Начало >> Статьи >> Архивы >> Гигиенические проблемы фторирования питьевой воды

Действие фтора питьевой воды - Гигиенические проблемы фторирования питьевой воды

Оглавление
Гигиенические проблемы фторирования питьевой воды
Фтор в биосфере
Содержание фтора в пищевых продуктах
Фтор в организме человека и его обмен
Баланс фтора в организме и схема его обмена
Роль фтора как микроэлемента
Противокариозное действие фтора
Альтернативные методы фторпрофилактики
Эндемический флюороз и безопасность фторированной воды
Флюороз зубов
Флюороз скелета
Действие фтора питьевой воды
Гигиенические нормы содержания фтора в питьевой воде
Фторирование питьевой воды за рубежом
Фторирование питьевой воды
Оценка фторсодержащего реагента
Место введения реагента в воду, характеристика фтораторных установок
Санитарный надзор за фторированием воды
Изучение противокариозной эффективности фторирования воды
Санитарный надзор за дефторироваиием воды, гигиенические проблемы

V. 4. Действие фтора питьевой воды на внутренние органы и общее состояние здоровья
Изложенные в V.2 и V.3 материалы убедительно свидетельствуют о том, что употребление фторированной воды не может оказать какого-либо отрицательного влияния на твердые ткани и связанные с ними функции человеческого организма. Поэтому основные аргументы лиц, выступающих против фторирования воды, концентрируются вокруг его возможного влияния на другие физиологические функции, органы и здоровье в целом. Как же отвечают накопленные наукой экспериментальные, клинические и медико-статистические данные на этот сложнейший вопрос проблемы фторирования воды?
Экспериментальные материалы о безопасности употребления фторированной воды. В качестве экспериментальной модели для изучения флюороза обычно используют белых крыс, так как их чувствительность к фтору примерно такая же, как человека. Для белой крысы доза 40—45 мг F на 1 кг массы тела может быть смертельной, а 75—100 мг/кг является абсолютно смертельной дозой (Г. А. Мединкян с соавт., цит. по [26]). По Н. Hodge, изучавшему случаи бытовых отравлений, разовая летальная доза F- для человека составляет 40—80 мг/кг [160]. Таким образом, если использовать в качестве критерия для сравнения летальный эффект, то чувствительность к фтору людей почти не отличается от чувствительности белых крыс.
Наиболее чувствительным индикатором хронического флюороза для людей и крыс является нарушение пигментации эмали зубов. У крыс едва различимое нарушение пигментации эмали мы наблюдали при употреблении воды с 1,5 мг/л F-. Учет количества выпиваемой воды (70—100 мл на 1 кг массы тела) показал, что в организм животного при этом поступало ОД—0Д5 мг F на 1 кг массы тела животного. Если крысы употребляли воду с 1 мг/л F- (0,07—ОД мг/кг), то пигментация эмали не нарушалась. У детей «пятнистая эмаль» зубов появляется при употреблении воды с 1 мг/л F-. Из табл. 4 следует, что при этом в организм ребенка максимально поступает F на кг массы тела: у 1—3-летних 0,09—0,13, а 4—6-летних 0,07- ОД мг. Таким образом, и по этому критерию можно признать, что дети и растущие крысы примерно одинаково чувствительны к F. Некоторые исследователи [64, 70] также считают, что отношение чувствительности человека к чувствительности крысы составляет 1:3. Поэтому именно на белых крысах Р. Д. Габовичем были проведены две серии хронических экспериментов.
В первой серии [23] белые крысы контрольной группы в течение 9 мес. получали воду с 0,1 мг/л F- (с учетом водопотребления это соответствовало 0,007—0,01 мг/кг F), а крысы другой группы — с 1.5 мг/л F- (ОД2—0,15 мг/л). В течение всего эксперимента у контрольных крыс эмаль зубов была, как обычно, равномерно пигментирована в коричневый цвет. У небольшой части животных, получавших воду с 1,5мг/л F-, через 2—3 мес. после начала эксперимента на отдельных участках постоянно растущих резцов при рассмотрении с лупой (увеличение в 40 раз) обнаруживалась едва заметная полосатость эмали вследствие чередования параллельно расположенных нормально и слабее пигментированных полосок. Как известно, подобное изменение эмали адекватно флюорозу зубов I степени у человека. Несмотря на применение широкого круга тонких исследований (в том числе гистохимических и электрофизиологических), других отклонений у животных второй группы обнаружено не было. Концентрация F- в крови этих животных составляла 0,083 ±>0,004 мг/л и не отличалась от таковой у крыс контрольной группы (0,072 ±0,006); аналогично обстояло с содержанием фтора в мягких тканях.
Поскольку фторированная вода может употребляться в течение всей жизни, Р. Д. Габовичем и В. И. Циприяном [37, 46] была проведена вторая серия исследований — двухлетний санитарно-геронтологический эксперимент, в котором на белых крысах изучалось действие воды с 0,2 мг/л F- (первая, контрольная, группа), 1,2 мг/л (вторая группа) и 15 мг/л (третья группа). Этот эксперимент не выявил у животных, употреблявших воду с 1,2 мг/л F-, отклонений по сравнению с контрольными крысами со стороны эмали резцов, обменных процессов (активности ключевых ферментов), функционального состояния центральной нервной системы, эндокринных желез, сердечно-сосудистой системы, иммунобиологической реактивности, кроветворения и темпов физиологического старения [П4], в то время как у крыс третьей группы наблюдались сдвиги со стороны всех перечисленных показателей. Важно отметить, что по ряду показателей крысы второй группы отличались от контрольных в лучшую сторону (ряд иммунологических показателей, кроветворение, темпы старения, структура костей).
Вместе с тем у отдельных животных второй группы по сравнению с контрольными наблюдалось некоторое усиление регенеративных процессов в ткани печени (на периферии долек). Эти данные, а также публикации об изменении ультраструктуры митохондрий гепатоцитов при действии микродоз фтора свидетельствуют о целесообразности проведения более углубленных исследований, которые позволили бы дать правильную оценку этим сдвигам.
В целом описанные эксперименты свидетельствовали о безопасности употребления воды с 1 мг/л F-. К аналогичным выводам на основании своих экспериментальных работ пришли А. Ф. Аксюк, Н. П. Мащенко, В. А. Книжников, А. А. Полянский, Г. М. Рахов [4, 38. 39, 411 и некоторые зарубежные авторы [154, 247.248, 262].
Состояние отдельных органов и физиологических систем при эндемическом и экспериментальном флюорозе. Нервная система. Изменения со стороны нервной системы при тяжелом эндемическом флюорозе с генерализованным остеосклерозом описаны в разделе 3. О действии воды с меньшей KF- имеется лишь одна работа А. Ф. Аксюка (1957), который наблюдал сдвиги со стороны условнорефлекторной деятельности школьников, употреблявших воду с 3—4 мг/л F~.
Н.М. Боглевская — цит. по [64],— использовав весьма чувствительную электроэнцефалографическую методику с функциональной нагрузкой, не выявила изменений у животных, получавших воду с 1,5 мг/л F-. X. С. Хамитов, И. М. Андреев [113] регистрировали изменения со стороны нервной системы лишь у животных, употреблявших воду с 5 мг/л F-. Эти и другие исследования [16, 64] свидетельствуют о том, что функциональные изменения центральной нервной системы нельзя отнести к числу наиболее ранних нарушений при эндемическом флюорозе.
Щитовидная железа. Большие дозы фтора (50—100 мг/сут) издавна применялись для лечения гипертиреоза. Поэтому опасения неблагоприятного влияния фтора на функцию щитовидной железы одно время были наиболее распространенным возражением против фторирования воды [220]. Этот вопрос детально рассмотрен Р. Д. Габовичем [18, 29, 30, 37].
Автор констатировал отсутствие данных о какой- либо корреляции между заболеваемостью зобом и KF~ при условии примерно одинакового содержания йода во внешней среде. Среди жителей, пользующихся водой с 2—8 мг/л F- не было обнаружено увеличения щитовидной железы, учащения заболеваний этого органа, а также отклонений от нормы при изучении накопления в железе радиойода [59, 276]. Снижение функции щитовидной железы отмечалось у экспериментальных животных, употреблявших воду, содержавшую более 6 мг/л F-. К аналогичному выводу пришел и Г. М. Рахов [95], который изучал влияние фтора на функцию щитовидной железы крыс, получавших синтетический рацион, весьма бедный йодом. Наконец, многолетний опыт фторирования воды в Базеле доказал полную безопасность этого мероприятия даже в геохимических провинциях с йодным дефицитом. В настоящее время в Швейцарии с успехом применяется фтористо-йодная комбинированная профилактика кариеса зубов и эндемического зоба.
Сердечно-сосудистая система, Я. М. Бритван, Р. Д. Габович [14] у значительной части рабочих суперфосфатного цеха, подвергавшихся воздействию фтора (0,3 мг/кг массы тела и более), наблюдали брадикардию, незначительную гипотензию и изменения ЭКГ, свидетельствовавшие о понижении функции миокарда. Окуши выявил у людей, употреблявших воду с 6—13 мг/л F-, наряду с остеосклерозом изменения ЭКГ. Он же сообщил о наличии незначительных изменений в ЭКГ у детей с тяжелыми поражениями флюорозом зубов от употребления воды с 1,9—4,8 мг/л F- — цит. по [64]. А. Ф. Аксюк [3] наблюдал небольшое понижение артериального давления у детей, употреблявших воду с 3,6—5,5 мг/л F-. С целью уточнения порога воздействия F на миокард П. Н. Майструк [82] изучил ЭКГ у детей из городов, пользующихся водой с 0,15; 1; 2 и 4 мг/л F~. Лишь у школьников, употреблявших воду с 4 мг/л F-, было обнаружено незначительное урежение сердечного ритма и изменения ЭКГ, свидетельствующие о некотором нарушении биоэлектрических процессов в сердечной мышце. Таким образом, клинические исследования позволяют прийти к выводу, что концентрация фтора во фторированной воде ниже порога его действия на функцию сердечной мышцы. Экспериментальные исследования подтверждают это заключение: не обнаружено изменений ЭКГ у животных, употреблявших в течение 6 мес. воду с 1,5 мг/л [64] и в течение 24 мес. воду с 1,2 мг/л F. Вода с 15 мг/л F вызывала изменения в миокарде [П4].
В связи с отложением фтора в стенках аорты было высказано мнение, что фторированная вода может играть определенную роль в развитии атеросклероза [296]. К сожалению, в последовавших за этим экспериментальных исследованиях изучалось действие преимущественно весьма больших доз фтора (1— 10 мг/кг), которые в опытах большинства исследователей усиливали экспериментальную гиперхолестеринемию [37]. Авторы, изучавшие действие небольших доз фтора, либо не обнаруживали их влияния на уровень холестерина в крови [160], либо отмечали даже снижение его [37]. А. А. Полянский в эксперименте показал, что употребление воды с 1,2 мг/л F не влияет на уровень холестерина, а воды с 5 мг/л F — повышает уровень холестерина, но и то лишь при дефиците ультрафиолетового облучения [93]. Кстати, в последующем I. Ericsson [154] выяснил весьма важную деталь: отложение фтора в стейках аорты имеет вторичный характер и обязано атеросклеротической кальцификации. Интересно, что D. S. Bernstein с соавт. [129] регистрировали большую частоту кальцификации аорты в 0,1-городах по сравнению с городами, в воде которых содержится 1 мг/л F и более.
Кровь. При действии многих вредных веществ сравнительно ранним симптомом интоксикации являются изменения со стороны крови. Тем не менее в большинстве экспериментальных работ [238] изменения со стороны крови наблюдались при введении животным лишь больших доз фтора (0,5 мг/кг и более). При этом наблюдались гипохромная анемия и незначительная лейкопения. В. А. Книжников и соавт. [64] у крыс, употреблявших в течение года воду с 1,5 мг/л F, не обнаружили изменений костного мозга и периферической крови. Употребление воды с 3,5 мг/л F- немного стимулировало эритробластическое кроветворение и увеличивало количество лимфоцитов, с 15 мг/л F- — раздражало красный росток костного мозга и угнетало белый. П. Н. Майструк [82] и ряд других исследователей [147] не выявили изменений со стороны периферической крови у детей, употреблявших воду с 1 и 2 мг/л F-.
Ухудшение свертываемости крови из-за увеличения содержания в ней гепарина и подобных ему веществ и снижения уровня протромбина наблюдалось только у рабочих, подвергающихся действию больших доз фтора (0,3—0,5 мг/кг F). У детей из 1,6—2-городов показатели свертывания крови были даже лучше, чем у детей из 0,1-города [79]. Изменение сывороточных белков и снижение активности щелочной фосфатазы регистрировались у крыс, употреблявших воду с 3 мг/л F- и более [155]. В связи с этим были проведены трехмесячные опыты на волонтерах, которые получали ежедневно по 5 мг F- Эта доза не вызывала изменений в электрофореграмме; не было изменений в белковом спектре крови и у лиц, потреблявших фторированную воду. У волонтеров наблюдалось временное падение активности щелочной фосфатазы, а это, как полагают, связано с тем, что фтор нарушает выход этого фермента из костных и других клеток в ток крови.
Почки. Специалистов весьма интересуют 4 вопроса: 1) каково влияние фтора и фторированной воды на здоровую и больную почки; 2) изменяется ли выделение фтора при заболеваниях почек и как это влияет на F-гомеостаз; 3) можно ли использовать фторирование воды для гемодиализа; 4) влияет ли фтор на возникновение и течение мочекаменной болезни?
У экспериментальных животных пороговые гистологические изменения в почках обнаруживаются лишь при употреблении воды с 10—15 мг/л F~, а выраженные— при 50—100 мг/л (3,5—7 мг/кг) [6]. При действии больших доз фтора развиваются интерстициальный нефрит и дегенерация тубулярного эпителия, снижается клиренс мочевины и креатинина, появляются альбуминурия, глюкозурия и полиурия. Не обнаруживалось разницы при функциональных пробах и анализе мочи между жителями 0,1-городов и городов, где водопроводная вода содержала 1 мг/л F-, 2—5,2 мг/л F” и 8 мг/л F~ Даже в гиперэндемических очагах у больных остеосклерозом наблюдались лишь незначительные изменения со стороны почек (немного понижался клиренс мочевины, альбуминурия). У людей с остеопорозом, принимавших в течение нескольких месяцев по 50 мг фтора ежедневно с целью лечения, не обнаруживалось поражения почек. Таким образом, ответ на первую половину первого вопроса ясен, а для ответа на вторую половину прямых данных нет. Можно лишь косвенно судить по сообщениям о том, что в городах, где фторируется вода, заболеваемость болезнями почек и смертность от этих болезней не больше, чем в контрольных [37, 160]. В отношении второго вопроса данных также мало, но они позволяют с большой долей вероятности предположить, что при серьезных поражениях почек выделение фтора с мочой страдает, в особенности при KF 5— 6 мг/л и более. Largent наблюдал это и у пациентов с нефритом. Tewis обнаружил у них даже повышение уровня F~ в крови (в 2—2,5 раза) при употреблении фторированной воды, но Armstrong и соавт. этого не подтвердили [160]. В эндемических очагах наблюдались отдельные случаи особо тяжелого остеосклероза у лиц с заболеваниями почек, например пиелонефритом.
Применение фторирования воды для гемодиализа противопоказано [160, 188], поскольку F- легко диффундирует в кровь и при больной или нефункционирующей почке в повышенном количестве поступает в скелет и другие ткани. Концентрация F- в крови при гемодиализе достигала 0,36 мг/л, в то время как 0,26—0,3 мг/л является критической величиной (см. II.2). Поэтому для гемодиализа и с этой точки зрения требуется деионизированная вода. Возможно, что для больных с некоторыми почечными заболеваниями наряду с диетой в городах, где проводится фторирование воды, нужно будет рекомендовать употребление соответствующей минеральной или фторированной воды. Однако в первую очередь это необходимо для эндемических очагов с высокой KF.
L. Spira [274] считал, что фтор питьевой воды способствует образованию почечных камней. Единственным аргументом этого автора являлось высокое содержание фтора в них (0,25% фтора на сырую массу). Однако Ципкин и соавт. [296] не подтвердили этого. Вопрос нуждается в дополнительном изучении.
Диабет. Рост выраженных и скрытых заболеваний диабетом и ингибирование фтором энолазы, одного из ключевых ферментов углеводного обмена, а также снижение содержания гликогена в печеночной ткани при воздействии даже небольших доз фтора привели к мыслям о необходимости изучения действия фторированной воды на возникновение и течение этого заболевания. Р. Д. Габович, Г. А. Степаненко [40] показали, что употребление воды с 1,5 мг/л F- не влияет на инкреторную функцию поджелудочной железы как у интактных крыс, так и у животных с аллоксановым диабетом. Вода с 15 мг/л F- вызывает неспецифические слабовыраженные морфологические изменения в поджелудочной железе и отягощает течение экспериментального диабета. С другой стороны, диабет утяжеляет фтористую интоксикацию (увеличение отложения фтора в твердых тканях, интенсивный флюороз зубов). Статистические исследования в населенных пунктах, где фторируется вода, не выявили более частого распространения или более тяжелого течения диабета, чем в 1-городах. Наоборот, Парма сообщает, что, по данным американской статистики, в городах, где проводится фторирование воды, наблюдается тенденция к более легкому течению диабета.
Иммунобиологическая реактивность. Эксперименты свидетельствуют о том, что направленность и сила воздействия фтора на иммунобиологическую реактивность организма зависят от дозы и экспозиции [7]. По данным Н. П. Мащенко, фагоцитарная активность лейкоцитов одинакова при употреблении крысами воды с KF от 0,1 до 3 мг/л. С другой стороны, имеются сообщения [64-, 91, 93], что употребление крысами воды с 1—2 мг/л F- вызывает даже положительные сдвиги со стороны ряда показателей естественного и приобретенного иммунитета. Аналогичное наблюдал А. Я- Дударев [54] у детей -после 5 лет фторирования воды в Ленинграде. Положительные сдвиги в показателях иммунитета имеют место при употреблении людьми и экспериментальными животными воды с 4—5 мг/л F- [64, 91].
При употреблении воды с KF- 2—5 мг/л в крови растет содержание гепарина, одного из показателей неспецифической реактивности организма [91]. Интересно, что у крыс, употреблявших воду с 3,5 мг/л F- и получавших дополнительно кальций, наблюдалось более благоприятное течение лучевой болезни, возможно, из-за того, что увеличивалась устойчивость к инфекционным осложнениям [64]. По мнению Г. Калайджиева, не исключено, что при KF- 4— 6 мг/л «раздражающее» действие спустя длительный промежуток времени может смениться угнетением иммунокомпетентной системы. Вода с 10—15 мг/л F угнетает иммунитет.
Аллергия [91, 121]. Внимание к этому вопросу было привлечено десятками публикаций G. Waldbott (1952—1967), в которых им подчеркивалась возможность повышенной чувствительности отдельных лиц к действию микродоз фтора и указывалось на опасность аллергических реакций при употреблении фторированной воды [182, 258]. В качестве доказательства автор приводил лишь отдельные клинические случаи аллергических реакций, вызванных, по его мнению, употреблением фторированной воды, применением фторсодержащих паст или таблеток. Клинико-статистические доказательства в его работе отсутствовали.
Невзирая на недостаточную обоснованность, статьи Waldbott заинтересовали как противников, так и сторонников фторирования воды. Первые усмотрели в них еще один аргумент против фторирования воды, вторые увидели в них серьезную гигиеническую проблему, поскольку уже ранее были описаны аллергические реакции на фторпроизводствах [12]. Если сенсибилизация к фтору при пероральном поступлении являлась реальностью, то следовало бы опасаться аллергической реакции от употребления любой природной воды, минеральных вод [37], чая, ряда продуктов морского происхождения.
Для решения рассматриваемого вопроса был проведен прежде всего ряд экспериментальных исследований, в которых животные (морские свинки, кролики) несколькими путями и способами сенсибилизировались к различным дозам фтора. А. А. Полянскому, Г. Д. Овруцкому с соавт., J. Blayneu и другим исследователям не удалось вызвать сенсибилизации к фтору [цит. по 91]. Кроме того, клинико-статистические исследования, проведенные в СССР [34], США, ГДР и других странах [160, 195], не выявили ни случаев сенсибилизации к фторированной воде, ни учащения аллергических реакций другого происхождения при употреблении ее. А. А. Полянский и в эксперименте показал, что употребление воды с KF- от 0,1 до 6 мг/л не создает условий формирования повышенной чувствительности организма к другим аллергенам, в частности белковой природы [93]. Представляет интерес также исследование С. И. Кургиной в населенном .пункте с KF- 1,6—>2 мг/л. Специальными методами изучалась сенсибилизация к фтору у интактных детей и у детей с флюорозом зубов I—III степени. Аллергических реакций обнаружено не было [91]. К сказанному можно добавить, что ежегодное применение миллионов фторсодержащих таблеток в Швейцарии и некоторых других странах также не оказало побочного действия. Ряд клиницистов, лечивших в течение 5—10 лет по 2—3 тыс. пациентов от остеопороза большими дозами фтора (от 40 до 150 мг/сут), указывают, что они ни разу не наблюдали аллергических симптомов. Специально рассмотрев этот вопрос по просьбе органов здравоохранения, исполнительный комитет Американской Академии аллергии 18 февраля 1971 г. опубликовал официальное сообщение о том, что в городах, где фторируется вода, не было отмечено случаев аллергии или резко пониженной толерантности к фтору. Таким образом, серьезное изучение вопроса не подтвердило опасений аллергических реакций при фторировании воды.
Мутагеннное, гонадотропное и тератогенное действие. В последние десятилетия проявлялся интерес к мутагенному и тератогенному действию химических агентов внешней среды, в связи с чем много дискуссий вызвало сообщение J. Rapaport о большей частоте случаев болезни Дауна в некоторых городах США с высокой KF“ [232]. Детальное ознакомление выявило ряд методологических погрешностей, допущенных Rapaport при проведении работы, и далеко не полный охват им случаев этого заболевания в сравниваемых городах (лишь около Уз). Более тщательное повторное изучение этого вопроса Berry [131] не подтвердило выводов Rapaport; в 0,1-городах частота болезней Дауна составила 1 случай на 652 рождения, а в 0,7—2-городах — 1 на 703. Более масштабное изучение было проведено в штате Массачусетс [225]. Анализ всех случаев заболеваний за 17 лет показал, что частота болезни Дауна в тридцати 0,1—0,3-городах составила 1:685, а в таком же количестве 1-городов —1:661 (различия недостоверны). Авторы также сравнили частоту болезни Дауна до начала фторирования воды и после 10—12-летнего фторирования воды и также не выявили достоверной разницы. К этому следует добавить, что в городах, где проводили фторирование воды, не было зарегистрировано повышенной частоты уродств [37, 137, 138, 160].
Влияние фтора на гонады изучалось профпатологами, по данным которых изменения в них имеют место лишь при воздействии на организм больших доз фтора. М. Я. Фещук исследовала влияние воды с 1,5, 15 и 45 мг/л F на сперматогенез у крыс; у животных всех возрастных групп, получавших воду с 1,5 и 15 мг/л, нарушения сперматогенеза не было.
Э.А. Гилева и соавт. изучали хромосомные аберрации в костном мозге крыс, в течение 5 мес. заправлявшихся ингаляционным способом. У крыс, затравлявшихся пылью криолита в концентрации 3 мг/м или смесью 0,5 мг/м3 криолита и 0,35 мг/м3 паров HF, частота хромосомных аберраций (хроматоидного типа) возросла в 3,5—4,5 раза по сравнению с контролем. Учитывая тип аберраций и то, что 70% их представлено одиночными фрагментами, авторы работы полагают, что фтор индуцирует образование слабому- тагеиных метаболитов в организме крыс. Несомненно, было бы интересно повторить эксперимент с пероральной затравкой фтористым и кремнефтористым натрием.
Большой интерес представляет работа J. С. Fuller, в которой действие фторирования воды изучалось на 20 генерациях мышей. Не было установлено мутагенное действие фтора, но было отмечено, что плодовитость мышей возросла на 10%, уменьшилось число погибших во время грудного вскармливания и количество спонтанных опухолей.
В целом в настоящее время нет оснований для серьезных опасений мутагенного, гонадотропного или тератогенного действия фторирования воды, что не исключает целесообразности дальнейшего более устремленного изучения проблемы с применением новейших медико-генетических методов.
Канцерогенное действие. Уже давно известно, что фтор подавляет гликолиз, усиление которого является характерной особенностью злокачественных новообразований. Это послужило основанием для применения препаратов фтора с целью задержки развития и лечения опухолей. С другой стороны, было высказано предположение, что влияние фтора на тканевое дыхание и эндокринные железы может привести к образованию в организме канцерогена—метилхолантрена. Действительно, в научной прессе имеются публикаций о повышенной заболеваемости раком среди рабочих рудников, где добывается CaF2, и ряда фторпроизводств, а также среди населения, проживающего вблизи сталелитейных заводов, в атмосферных выбросах которых имеется примесь фтора. Прямых доказательств того, что эти опухоли индуцируются именно фтором, нет. Подобное состояние вопроса, естественно, вызывало интерес к изучению канцерогенного действия фторирования воды.
Одна из первых опубликованных работ в этой области была выполнена в Техасском университете. Употребление мышами фторированной воды (1 мг/л F) стимулировало развитие перевиваемых опухолей и примерно на 9% сокращало длительность жизни животных раковой линии. Однако затем выявилось, что в работе были допущены методические и технические ошибки. Работу повторили, но результаты ее не были воспроизведены.
Проведенная в этом же плане Г. П. Горбань интересная экспериментальная работа  показала, что фтор в дозах, адекватных употреблению питьевой воды с 1—1,5 мг/л (первая группа) и 15—20 мг/л F (вторая группа), тормозит развитие опухолей печени, индуцируемых гепатоканцерогеном  и-диметиламино-азобензолом. В контрольной группе опухоли возникали у 85% крыс, а при добавлении фтора — у 77% (первая группами 51% (вторая группа). Интересно, что наряду с торможением развития опухолей даже меньшая доза фтора значительно (на 60—75%) снижала характерное для печени усиление гликолиза в период канцерогенеза.
С этими экспериментальными данными согласуются и результаты медико-статистических исследований [179]. По П. Н. Майструку, показатель смертности от злокачественных новообразований в городах с 0,15 и 2 мг/л F- практически идентичен. L. Kinlen [192] сопоставил частоту заболеваемости раком ряда внутренних органов (за исключением легких, на которые влияет загрязненная атмосфера) в городах с KF- 0,1; 0,2; 0,5—0,99 и 1 мг/л; разница обнаружена не была. В штате Техас, который характерен высокой KF-, заболеваемость раком оказалась в 2—2,5 раза меньше, чем в Новой Англии, где источники содержат низкие KF-.

Комплексные медико-статистические исследования.

Рассмотрим прежде всего результаты исследований, выполненных в очагах эндемического флюороза с высокой KF~. Short и соавт. (1940), описывая тяжелый флюороз скелета в Индии при употреблении воды с KF от 3 до 14 мг/л, указывают на то, что, кроме специфических симптомов, наблюдались следующие общие явления. Больные теряли аппетит, у них появлялась слабость, развивалась кахексия, а смерть в большинстве случаев наступала от интеркуррентных заболеваний. В крови обнаруживались лишь увеличение активности фосфатазы и слабовыраженная гипохромная анемия. A. Rao и соавт. [231] при аудиометрическом обследовании 14 человек с флюорозом скелета, употреблявших воду с 11,8 мг/л F-, обнаружили билатеральную глухоту в диапазоне частот от 3000 до 8000 Гц. Лит (1946), описавший тяжелые формы остеосклероза в Китае (KF- от 6,9 до 13,1 мг/л), указывает, что при патогистологическом исследовании выраженные изменения в других органах, кроме зубов, костей, сухожилий и связок, обнаружены не были. По Bern (1957), в условиях умеренного климата вода с KF- до 7 мг/л не оказывает аллергического действия и не влияет на функцию щитовидной железы и органы пищеварительного тракта. Leon с соавт. (1954), сравнив состояние здоровья жителей городов Бартлета (8 мг/л F-) и Камерона (0,4 мг/л), не обнаружили существенных различий. Пестрота контингентов (по возрасту, роду занятий) и их небольшая численность лишают убедительности эту работу.
Giver и соавт. не обнаружили патологоанатомических изменений, которые могли быть связаны с действием фтора, при исследовании трупов 727 человек, живших в 2,5-городе. Rosan повторил подобное исследование, изучив материалы 3296 аутопсий до фторирования воды в Новой Британии и через 10 лет. Со стороны внутренних органов не было обнаружено разницы [цит. по 204].
По данным службы здравоохранения штата Иллинойс (США), в городах с KF- от 0,1 до 4 мг/л не было существенной разницы в частоте сердечно-сосудистых заболеваний, болезней почек и печени, диабета, рака. Т. L. Hagan с сотрудниками сопоставили смертность за 1949—1950 гг. в 32 городах США с KF“ более 0,7 мг/л и 32 с KF- менее 0,25 мг/л [173]. В городах с высоким содержанием фтора общая смертность, а также смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, рака и нефрита была более низкой. Однако это исследование страдает рядом недостатков, в частности, не освещает социально-экономические и гигиенические условия в обеих группах городов, что затрудняет оценку роли фтора воды.
В. А. Кинжинков [65], сравнив смертность, заболеваемость и состояние здоровья жителей двух городов Казахстана — Щучинска и Кокчетава с KF соответственно 4 и 0,1 -0,9 мг/л, пришел к выводу, что вода, содержащая 4 мг/л F, не оказывает заметного вредного влияния на здоровье населения, кроме возникновения флюороза зубов. Его исследования включали изучение состояния вегетативной нервной системы, показателей иммунобиологической реактивности, функционального состояния щитовидной железы и др. Детальные исследования были выполнены П. Н. Майструком [94], который сопоставил заболеваемость, смертность, количество врожденных уродств и физическое развитие в двух городах. Среди жителей 2—2,5-города наблюдались случаи флюороза зубов, увеличения содержания фтора в костях, однако показатели физического развития детей не отличались от таковых 0,1—0,2-городе. В 2—2,5-городе был ниже показатель заболеваемости по ревматизму, кардио- и атеросклерозу, желчнокаменной болезни и заболеваниям щитовидной железы. В этом же городе была ниже смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и рака, а показатель предстоящей продолжительности жизни для подростков был выше (для мужчин на 0,4 года, для женщин на 1,5 года).
По данным V. Demole и A. Held (1953), у лиц, пользовавшихся водой с 1—1,4 мг/л F-, кроме пятнистости эмали зубов I степени, не было обнаружено каких-либо признаков интоксикации фтором.
Полагая, что длительность жизни является важнейшим интегральным критерием воздействия фактора внешней среды на здоровье населения, Д. Н. Странски [275] сопоставил количество долгожителей (возраст более 90 лет) в населенных пунктах Болгарии с высокой и низкой KF. В первых процент долгожителей был почти в 2 раза больше. J. Levi (1944), наблюдавший улучшение роста хрящей и окостенения их у животных, получавших определенные количества фтора, нашел, что в 0,1-городе дефекты у детей наблюдаются чаще (в 1,8 раза), чем в 1,4-городе.
Данные других опубликованных работ идентичны изложенным. Поэтому выполненные в очагах эндемического флюороза исследования позволяют прийти к следующему заключению: 1) изменения со стороны других органов и систем в флюорозных очагах менее выражены, чем со стороны твердых тканей, и начина- ют проявляться лишь при высоких KF; в условиях умеренного климата при 4—5 мг/л и более, в жарком климате при 2,5—3 мг/л и более; 2) в условиях умеренного климата показатели физического развития детей и здоровья всего населения в городах не только с 1 мг/л F, но и с 1,4—2,5 мг/л не отличаются от соответствующих данных в городах с KF- менее 0,3 мг/л, а по отдельным показателям даже предпочтительнее их. Последнее вполне согласуется с результатами исследований, выполненных в городах, где проводилось фторирование воды, к рассмотрению которых мы переходим.
Из многих материалов, которые характеризуют влияние фторирования воды на здоровье населения [281, 284], особый интерес представляют данные, полученные под руководством Е. R. Schlesinger в 3 городах — Ньюбурге, Брендфорде и Гранд-Рапидсе, где вода фторируется с 0,7 г. до концентрации 1—1,2 мг/л F-. В каждом городе наблюдалось по 500 детей в возрасте от 1 до 12  лет. Рентгенографические, гистологические, антропометрические, офтальмологические, отоларингологические и другие исследования не обнаружили какого-либо побочного вредного действия фтора. В 5 городах США в течение 10 лет фторирования воды изучалась общая смертность населения. Обобщение накопленных данных выявило тенденцию к снижению смертности от сердечнососудистых заболеваний, рака, заболевания почек и цирроза печени (Hodge, 1963). Не было обнаружено вредного действия фтора после 8 лет фторирования воды в Касселе. В. М. Ansell, J. S. Lawrense [119] установили, что в г. Уотерфорде, где вода фторируется, ревматические заболевания встречаются значительно реже, чем в г. Ли, где низкая KF. Серологические исследования подтвердили клинико-статистические данные.

В СССР влияние 10-летнего фторирования воды на здоровье населения проведено в Норильске, Ивано-Франковске и ряде других городов. Исследования, выполненные в Норильске не выявили негативных сдвигов в процессах окостенения. Уровень заболеваемости детей и подростков болезнями, этиологически связанными с одонтогенной инфекцией (тонзиллиты, некоторые сердечно-сосудистые заболевания), имеет выраженную тенденцию к снижению по сравнению с таковым в контрольном районе. Не выявлено какого-либо влияния фторирования воды на функциональное состояние центральной нервной и сердечно-сосудистой (артериальное давление, пульс, ЭКГ) систем, а также морфологический состав крови и содержание гемоглобина. В Ивано-Франковске вариационно-статистический анализ (Г. А. Степаненко) не позволил выявить различий с городом-близнецом Долиной в физическом развитии новорожденных и школьников, сроках окостенения, заболеваемости школьников (в том числе аллергическими болезнями), в структуре общей заболеваемости населения и общей смертности, а также в частоте врожденных уродств (болезнь Дауна и др.). Важно также отметить, что в городах СССР, где фторируется вода, у детей либо не обнаруживался флюороз зубов, либо обнаруживались изменения только I степени и не чаще, чем у 5—12%, т. е. так, как это бывает даже в городах с низкой KF-.



 
« Герпес   Гиперлипопротеинемия у больных сахарным диабетом »