Начало >> Статьи >> Архивы >> Фокальная эпилепсия в детском возрасте

Общая характеристика оперированных больных - Фокальная эпилепсия в детском возрасте

Оглавление
Фокальная эпилепсия в детском возрасте
Диагностика, методы хирургического лечения
Характеристика клинических наблюдений
Локализация эпилептогенного очага
Комплекс симптомов и результаты хирургического лечения
Эпилепсия, возникшая на почве внутриутробной патологии, родовой травмы
Фокальная эпилепсия воспалительной этиологии у детей
Фокальная эпилепсия у детей, обусловленная атипично протекающими опухолями головного мозга
Эпилепсия при аномалиях развития черепа, головного мозга
Электроэнцефалографический метод в определении локализации
Электрокортикография и электросубкортикография в определении локализации
Хирургическое лечение
Показания и противопоказания к хирургическому лечению
Общая характеристика оперированных больных
Обезболивание при оперативных вмешательствах
Методика и тактика хирургического лечения
О морфологических изменениях мозгового вещества
Послеоперационные исходы и осложнения
Отдаленные результаты хирургического лечения

Мы имеем возможность детально проанализировать хирургическое лечение 79 больных, страдавших фокальной эпилепсией. Среди оперированных нами больных было 78 детей и один взрослый, 27 лет, заболевание у которого развилось в первые годы жизни.
Фокальная эпилепсия у большинства оперированных была инфекционной или травматической этиологии (61 ребенок).
Клиническая картина характеризовалась прогредиентным течением заболевания, несмотря на длительную лекарственную терапию, учащением эпилептических припадков и изменением их характера с приобретением черт серийности. У некоторых больных наблюдались эпилептические статусы, тяжелое постприпадочное состояние, у части больных отмечались выраженные психические расстройства. У 53 оперированных нами детей, наряду с ограниченным эпилептогенным очагом, имелись значительно выраженные симптомы диффузного поражения головного мозга, на что указывали как клинические данные, так и данные пневмоэнцефалографии. Степень выраженности этих симптомов находилась в прямой зависимости от характера развития заболевания и длительности проявления судорожного синдрома. У большинства из этих детей (42 человека) отмечался полиморфный, серийный характер эпилептических припадков с развитием тяжелого эпилептического статуса у 14 из них. Наряду с этим у 9 детей имелись тяжелые постприпадочные состояния, выражавшиеся в дезориентировке, двигательном беспокойстве, а у некоторых в заторможенности, длительном сне и развитии очаговых симптомов поражения центральной нервной системы в виде моторной афазии (у 4) и парезов конечностей (у 5). Семь детей имели синдром обширного поражения головного мозга, в связи с чем они подверглись оперативному вмешательству. Из этого числа четверо имели симптомы двустороннего поражения височных долей с преобладанием зоны поражения в одной из них, у 3 же детей имелся эпилептический синдром, указывающий на поражение корковых отделов мозга в сочетании с поражением подкорковых ганглиев.
Длительность проявления судорожного синдрома вызывала в условиях нарастания частоты припадков, утяжеления их характера также и психические расстройства у большинства больных (52 ребенка), выраженные в различной степени. Так, у 19 детей имелись эпилептические черты характера, проявлявшиеся в наличии выраженной эмоциональной лабильности с периодически повторяющимся беспокойством, неуравновешенностью, со склонностью к конфликтам и агрессивным поступкам. У 15 детей имелись также симптомы, указывающие на отставание в интеллектуальном развитии. У 9 детей при длительном неблагоприятном клиническом течении заболевания наблюдалось резкое снижение интеллекта до степени имбецильности.
Наряду с этой большей по количеству и наиболее клинически тяжелой группой оперированных больных (53 человека) мы наблюдали 26 детей, у которых в процессе комплексного обследования был выявлен сравнительно ограниченный эпилептогенный очаг в одной из долей мозга с меньшей степенью выраженности патологических диффузных реакций головного мозга. Однако в клиническом течении и этой группы больных имел место выраженный эпилептический синдром со значительным учащением эпилептических припадков в процессе болезни, несмотря на систематическую медикаментозную терапию, хотя психические расстройства были выражены слабо и проявлялись главным образом в эмоциональной лабильности, без заметных интеллектуальных расстройств.
Возраст оперированных нами детей был в пределах от 1 года 2 месяцев до 15 лет включительно. Оперативное вмешательство у преобладающего большинства детей (77 человек) производилось в возрасте старше 3 лет, при этом в возрасте от 5 до 15 лет — 75 детей.
Оперативное вмешательство обычно предпринималось у детей, прошедших курс лекарственной противосудорожной терапии в сочетании с другими видами симптоматической терапии при отсутствии лечебного эффекта. В эту категорию вошли в основном, как указано, дети в возрасте старше 3 лет. Однако одного ребенка с эпилепсией, обусловленной тяжелой родовой травмой с тяжелым прогредиентным течением судорожного синдрома, с развитием тяжелых эпилептических статусов, задержкой психического развития, мы оперировали в возрасте 1 года 2 месяцев. Среди оперированных больных большой разницы в числе между мальчиками (41 человек) и девочками (38 человек) не было.
Наибольшую группу среди оперированных составили дети (37 человек), страдавшие фокальной эпилепсией в результате последствий инфекционного поражения головного мозга. У 10 детей эпилепсия была обусловлена внутриутробной патологией и родовой травмой. У 11 человек эпилепсия развилась в результате последствий постнатальной травмы черепа и головного мозга или травмы, полученной в более поздние годы жизни ребенка, у 11 детей — в связи с атипично протекающим новообразовательным процессом в головном мозге, у 5 — в связи с врожденной аномалией развития черепа, головного мозга и кровеносных сосудов и у 2 — как результат паразитарного заболевания (цистицеркоз). У 2 детей эпилепсия была обусловлена несколькими этиологическими факторами, и у одного больного этиология очаговой эпилепсии не могла быть уточнена.
Характер оперативного вмешательства был различен в зависимости от этиологического фактора, обусловившего эпилепсию, от локализации и распространенности эпилептогенного очага, степени выраженности макроскопически обнаруженных морфологических изменений в головном мозге, а также от состояния мозговых оболочек, регулирующих столь важные процессы в головном мозге, как ликворо- и гемоциркуляцию, роль которых в обменных процессах головного мозга исключительно велика.
У 52 больных характер оперативного вмешательства изменялся в зависимости от массивности эпилептогенного очага — от субпиального отсасывания коры в эпилептогенной зоне мозга до частичного удаления патологически измененных долей мозга (височной и лобной) при строгом учете электроэнцефалографических показателей. В оставшейся группе детей из 18 человек, в которую включены дети, страдавшие фокальной эпилепсией в связи с атипично протекающими опухолями головного мозга (11 человек), с врожденной аномалией черепа, головного мозга или сосудов его и с цистицеркозом (5 человек), оперативное вмешательство было направлено прежде всего на устранение патологического очага в головном мозге (опухоли, сосудистой аномалии, паразитарных кист), а также на выкраивание костных лоскутов при краниостенозе в сочетании с субпиальным отсасыванием коры у некоторых из больных (3 детей) в зоне четко локализованного коркового эпилептогенного очага.
Характер произведенных оперативных вмешательств в зависимости от локализации эпилептогенного очага представлен в табл. 19.


зависимости от локализации эпилептогенного очага

Из таблицы видно, что наиболее частым методом (40 больных) оперативного вмешательства у детей с фокальной эпилепсией при локализации эпилептогенного очага в одной из височных долей было частичное удаление патологически измененной височной доли — эпилептогенного очага под строгим электрокортикографическим контролем. У 4 детей в связи с локализацией эпилептогенного очага в одной из лобных долей произведено удаление патологически измененной части лобной доли (у 2 детей справа, у 2 — слева) с включением обызвествленных петрификатов у 2 из них.
У 8 детей при локализации эпилептогенного очага в сенсомоторной области мозга (в табл. 19 — лобно-теменная) произведено субпиальное отсасывание коры в зоне эпилептогенного очага, причем у одного из этих детей при корково-подкорковой форме эпилепсии это оперативное вмешательство рассматривалось как первый этап, а именно — как устранение коркового эпилептогенного очага.
У 10 детей при распространенных слипчивых изменениях в оболочках произведено оперативное вмешательство в виде менингоэнцефалолиза в сочетании с иссечением оболочечномозгового рубца у 5 из них и обызвествленных петрификатов у 5 детей. У 2 детей при сочетании фокальной корковой эпилепсии с гиперкинезом, обусловленным поражением подкорковых ганглиев, оперативное вмешательство было двухэтапным и основывалось на воздействии на подкорковые ганглии в виде таламоэктомии и паллидэктомии в сочетании с удалением коркового очага (частичной темпоральной лобэктомией у одного, и субпиального отсасывания коры в сенсомоторной области — у другого ребенка).
Двухэтапные операции произведены также у 2 других детей. У одного из них краниостеноз сочетался с височной эпилепсией, а у другого наблюдались корковые эпилептические припадки за счет эпилептогенного очага в теменной доле мозга и резко выраженной окклюзионной гидроцефалии. У первого из них осуществлено удаление эпилептогенного очага (частичная темпоральная лобэктомия) в сочетании с краниопластикой в связи с резко выраженным краниостенозом, у второго произведена декомпрессивная трепанация задней черепной ямки с разрушением спаек арахноидальной оболочки по поводу окклюзионной гидроцефалии с последующим субпиальным отсасыванием коры в зоне эпилептогенного очага в теменной доле мозга.
У 11 детей оперативное вмешательство было направлено на частичное или субтотальное удаление опухоли, при этом у 3 из них опухолевая ткань удалена вместе с прилежащей эпилептогенной корой мозга (у 2 детей в височной и у одного — в теменной долях мозга).
У 5 детей оперативное вмешательство было направлено на устранение сосудистой аномалии или паразитарных кист (цистицеркоз) в сочетании с субпиальным отсасыванием коры в зоне эпилептогенного очага у одного из них.
Таким образом, в наших наблюдениях методика оперативного вмешательства по поводу фокальной эпилепсии у детей была различной, варьируя от субпиального отсасывания коры в зоне эпилептогенного очага (8 человек) до частичного удаления патологически измененных долей мозга (44 человека) в сочетании с устранением патологии в мягких мозговых оболочках и удалением обызвествленных петрификатов и мозговых рубцов (у 12 детей). У 18 детей оперативное вмешательство было направлено в основном на удаление патологического очага (опухоли, паразитарных кист, сосудистой аномалии, краниопластики при краниостенозе) в комбинации с субпиальным отсасыванием эпилептогенной зоны коры у 3 из них.



 
« Физические методы лечения ишемической болезни и стабильной стенокардии напряжения   Фтизиатрия »