Начало >> Статьи >> Архивы >> Ипохондрические состояния в общесоматической практике

Клиническая динамика состояний соматогенного происхождения - Ипохондрические состояния в общесоматической практике

Оглавление
Ипохондрические состояния в общесоматической практике
Введение
Современное состояние проблемы
Роль конституционально-биологических факторов
Экзогенно-органические факторы
Психогенный фактор
Структурно-динамический анализ
Клинико-динамический анализ
Дистимико-ипохондрический вариант
Истеро-ипохондрический вариант
Паранойяльно-ипохондрический вариант
Клиническая динамика непсихотических ипохондрических нарушений
Обсессивно-фобический вариант
Истерический вариант
Клиническая динамика состояний соматогенного происхождения
Анализ клинической динамики  состояний соматогенного происхождения
Астеноипохондрический вариант
Истероипохондрический вариант
Эксплозивно-похондрический вариант
Паранойяльно-ипохондрический вариант
Ипохондрические состояния в динамике эндогенных психозов
Наблюдение ипохондрической  симптоматики на начальных этапах эндогенных депрессий
Ипохондрические расстройства на высоте развития аффективных фаз
Ипохондрические состояния на завершающих этапах приступов эндогенных психозов
Нозофобный вариант постприступного ипохондрического развития личности
Ранняя реабилитация больных
Ранняя реабилитация больных - психотерапия
Ранняя реабилитация больных - лечение лекарствами
Ранняя реабилитация больных - центр пограничных состояний
Ранняя реабилитация больных - исследование, результаты
Заключение

Глава IV
КЛИНИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА  ИПОХОНДРИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ СОМАТОГЕННОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ
Переходя к описанию закономерностей формирования ипохондрических нарушений при различной соматической патологии, следует еще раз подчеркнуть, что речь идет о появлении у больных ощущений, не свойственных конкретному соматическому заболеванию, их стабилизации, несмотря на регредиентную динамику реальных соматических нарушений.
В группе больных с ипохондрическими состояниями соматогенного происхождения (48 человек) преобладали женщины — 34 чел. (70,8%). Большая часть (97,9%) больных были в трудоспособном возрасте (21—49 лет).
Изучение этиологических факторов в анализируемой группе показало, что основной причиной развития ипохондрических расстройств являлись хронические соматические заболевания. Наиболее часто выявлялись заболевания желудочно-кишечного тракта (37,5%) (хронические гастриты, гастродуодениты, холециститы и другие), значительно реже отмечалась патология сердечно-сосудистой системы (12,5%). На третьем месте находились заболевания других органов и систем (хронический тонзиллит с частыми обострениями, хронический синусит, деформирующий полиартрит) (8,3%). Остальная соматическая патология выявлялась приблизительно в одинаковом количестве (от 4,2 до 6,3%).
Необходимо указать, что в случаях поражения в рамках одной системы практически во всех случаях отмечались заболевания одновременно двух или нескольких органов: например, сочетание хронического гастрита, гастродуоденита, холецистита, язвенной болезни и колита, язвенной болезни и холецистита, наличие ИБС и гипертонической болезни и т. д.

Давность соматического заболевания составила от 5 до 26 лет, что в среднем составило 10,3±1,4.
По сравнению с группами больных с патологическим ипохондрическим развитием и невротическим ипохондрическим развитием личности в анализируемой группе больных нормальные условия воспитания были выявлены лишь в 47,8%. Воспитание по типу гипоопеки — 16,7%, «кумира семьи» — 12,5%, гиперопеки — 10,4%, других типов неправильного воспитания — 12,5%.
В этой группе чаще (р<0,05) наблюдались нарушения воспитания в детском и подростковом периодах («поведенческие реакции»):         реакции оппозиции — 8,3%, гиперкомпенсации — 4,2% и др., что в целом составило 1/4 часть обследуемой группы больных. В 72% случаев наблюдалось патохарактерологическое формирование по истерическому у 14 чел. (29,2%), тормозимому — у 12 чел. (25,0%), аффективно-возбудимому — у 5 чел. (10,4%), эпилептоидному — у 3 чел. (6,3%), шизоидному — 1 чел. (2,1%) типам. Для больных этой группы было характерно преобладание препсихопатических (68,9%) и психопатических (20,8%) черт.
Анализ показывает, что наиболее часто отмечались истерические черты (43,7%), затем личностные расстройства тормозимого (сенситивные, психастенические — 29,2%) и возбудимого (эксплозивные, эпилептоидные — 25,0%) круга и лишь в одном случае шизоидные препсихопатические черты (2,1%).
На момент обследования, как и у больных первых двух групп, можно было выявить наличие психотравмирующих воздействий у 27 больных (56,3%). Внутрисемейные психотравмирующие ситуации отмечались у 7 человек (24,5%), производственные — у 4 чел. (8,3%), бытовые — у 1 чел. (2,1%), ятрогенные — у 1 чел. (2,1%), смешанного характера — у 4 чел. (8,3%).
При изучении продолжительности и глубины психогении удалось выявить, что они в большей (72,8%) части случаев являлись острыми и в меньшей (27,2%) — хроническими (более 2 лет).  во всех случаях психогенные воздействия не являлись Однако причиной появления у пациентов пограничных нервно-психических расстройств, так как возникали позже по времени, чем  соматическая патология, и уже на фоне определенных психопатологических нарушений. Клинический анализ выявил их провоцирующее и хронизирующее значение для возникновения ипохондрических расстройств.
Исследование семейного положения показало, что у 1/3 части больных брак расторгнут, что, возможно, связано с выраженностью патохарактерологических, в том числе ипохондрических расстройств в анализируемой группе больных.
Круг общения больного определялся преимущественно семейным окружением и близкими друзьями — 22 чел. (45,8%), ситуации, когда больной избегал контактов, встречались у 9 больных (18,8%), преимущественное обращение к коллегам по работе наблюдалось у 6 чел. (12,5%), обширные контакты — 11 чел. (22,9%).

Показатели отношения к больному в семье были представлены следующим образом: адекватное отношение наблюдалось в 29,1%, гиперопека — 8,3%, анозогнозия — 27,1%, холодно-безразличное — 4,2%, развод — 30,3%. Определенной зависимости этого показателя от клинической картины варианта ипохондрического патологического развития личности соматогенного происхождения выявить не удалось, так как в формировании отношения к больному в семье имеют значение не только особенности личности больного, его заболевания, но и личности супруга (и), детей, других родственников. Взаимоотношения в семье определялись преимущественно как дисгармоничные — 17 человек (35,4%), дезорганизованные — 9 человек (18,7%), гармоничные 7 человек (14,6%). Первые наблюдались преимущественно у больных с эксплозивно-ипохондрическим, паранойяльно-ипохондрическим вариантами (в 75,0 и 54,5% случаев), вторые — у больных с истероипохондрическим  вариантом (в 27,8% случаев). Гармоничные семейные отношения были наиболее характерны для больных с астеноипохондрический вариантом (45,5%). Показатели отношения к факту болезни были однородными: в 100% случаев больные считали себя только соматически больными.

 Своеобразием результатов анализа уровней производственной адаптации явилось то, что в изучаемой группе больных преобладали преимущественно профессиональная (29 чел. — 60,4%) и психологическая адаптация (9 чел. — 18,7%), что, по-видимому, связано с выражением патохарактерологических образований в первом случае и наличием астенических и специфических соматических нарушений — во втором. Совокупность этих факторов могла объяснить малое количество больных, имевших полную адаптацию (3 чел. — 6,3%), тогда как отсутствие мнестико-интеллектуальных нарушений позволяло предположить невысокий процент больных с формальным уровнем адаптации (5 человек — 10,4%). С другой стороны, при изучении этих показателей заметна связь уровня адаптации с клиническими вариантами ипохондрического патологического развития личности соматогенного происхождения. Так, преимущественно профессиональная адаптация отмечалась у больных с истероипохондрическим и эксплозивно-ипохондрическим вариантами (44,4 и 37,3%), преимущественно психологическая — у больных с астенонпохондрическими и истероипохондрическими вариантами, формальная — у больных с астеноипохондрический (18,2%) и паранойяльно-ипохондрическим (27,2%) вариантами.
Исследование показателей фактической нетрудоспособности и обращаемости выявило следующую закономерность. В отличие от больных первых двух клинических групп у больных анализируемой группы преобладали показатели временной нетрудоспособности соматического профиля (в цифрах математического ожидания): АНС (амбулаторная нетрудоспособность соматическая) и СНС (стационарная нетрудоспособность соматическая) составили 49,6±3,8 дней и 52,4±4,2 дней, тогда как СНП (стационарная нетрудоспособность психическая) и АНП (амбулаторная нетрудоспособность психическая) 31,8±2,1 и 13,3±0,2 дней) были достоверно ниже (р=0,01), чем у больных психогенными ипохондрическими состояниями, и недостоверно (р<0,01) отличались от таковых показателей в группе больных с ипохондрическими расстройствами экзогенно-органического генеза. В то же время в анализируемой группе, в отличие от группы больных, описанных выше, СН (стационарная нетрудоспособность) (83,7±3,7 дня) достоверно (р<0,01) выше АН (амбулаторная нетрудоспособность) (61,3±4,1 дня), а в целом ОН не отличается от аналогичного показателя в двух других группах, что, по-видимому, является особенностью затяжных непсихотических ипохондрических состояний как таковых, независимо от нозологической принадлежности. Показатель обращаемости в исследуемой группе больных достоверно выше (р<0,01), чем в первых двух группах — 94,3±1,3. Достоверных корреляций с клиническими вариантами выявить не удалось.
Изучение темпа развития стойких пограничных нервно-психических нарушений, возникавших при наличии соматической патологии, показало, что в исследуемой группе больных этот фактор оказался отличным от такового при ипохондрических состояниях психогенного и экзогенно-органического генеза. Так, он составил в среднем 1,8±0,3 года, тогда как у больных первой и второй группы соответственно 3,8±0,5; 3,3±0,3 года.



 
« Инфекционные заболевания у детей   Искусственная вентиляция легких в интенсивной терапии »