Начало >> Статьи >> Архивы >> Интегративная деятельность мозга

Ассоциации, направленные к эмотивному анализатору - Интегративная деятельность мозга

Оглавление
Интегративная деятельность мозга
Врожденная деятельность организма
Исполнительный пищевой безусловный рефлекс
Исполнительные защитные безусловные рефлексы
Рефлексы нацеливания
Подготовительный пищевой безусловный рефлекс
Подготовительные защитные безусловные рефлексы
Поисковые рефлексы
Свойства различных видов подготовительной деятельности
Проблема антидрайва
Взаимоотношения между различными эмотивными состояниями
Общая физиология восприятия
Концепция гностических нейронов
Данные психологии о существовании гностических нейронов
Неврологические данные о существовании гностических нейронов
Проблема формирования гностических нейронов
Избыточность нейронов в гностическом поле
Восприятия сходных паттернов и проблема различения
Проблема формирования новых гностических полей
Проблема привыкания
Категории восприятий в отдельных анализаторах
Общая характеристика зрительного гнозиса
Категории унитарных восприятий в слуховом анализаторе
Унитарные восприятия в обонятельном и вестибулярном анализаторах
Категории унитарных восприятий в соместетическом и в вкусовом анализаторах
Центральная организация кинестетического анализатора
Категории кинестетических унитарных восприятий
Восприятия эмоциональных состояний
Общая физиология ассоциаций
Физиологическая природа галлюцинаций
Свойства унитарных образов
Яркость унитарных образов
Взаимосвязь между восприятиями и ассоциациями
Методы исследования ассоциаций
Кинестетические образы и их связь с движением тела
Программирование моторных актов в случае их выполнения и невыполнения
Общая патология ассоциаций
Основные ассоциации у человека и животных
Ассоциации, направленные к зрительному анализатору
Ассоциации, направленные к слуховому анализатору
Ассоциации, направленные к соместетическому анализатору
Ассоциации, направленные к кинестетическому анализатору
Ассоциации, направленные к эмотивному анализатору
Классический условный рефлекс
Условный рефлекс на пищу
Условный рефлекс голода
Оборонительные условные рефлексы
Величина классических условных рефлексов
Роль последовательности условного и безусловного раздражителей
Проблема локализации классического условного рефлекса
Роль классических условных рефлексов в жизни человека
Внутреннее торможение
Новые экспериментальные данные по внутреннему торможения
Механизм  первичного тормозного условного рефлекса
Переделка разнородных условных рефлексов
Переделка классических условных рефлексов у человека
Механизмы генерализации и дифференцировки
Инструментальные условные рефлексы
Соотношение между слюноотделительной и двигательной реакциями
Соотношение между условными рефлексами первого и второго типов
Два других варианта условных рефлексов второго типа
Перелос навыков при условных рефлексах второго типа
Условные рефлексы второго типа и драйв
Зависимость пищевых инструментальных реакций от драйва голода
Взаимоотношения между слюноотделительной и двигательной реакциями при выработке условных рефлексов второго типа
Механизм оборонительных условных рефлексов второго типа
Структура дуги условного рефлекса второго типа
Зависимость условных рефлексов второго типа от экспериментальной обстановки
Дифференцировка между двумя двигательными реакциями, подкрепляемыми одним безусловным раздражителем
Дифференцировка между двумя двигательными реакциями при разных подкреплениях
Проблема торможения условных рефлексов второго типа
Происхождение и физиологические основы инструментального движения
Образование инструментальных реакций из пассивных движений
Роль проприоцептивной обратной связи в условных рефлексах второго типа
Механизм инструментального движения
Кратковременная память
Кратковременная память в экспериментах на животных
Общая архитектура интегративной деятельности мозга
Врожденные ассоциативные системы
Приобретенные ассоциативные системы
Классические условные рефлексы как частный пример приобретенных ассоциаций
Инструментальные условные рефлексы (второго типа)
Трансформация ассоциаций
Механизм эфферентных систем, кратковременная память

Этих ассоциаций мы бегло коснулись в гл. I, а подробно будем говорить о них в гл. VI. Пока же остановимся специально лишь на тех связях, ведущих к эмоциональному полю, которые естественным путем образуются у человека в течение жизни (схема VI).

А. Невербальные ассоциации

  1. Зрительно-эмоциональные ассоциации (Зр-МП-Э; Зр-КП—>-Э;; Зр-Л; —>-Э). Восприятие самых разнообразных зрительных стимул-объектов сопровождается эмоциями. Естественно поэтому, что между эмоциями и этими восприятиями возникают ассоциации. Так, вид накрытого стола вызывает у человека аппетит (если, конечно, перед этим, он плотно не пообедал); вид обнаженного тела может вызвать половой драйв. Разыгрывающаяся перед вами ужасная сцена, угрожающие жесты по вашему адресу или вид отталкивающего существа вызывают чувство ужаса, страха или отвращения. Знакомые лица вызывают самые разнообразные эмоции: любовь, привязанность, уважение, страх, ненависть, отвращение. Точно так же выражение человеческого лица (угрожающее, злое, доброе, отталкивающее) порождает соответствующие эмоции.

В этом кратком обзоре мы можем видеть, что некоторые из этих ассоциаций чисто приобретенные и основаны на нашем опыте, о других же этого сказать нельзя. Почему, например, вид окровавленного человека или ужасного увечья вызывает чувство страха, а некоторые другие превращения человеческого лица или фигуры вызывают лишь смех? Вызовет ли вид обнаженного человека противоположного пола половой драйв и при отсутствии предшествующего опыта? Эти вопросы были затронуты в гл. I, где мы пришли к заключению, что названные раздражители содержат определенные элементы, действие которых на человека обусловлено генетически.

  1. Слухо-эмоциональные ассоциации (Сл-Гол-Э; Сл-Зв->Э). Сюда относятся такие слуховые раздражители, как различные интонации человеческой речи (добрая, угрожающая, сердитая), пронзительные крики, различные вопли, странные шорохи и многие другие звуки, вызывающие у нас разнообразные эмоции. Ассоциации между эмоциями и некоторыми звуками (пронзительным криком, например), по-видимому, опять-таки носят врожденный характер, другие же являются приобретенными. То же можно сказать и об интонациях человеческого голоса.
  2. Соместетическо-эмоциональные ассоциации (С-Т-э-Э). Хорошо известно, что тактильные восприятия ассоциируются с самыми разнообразными как положительными, так и отрицательными эмоциями. Часть этих ассоциаций — врожденные, а часть — приобретенные. Например, прикосновение к телу человека противоположного пола вызывает сексуальные эмоции, прикосновение к засаленной тряпке — отвращение, болевые раздражители порождают чувство страха.
  3. Вкусо-эмоциональные ассоциации (С-В->-Э). Вкус острой пищи может вызвать или усилить приятные ощущения аппетита, тогда как вкус какого-нибудь несъедобного вещества вызывает такие отрицательные эмоции, как отвращение или страх.
  4. Обонятельно-эмоциональные ассоциации (Об->Э). Влияние различных запахов на возникновение эмоций (врожденное или приобретенное) настолько хорошо всем известно, что нет нужды приводить здесь примеры. Поскольку в гностическом отношении обоняние не играет существенной роли в жизни человека, то в основном оно связано с образованием соответствующих обонятельно-эмоциональных ассоциаций.
  5. Вестибулярно-эмоциональные ассоциации (Лаб->-Э). Вестибулярное восприятие в зависимости от его характера и силы может вызвать либо сон, когда оно мягкое, либо чувство страха, если оно резкое (потеря равновесия).

Б. Вербальные ассоциации

Если невербальные ассоциации между различными восприятиями и эмоциями многочисленны, то вербальных ассоциаций в данной сфере мало. Может показаться, что это противоречит всеобщему убеждению в том, что слово — мощный эмоциональный фактор; ведь даже одним словом можно вызвать сердечный приступ или же взрыв безудержной радости. Действительно, слова (услышанные или прочитанные) могут породить эмоции любого рода, причем интенсивность их будет не меньшей, чем эмоций, вызванных не словами, а другими факторами. Однако если проанализировать механизм эмоционального воздействия слов, то можно легко убедиться в том, что они действуют не непосредственно. Они вызывают образы (в основном зрительные) соответствующей ситуации или объектов, которые ассоциируются с определенными эмоциями (Сл-Р->-Зр-МП-)-Э; Сл-Р->Зр-КП->Э и т. д.). Существование прямых ассоциаций слов с эмоциями, без промежуточных звеньев, представляется весьма сомнительным.
Сравнивая схему, на которой представлены связи, направленные к эмотивному полю, со схемами, где изображены пути, идущие от этого поля к другим анализаторам, можно заметить, что они обязательно взаимны. Это означает, что если данный стимул-объект вызывает по ассоциации определенную эмоцию, то эмоция эта в свою очередь может вызвать образ того же самого стимул-объекта. Например, если при виде определенного блюда у нас появляется сильный аппетит, то, напротив, общее чувство голода способно вызвать образ именно этого блюда. Подобные примеры можно найти и в сфере других эмоций.
Такой двусторонний характер связей, соединяющих эмотивные нейроны с гностическими, в сочетании с длительностью и инертностью эмоций приводит к своеобразному явлению, основанному на положительной обратной связи, которое можно назвать эмоциональной лавиной. Поясним характер этого явления на следующем типичном примере. Предположим, что мы пережили какое-то трагическое событие и пытаемся после этого, наконец, отдохнуть или заснуть. Но так как соответствующее эмоциональное состояние, пусть значительно ослабевшее, все еще сохраняется, оно легко вызывает через связи Э->Зр образ пережитого. Через связи Зр-»-Э этот образ в свою очередь усиливает эмоции, интенсификация же эмоций ведет к усилению соответствующего зрительного образа. В результате за каких-нибудь несколько минут эмоции достигают того же накала, что и в момент самого события. Нам трудно избавиться от навязчивого образа; порой это удается только с помощью сильного транквилизатора. Такая эмоциональная лавина, несомненно, знакома каждому и может быть при любой эмоции — половом влечении, злобе, отчаянии, страхе и т. д.
Нет никаких сомнений в том, что многие встречающиеся в практике психиатров случаи продолжительной агрессивности, патологического страха или депрессии имеют в своей основе такую эмоциональную лавину. Действием механизма самоусиления можно объяснить и тот факт, что даже после снятия гиперэмоционального состояния успокаивающими препаратами эмоциональная лавина сразу же возобновляется, как только действие транквилизатора прекращается. Так что покончить с этим состоянием порой удается лишь с помощью психотерапии; иногда же остается единственный выход — прибегнуть к перерезке реверберирующих цепей, вызывающих возобновление переживаний. Последнее достигается, вероятно, префронтальной лоботомией; после такой операции больной все еще может переживать различные эмоциональные состояния, но механизм самоусиления устраняется.
Феномен «неустранимой боли» можно считать частным случаем эмоциональной лавины. Как мы уже говорили, это явление возникает после продолжительных болей. Суть же его состоит в том, что боли в конце концов становятся полностью независимыми от первоначально вызвавшего их источника. Это явление можно объяснить тем, что под влиянием частых приступов возникают двусторонние ассоциации между болью и страхом перед нею; в результате страх вызывает по ассоциации боль, а возникшая боль усиливает чувство страха.
Все эмоциональные состояния возникают либо в результате действия специфических раздражителей, либо через ассоциации. Поэтому уместно спросить, различаются ли в интроспективном плане безусловнорефлекторные эмоции от условнорефлекторных; иными словами, вызывают ли они соответственно либо восприятия, либо образы, или же эмоции всегда представлены одним и тем же переживанием. Учитывая, что эмотивный мозг принадлежит к наиболее примитивным афферентным системам, можно ожидать, что правильно второе предположение.
Анализируя наши собственные эмоции, мы приходим именно к такому выводу. Мы вовсе не дифференцируем эмоций, вызванных специфическими факторами (т. е. безусловными раздражителями), от эмоций, вызванных через ассоциации. Страх остается страхом независимо от того, вызван ли он жестокой болью, или ее условным сигналом, или даже сообщением о предстоящей боли. Мы даже точно не знаем, чем именно и в какой степени вызвано то или иное побуждение (например, чувство голода), таким ли внутренним фактором, как состав крови, или каким-нибудь условным раздражителем этого побуждения. Применение слова «галлюцинация» для побуждения, возникшего через ассоциации, может показаться странным, поскольку побуждение всегда действует одинаково, независимо от происхождения.
Стоит напомнить, как много лет назад возникла ожесточенная полемика вокруг проблемы существования «памяти эмоций» [10].
Мне представляется, что в этой дискуссии, как, впрочем, и в большинстве дискуссий по таким кардинальным вопросам, разногласия фактически сводятся к терминологическим. Если понимать под памятью тот факт, что данное восприятие может в дальнейшем быть вызвано через ассоциацию, то ответ будет, конечно, положительным. В самом деле, предъявление раздражителя, который когда-то вызвал чувство страха, может возбудить те же эмоции, причем не менее яркие, чем раньше. Если же называть памятью эмоций возникновение образов, а не наличных восприятий, то в таком понимании ее не существует, поскольку эмоции всегда реальны независимо от того, чем они вызваны. В этой связи стоит процитировать следующий абзац из воспоминаний Сюлли-Прюдома, приводимый Рибо [10].
«Когда я вспоминаю свои эмоции в момент вступления немцев в Париж после нашего разгрома, я не могу не переживать их заново так же полно и ярко, тогда как сам образ Парижа, каким он был в тот день, весьма далек в моей памяти от реального восприятия... Я почти склонен спросить себя, не является ли воспоминание чувства галлюцинацией».
Это единственный известный мне из литературы пример, когда переживание эмоций, вызванное условнорефлекторным путем, называют галлюцинацией, что на самом деле правильно.

ВЫВОДЫ

В настоящей главе дан общий обзор и оценка ассоциаций, обычно возникающих у современного человека. Информацию об этих ассоциациях мы получаем при самонаблюдениях и из наблюдений и при обследовании больных с различными поражениями мозга.
Весь арсенал ассоциаций, устанавливающихся обычно в течение человеческой жизни, можно разделить на две основные группы: ассоциации, связанные с речью во всех ее аспектах (вербальные ассоциации), и ассоциации, с речью не связанные (невербальные ассоциации). В то время как первая группа присуща только Homo sapiens, ассоциации второй группы имеются также у многих других видов в зависимости от того, какие гностические поля у них развились.

А. Невербальные ассоциации

Наиболее важные невербальные ассоциации следующие:

  1. Взаимные ассоциации между зрительным и соместетическим (включая вестибулярный и обонятельный) анализаторами. Сюда относятся: а) двусторонние ассоциации между тактильным (стереогностическим) аспектом мелких предметов, которые можно брать в руки, и их зрительным аспектом; б) ассоциации между зрительным аспектом таких мелких предметов и их фактурой, а также вкусовым и обонятельным аспектами; в) ассоциации между положением конечностей и их зрительным аспектом и г) двусторонние ассоциации между пространственными отношениями, воспринимаемыми лабиринтом и зрением.
  2. Взаимные ассоциации между зрительным и слуховым анализаторами. Сюда относятся двусторонние ассоциации между зрительным аспектом объектов, издающих звуки, и их слуховым аспектом. Особенно хорошо развита группа ассоциаций между лицами людей и звуками человеческого голоса.
  3. Взаимные ассоциации между зрительным и кинестетическим анализаторами. К ним относятся: а) двусторонние ассоциации между зрительным аспектом объектов и их кинестетическими паттернами: эти ассоциации связаны с общим взаимодействием между соответствующими гностическими полями, составляя основу для совершения тонких движений под контролем зрения; б) двусторонние ассоциации между зрительным аспектом пространственных отношений и кинестетическими паттернами локомоции, в том числе движений глаз и головы; как и в предыдущем случае, общее взаимодействие между соответствующими гностическими полями составляет основу зрительного управляемого локомоторного поведения или его образов.
  4. Взаимные ассоциации между соместетическим и кинестетическим анализаторами. К ним относятся двусторонние ассоциации между соместетическим аспектом объектов и положениями конечностей и кинестетическими паттернами выполняемых двигательных актов. Они лежат в основе соместетически управляемого поведения, которое играет доминирующую роль у слепых, или в такой деятельности, которая не воспринимается зрительно (например, жевание).
  5. Взаимные ассоциации между всеми анализаторами и эмоциональными состояниями. Все эти ассоциации двусторонни; если данная эмоция не затухает, это может привести к эмоциональной лавине.

Б. Вербальные ассоциации

Наиболее важные вербальные ассоциации следующие:

  1. Взаимные ассоциации между слуховым аспектом речи и ее кинестетическим аспектом. Эти ассоциации составляют основу развития речи у нормальных (не глухих) людей. Они формируются с одной стороны на основе слуховой обратной связи, функционирующей в процессе неартикулированной, а позже артикулированной речи, а с другой — на основании имитационного рефлекса.
  2. Ассоциации между слуховым аспектом речи и стимул-объектами различных анализаторов (зрительного, соместетического, кинестетического и слухового). Эти ассоциации лежат в основе понимания человеческой речи.
  3. Ассоциации между стимул-объектами различных анализаторов (зрительного, соместетического, слухового) и кинестезией речи. На основании этих ассоциаций осуществляется в речи функция называния.
  4. Внутренние ассоциации между словами, воспринимаемыми на слух. Эти ассоциации лежат в основе слуховых последовательностей. Аналогичные ассоциации образуются для тонов в музыке.
  5. Внутренние ассоциации между произносимыми словами. Эти ассоциации лежат в основе чтения наизусть автоматизированных вербальных последовательностей, плавности речи и ее грамматического строя.

Повреждение связей, соединяющих аудиовербальное гностическое поле с словесно-кинестетическим полем, вызывает проводниковая афазия, которую мы называем аудиовер бальной афазией. Ее наиболее яркий симптом — нарушение способности читать наизусть.
Повреждение связей, соединяющих аудиовербальное гностическое поле с гностическими полями других анализаторов, приводит к «слуховой» (или «сенсорной») афазии, которую мы называли слухо-зрительной, слухо-соместетической или слухо-кинестетической афазией. Ее основной симптом — нарушение способности понимать услышанные слова.
Повреждение связей, соединяющих гностические поля различных анализаторов с словесно-кинестетическим гностическим полем, приводит к «амнестической» афазии, которую мы называем зрительно-вербальной, соместетическо-вербальной или кинестетическо-вербальной. Их основной симптом — нарушение способности называть воспринимаемые или воображаемые стимул-объекты.
Опираясь на данные патологии, можно предполагать, что пути, соединяющие гностические поля различных анализаторов со словесно-кинестетическим гностическим полем, могут направляться к нему либо непосредственно, либо проходить через аудиовербальное гностическое поле в зависимости: 1) от индивидуальных различий между людьми (вследствие разных принципов развития речи) и 2) от категорий стимул-объектов, образующих ассоциации со словами.

Было отмечено, что среди всего многообразия ассоциаций существуют такие, которые отличаются от прочих тем, что проявляются в виде поддающихся наблюдению реакций субъекта. Это происходит в том случае, когда возбуждение воспринимающих гностических нейронов порождает врожденную реакцию или же когда принимающие нейроны принадлежат к кинестетическому анализатору. Такие типы ассоциаций были названы соответственно классическими (первого типа) или инструментальными (второго типа) условными рефлексами; их подвергли подробному и тщательному экспериментальному исследованию. Следующие главы будут посвящены именно этим типам ассоциаций.



 
« Иммунология   Интенсивная инсулинотерапия снижает смертность после инфаркта миокарда »