Начало >> Статьи >> Архивы >> Интоксикационные психозы

Хронический алкогольный галлюциноз без бреда - Интоксикационные психозы

Оглавление
Интоксикационные психозы
Белая горячка
Клиническая картина белой горячки
Клинические варианты белой горячки
Алкогольный делирий
Течение белой горячки
Дифференциальный диагноз белой горячки
Эпидемиология и прогноз белой горячки
Патологическая морфология белой горячки
Лечение белой горячки
Острый алкогольный галлюциноз
Клиническая картина острого алкогольного галлюциноза
Абортивный вариант острого алкогольного галлюциноза
Острый алкогольный галлюциноз с псевдошизофренной симптоматикой
Подострый алкогольный галлюциноз
Дифференциальный диагноз и лечение острого алкогольного галлюциноза
Хронический алкогольный галлюциноз
Хронический алкогольный галлюциноз без бреда
Хронический алкогольный галлюциноз с бредоподобным включением
Параноидный вариант хронического алкогольного галлюциноза
Рецидивирующий вариант алкогольного галлюциноза
Течение хронического алкогольного галлюциноза
Дифференциальный диагноз хронического алкогольного галлюциноза
Нозологическая сущность хронического алкогольного галлюциноза
Этиопатогенез и лечение алкогольного галлюциноза
Алкогольный параноид
Абортивный вариант алкогольного параноида
Затяжной вариант алкогольного параноида
Этиопатогенез,  диагноз и лечение алкогольного параноида
Корсаковский психоз
Клиническая картина корсаковского психоза
Болезнь Маркиафава—Бигнами
Алкогольный псевдопаралич
Атипичные алкогольные психозы
Алкогольная депрессия
Антабусные психозы
Атропинный психоз
Психоз, обусловленный интоксикацией мухоморами
Мескалиновые психозы
Психозы, обусловленные препаратами Cannabis indica
Лизергиновые психозы
Интоксикация окисью углерода
Акрихиновые психозы
Интоксикация тетраэтилсвинцом
Лечение больных хроническим алкоголизмом

Этот вариант галлюциноза без бредового сопровождения встречается наиболее часто. Клиническая картина и течение заболевания, начиная с продромального периода, сводятся к следующему.
Задолго до заболевания больные переносят один или несколько дебютов острого алкогольного психоза (белой горячки, острого алкогольного галлюциноза или того и другого вперемежку). Обычно это заболевание возникает после длительного или кратковременного обострения хронического алкоголизма, когда больные потребляют непомерно большие дозы алкоголя. Обострение длится от 3—6 дней до 2—4 недель.
За несколько дней до начала заболевания больные обычно прекращают пить. В это время, в продромальном периоде, у больных появляются тревога, беспокойство, нарушение сна. Сон делается поверхностным, прерывистым, укороченным, сопровождается кошмарными сновидениями, после которых больные просыпаются, вскакивают, испытывают страх.
Аппетит у них снижается. Голова делается тяжелой, больных беспокоит шум, звон в голове. Чаще всего на 2—7-й день возникают слуховые галлюцинации. Голоса ругают, угрожают, обвиняют, насмехаются, дискутируют о больном, приказывают, спорят, как с ним поступить, комментируют его поступки, угрожающе кричат: «Мы тебя заберем, убьем», «Мы тебе покажем, как пьянствовать», «Подлец какой! Ты скоро помрешь», «Застрелить тебя надо, бандюга такой», «Вор, жулик, лодырь, пропойца», «Расстрелять тебя надо», «Дурак, опился водки», «Вор, вор!», «Зарежем», «убьем, убьем» и т. п.
У ряда больных слуховые галлюцинации проявляются в виде лишь одной музыки, пения, щебетания птиц и т. п. Больные нередко слышат ответы на собственные мысли. Их поведение критикуется и комментируется. Голоса приговаривают больного к смерти, зачитывают ему смертный приговор, приказывают удавиться, совещаются о нем, как его скорее прикончить. Наряду с этим больной слышит голоса, как бы жалеющие его. Эти голоса вступают в спор с угрожающими и обвиняющими, пытаются защищать больного; «Он парень хороший, не следует его убивать», «Это водка его сгубила» и т. п.
Устрашающие галлюцинации ведут к тому, что больной испытывает тревогу, беспокойство, страх, у него появляются суицидальные мысли, тем более что голоса носят иногда императивный характер: «Тебе один выход, вот веревка — задавишься, тогда успокоишься». «Сам не задавишься—так они тебя задавят, по кускам тебя будут резать, на клочки разорвут», «Чем себя так мучить, бросайся под трамвай — и тебе лучше будет» и т. п. У отдельных больных бывает такое состояние, что им кажется, будто бы они загипнотизированы, им рубя1 ноги, руки, голову, они умирают и т. д.
В остром периоде слуховые галлюцинации отличаются яркой чувственной окраской, и больные чаще всего воспринимают их как реальную действительность.
Зрительные галлюцинации выражены в гораздо меньшей степени. Больные видят людей, уродов, тени, чертей, кошек, собак, мышей, змей, мух, обезьян, страшные морды, как в картинах художников-абстракционистов. Могут отмечаться также вестибулярные галлюцинации: качается пол, нависает потолок, перекашиваются стены и т. п. В большинстве случаев наблюдаются и осязательные галлюцинации: больного охлаждают, замораживают, вкалывают в него иглы, совершают кастрацию, рубят на части тело, приставляют к виску пистолет и т. п. Телесные галлюцинации наблюдаются реже. Например, больному «отрывают легкие и другие внутренние органы, подменивают яички», «вынимают душу», «ходят внутри», и т. п. У больных бывают бред преследования и, реже, бред отношения: их преследуют соседи, сослуживцы, шайка злоумышленников. Заболевание протекает при ясном сознании, однако на высоте заболевания — в первые 2—3 дня у некоторых больных оно может быть в незначительной степени нарушено.
В первые дни заболевания критика к своему состоянию у больных отсутствует. Однако они всегда чувствуют перемену, которая с ними произошла. Иногда уже на 2—3-й день заболевания они догадываются, что «помешаны», и сами обращаются к врачам за помощью. Но с усилением галлюцинаторных явлений больные вновь теряют критику к своему заболеванию. Настроение у больных обычно боязливое тревожное, у них выражен в той или иной степени аффект страха. Один из наших больных под влиянием страха и угрожающих голосов ножом вспорол себе живот.
Поведение больных спокойное. Однако нередко они убегают из дома и скитаются. Обычно они не вступают в разговор, мало обращают внимания на окружающее, но на вопросы отвечают правильно. Иногда переговариваются с голосами. Нередко пишут записки в милицию, врачам, перечисляя в них своих врагов, чтобы в случае их смерти за них отомстили. Иногда больные закрываются одеялом, чтобы их не видели и не преследовали, прячутся, залезают под кровать и т. п.
Обычно на 3—5—7-й день страх уменьшается, у больных появляется критическая оценка своего состояния. Зрительные, осязательные, телесные и вестибулярные галлюцинации ослабевают, а затем полностью исчезают. Голоса делаются не такими грозными. Больной начинает к ним привыкать, бред прекращается сразу или блекнет постепенно. Все это происходит в течение первого месяца, а у некоторых больных — буквально в течение нескольких дней.
Такова картина острого периода описываемой формы галлюциноза.
В дальнейшем ведущим симптомом хронического алкогольного галлюциноза являются слуховые галлюцинации, протекающие при ясном сознании. Обычно больные слышат много голосов. Встречаются случаи, когда слуховые галлюцинации выражаются в основном песнями, музыкой или щебетанием птиц. Содержание галлюцинаций большей частью неприятное. Голоса ругают, угрожают, пугают, комментируют поступки больных, делают предсказания, спорят между собой, иногда приказывают. Изредка больные слышат доброжелательно настроенные к ним голоса, жалеющие их. Голоса чаще говорят целые фразы, нежели отдельные слова. Характерно то обстоятельство, что неприятные голоса принадлежат мужчинам, говорящим басом, а доброжелательные женщинам или детям, говорящим «тонким голосом». Голоса больные слышат почти беспрерывно. Не успеет больной проснуться, как голоса уже начинают разговор.
Один больной жаловался, что голоса даже будят его криками: «Довольно спать! Нам скучно, а ты все спишь, давай поговорим». После этого, до тех пор пока он снова уснет, голоса ведут о нем разговоры или обращаются непосредственно к нему. Г олоса часто носят ритмический характер, например: «Уйди, уйди», «Будет, будет», «Не надо, не надо», «Убьют тебя, убьют тебя все равно». Иногда говорят в рифму.
Один наблюдавшийся нами больной буквально в течение нескольких минут слышал следующее: «Мы тебе покажем, как пить водку и ханку!», «у, подлец! С такой силой, а не хочет работать. Пьянствовать, гулять захотел. Вот ты погуляешь!», «Сейчас приедем, приедем, мы тебе покажем, как гулять, мы тебя доведем до конца, доведем до слез, до пота доведем», «На Канатке места нет», «В Столбовую отправим, там будешь березку пилить, корни корчевать, а потом и в реку прыгнешь. Мы тогда возьмем тебя в работу», «Допился, допился, подлец, к покурить пет, иди к Егору, он даст тебе махорки, у него есть», «Кури, кури, да оставь мне, не дашь покурить — загашу», «Пойдем встречать, Миша приедет», «Не ложись спать, все равно не дам», «Загрызу, загрызу, руку спустил, загрызу», «Свои, свои! Я тебе покажу „свои”», «Ишь, лодырь, развалился и не слышит».
Содержание галлюцинации черпается из реальной действительности и связано с направлением мыслей больного и той ситуацией, в которой он находится. Не успеет больной, о чем-нибудь подумать, как голоса уже говорят ему об этом. На что бы больной ни взглянул, что бы ни захотел сделать, сейчас же ему голоса говорят об этом. Например, один наш больной ест яблоко, а голоса уже говорят: «Яблоко кушать нельзя». Больной пьет кипяченую воду — они уже твердят другое: «Не пей кипяченую воду, а пей сырую, она тебе полезнее». Когда больной слушался голосов и выпивал сырой воды, голос кричал: «Спровоцировал, и сырой воды тебе совсем нельзя пить, ты свою кровушку застудил». Когда больной читает, голоса перебивают его, путают, повторяют за ним, забегают вперед, а иногда, наоборот, просят: «Читай, читай».
Слуховые галлюцинации возникают в любой обстановке, даже на приеме у врача, если заставить больного прислушаться. Больные никогда не скрывают от врача своих галлюцинаций, а подробно, охотно и точно передают их содержание, даже интонацию голосов. Галлюцинации то возникают спонтанно, то вызываются слуховыми раздражителями. Интенсивность слуховых галлюцинаций часто адекватна силе слухового раздражителя. Например, когда больной слышит гудок паровоза, «голоса орут», при писке комара «голоса пищат».
Слуховые галлюцинации почти всегда воспринимаются больными с чувственной ясностью, так что иногда больные почти не отличают галлюцинаторных голосов от натуральных. Один наш больной, сдавая экзамен «срезался», хорошо зная предмет. На экзамене голоса экзаменаторов были схожи с голосом его начальника, поэтому больной отвечал невпопад, путая вопросы начальника и вопросы голосов. Другой больной на вопрос, как он отличает галлюцинаторные голоса от естественных, ответил, что отличить их ему очень трудно, однако он знает, что, когда его «сильно ругают и распекают, то это галлюцинации». Больные слышат голоса в углах, за форточкой, за стеной, за ушами, из-под пола и т.д.
Зрительные галлюцинации наблюдаются редко, главным образом в темноте и при закрытых глазах. Обычно они отмечаются в тех случаях галлюциноза, началом которых была белая горячка. Больные видят мошкару, людей, животных. Еще реже наблюдаются обонятельные галлюцинации, при этом больные ощущают различные запахи, пища их неприятно пахнет; когда же это подкрепляется голосами, запрещающими есть, предупреждающими, что «пища отравлена», такие больные временами отказываются от еды. Нужно отметить, что это бывает лишь спорадически. Из 29 случаев чистого вербального галлюциноза без бреда мы лишь в одном случае наблюдали подобное явление.
Очень редко встречаются галлюцинации других органов чувств. Больным кажется, что на них действуют электричеством, аппаратами, тело их охлаждают, кто-то по ним ползает, под ними качается кровать и т. п. Мы наблюдали больного, которому казалось, что кровать его качается, под пружинами ее кто-то лазит. Он слышал голоса: «Мозг его испорчен». Или: «Ты сделаешь укол, и если ты нас выгонишь, то останешься с пустой головой и все равно подохнешь». Больной ощущал ток во всем теле, надевал даже на ноги и руки резиновые галоши, чтобы изолировать себя от действия электрического тока. Он видел даже тоненькие провода, которые к нему были подведены. Однако мы должны подчеркнуть, что обонятельные, осязательные и вестибулярные галлюцинации наблюдались у этого больного главным образом после алкогольных эксцессов, продолжались 1—2 недели и исчезали с тем, чтобы вновь появиться после нового алкогольного абузуса. В светлые промежутки и у этого больного кардинальным симптомом был наплыв слуховых галлюцинаций. Никто из больных этой группы бреда не высказывал. Все они знали, что они больны, и критически относились к своему состоянию, а некоторые из них даже скрывали свои галлюцинации от своих близких, боясь, чтобы их не сочли сумасшедшими.
Поведение больных в общем правильное, спокойное. Предоставленные самим себе, они часто прислушиваются к голосам, мысленно беседуя с ними. Больные обнаруживают достаточную психическую живость и сохранность. Они вежливы, корректны, быстро и охотно отвечают на вопросы и сами являются активными собеседниками. У большинства больных речь складная, язык выразительный и достаточно богатый. Интонации живые и эмоциональные. Эмоциональная сфера у больных не претерпевает значительных изменений.
Первые месяцы больные довольно тяжело реагируют на галлюцинации. Настроение у них в связи с этим неустойчивое. Днем на работе больные в общем чувствуют себя удовлетворительно. Однако вечером или ночью, наедине с собой, особенно в тихой обстановке, они пугливы, иногда даже испытывают небольшой страх, тревогу, настроение в это время бывает сниженным. Сколько-нибудь выраженной депрессии у них обычно не бывает.
Иногда у больных под влиянием слуховых галлюцинаций возникают суицидальные мысли и попытки. Голоса говорят больному, что ему так или иначе придется погибнуть, лучше самому покончить с собой; причем указывают, что сделать это крайне легко. Один наш больной под влиянием голосов императивного характера повесился, но был спасен. После этого он не слыхал голосов целые сутки, они только заявили ему: «Даем тебе выходной день».
Несмотря на то что страдания, переживаемые многими больными вследствие постоянно беспокоящих их голосов, довольно значительны, суицидальные попытки они совершают довольно редко (из 75 наших больных суицидальную попытку совершили лишь трое).
Спустя полгода — год после начала заболевания больные привыкают к голосам, перестают их бояться. Лишь иногда по ночам они могут испытывать повышенную пугливость и страх вследствие усиления в это время галлюцинаций, а поэтому многие больные дома спят при зажженном свете, кладут на голову подушку, затыкают уши ватой, чтобы не слышать голосов. Встречаются случаи заболевания с участием в слуховых галлюцинациях двигательного компонента. Больные чувствуют, как двигаются язык, язычок и небо, как бы произнося одновременно те слова, которые они галлюцинаторно слышат. Эти явления отмечались нами у ряда больных. Один больной пытался препятствовать этим артикуляционным движениям: он глотал воду, опускал голову в ванну с водой, прижимал язык деснами.
Отношение больных к внешнему миру не меняется, несмотря на постоянные галлюцинации неприятного содержания. Больные вполне доступны, естественны, контактны, причем в контакт вступают часто по своему почину. Они откровенны и словоохотливы. Память у больных не имеет сколько-нибудь выраженных отклонений от нормы (с учетом их возраста и длительной алкоголизации). У наблюдавшихся нами больных была прекрасная память на давно прошедшее и несколько слабее на современные события. Трудоспособность у них мало или совсем не нарушалась. Все они, несмотря на свое заболевание, продолжали работать в прежней должности.
Данная форма галлюциноза носит постоянный характер и не прогрессирует. Она может длиться долгие годы, не ведя ни к слабоумию, ни к снижению личности. Однако следует отметить, что состояние больных может довольно значительно изменяться в зависимости от алкоголизации. После алкогольных эксцессов голоса усиливаются, причем на первый план выступают угрожающие и устрашающие голоса, они делаются более грозными и зловещими. Наряду с этим в такие промежутки могут появляться и другие галлюцинации, а также страх, бессонница; вследствие этого в такие периоды больные иногда бывают вынуждены на некоторое время стационироваться в психиатрическую больницу. Вскоре после прекращения приемов алкоголя, через 1—2 недели, обострение галлюциноза проходит, и больные возвращаются к прежнему состоянию.



 
« Интенсивная инсулинотерапия снижает смертность после инфаркта миокарда   Инфекции и новообразования в женских половых органах у детей »