Начало >> Статьи >> Архивы >> Фармакологическая регуляция психических процессов

Отношение различных групп психотропных препаратов к эпилептической активности - Фармакологическая регуляция психических процессов

Оглавление
Фармакологическая регуляция психических процессов
Фармакологическая регуляция психических процессов
Классификации психотропных средств
Характеристика спектра действия психотропных средств
Антидепрессанты
Транквилизаторы
Психостимуляторы и ноотропные препараты
Психотомиметические средства
Механизмы действия психотропных средств
Хроническое введение нейролептиков
Взаимодействие нейролептиков
Механизмы действия антидепрессантов
Влияние антидепрессантов на моноаминоксидазу
Хроническое введение антидепрессантов
Места связывания антидепрессантов
Механизмы действия солей лития
Механизмы действия транквилизаторов
Механизмы действия психотомиметиков
Немедиаторные механизмы действия психотропных препаратов
Взаимодействие психотропных средств с кальмодулином
Поиск веществ, действующих на центральную нервную систему
Исследования психотропной активности новых соединений
Первичная оценка психотропной активности новых соединений
Анализ результатов первичных испытаний и заключение об активности вещества
Исследования выявленных активных химических соединений
Конструирование потенциальных препаратов рецепторного действия
Фармакологическая регуляция эпилептического процесса
Отношение различных групп психотропных препаратов к эпилептической активности
Механизмы действия противоэпилептических средств
Методы поиска биологически активных противоэпилептических веществ
Новый тип стимулирующего действия веществ на процесс возбуждения
Сведения о потенциалозависимых и хемозависимых калиевых каналах
Фармакологические свойства аминопиридинов
Действие на нервную систему полиметиленовых производных аминопиридина
Соотношение между химической структурой и активностью в рядах аминопиридинов
О некоторых методах поиска препаратов-стимуляторов процесса возбуждения
Заключение и литература

Вопрос о влиянии некоторых групп психотропных препаратов на эпилептический процесс неоднократно обсуждался в литературе. Причина имеющихся противоречий в этой проблеме кроется в следующих наблюдениях.

  1. В клинике неоднократно описывалась способность некоторых нейролептических препаратов (чаще это касалось хлорпромазина) при длительном введении больным с различными психическими заболеваниями неэпилептического характера вызывать эпилептические припадки и специфические изменения ЭЭГ [Попов, Невзорова, 1956; Зак, 1957; Lomas, 1955].
  2. Способность вызывать эпилептические нарушения отмечалась как постоянное свойство антидепрессантов [Delay, Deniker, 1961].
  3. С другой стороны экспериментальные и клинические исследования продемонстрировали в ряде случаев положительное действие тех же нейролептиков и антидепрессантов на эпилептический процесс [Вольф, 1974; Лаврецкая, 1977].

Мы подвергли специальной проверке действие разных представителей групп нейролептиков и антидепрессантов на судорожный синдром у экспериментальных животных. Использован набор моделей, который учитывает различные возможные механизмы развития судорожной активности: 1) электросудорожный припадок у мышей и крыс; 2) пароксизмы, вызванные у мышей химическими агентами (коразолом, стрихнином, бикукуллином внутривенно): 3) пенициллиновый эпилептогенный очаг, созданный аппликацией пенициллина (50 ЕД через вживленную канюлю) на сенсомоторную область коры мозга крыс; 4) припадок, вызванный аудиогеновым раздражителем (100 ДБ, 1,5 мин) у крыс линии Крушинского—Молодкиной [Лаврецкая и др., 1981J.
Такой набор тестов позволяет всесторонне охарактеризовать отношение разных фармакологических агентов к судорожному синдрому. При этом были выявлены следующие закономерности.

  1. Нейролептики с выраженными седативными свойствами (хлорпромазин, левомепромазин, хлорпротиксен) не только не усиливают, но заметно ослабляют действие всех судорожных агентов.
  2. Еще более выраженное защитное, антиэпилептическое действие оказывают антидепрессанты с седативным компонентом в спектре активности, особенно амитриптилин. Только антидепрессанты с сильными стимулирующими свойствами, преимущественно ингибиторы МАО, в большинстве тестов оказывают провоцирующее влияние и потенцируют эффекты судорожных агентов.
  3. Нейролептики с преимущественно сильным дофаминоблокирующим действием, напротив, усиливают эпилептическую активность. Отмечена определенная корреляция между силой дофаминоблокирующего эффекта и способностью провоцировать эпилептические нарушения. Так, наиболее мощные нейролептические препараты

(флуфеназин-деканоат, трифлуперидол, пимозид и др.) обладают и наиболее выраженными провоцирующими эпилептогенными свойствами (табл. 32).
Таблица 32. Влияние некоторых нейролептиков и антидепрессантов на судорожный эффект коразола, стрихнина, бикукуллина

* Разница с контролем статистически достоверна.

  1. Особенно четко эпилептогенные свойства некоторых нейролептиков и антидепрессантов обнаруживаются в экспериментах с аппликацией этих препаратов на зоны мозга с низким судорожным порогом, в частности на сенсомоторную зону коры мозга. При этом в течение 5—7 мин возникают характерные эпилептические изменения ЭЭГ, а иногда и судорожный пароксизм.

Все полученные в эксперименте данные были затем подтверждены в клинике при исследовании характера и частоты припадков, изменений ЭЭГ у больных эпилепсией в процессе лечения указанными психотропными препаратами [Лаврецкая, 1977].
Способность психотропных средств так или иначе воздействовать на эпилептический процесс не вызывает удивления. Их влияние на медиаторные системы мозга, рецепторы, обмен биогенных аминов должно сказываться на течении любого процесса, связанного с мозгом, в том числе и эпилептического. Тем не менее назвать нейролептические и некоторые антидепрессивные препараты противоэпилептическими (как это делает Menardi [1974]) нет оснований. Их действие на судорожный синдром неоднозначно и зависит от спектра активности. Даже такие препараты, как хлорпромазин и левомепромазин, которые в небольших дозах блокируют эпилептическую активность, в более высоких дозах (15 мг/кг) ее усиливают (табл. 32). Видимо, это зависит от преобладания в больших дозах этих препаратов дофаминоблокирующего эффекта, в то время как малые дозы могут оказывать преимущественно седативное, адрено-, холино-, гистаминоблокирующее действие. Такой вывод подтверждается экспериментальными наблюдениями: хлорпромазин в высокой дозе вызывает выраженную и длительную каталепсию, которая преобладает над всеми другими эффектами.
Интересно отметить, что мнение о влиянии транквилизаторов на эпилептический процесс также не является однозначным. С одной стороны, их прямо относят к противоэпилептическим препаратам, некоторые из них (клоназепам, диазепам) являются препаратами выбора при эпилептическом статусе [Боголепов и др., 1971; Камянов, 1972; Gastaut el а., 1971; Milovanovic, 1971; Eadie, Tyrer, 1983]. С другой стороны, описывается способность транквилизаторов вызывать эпилептические припадки или усиливать имеющиеся эпилептические нарушения [Browne, Penry, 1973; Edwards, 1974]. Нами также отмечены существенные расхождения между экспериментальными данными о высокой противосудорожной активности этой группы препаратов и клиническими наблюдениями. В клинике транквилизаторы могут применяться лишь как дополнительное средство, один из компонентов в комплексе противоэпилептических средств. Они не заменяют классические, «базисные» антиконвульсанты при длительном применении для контроля припадков и изменений ЭЭГ. Только некоторые транквилизаторы, а именно диазепам, клоназепам, нитразепам, продолжают применяться в клинике эпилепсии с целью купирования эпилептического статуса или для лечения особых форм припадков (ночных).
Это расхождение между результатами экспериментального и клинического изучения транквилизаторов потребовало специального выяснения. Только исследование тонких механизмов действия транквилизаторов и антиконвульсантов позволило выявить различия в их влиянии на эпилептическую активность.



 
« Уровень общей неспецифической реактивности организма   Фармакотерапия сердечной недостаточности у детей »