Начало >> Статьи >> Архивы >> Хирургия пороков развития у детей

Тератомы крестцово-копчиковой области - Хирургия пороков развития у детей

Оглавление
Хирургия пороков развития у детей
Врожденные неправильности развития, их формы и причины
Двойниковые уродства
Крупные (общие) аномалии нервной трубки и осевого скелета
Грубые аномалии головного конца тела
Грубые аномалии заднего конца тела, отдельных органов
Гетеротопное развитие органов, гамартомы
Эмбриональные опухоли и тератомы, аномалии развития хорион
Особенности хирургического лечения пороков
Острые нарушения водно-солевого обмена
Подготовка к оперативному вмешательству детей старшего возраста
Техника операций
Проведение послеоперационного периода
Парентеральное питание
Краниостеноз
Мозговые грыжи
Пороки развития лицевого черепа
Колобома
Срединная расщелина нижней губы и нижней челюсти
Врожденные расщелины нёба
Врожденный свищ губы,  пороки ушной раковины, дисплазия lingvo-faciali
Врожденные кисты и свищи шеи
Врожденная мышечная кривошея
Крыловидная шея
Врожденная аневризма внутренней яремной вены
Врожденные деформации грудной клетки
Килевидная деформация грудной клетки
Врожденное расщепление грудины
Пороки развития пищевода
Операция прямого анастомоза пищевода при атрезии его с трахеопищеводным свищом
Двухмоментная операция при атрезии пищевода
Врожденный пищеводно-трахеальный свищ
Врожденные сужения пищевода
Доброкачественные опухоли и кисты средостения
Пороки развития легких
Аномалии долевого деления легких
Пороки и аномалии развития бронхов
Особенности лечения детей с пороками развития легких
Врожденные диафрагмальные грыжи
Истинные грыжи собственно диафрагмы
Грыжи пищеводного отверстия
Грыжи переднего отдела диафрагмы
Пороки развития передней брюшной стенки
Грыжи пупочного канатика
Свищи желточного протока
Пупочные грыжи
Грыжи белой линии живота
Паховые грыжи
Пороки развития желчных протоков
Оперативное лечение врожденной атрезии желчных протоков
Врожденные пороки развития желчного пузыря
Врожденная киста общего желчного протока
Кисты брюшной полости
Кисты сальника
Кисты поджелудочной железы
Кисты селезенки
Удвоение пищеварительного тракта
Препилорическая непроходимость желудка
Пилоростеноз
Врожденная непроходимость кишечника
Острая непроходимость кишечника
Клиническая картина острой низкой кишечной непроходимости
Предоперационная подготовка острой низкой кишечной непроходимости
Техника операции острой низкой кишечной непроходимости
Послеоперационное лечение острой низкой кишечной непроходимости
Хроническая и рецидивирующая непроходимость кишечника
Синдром Ladd
Внутренние брюшные грыжи
Патологические состояния, связанные с неполным обратным развитием желточного протока
Дивертикул Меккеля
Болезнь Гиршпрунга
Оперативное лечение болезни Гиршпрунга
Пороки развития прямой кишки и анального отверстия
Лечение пороков развития прямой кишки и анального отверстия
Брюшно-промежностная и промежностная пластика прямой кишки
Пороки развития почек
Кисты почек
Гидронефроз
Мегауретер
Эктопия устья мочеточников
Уретероцеле
Экстрофия мочевого пузыря
Врожденное сужение шейки мочевого пузыря
Эписпадия
Гипоспадия
Скрытый половой член
Спинномозговые грыжи
Тератомы крестцово-копчиковой области
Врожденные сосудистые опухоли
Гемангиомы и ангиоматозы
Неоперативное лечение гемангиом  и ангиоматозов
Лимфангиомы
Пигментные невусы
Пороки развития кисти
Синдактилия
Расщепленная кисть
Мегалодактилия
Врожденный радиоульнарный синостоз
Врожденный вывих бедра
Лечение врожденного вывиха бедра
Coxa vara
Врожденное отсутствие длинных трубчатых костей нижних конечностей
Порок развития бедренной кости
Врожденное отсутствие малоберцовой кости
Врожденное отсутствие большеберцовой кости
Врожденные ложные суставы
Врожденные пороки развития стопы
Артрогрипоз

Тератомы — смешанные опухоли сложного строения — чаще всего локализуются в крестцово-копчиковой области. По своему течению и прогнозу они могут быть расценены как порок развития (ряд авторов относит тератомы к категории опухолей в связи с наличием в них незрелых эмбриональных тканей). Морфология тератом чрезвычайно разнообразна и вполне оправдывает свое название «чудесных опухолей». В них можно встретить ткани, возникающие из двух-трех зародышевых листков. Наиболее удивительны по своему строению так называемые организмоидные тератомы, которые содержат сформированные части тела плода, а иногда — целый плод (рис. 211).

Рис. 211. Плод, удаленный из тератоидной опухоли.
В литературе, посвященной патогенезу смешанных опухолей, встречается значительное количество различных теорий и гипотез, пытающихся объяснить сущность процессов, приводящих к возникновению тератом. Однако большинство авторов считает, что тератоидные опухоли возникают в ранние периоды эмбрионального развития, когда клеточные элементы еще не детерминированы. Различные внешние и внутренние факторы могут вызвать длительную или более короткую задержку в развитии группы бластомеров. Последние в ряде случаев начинают развиваться в то время, когда организм почти заканчивает свое построение, и дают добавочны образования — организмоидные тератомы.
В литературе до последнего времени отмечают высокую летальность у детей с тератомами крестцово-копчиковой области. Дети погибают от тяжелых осложнений, связанных с наличием опухоли: сдавление и непроходимость кишечника, нагноение кистозных полостей с последующим развитием сепсиса, кровотечения и злокачественные перерождения. Осложнения могут встречаться в любом возрасте, но чаще в период новорожденности. В ряде случаев возникают экстренные показания к операции, даже в период родов (Н. В. Шварц, Niwlsch, 1933, и др.).
В литературе мало специальных работ, посвященных оперативному лечению тератом крестцово-копчиковой области у новорожденных. Опубликованные единичные сообщении показывают сравнительную редкость выздоровления после радикальной операции (И. С. Венгеровский, 1949; С. Д. Терновский; Г. А. Баиров, К. T. Дрейер, 1961; Gross и др.).
Многие хирурги считают, что дети с тератомами крестцово- копчиковой области мало жизнеспособны и погибают вскоре после рождения. В последние годы отмечено, что правильный уход за ребенком, постоянное наблюдение хирурга с целью выявления и предупреждения различных осложнений позволяют детям некоторое время развиваться вполне удовлетворительно. Вместо с тем большая величина опухоли, быстрый ее рост и возможная малигнизации (у детей, по данным Ф. Г. Углова и Ф. А. Мурсаловой, 1959, наблюдается в 10%) приводят к необходимости сравнительно раннего оперативного вмешательства, срок которого большинством хирургов определяется возрастом 6 месяцев. К этому времени ребенок окрепнет и может лучше перенести операцию, тяжесть которой общеизвестна (Е. М. Боровой, 1957; С. Д. Терновский; К. Л. Дрейер, 1963; Gross и сотр., 1951, и др.).
За период с 1950 по 1964 г. мы наблюдали 38 детей с тератомами крестцово-копчиковой области в возрасте от нескольких часов до 12 лет. Среди наблюдаемых детей 20 нуждались в неотложной хирургической помощи в связи с осложненными тератомами (в этой группе 18 детей были новорожденные).
На основании наших наблюдений и данных литературы можно выделить 4 основные группы осложнений, возникновение которых является показанием к срочному оперативному лечению тератом крестцово-копчиковой области: а) быстрый рост тератомы, сдавление опухолью прямой кишки или уретры; б) разрыв или резкое истончение оболочек при кистозном виде опухоли; в) изъязвление или некроз кожи, нагноение отдельных кистозных полостей; г) подозрение на злокачественное перерождение.
Клиническая картина. При наружном расположении опухоли ребенок после рождения обычно не проявляет беспокойства, берет грудь, имеет нормальный стул и мочеиспускание. Опухоль вначале не влияет на общее состояние больного, и только в последующем можно отметить постепенное понижение питания ребенка, связанное, видимо, с ростом опухоли, которая, развиваясь за счет больного, истощает его силы. Следует отметить, что до 6—8-месячного возраста тератома обычно увеличивается медленно, пропорционально росту ребенка.
Диагностика тератомы крестцово-копчиковой области обычно не вызывает затруднений из-за типичной локализации и внешнего вида новообразования, размер которого варьирует в значительных пределах, превышая иногда окружность головы больного.
Опухоль, располагаясь в области крестца и ягодиц, переходит на промежность, сдвигая ее кпереди. Основание тератомы широкое, четко не определяется, уходит под ягодичные мышцы. При наружно-внутреннем расположении переднюю и верхнюю границы можно определить только исследованием через прямую кишку. Форма опухоли бывает самой разнообразной, кожа над ней обычно неизмененная или покрытая волосами, но иногда резко истончена и мацерирована, с выраженным венозным рисунком. Пальпаторно удается выявить неоднородность опухоли: участки плотной, почти хрящевой консистенции сменяются более мягкими, иногда флюктуирующими. Это связано с тем, что ткань опухоли содержит большое количество кистозных полостей различного диаметра. Плотные включения в ряде случаев представляют собой зачатки органов. Иногда тератома имеет характер кисты.

Рис. 212. Рентгенологическое исследование тератомы крестцово-копчиковой области.
На фоне мягкотканной опухоли имеются участки обызвествления.

При внутреннем расположении опухоли узлы ее прощупываются в толще ягодиц, обычно асимметрично. Располагаясь между копчиком и прямой кишкой, опухоль сдавливает органы промежности, но не прорастает их. Пальцевое исследование через прямую кишку позволяет уточнить расположение и протяженность новообразования. При внутреннем расположении тератому обнаруживают в более старшем возрасте, обычно в связи с малигнизацией (С. Д. Терновский, Emery, 1959).

Рентгенологический метод имеет большое значение для диагностики в комплексе клинического обследования новорожденного с тератомой крестцово-копчиковой области. Определяемые на снимках участки обызвествления или костные включения делают диагноз несомненным (рис. 212).
Если у новорожденного имеется кистозная форма опухоли, то иа рентгенограммах видна мягкотканная тень. В таких случаях следует обратить внимание иа форму дужек пояснично-крестцовых позвонков — наличие дефекта в них позволяет заподозрить спинномозговую грыжу.

Дифференциальный диагноз чаще всего приходится проводить со спинномозговой грыжей. Последнюю исключают путем пальпаторного выявления в толще опухоли плотных включений. Нормальная функция конечностей и тазовых органов ребенка говорит против спинномозговой грыжи так же, как и обнаруженное при пальцевом исследовании сдавление прямой кишки опухолью. Кроме того, в отличие от грыжи, напряжение тератомы не усиливается при плаче ребенка, надавливание на опухоль не вызывает выбухание родничка. Быстрый рост новообразования не наблюдается при спинномозговой грыже. В сомнительных случаях для уточнения диагноза
можно прибегнуть к пункции — при грыже получают прозрачную спинномозговую жидкость.
Осложнения обычно проявляются довольно яркой симптоматологией и ухудшением общего состояния ребенка.
Сдавление опухолью прямой кишки или уретры чаще наблюдается в первые дни после рождения, однако может развиться и в более старшем возрасте. Мы наблюдали трех детей, у которых вначале опухоль не затрудняла функции тазовых органов. Быстрый рост тератомы привел к сдавлению прямой кишки и уретры в возрасте после месяца.
Тератома крестцово-копчиковой области
Рис. 213. Тератома крестцово-копчиковой области огромных размеров.
Сдавление уретры возникает сравнительно редко, при высоком расположении опухоли. Осложнение проявляется задержкой мочи; ребенок беспокоится при мочеиспускании, тужится. Катетеризация затруднена. Вскоре моча начинает отделяться каплями, мочевой пузырь растянут. В запущенных случаях наступает полная задержка мочи. Сдавление уретры часто сочетается с нарушением проходимости прямой кишки.
М-в Олег, 24 дней, поступил в клинику 28/IV 1955 г. Мальчик родился с весом 2950,0. Сразу после рождения обнаружена опухоль промежности 15x15 см. Общее состояние было удовлетворительным, и ребенок выписав домой. В возрасте 17 дней мать заметила, что мальчик беспокоится перед актом мочеиспускания, через несколько дней появилась задержка стула. При поступлении общее состояние тяжелое, ребенок обезвожен. Размер опухоли достигал 17х29 см. (рис. 213). Половые органы и анальное отверстие смещены кпереди. Из уретры выделяется каплями моча, стула нет 3 дня. Живот увеличен в размерах, перкуторно определяется растянутый мочевой пузырь. Катетером выпущена моча.
Поставлен аппарат внутреннего капельного вливания Состояние через 5—6 ч заметно улучшилось, после чего под местной анестезией опухоль удалена. Выписан домой через 35 дней.
Опухоль может к моменту рождения настолько сдавить или сместить прямую кишку, что с первых дней у новорожденного отмечаются явления кишечной непроходимости. Это чаще наблюдается у детей с внутренним расположением тератомы.
Мальчик С-ов, 2 дней, поступил в клинику 20/V 1960 г. с диагнозом направления врожденная кишечная непроходимость. Родился с весом 2780 г. В первые сутки состояние было обычным, однако заметили, что меконии не отходил. Живот увеличился в объеме, появилось срыгивание. В родильном доме пытались поставить газоотводную трубку, которая вошлa только на 2 см.
При осмотре в хирургической клинике состояние ребенка расценено как тяжелое. Рвота желчью с примесью тонко кишечного содержимого. Живот вздут, перкуторно над лоном — притупление, которое не ликвидировалось после того, как катетером выпущено 40 мл мочи. Рентгенологическое исследование показало гомогенное затемнение в малом тазу и резкое расширение кишечных петель газом. Ректальное исследование пальцем выявило наличие плотной бугристой опухоли, сдавливающей прямую кишку.
Под эндотрахеальным наркозом опухоль удалена. Гистологическое исследование подтверждало клинический диагноз тератомы.
Быстрый рост опухоли, если он и не приводит к сдавливанию органов промежности, все же надо расценивать как показание к неотложной операции из-за возможного злокачественного перерождения.
Резкое истончение оболочек или разрыв стенки кистозной формы тератомы при рождении нами наблюдался у 4 детей. У новорожденных с многокамерной тератомой при разрыве опорожняется одна или несколько полостей, но опухолевидное образование остается. У одной оперированной нами девочки тератоидная однокамерная киста была настолько больших размеров, что роды закончились благополучно только после разрыва оболочек и истечения содержимого. При поступлении в клинику в крестцово-копчиковой области ребенка определялся кожный «мешок» размером 20X30 см (рис. 214).
В ряде случаев истончение оболочек тератомы достигает такой степени, что стенка делается полупрозрачной, блестящей. Создается впечатление, что от неосторожного прикосновения киста вскроется, что иногда и бывает при пеленании ребенка.
Г-ва Татьяна, 15 дней, поступила 20/VII 1954 г. Родилась в срок с весом 2950 г. Опухоль обнаружена с рождения. Выписана из родильною дома по требованию матери в удовлетворительном состоянии. При осмотре ребенка в поликлинике хирург обнаружил истончение оболочки тератомы. При поступлении в клинику опухоль размером 23x20 см с участками флюктуации и плотными включениями. На задней поверхности через резко истонченные оболочки размером 8X4 см просвечивает жидкость. Мать не решалась на операцию, но, пеленая ребенка, почувствовала, что опухоль уменьшилась в пеленки промокли. Повторным осмотром установлен разрыв оболочек в мосте их истончения. Девочка оперирована под местной анестезией. Опухоль полностью удалена. Гистологический диагноз: тератома. Выписана здоровой.
Изъязвление опухоли пли некроз кожи является показанием для срочной госпитализации ребенка в хирургическое отделение и раннего оперативного лечения. Наличие инфицированной раны или нагноение кисты без активной специальной помощи может быстро привести новорожденного к сепсису и летальному исходу, что наблюдалось нами у одного из четырех новорожденных с подобным осложнением.


Рис. 214. Кистозная форма тератомы крестцово-копчиковой области.
Оболочки вскрылись во время родов, которые стали возможными только по истечении содержимого кисты.

П-в Юрий поступил в клинику 29/Ш 1950 г. в возрасте 18 дней. Родился с весом 2600 г. При рождении обнаружена опухоль крестцово- копчиковой области (10X8 см). В возрасте 7 дней появилось изъязвление с воспалительными явлениями вокруг, повысилась температура. Состояние прогрессивно ухудшалось и при поступлении расценивалось как тяжелое. Осмотром установлено наличие опухоли с изъязвленной поверхностью 6X6 см (рис. 215) и нагноившейся полостью, откуда через свищ выделялся гной (в посеве В. Colli). Гнойник вскрыт, начато общеукрепляющее и антибактериальное лечение. Состояние через 5 дней улучшилось, количество лейкоцитов крови снизилось с 21000 до 13 000. Под местной анестезией тератома иссечена. В послеоперационном периоде общее состояние постепенно ухудшалось, появились пиемические очаги в легких, гнойный отит. Ребенок умер от сепсиса спустя 28 дней после операции.
Малигнизации среди наблюдаемых нами детей наступила у троих в возрасте от 1 до 3 лет. У одного ребенка наступило первичное перерождение тератомы, у двоих злокачественному  перерождению подвергся участок опухоли, оставленный в момент первой операции.
Девочка К-на поступила 8/1 1959 г. через 10 ч после рождении. Родилась с весом 3250 г. Сразу обнаружена опухоль в крестцово-копчиковой области (окружность 27 см). Пальпаторно выявлены плотные, неправильной формы узлы, уходящие в промежность. Анальное отверстие смещено кпереди. Меконий не отходил, мочеиспускание нормальное. Введение пальца в прямую кишку невозможно из-за сдавления ее опухолью.

Рис. 215. Изъязвление и некроз кожи на поверхности крестцово-копчиковой тератомы.
Газоотводная трубка входит с трудом на глубину 2—3 см, при извлечении на конце ее видны следы мекония. Рентгенологически выявлен организмоидный характер тератомы (рис. 216). Произведена срочная операция. Выделение опухоли от прямой кишки проходило с большими затруднениями. Часть оболочек, спаянных с кишкой, пришлось оставить. Содержимым кисты оказались недоразвитые конечности, тонкая кишка (25 см) и большое количество темных волос. Послеоперационное течение гладкое. Выписана домой в хорошем состоянии.
Два года девочка развивалась нормально, затем появились запоры. При осмотре в возрасте 2,5 лет диагностирован рецидив опухоли, расположенной в малом тазу и сдавливающей прямую кишку. Повторная операция— удаление опухоли с частичной резекцией крестца. Гистологически выявлены элементы бластоматозного роста. Девочка погибла от множественных метастазов через 6 месяцев.
Тератомы, в составе которых имеются незрелые тканевые элементы, склонны к раннему злокачественному перерождению. Быстрый рост опухоли, появление венозного рисунка, ухудшение общего состояния ребенка — основные признаки малигнизации тератомы. По нашим наблюдениям и данным литературы, злокачественное перерождение наблюдается у детей старше 10—12 месяцев, чаще после нерадикальных операций.

Рис. 216. Организмоидная тератома крестцово-копчиковой области. На рентгенограмме видны отдельные кости недоразвитых конечностей и мелкие участки обызвествления опухоли.

Прогноз крестцово-копчиковых тератом у детей в большей степени зависит от вида осложнений, своевременного начала лечения, величины опухоли и техники оперативного вмешательства. Не меньшее значение имеет правильное ведение предоперационного и послеоперационного периода.
Оперативное лечение. Хирургическое вмешательство чаще проводят по экстренным показаниям при возникающих осложнениях у новорожденных. Характер и продолжительность предоперационной подготовки зависят от вида осложнений.

Детей, поступающих с явлениями непроходимости прямой кишки или уретры, а также разрывами оболочек опухоли, берут в операционную после проведения обычной медикаментозной подготовки к анестезии. До вмешательства путем венесекции накладывают аппарат капельного введения жидкости.
При истончении оболочек также не требуется специальной подготовки. Если имеется у больного анемия, то операцию назначают после нескольких переливаний крови.
Более длительную предоперационную подготовку проводят детям с нагноительными и воспалительными изменениями со стороны опухоли.

В таких случаях назначают антибактериальное лечение (антибиотики, повязки с антисептиками), вскрывают имеющиеся гнойные затеки и ведут активное общеукрепляющее лечение (трансфузия крови, плазмы, гамма-глобулин и др.). Операцию откладывают до улучшения общего состояния, стихания местных воспалительных процессов, нормализации температуры и показателей анализов крови.
П-вич Алла, 17 дней, поступите 10/Х 1958 г Родилась с весом 2980,0. Сразу после рождения обнаружена опухоль крестцово-копчиковой области размером 20x18 см. В возрасте 15 дней появилось изъязвление и некроз кожи (10x8 см). Переведена из родильного дома в хирургическую клинику. Вокруг изъязвления кожа воспалена, болезненна. Температура 38,9°, лейкоцитоз 17 000 с нейтрофильным сдвигом. Рентгенологически выявлены типичные участки обызвествления. Ребенку начато введение массивных доз антибиотиков, повязки с антисептиком, трансфузия крови и жидко стой, гамма глобулин Воспалительные изменения стихли через 6 суток Улучшилось общее состояние, и ребенок назначен на операцию Операция под местной анестезией Полностью удалена опухоль Послеоперационное течение без осложнений, ребенок выписан домой
Дети, поступившие для плановой операции радикального удаления тератомы крестцово-копчиковой области, проходят обычное клиническое обследование. Если выявлена анемия, что бывает нередко, назначают несколько трансфузий крови. Специальной подготовки к операции больные не получают.
Обезболивание. Оперативное вмешательство у новорожденных при опухолях небольших размеров многие хирурги проводят под местной анестезией. Наличие значительной по размерам опухоли, особенно при наружно-внутреннем ее расположении, является показанием к эндотрахеальному наркозу. Во время операции необходимо постоянное переливание крови, полностью возмещающее кровопотерю. Проведение хирургического вмешательства без достаточной анестезии приводит к гибели ребенка от шока на операционном столе или в первые часы после вмешательства. Положение ребенка во время операции — на спине с приподнятыми согнутыми в коленях и разведенными ногами.
Техника операции. У новорожденных мы предпочитаем пользоваться дугообразным разрезом кожи, который производят с таким расчетом, чтобы концы его доходили до больших вертелов, а середина дуги располагалась на 5—7 см позади заднепроходного отверстия (рис. 217, а). Ширина лоскута должна приблизительно соответствовать основанию опухоли После рассечения кожи и подкожной клетчатки опухоль выделяют вначале спереди, стараясь не вскрывать оболочек. Применяя гидравлическую препаровку 0,25% раствором новокаина, удается выполнить наиболее трудную часть операции — отделение опухоли от задней поверхности прямой кишки (рис. 217,6). Для предупреждения повреждений и облегчения мобилизации прямой кишки в последнюю вводят толстую газоотводную трубку.
Для более широкого доступа к той части опухоли, которая расположена в тазу, некоторые авторы рекомендуют резецировать копчик и часть крестца (рис. 217, в). По мнению Н. В. Шварца, Gross, этот прием делает возможным проведение более радикального вмешательства. Мы пользуемся подобным доступом у детей с рецидивом опухоли или внутренним расположением тератомы (обычно у более старших детей).

Рис. 217. Операция удаления крестцово-копчиковой тератомы.
а — линия разреза кожи (по С Д Терновскому), б —отделение опухоли от прямой кишки е — пересечение фиброзных тяжей вместе с частью копчика
Операция удаления крестцово-копчиковой тератомы
После удаления опухоли тщательно останавливают кровотечение. Тазовое дно ушивают отдельными кетгутовыми швами после припудривания раны сухими антибиотиками.

Избыток кожи иссекают и на рану накладывают узловатые капроновые швы. На сутки в угол раны между швами вводят тонкий резиновый дренаж.
В тех случаях, где технически не представляется возможным полное удаление опухоли, операцию проводят двухэтапно. Мы считаем, что второй этап — радикальное иссечение оставшихся участков тератомы — следует проводить спустя 1—2 месяца после первой операции.

Послеоперационное лечение. После операции ребенка укладывают на живот, тем самым препятствуя загрязнению раны. Больной быстро привыкает к такому положению и лежит необходимый период (7—9 дней) совершенно спокойно. При намокании повязки ее немедленно меняют.
На первые сутки ребенку оставляют аппарат внутривенного капельного вливания, количество жидкости высчитывают соответственно весу и возрасту. Кормить разрешают через 1—2 ч после операции, если применялась местная анестезия (при общем обезболивании делают перерыв 6—10 ч). Начинают кормление у новорожденных с 10 мл сцеженного молока, количество которого постепенно увеличивают, через сутки ребенок получает полную порцию. Старшие дети в первые 3—4 дня получают послеоперационную щадящую диету.
Первую неделю ребенку назначают антибиотики широкого спектра действия, проводят общеукрепляющее лечение. Повторные трансфузии крови необходимы 2—3 раза в неделю до улучшения общего состояния. Швы снимают на 9—11-й день. Ребенка выписывают домой после полного заживления раны.
В дальнейшем необходимо систематическое наблюдение хирурга за ребенком для раннего выявления возможного рецидива опухоли.
Отдаленные результаты оперативного лечения тератом крестцово-копчиковой области, проверенные у 30 детей в сроки от 1 до 15 лет, показали, что при своевременном радикальном удалении опухоли прогноз вполне благоприятный.



 
« Хирургия пороков развития толстой кишки у детей   Хирургия рака пищевода »