Начало >> Статьи >> Архивы >> Интегративная деятельность мозга

Категории унитарных восприятий в слуховом анализаторе - Интегративная деятельность мозга

Оглавление
Интегративная деятельность мозга
Врожденная деятельность организма
Исполнительный пищевой безусловный рефлекс
Исполнительные защитные безусловные рефлексы
Рефлексы нацеливания
Подготовительный пищевой безусловный рефлекс
Подготовительные защитные безусловные рефлексы
Поисковые рефлексы
Свойства различных видов подготовительной деятельности
Проблема антидрайва
Взаимоотношения между различными эмотивными состояниями
Общая физиология восприятия
Концепция гностических нейронов
Данные психологии о существовании гностических нейронов
Неврологические данные о существовании гностических нейронов
Проблема формирования гностических нейронов
Избыточность нейронов в гностическом поле
Восприятия сходных паттернов и проблема различения
Проблема формирования новых гностических полей
Проблема привыкания
Категории восприятий в отдельных анализаторах
Общая характеристика зрительного гнозиса
Категории унитарных восприятий в слуховом анализаторе
Унитарные восприятия в обонятельном и вестибулярном анализаторах
Категории унитарных восприятий в соместетическом и в вкусовом анализаторах
Центральная организация кинестетического анализатора
Категории кинестетических унитарных восприятий
Восприятия эмоциональных состояний
Общая физиология ассоциаций
Физиологическая природа галлюцинаций
Свойства унитарных образов
Яркость унитарных образов
Взаимосвязь между восприятиями и ассоциациями
Методы исследования ассоциаций
Кинестетические образы и их связь с движением тела
Программирование моторных актов в случае их выполнения и невыполнения
Общая патология ассоциаций
Основные ассоциации у человека и животных
Ассоциации, направленные к зрительному анализатору
Ассоциации, направленные к слуховому анализатору
Ассоциации, направленные к соместетическому анализатору
Ассоциации, направленные к кинестетическому анализатору
Ассоциации, направленные к эмотивному анализатору
Классический условный рефлекс
Условный рефлекс на пищу
Условный рефлекс голода
Оборонительные условные рефлексы
Величина классических условных рефлексов
Роль последовательности условного и безусловного раздражителей
Проблема локализации классического условного рефлекса
Роль классических условных рефлексов в жизни человека
Внутреннее торможение
Новые экспериментальные данные по внутреннему торможения
Механизм  первичного тормозного условного рефлекса
Переделка разнородных условных рефлексов
Переделка классических условных рефлексов у человека
Механизмы генерализации и дифференцировки
Инструментальные условные рефлексы
Соотношение между слюноотделительной и двигательной реакциями
Соотношение между условными рефлексами первого и второго типов
Два других варианта условных рефлексов второго типа
Перелос навыков при условных рефлексах второго типа
Условные рефлексы второго типа и драйв
Зависимость пищевых инструментальных реакций от драйва голода
Взаимоотношения между слюноотделительной и двигательной реакциями при выработке условных рефлексов второго типа
Механизм оборонительных условных рефлексов второго типа
Структура дуги условного рефлекса второго типа
Зависимость условных рефлексов второго типа от экспериментальной обстановки
Дифференцировка между двумя двигательными реакциями, подкрепляемыми одним безусловным раздражителем
Дифференцировка между двумя двигательными реакциями при разных подкреплениях
Проблема торможения условных рефлексов второго типа
Происхождение и физиологические основы инструментального движения
Образование инструментальных реакций из пассивных движений
Роль проприоцептивной обратной связи в условных рефлексах второго типа
Механизм инструментального движения
Кратковременная память
Кратковременная память в экспериментах на животных
Общая архитектура интегративной деятельности мозга
Врожденные ассоциативные системы
Приобретенные ассоциативные системы
Классические условные рефлексы как частный пример приобретенных ассоциаций
Инструментальные условные рефлексы (второго типа)
Трансформация ассоциаций
Механизм эфферентных систем, кратковременная память

КАТЕГОРИИ УНИТАРНЫХ ВОСПРИЯТИИ В СЛУХОВОМ АНАЛИЗАТОРЕ (Сл)
Слуховой гнозис человека по своей общей структуре существенно отличается от зрительного. Если зрение служит главным каналом информации о событиях внешнего мира, а его участие в речевой функции ограничено весьма недавним приобретением в форме чтения, то в отношении слуха придется сказать прямо противоположное: здесь относительно примитивный слуховой гнозис, состоящий в распознавании различных звуков, действительно несуществен; быть может, в наш шумный век мы даже почувствовали бы некоторое облегчение, лишившись возможности воспринимать звуки, но сохранив при этом способность слышать речь. Вместе с тем слуховой анализатор человека наделен исключительно важной функцией — слышать человеческую речь. Слуховой гнозис речи — это поистине основа наших социальных отношений, и в этом плане слуховой анализатор значительно важнее зрительного. Действительно, слепые с самого рождения, тем самым оказавшись лишенными главного источника информации о внешнем мире, социально лучше приспособлены, нежели люди, глухие с рождения, неспособные слышать человеческую речь. Из этого следует, что гностический аппарат восприятия речи у человека развит исключительно высоко. Односторонняя локализация этого аппарата — несомненно величайшая оплошность природы — в значительной мере благоприятствует исследованию данного гнозиса.
Опираясь на данные психологии и невропатологии, слуховые восприятия можно подразделить на следующие категории: 1) разнообразные звуки внешнего мира (Сл-Зв); 2) голоса отдельных людей (Сл-Гол); 3) определенные звуки, представляющие элементы человеческой речи (слова и короткие предложения (Сл-Р); 4) мелодии (Сл-Мел). Ниже рассмотрим каждую категорию в отдельности.
1.            Категорию унитарных восприятий, представляющих известные звуки внешнего мира, можно разбить на несколько групп: а) звуки, издаваемые предметами, сделанными руками человека, (телефон, мотор, свисток, музыкальный инструмент); б) звуки неодушевленной природы (вой ветра, гром, шум моря); в) звуки, издаваемые животными; г) звуки, выражающие различные эмоции у животных и людей (крик, стон, плач, смех).
Представлены ли все эти группы одним общим гностическим полем или все они анатомически обособлены — не ясно. По-видимому, такое обособление вполне вероятно, если учесть тот факт, что некоторые группы звуков были особенно важны и значимы для первобытного человека. Эту проблему можно исследовать путем применения специальных этологических тестов: исследование эффектов, которые вызывают типичные примеры каждой группы звуков у здоровых людей и у больных с очаговыми поражениями мозга.
Звуки, издаваемые определенными предметами и животными, образуют тесные ассоциации со зрительными паттернами соответствующих объектов. Звуки, выражающие эмоции, в основном связаны с эмотивной систем ой.

  1. Особая категория слуховых восприятий, вероятно обслуживаемая отдельным гностическим полем, связана с разнообразными голосовыми характеристиками человеческой речи (Сл-Гол). Мы сразу же, по одному произнесенному слову узнаем голоса наших знакомых, не видя их; новый для нас человеческий голос вызывает ориентировочную реакцию, пока мы не занесем его в свою «картотеку» голосов. Здесь мы наталкиваемся на далеко идущую аналогию со зрительным гнозисом лиц людей, подобно тому как характерные черты и выражения отдельных человеческих лиц под влиянием эмоций относятся к разным категориям зрительных восприятий, так и индивидуальные голоса людей и эмоциональные интонации речи занимают совершенно особые категории слуховых восприятий. Как мы увидим в гл. V, существуют взаимные ассоциации между индивидуальными голосами и лицами людей, что дает возможность предположить наличие тесного соседства между двумя соответствующими полями.
  2. Обратимся теперь к обсуждению основной категории слуховых восприятий человека, несравненно более сложной, чем предыдущие, и значительно лучше изученной психологами и невропатологами, — к категории слуховых восприятий речи, представленной слуховым гностическим нолем, которое обычно называют слуховым центром речи.

Накоплено множество психологических и неврологических данных, свидетельствующих о том, что слуховые унитарные восприятия речи представлены словами и короткими фразами. Это объясняется тем, что с самого раннего детства ребенок научается воспринимать звучание слова целиком, а не по фонемам. Только позднее, обучаясь читать, он разбивает слово на буквы (фонемы), и лишь тогда эти звуки попадают в ряды унитарных восприятий. Мы назовем слуховые унитарные восприятия речи аудиовербальными восприятиями, а соответствующие гностические нейроны — аудиовербальными.
К аудиовербальным унитарным восприятиям приложимы те же принципы, что и к зрительным. Они подчиняются правилу «все или ничего», т. е. распознаются как целое либо не распознаются вовсе. Распознавание их обычно связано с ассоциациями, поскольку слова обычно имеют определенное значение. Нам приходится сталкиваться и со «словами», не имеющими значения; иногда можно на время забыть значение данного слова: в таких случаях возникает чисто слуховое опознание словесного паттерна без каких-либо ассоциаций.
Так как в различных языках для формирования аудиовербальных гностических нейронов существенными оказываются разные элементы, го надежней всего происходит различение и опознание слов родного языка. Например, в английском больше гласных, чем в польском, поэтому для меня разнообразные оттенки гласных неотличимы, а для каждого человека, родной язык которого английский, они прекрасно различимы. Так как слово — это унитарное восприятие, то изменение одной гласной преобразует все слово и может сделать его неопознаваемым. Так, слова destruction и distraction или russian и ration, которые звучат, конечно, каждое по-своему для говорящего по-английски, для меня на слух почти не имеют какого-либо различия, и я легко могу подменить одно слово другим. Точно так же многие японцы, в языке которых не существует разницы между звуком «1» и «г», не в состоянии отличить «light» от «right» или «fry» от «Пу» и пользуются этими парами слов без разбору. Для людей, владеющих английским (и для меня тоже), эти слова совершенно различны, и, вероятно, им никогда не придет в голову, что они имеют что-то общее.
Далее, если некое слово, будучи сказано на чужом диалекте или с плохим произношением, как-то искажается, то обычно либо оно узнается как именно это слово и тогда не замечается какого-либо искажения в нем, т. е. надлежащие нейроны отвечают на него вопреки видоизменению, либо оно не опознается вовсе. Обе эти ситуации мне особенно хорошо знакомы. Часто мои английские коллеги не понимают какое-то произнесенное мной слово, хотя, на мой взгляд, я говорю его исключительно верно и, что более интересно, я не вижу какой-либо разницы между моим и их произношением, если только мне специально не укажут на это. Действительно, очень редко бывает, что мы узнаем слово и одновременно осознаем, что оно произнесено нечетко; такое случается обычно, если мы уже знакомы с данным произношением и уже привыкли к нему.
Принцип антагонизма между отдельными аудиовербальными восприятиями выступает даже более отчетливо, чем в случае зрительных восприятий одной категории, ибо два слуховых стимула могут быть предъявлены в точности одновременно. Если мы слышим сразу же два слова, произнесенных разными людьми, то опознаем лишь то из них, на котором концентрируем свое внимание. Вместе с тем антагонизм между слуховыми восприятиями разных категорий, по-видимому, значительно менее выражен или может даже вообще отсутствовать. Мы способны, например, опознавать в одно и то же время слова и голос говорящего или же мелодию песни и ее слова.
Так как аудиовербальное гностическое поле локализовано только в доминантном полушарии, а последствия повреждений в этом поле сразу же бросаются в глаза, в литературе можно найти множество случаев аудиовербальной агнозии — так называемой словесной глухоты. Основное, что характеризует расстройство данного типа, — это то, что человек не распознает звуки речи, не испытывая при этом никаких затруднений в распознавании всех остальных звуков. Те больные, словесная глухота которых не отягощена амнестической афазией (см. гл. V), а потому они способны описать свой собственный недостаток, жалуются, что вместо ясной речи они слышат какое-то неотчетливое бормотание. В случае если дефект менее резко выражен, больной с трудом различает сходные слова или поток быстрой речи. Если такого больного заставить повторять слова, то обнаруживается тяжелая форма парафазии, а при необходимости писать под диктовку — параграфия; вместе с тем способность копировать написанное у больного не нарушена (т. е. данный синдром прямо противоположен синдрому алексической агнозии).
Приведем типичный пример слабо выраженной словесной глухоты, взятый из работы Столяровой-Кабелянской [16].
У больного понимание речи было резко снижено. Не поняв слово, он повторял сходное по звучанию и указывал на именуемый уже этим словом объект. Так, слыша слово «ноготь», он говорил «ноги» и показывал на свои ноги; на слово "усы" он произносил «волосы» и указывал на них. Не замечал он и искажений в произнесенных словах. В произвольной речи и при повторении обнаруживалась значительная парафазия. Видимые предметы он называл правильно, но опять-таки с парафазией. Он никогда не осознавал ошибок своей речи и не пытался исправить их. Способность переписывать (копировать) текст не пострадала, но при произвольном письме наблюдалась резкая параграфия.
Как мы увидим в гл. V, аудиовербальная агнозия отличается и от «сенсорной» афазии, при которой распознавание слов не ухудшается (что может быть проверено путем должного повторения их), но утрачивается способность понимать их, и от «центральной» афазии, при которой распознавание слов сохраняется, но больные не в состоянии повторять слова. Две эти формы афазии — результат повреждения не самого гностического поля, а его связей с гностическими полями других анализаторов.

  1. Заканчивая этот обзор слуховых восприятий, следует упомянуть о восприятиях мелодий (Сл-Мел). Этот тип слухового гнозиса представлен самостоятельным гностическим полем, которое, по-видимому, находится на некотором расстоянии от аудиовербального, так как аудиовербальная агнозия обычно не сопровождается агнозией мелодий, и наоборот.

Проблема локализации слуховых гностических полей столь же неясна, как и зрительных. Поле 41 на границе сильвиевой борозды считается проекционным (транзитным) акустическим полем. Ниже находится ноле 42 (парапроекционное), а ниже его, в средней височной извилине, — гностическое поле 22. Где-то в этих областях в доминантном полушарии и расположено аудиовербальное гностическое поле. Судя по исследованиям с раздражением тех или иных участков коры у больных эпилепсией ниже этого поля (поле 21 и 20), тесно примыкая к зрительному гностическому полю восприятия лиц (Зр-Л), лежат поля, представляющие голоса людей (Сл-Гол) и мелодии (Сл-Мел); раздражение коры в данной области вызывает соответствующие галлюцинации. Поля, представляющие остальные звуки (Сл-Зв), не идентифицированы. По всей вероятности, они локализуются в недоминантном полушарии или же в том и другом.



 
« Иммунология   Интенсивная инсулинотерапия снижает смертность после инфаркта миокарда »