Начало >> Статьи >> Архивы >> Геронтологическая психиатрия

Болезнь Паркинсона - Геронтологическая психиатрия

Оглавление
Геронтологическая психиатрия
Значение и объем гериатрической проблемы в психиатрии
Развитие и современное состояние геронтопсихиатрических исследований
Геронтологическая психиатрия
Морфологические изменения при возрастной инволюции мозга
Психология старения и старости
Классификация психических заболеваний позднего возраста
Частная клиническая геронтологическая психиатрия
Современные проблемы учения о старческом слабоумии
Клинические особенности болезни Альцгеймера
Некоторые клинические аспекты других атрофических процессов
Хорея Гентингтона
Болезнь Паркинсона
Психозы при атрофических заболеваниях позднего возраста
В опросы учения о психических нарушениях сосудистого генеза
Проблема инволюционных психозов
Острые психозы в позднем возрасте
Заключение

Описанный английским врачом Parkinson еще в 1817 г. и названный его именем дрожательный паралич (Paralysis agitans) относится, как известно, к органическим заболеваниям экстрапирамидной системы головного мозга, развивающимся в позднем возрасте. Средний возраст больных в начале заболевания, по определению разных авторов, равен 50—60 годам. Вопрос о психических нарушениях, которые могут наблюдаться при этой форме, привлекали мало внимания в советской психиатрической литературе. Вместе с тем вопрос этот представляет несомненный общепсихиатрический интерес и остается до сих пор во многих отношениях мало изученным.
Хотя неврологическая симптоматика, находящаяся в центре клинической картины заболевания (характерное дрожание — «тремор покоя», повышение мышечного тонуса, скованность, акинезия, нарушения походки, вегетативные и другие расстройства), так же, как и лежащие в основе заболевания морфологические изменения, т. е. атрофически-дегенеративный процесс в системе черного вещества (К. П. Третьяков), достаточно полно описаны, отсутствуют пока убедительные данные, которые могли бы объяснить патогенез развивающихся в части случаев психических нарушений. В отличие от относительного однообразия и постоянства неврологической симптоматики заболевания и морфологических изменений при нем, психические нарушения не относятся к обязательным или частым симптомам процесса (по данным Runge, 1928, они отмечаются примерно в 1/3 случаев, по данным Mjones, 1949,— в 40%). Не существует, по-видимому, корреляций между тяжестью заболеваний (степенью ритора, дрожания и двигательных нарушений), с одной стороны, и наличием или отсутствием психических расстройств,— с другой.
В неврологической литературе нет также указаний на характерные аномалии личностного склада больных, которые, как, например, при хорее Гентингтона, предшествовали бы проявлению заболевания. Те характерологические сдвиги, которые были описаны главным образом французскими авторами (Parant, 1901; Compin, 1902; Mallie, 1908), относятся уже к начальной стадии развития процесса и выражаются в раздражительности, эмоциональной лабильности и подозрительности.

Представляет интерес, что среди изменений, возникающих в начале заболевания, описывается также своеобразная склонность к назойливым, стереотипным повторениям (акайрия), которая встречается и при других патологических процессах с подобной подкорковой локализацией, в том числе при эпидемическом энцефалите.
Некоторые исследователи, в первую очередь Lewy, много работавший в этой области в 1921—1924 гг., подчеркивали близость морфологического процесса, лежащего в основе болезни Паркинсона, с атрофией при старческом слабоумии и, несмотря на признанную многими авторами (Hassler, 1953, и др.) принадлежность заболевания к системным атрофиям, говорят о сенильно-атрофическом процессе, локализованном в базальных ганглиях. Эта точка зрения заслуживает внимания в том отношении, что и выраженная деменция, наблюдающаяся у ряда больных, по мнению многих авторов (Mjones, Lewy, Runge), напоминает клиническую картину сенильной деменции. Описаны даже состояния спутанности, суетливости и амнестической дезориентировки, сходные с так называемым старческим делирием при сенильной деменции. Чаще, однако, развиваются менее глубокие состояния органического снижения психической деятельности, которые характеризуются расстройствами запоминания и репродукции материалов памяти, снижением уровня суждений и других видов интеллектуальной деятельности, благодушием и эйфорией.
Как уже отмечалось выше, вопрос о генезе тех или других явлений слабоумия пока не выяснен. Результаты морфологических исследований или данные о конституционально-генетических особенностях больных, которыми мы в настоящее время располагаем, не внесли ясности в этот вопрос.
Из крупных работ, посвященных генетическим аспектам болезни Паркинсона, следует назвать исследование Mjones. Хотя автор привел довольно убедительные данные о значении наследственности вообще (162 вторичных случая в семьях 79 пробандов), полученные результаты не позволяют судить о наследственной обусловленности психических нарушений. В семьях пробандов с дрожательным параличом описаны и случаи других системных атрофий, в том числе болезни Пика (Haskovec, 1934).
Как все атрофически-дегенеративных процессы, болезнь Паркинсона начинается исподволь и медленно, а течение заболевания бывает, как правило, очень затяжным. Поэтому, как и при гентингтоновской хорее, отличающейся аналогичными особенностями течения, в начальной стадии болезненных расстройств наблюдаются довольно часто неврастенические, депрессивные и депрессивно-ипохондрические расстройства с явно реактивной окраской, свидетельствующие об известной сохранности личности. Описаны, однако, и более выраженные, сопровождающиеся суицидальными попытками, депрессивные состояния, о природе которых на основании данных литературы судить трудно. Характерным для очень медленного и плавного развития заболевания следует, по-видимому, считать и отсутствие острых психотических эпизодов экзогенного типа. На более поздних этапах течения, так же как и при других атрофических процессах, встречаются отдельные бредовые расстройства (идеи ущерба, мелкого вредительства и преследования), не превращающиеся, однако, в развернутые бредовые синдромы.
Особый интерес представляют те психические расстройства, которые обнаруживают определенную зависимость от подкорковой локализации болезненного процесса. К ним относятся прежде всего явления так называемой брадифрении, заключающиеся в замедленности и затрудненности всех психических процессов, в снижении психической и речевой активности вплоть до аспонтанности, в нарастании апатии и безразличия при относительной сохранности мнестических функций, ориентировки и т. п. Эти изменения соответствуют аналогичным расстройствам, наблюдающимся в хронической стадии эпидемического энцефалита, т. е. заболевания со сходной локализацией патологического процесса в подкорковой области. К таким же расстройствам относятся и неоднократно описанные (Gamper, 1936; Mjnes, 1949) тактильные галлюцинозы, обладающие мучительным, алгический, гиперпатическим, по определению В. А. Гиляровского, характером. Мы наблюдали аналогичные клинические картины при хорее Гентингтона, т. е. при процессе с выраженными атрофически-дегенеративными изменениями также в подкорковых ганглиях.
Хотя и следует подчеркнуть, что в целом по сравнению с другими церебральными атрофическими процессами психические расстройства занимают в симптоматике болезни Паркинсона сравнительно подчиненное место, эти изменения представляют, с нашей точки зрения, тем не менее значительный теоретический интерес и должны были бы привлекать внимание клиницистов. Те неполные сведения, которыми мы в настоящее время располагаем в отношении их клинических особенностей, подтверждают наблюдающиеся и при других церебральных атрофиях корреляции между течением, темпом прогредиентности и преимущественной локализации атрофического процесса и характером вызванных им психических нарушений.



 
« Гематология детского возраста с атласом миелограмм   Герпес »