Начало >> Статьи >> Архивы >> Геронтологическая психиатрия

Геронтологическая психиатрия

Оглавление
Геронтологическая психиатрия
Значение и объем гериатрической проблемы в психиатрии
Развитие и современное состояние геронтопсихиатрических исследований
Геронтологическая психиатрия
Морфологические изменения при возрастной инволюции мозга
Психология старения и старости
Классификация психических заболеваний позднего возраста
Частная клиническая геронтологическая психиатрия
Современные проблемы учения о старческом слабоумии
Клинические особенности болезни Альцгеймера
Некоторые клинические аспекты других атрофических процессов
Хорея Гентингтона
Болезнь Паркинсона
Психозы при атрофических заболеваниях позднего возраста
В опросы учения о психических нарушениях сосудистого генеза
Проблема инволюционных психозов
Острые психозы в позднем возрасте
Заключение

ИЗДАНИЕ ОДОБРЕНО И РЕКОМЕНДОВАНО К ПЕЧАТИ НАУЧНО-ИЗДАТЕЛЬСКИМ СОВЕТОМ ПРЕЗИДИУМА АМН СССР
Геронтологическая психиатрия. Э. Я. ШТЕРНБЕРГ. Москва, «Медицина», 1977.
В монографии рассматриваются проблемы, имеющие большое значение для клинического учения о психических болезнях позднего возраста. Анализируются статистические данные о росте этих заболеваний и их составе, привлекается для объяснения этого роста демографический материал, ставится под сомнение высказанное зарубежными психиатрами предположение об истинном росте заболеваемости. Показаны основные направления развития геронто- психиатрических исследований и их современное состояние. Подчеркнуто значение проведенных советскими психиатрами сравнительновозрастных исследований психических болезней. Рассматриваются взаимоотношения между общей геронтологией и психиатрией позднего возраста, а также возрастные особенности психических расстройств и качественные различия между развивающимся при органических психозах слабоумием и снижением уровня психической деятельности в период физиологического старения. Предлагается классификация, разграничивающая возрастные заболевания и наблюдающиеся в старости формы тех психозов, которые бывают в разные возрастные периоды. Подробно анализируются генетика, патогенез, клиника, психопатология и патологическая анатомия тех заболеваний, которые начинаются преимущественно в старости. Излагаются новейшие результаты изучения атрофических и сосудистых процессов, инволюционных и экзогенных психозов.

Книга рассчитана на геронтологов и психиатров.

Gerontological Psychiatry. Е. Ya STERNBERG. М., «Meditsina», 3977,216 ρρ., jll.   
The book elucidates the problems of clinical psychiatry of the aged: principal demographic and statistical data, the main trends and the present-day state of geronto — psychiatric investgations, classification of psychic derangements.
The results of clinico — psychopathological and epidemiological studies of the most common psychic diseases in the advanced age (atrophic diseases, vascular and involutionary psychoses, acute exogenoorganic psychoses) are presented.
The book in intended for psychiatists, neuropathologiest and gerontologists.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Попытки обобщающего изложения учения о психических расстройствах старческого (позднего) возраста предпринимались в последние годы неоднократно. В качестве примеров можно назвать опубликованные в нашей стране работы Е. С. Авербуха (1969), С. Г. Жислин (1965), Ю. Е. Рахальского (1964) и др., а среди зарубежных публикаций — книгу Muller (1967) или главы по геронтологической психиатрии в изданиях «Психиатрии современности» 1960 и 1972 гг. (Ruffin, Miiller, Ciompi, Lauter, Havighurst, Post).
В то же время на настоящем уровне наших знаний создание законченной концепции общих и частных аспектов геронтологической психиатрии является трудновыполнимой задачей и вряд ли под силу одному автору. В данной работе мы исходили из ряда соображений, позволяющих считать публикацию представленных наблюдений целесообразной и оправданной. Современное состояние геронтологической психиатрии определяется, с нашей точки зрения, заметным отставанием достоверных клинических знаний или возможностей их законченной научной трактовки от неуклонно растущих потребностей психиатрической практики. Важным поэтому представлялось изучить прежде всего причины этого отставания и при изложении ряда геронтопсихиатрических проблем, а в первую очередь выделить те вопросы, которые остаются до сих пор нерешенными.
Мы исходили, кроме того, из убеждения, что адекватное понимание специфических проблем геронтологической психиатрии возможно только при учете их тесной взаимосвязанности с общепатологическими закономерностями, изучаемыми в общей психиатрии.
Хотя мы в настоящее время и являемся свидетелями процесса становления геронтопсихиатрии как самостоятельного раздела психиатрии, наблюдения над психическими расстройствами позднего возраста, с нашей точки зрения, приобретают полное значение для общей психиатрии только при условиях их интеграции в общее онтогенетическое, т. е. сравнительное возрастное исследование проявлений психических болезней.
К общим вопросам, которые должны были получить свое отражение в данной работе, относится и закономерное рассмотрение связей между геронтологической психиатрией и общей геронтологией, в частности психологией физиологического старения и старости. Критическое освещение этой проблемы представлялось необходимым не только потому, что полученные данные о психическом старении могут оказаться полезными для понимания ряда общевозрастных свойств психических расстройств, но и потому, что одностороннее выделение такого рода «понятных связей» в зарубежной литературе нередко сопровождается отходом от клинического изучения психических расстройств позднего возраста.
Поскольку данная работа в основном имеет клиническое направление, то многочисленные социальные и социологические аспекты психиатрии позднего возраста, которым, как известно, во многих относящихся к этой области зарубежных публикациях придается решающее значение, специальному изучению не подвергались. В этой связи нам хотелось бы подчеркнуть, что попытки решения вопроса о патогенетическом значении различных типичных для позднего возраста социальных факторов и ситуаций на выборочном клиническом материале представляются нам малоперспективными и в методологическом плане сомнительными. Исходя из убеждения, что изучение этих корреляций возможно только путем невыборочного, эпидемиологического, исследования, охватывающего, с одной стороны, всех учтенных психиатрическими диспансерами психически больных позднего возраста, а, с другой — также и репрезентативную выборку из общего населения тех же возрастных групп, мы в настоящее время уже проводим такое трудоемкое и долгосрочное исследование.
Представленная работа не претендует также на исчерпывающий характер изложения общих и частных клинических вопросов. Используя в основном наблюдения за больными клиник и диспансеров, мы в клинической части работы ограничивались анализом «больших» психозов и синдромов деменции, наблюдающихся в позднем возрасте. Мы полагаем, однако, что общие закономерности, выявленные в процессе клинического наблюдения, должны иметь значение для области геронтологической психиатрии в целом, в том числе и для «малой психиатрии» позднего возраста, не получившей здесь специального освещения.
Литература по различным вопросам геронтологической психиатрии стала в последние годы почти необозримой. Ограниченный объем этой книги не позволяет представить систематический обзор или критический анализ всей этой литературы. Можно в этом отношении сослаться на достаточно полные обзорные рефераты геронтопсихиатрической литературы, составленные Ciompi в 1966 и 1969 гг. Обязательным нам показалось включение короткого анализа путей развития геронтологической психиатрии, ибо, как будет показано в дальнейшем, многие современные ее проблемы становятся понятными только в свете их исторической преемственности и их исторических истоков.
Необходимо остановиться также на некоторых спорных вопросах, касающихся, во-первых, употребляемых терминов для определения периодов позднего возраста, а во-вторых, определения предмета самой геронтологической психиатрии и разграничения его объема. Разногласия, существующие в отношении этих вопросов, крайне затрудняют сравнение данных, полученных геронтологами и психиатрами, с одной стороны, или психиатрами разных стран и школ,— с другой.
Существуют прежде всего значительные расхождения между периодизацией позднего возраста в геронтологической литературе и принятым большинством советских психиатров и некоторыми зарубежными исследователями (например, Sjogren, 1956) делением психических расстройств позднего возраста на предстарческие (пресенильные, инволюционные) и собственно старческие. В геронтологии возраст 45—59 лет называется средним, 60—74 года — пожилым и только возраст 75—90 лет — старческим.
Приведенная классификация была принята на симпозиуме, созванном в 1962 г. в Ленинграде Всесоюзной проблемной комиссией «Геронтология и гериатрия», и получила одобрение международных геронтологических организаций. Среди советских психиатров
Е. С. Авербух (1969) придерживается классификации, близкой к принятой в геронтологии, но отличающейся от нее в терминологическом отношении: 45-—60 лет — климактерический (пострепродуктивный), 60—75 лет — предстарческий (пожилой) и 75—90 лет — старческий возраст. При этом многие предстарческие психозы (пресенильные, инволюционные) можно отнести к климактерическому, а значительную часть случаев старческого слабоумия — к предстарческому возрасту.
По этой причине многие геронтологические и геронтопсихиатрические данные и основанные на клиническом определении не совпадают.
Расхождения встречаются и в отношении определения той возрастной границы, с помощью которой обычно обозначают «начало старческого (позднего) возраста»и которая применяется для официальных статистических и демографических расчетов. Определение этой возрастной границы, т. е. «начала старости», большей частью зависит от действующего в той или другой стране пенсионного законодательства. В соответствии с действующим в СССР и ряде других социалистических стран законоположением о предоставлении пенсии по старости мужчинам в возрасте 60 лет этот возрастной рубеж рассматривается обычно в психиатрической литературе как начало старческого возраста. В большинстве зарубежных стран пенсионный возраст, а следовательно, и возрастной период, с наступлением которого говорят о психических расстройствах старости, начинается с 65 лет или больше. Также и на совещании научной группы ВОЗ по психогериатрическим вопросам (1970) было принято решение считать 65 лет началом позднего возраста (old age), для которого, естественно, убедительного научного, т. е. клинического, основания не имеется.
Более принципиальное значение имеют встречающиеся в литературе разногласия относительно объема и границ предмета геронтологической психиатрии. Как, в частности, следует из литературы последних лет, многие зарубежные авторы (Muller, 1967; Ciompi, 1972; Ruffin, 1960; Post, 1972, и др.) все больше склоняются к ограничению геронтопсихиатрической проблематики психическими расстройствами возраста 60—65 лет и старше, т. е. сениума в нашем понимании.
Изменения, происшедшие в определении предмета геронтологической психиатрии, с нашей точки зрения, в значительной степени связаны с динамикой возрастной структуры психически больных. Так, например, еще 30—40 лет назад проблема предположительно самостоятельных, функциональных возрастных психозов заключалась в изучении аффективных, бредовых и других психозов «5-го и 6-го десятков лет жизни» (А. В. Снежневский, 1948), т. е. инволюционных или пресенильных психозов.
В дальнейшем эта проблематика распространялась также и на сходные в синдромальном отношении заболевания, манифестирующие в старческом возрасте1. Такого же рода процесс «постарения» наблюдался, как известно, и в отношении сосудистых психозов, поздней шизофрении и других психических расстройств.
Придерживаясь в этой работе при изложении клинического материала и ряда общих вопросов традиционного для советской психиатрии разграничения предстарческих (пресенильных, инволюционных) психических расстройств, манифестирующих в возрасте от 45 до 60 лет, и старческих с проявлением в возрасте свыше 60 лет, мы исходили прежде всего из клинического опыта, что психические расстройства этих двух возрастных периодов отличаются друг от друга в психопатологическом (синдромальном) отношении и в известной степени также и в нозологическом плане. С нашей точки зрения, в круг геронтологических психиатрических исследований следует включить все психические расстройства этих двух, только условно разграничимых периодов позднего возраста, при которых общевозрастные закономерности возникновения, синдромообразования и течения получают клиническое выражение.
Мы полагаем, что на настоящем этапе развития геронтологической психиатрии анализ клинических проблем психических заболеваний позднего возраста вряд ли может обходиться без вводной общей части, посвященной обсуждению ряда общепатологических, общепсихиатрических и методологических вопросов. С нашей точки зрения, многие частные клинические вопросы геронтопсихиатрии требуют своего анализа именно в свете общих закономерностей, выявленных в последние десятилетия. По этой причине изложению специальной клинической геронтологической психиатрии мы предпосылаем раздел, содержащий обсуждение ряда таких общих вопросов.

1 Это положение нашло свое отражение, например, в учении С. Г. Жислина и сотрудников о поздних вариантах инволюционной меланхолии, поздних параноидах и т. д.



 
« Гематология детского возраста с атласом миелограмм   Герпес »