Начало >> Статьи >> Архивы >> Хирургические заболевания брюшной полости под маской пищевой токсикоинфекции

Рвота при острых хирургических заболеваниях и пищевой токсикоинфекции - Хирургические заболевания брюшной полости под маской пищевой токсикоинфекции

Оглавление
Хирургические заболевания брюшной полости под маской пищевой токсикоинфекции
Введение
Острая пищевая токсикоинфекция - сальмонеллез
Острая пищевая токсикоинфекция - паратифозный аппендицит
Острая пищевая токсикоинфекция - сальмонеллезный аппендицит
Острая пищевая токсикоинфекция - инфекционный панкреатит
Сравнение симптомов при острых хирургических заболеваниях и пищевой токсикоинфекции
Сравнение болей при острых хирургических заболеваниях и пищевой токсикоинфекции
Рвота при острых хирургических заболеваниях и пищевой токсикоинфекции
Понос при острых хирургических заболеваниях и пищевой токсикоинфекции
Защитное напряжение брюшной стенки
Симптом неподвижности живота, Щеткина-Блюмберга
Ректальное пальцевое исследование
Изменения крови
Острый аппендицит и острая пищевая токсикоинфекция
Тазовый аппендицит
Ретроцекальный аппендицит
Острый аппендицит при беременности
Сочетание острого аппендицита с острой респираторной инфекцией или с ангиной
Пельвеоперитонит генитального происхождения
Острый холецистит и острая пищевая токсикоинфекция
Нарушенная трубная беременность, маскируемая острой пищевой токсикоинфекцией
Ущемленная грыжа
Странгуляционная непроходимость
Обтурационная непроходимость
Тромбоз мезентериальных сосудов
Кишечная инвагинация
Заворот кишок
Острый панкреатит
Прободная язва желудка и двенадцатиперстной кишки и острая пищевая токсикоинфекция
Острое желудочно-кишечное кровотечение, маскируемое пищевой токсикоинфекцией
Заболевания органов мочевой системы
Течение острых заболеваний брюшной полости у лиц пожилого возраста
Диагностические ошибки
Литература

Вторым симптомом, который сопутствует и пищевому отравлению (или острой токсикоинфекции), и острому хирургическому заболеванию органа брюшной полости, является рвота. Следует с самого начала оговориться, что рвота играет роль диагностического признака для пищевой интоксикации в основном в том случае, если она сочетается с картиной энтерита или энтероколита. Если же картины энтерита или энтероколита не имеется, а наоборот, рвоте сопутствует задержка стула, то первая мысль должна быть об остром хирургическом заболевании брюшной полости, хотя следует признать, что не всегда острая пищевая интоксикация сопровождается поносом и не всегда острое хирургическое заболевание брюшной полости сопровождается выраженной задержкой стула.
Для дифференциального диагноза между острым хирургическим заболеванием брюшной полости и острым пищевым отравлением имеет значение, как уже указано, последовательность возникновения рвоты и болей. К сожалению, в многочисленных историях болезни, подвергнутых нами анализу, нет никаких указаний ни на эту последовательность, ни на характер рвотных масс — скудны ли они или, наоборот, обильны, какого цвета, запаха и т. д. При остром хирургическом заболевании брюшной полости рвота в начале заболевания носит рефлекторный характер, тесно связана с приступом болей и следует за ним. При острой пищевой токсикоинфекции такой связи нет: рвота имеет не рефлекторную природу, а токсикогенную.
У больного острым аппендицитом рвота бывает повторно, но многократной рвоты, тем более неукротимой, не бывает. При остром панкреатите и гастро-интестинальной форме пищевой интоксикации рвота может возникать поминутно, от каждого глотка воды. У больного острым панкреатитом она бывает иногда столь мучительной, что в первое время занимает ведущее место по сравнению с невыносимыми болями, которые возникают позже; механизм этой неукротимой рвоты определяется интимной близостью солнечного сплетения к задней поверхности воспалительно измененной, отечной поджелудочной железы.
При остром перитоните рвота малыми порциями может скорее напоминать срыгивание. Малоопытному врачу она может внушить ошибочное мнение, что в желудке нет содержимого. Между тем это «срыгивание» определяется паретическим состоянием желудка и кишок, вследствие чего содержимое верхней части пищеварительного тракта ретроградно поступает в желудок. Обессиленный больной периодически срыгивает небольшие количества подвергшегося разложению содержимого переполненного желудка. Сил на «полноценный» рвотный акт у него не хватает. В этом смысле можно провести аналогию между механизмом такой рвоты и механизмом мочеиспускания при предельно растянутом мочевом пузыре, обусловленном далеко зашедшей аденомой предстательной железы. Здесь переполненный мочевой пузырь периодически освобождается путем пассивного удаления небольших порций мочи, вызывая у непосвященного ошибочное мнение, что больной мочится самостоятельно (ischuria раradoxa).
У больного с острой пищевой интоксикацией не только нет паретического состояния желудка и кишок, но, наоборот, бурной перистальтикой он пытается изгнать из желудка и кишок отравляющие организм вещества.
Внешний вид рвотных масс также имеет значение для диагноза: бесцветные рвотные массы при острой пищевой интоксикации, окрашенные желчью рвотные массы у больного с желчной коликой после многократных мучительных рвот на высоте болей, темно-бурые, зловонные рвотные массы у больных с перитонитом и т. д.



 
« Хирургическая нефрология детского возраста   Хирургическое обследование брюшной полости »