 121. Узор. Алла Э., 10 лет.
Изображение реальной действительности у некоторых больных подростков при отсутствии признаков задержки психического развития приближается к рисункам здоровых детей. Больной Дима Л. (возраст 13 лет) нарисовал кувшин (рис. 118) и бокал (рис. 119). По технике исполнения эти рисунки напоминают рисунки здоровых детей.
Отдельные элементы геометризации отмечаются на рисунках больных эпилепсией, хотя это нехарактерно для таких больных. Рис. 120, выполненный Андреем П. (возраст 14 лет), называется «Рыцарь». Хороню соблюдены пропорции частей тела, четко нарисованы доспехи рыцаря и защитные приспособления. «Узор» (рис. 121), выполненный больной эпилепсией Аллой Э. (возраст 10 лет), перегружен. Совершенно нет свободного места. Обращает на себя внимание тщательность штриховки, хотя она и неравномерная.


Рис. 122. Дом. Петя К., 6 лет.


Рис. 123. Домик. Наташа Г., 7 лет.
Сравнение рисунков, выполненных больными эпилепсией и шизофренией одного возраста.
Больной шизофренией Петя К. (возраст 6 лет) нарисовал дом, который не воспринимается зрителем (рис. 122). Рисунок выполнен небрежно, контуры нечетко очерчены, окна и двери разбросаны по плоскости.
Рис. 123, выполненный больной эпилепсией Наташей Г. (возраст 7 лет), тоже называется «Дом», но он намного лучше Контуры четкие, аккуратно нарисованы окна, дверь; в небе летит самолет.
Дерево (рис. 124) нарисовано больным эпилепсией Сережей К. (возраст 6,5 лет). Рисунок напоминает рисунки здоровых детей. В то же время дерево (рис. 125), нарисованное Славой Г. (возраст 7 лет), страдающим шизофренией, представляет собой сплошную мазню синего и желтого цвета, совершенно не похожую на дерево.


Рис. 124. Дерево. Сережа К., 6 лет 6 мес.

Рис. 125. Дерево. Слава Г., 7 лет.


Рис. 126. Кремль. Витя К., 13 лет.


Рис. 127. Ракета. Женя А., 13 лет.


Рис. 128. Узор. Ира Н., 14 лет.
Серия (рисунков больных эпилепсией (возраст 13—14 лет) — «Кремль» (рис. 126), «Ракета» (рис. 127) и «Узор» (рис. 128) тщательно выполнена, ярко раскрашена и отражает окружающую действительность.
Серия рисунков (рис. 129—133), выполненная Наташей М. (возраст 12 лег), страдающей шизофренией в состоянии ремиссии, отличается высоким техническим уровнем, но изображает не окружающую реальность, а сказочные сюжеты. Рисунки некоторых больных шизофренией с доброкачественным течением, особенно при приступообразном течении, в состоянии ремиссии по технике исполнения лучше рисунков, выполненных здоровыми детьми и подростками.


Рис. 129. Женщина в наряде. Наташа М., 12 лет.
Больной эпилепсией Виталий Ч. (возраст 13 лет) выполнил рисунок под названием «Рыба» (рис. 134). Рыба очень тщательно выписана, даже различаются чешуйки, соблюдены пропорции, симметрия. Второй рисунок (рис. 135) этого же больного называется «Ядерный взрыв». Если не знать названия рисунка, вряд ли можно определить, что на нем изображено.
Творчество здоровых детей 6—7-летнего возраста все же в большинстве случаев отличается от творчества больных эпилепсией. У здоровых детей также бывают рисунки слабого исполнения, преимущественно у детей, не учившихся рисовать. Больные эпилепсией иногда очень тщательно выполняют рисунки, выписывая многочисленные мелкие элементы, что свидетельствует об аккуратности и старательности.

Рис. 130. Девушка. Наташа М., 12 лет.
Следует подчеркнуть широкий диапазон индивидуальных способностей к изобразительному творчеству как у здоровых, так и у больных детей в зависимости от личностных особенностей, состояния интеллекта, обучения, прилежания, интересов, тренированности и др.
Таким образом, у подавляющего большинства больных эпилепсией рисунки отражают реальную действительность. Однако при злокачественном течении заболевания дети представляют действительность упрощенно, изображают ее непредметно. Это обусловлено главным образом задержкой психического развития как проявления грубого органического поражения головного мозга, явившегося причиной эпилепсии.

Рис. 131. Женщина. Наташа М., 12 лет.
И чем выраженнее задержка психического развития, тем- сильнее умственная отсталость, гем хуже (примитивнее) рисунки, гем беднее изобразительное творчество больных.
При постоянной педагогической работе с детьми, больными эпилепсией, несмотря на задержку их психического развития, мы наблюдали некоторые постепенные положительные сдвиги в состоянии интеллекта. Увеличивался запас слов, дети, не умеющие считать, овладевали порядковым счетом, осваивали классификацию предметов по группам и т. д. Улучшались навыки самообслуживания.


Рис. 132. Осень. Наташа М., 12 лет.


Рис. 133. Орнамент. Наташа М., 12 лет.

 

Рис. 134. Рыба. Виталий Ч., 13 лет.


Рис. 135. Ядерный взрыв. Виталий Ч., 13 лет.
Таких детей целесообразно приучать к коллективу, приобщать к режимным моментам, так как одиночество они переносят тяжело, хотя с другими детьми часто конфликтуют. Однако работа по выполнению режимных моментов в коллективе и созданию учебных стереотипов приносит пользу. Например, однажды усвоив, как надо правильно сидеть за столом, ребенок в дальнейшем даже пытается учить этому других детей.
Страдающие эпилепсией в отличие от больных шизофренией легко вступают в контакт. Они активно стремятся к общению со взрослыми и детьми, но в силу эгоцентризма и ригидности психики не могут приспособиться к сверстникам, везде стараются играть ведущую роль, командовать, подчинять себе других.
Таким образом, при индивидуальной педагогической работе с детьми, страдающими эпилепсией, выявляются потенциальные возможности, которые можно использовать для их дальнейшего обучения.



 
« Эпилепсия у детей   Эпилептические психозы у детей и подростков »