Начало >> Статьи >> Архивы >> Ипохондрические состояния в общесоматической практике

Истероипохондрический вариант - Ипохондрические состояния в общесоматической практике

Оглавление
Ипохондрические состояния в общесоматической практике
Введение
Современное состояние проблемы
Роль конституционально-биологических факторов
Экзогенно-органические факторы
Психогенный фактор
Структурно-динамический анализ
Клинико-динамический анализ
Дистимико-ипохондрический вариант
Истеро-ипохондрический вариант
Паранойяльно-ипохондрический вариант
Клиническая динамика непсихотических ипохондрических нарушений
Обсессивно-фобический вариант
Истерический вариант
Клиническая динамика состояний соматогенного происхождения
Анализ клинической динамики  состояний соматогенного происхождения
Астеноипохондрический вариант
Истероипохондрический вариант
Эксплозивно-похондрический вариант
Паранойяльно-ипохондрический вариант
Ипохондрические состояния в динамике эндогенных психозов
Наблюдение ипохондрической  симптоматики на начальных этапах эндогенных депрессий
Ипохондрические расстройства на высоте развития аффективных фаз
Ипохондрические состояния на завершающих этапах приступов эндогенных психозов
Нозофобный вариант постприступного ипохондрического развития личности
Ранняя реабилитация больных
Ранняя реабилитация больных - психотерапия
Ранняя реабилитация больных - лечение лекарствами
Ранняя реабилитация больных - центр пограничных состояний
Ранняя реабилитация больных - исследование, результаты
Заключение

Для больных с истероипохондрическим вариантом были характерны грубая демонстративность, театральность, стремление к лидерству, особому отношению к тебе, которого они добивались самыми различными способами. Астеническая симптоматика была выражена в малой степени. На первый план выступали гротескные жалобы типа: «жжет по ходу вены», «выворачивает бок», «стреляет по позвоночнику», «выкручивает жилы», «пронзает стрелой» и т. д. Они подробно рассказывали о них врачу, просили «пощупать», «посмотреть», «обратить внимание». Типичной являлась фиксация внимания не на действительно пораженных органах, а на ощущениях, которые носили необычный, особый, «непонятный» характер.
Истероипохондрическая симптоматика была наиболее характерна для больных с заболеваниями дыхательных путей, желудочно-кишечного тракта. Посещение врачей становилось неотъемлемой частью жизни больных. На работе они вели продолжительные «беседы» с сослуживцами о своих болезнях, формально относились к выполнению своих служебных обязанностей, были вспыльчивыми, грубыми, требовали к себе особого отношения. Вместе с тем продолжали тщательный уход за своей внешностью с постоянным объяснением типа: «вы не смотрите, что я слежу за своей внешностью, на самом деле я тяжело больна...», «как бы я ни была больна, я всегда слежу за своей внешностью».
Эти больные по-прежнему поддерживали более обширные контакты, причем их интересы обычно сосредоточены на состоянии своего здоровья. Они добивались стационировании, стремились к лидирующему положению среди больных палаты, отделения, пытались диктовать медицинским работникам свои условия и требования, в том числе и по поводу «необходимого лечения и обследования». Различными способами они стремились продлить срок госпитализации, вплоть до агравации, а порой и симуляции отдельных симптомов. В семье эти больные всегда эгоистичны, крайне капризны, непоследовательны в своих требованиях и претензиях, вспыльчивы, злобны. В то же время нередко в общении с людьми, вызывавшими у них уважение, в ситуации, где они представали в неприглядном свете, у больных появлялась тревога, неуверенность, снижалась самооценка, возникали различного рода опасения.
Сходная симптоматика возникала и при выявлении объективной соматической патологии, особенно ранее не диагностируемой. Для иллюстрации истеро-ипохондрического варианта патологического развития личности соматогенного происхождения приводим историю болезни.

Больная П., 1938 г. р. Поступила 19.05.83, выписана 9.07.83.
Анамнез. Младший брат матери — инвалид второй группы, страдал эпилепсией. Мать больной по характеру сдержанная, уравновешенная, сохранила хорошую память до 66 лет. В течение 25 лет страдает бронхиальной астмой с частыми обострениями. Отец был добрый, отзывчивый, заботливый семьянин. После смерти отца воспитывалась отчимом. Росла ослабленным, болезненным ребенком, страдала частыми респираторными заболеваниями, был диагностирован хронический бронхит с частыми обострениями. С раннего возраста отличалась впечатлительностью, ранимостью, склонностью к фантазированию, мечтательностью. Имела широкий круг друзей, стремилась занять лидирующее положение, любила петь, танцевать. В отношениях к окружающими была доброжелательной, легко прощала мелкие обиды. В школу пошла с семи лет. С учебной нагрузкой справлялась легко, обладала хорошей памятью. К 13—14 годам стала более общительной, жизнерадостной, наряду с этим несколько усилилась впечатлительность, ранимость, часто ссорилась с отчимом, отказываясь ему подчиняться. После ссор рисовала в своем воображении, что будет, если она повесится, испытывала желание что-нибудь сделать с собой, но попыток самоубийства не предпринимала. Месячные с 13 лет, в первый год болезненные. Окончила школу и два курса медицинского училища. Во время прохождения практики столкнулась с необходимостью ухода за тяжело больными, однако не выносила неприятного запаха, исходившего от тела больных, вида крови, гноя. Резко ухудшилось самочувствие, постоянно испытывала недомогание, общую слабость, оставила учебу. В 18 лет вышла замуж, особой привязанности, любви к мужу не испытывала. В семье часто возникали ссоры вследствие вмешательства свекрови. Во время одного из конфликтов со свекровью наблюдался озноб, дрожь во всем теле. В 1965 году успешно закончила педагогический институт, работала по специальности. В 1970 году в период обострения хронического бронхита с астматичным компонентом больная впервые отметила у себя приступы, сопровождавшиеся внутренней дрожью, головными болями, неприятными ощущениями в области сердца, «спазмами по ходу кишечника», расстройствами стула. Стала плаксивой, тревожной, мнительной. Постоянно читала медицинскую литературу, была убеждена в наличии у себя «серьезного» заболевания. Состояние особенно ухудшилось в 1975 году после операции под общим наркозом по поводу внематочной беременности. Испытывала «нечеловеческую» слабость, «невыносимые», боли в конечностях, однако продолжала работать по специальности. В семье свои обязанности переложила на мужа. Употребляла травы, часто обращалась за консультациями к известным специалистам, «знахарям» и т. д. Постепенно состояние улучшилось, однако продолжала вести щадящий образ жизни «для профилактики заболевания». Самочувствие ухудшилось в 1982 году после производственного конфликта, ущемлявшего интересы больной. Появились судорожные подергивания в конечностях, участились приступы удушья, возникло ощущение «комка» в горле, испытывала трудности в приеме пищи, считала это проявлением рака гортани. При малейшем эмоциональном напряжении начинала плакать, искала сочувствия среди сослуживцев, друзей и знакомых. Охотно сообщала им о своих болезненных ощущениях, считала себя тяжело больной, требовала к себе особого отношения. Испытывала ощущения стягивания за грудиной, снижалось настроение, возникало ощущение «комка» в горле, беспокоили неприятные, «ломящие» боли в позвоночнике и других органах. Стала раздражительной. Возобновились приступы, сопровождающиеся чувством внутренней дрожи, расстройствами стула. Ввиду низкой эффективности лечения у врачей поступила на обследование и лечение в клинику.
Психическое состояние. Легко и охотно вступала в контакт. Была многословна, подробно сообщала анамнестические сведения. Предъявляла массу жалоб соматического характера, в процессе беседы обнаруживая новые. Держалась с достоинством, старалась произвести благоприятное впечатление на врача, была демонстративна. Жаловалась на ощущение «стягивания» за грудиной, постоянное ощущение «комка» в горле, усиливающееся при волнении. В этих же ситуациях появлялось чувство нехватки воздуха, сухость во рту. Предъявляемые жалобы носили необычный характер: «внутри все сжалось», «перекручивает вены», «по телу желвак идет», «щиплет сердце», «мелкие иголки ходят по телу» и т. д. Во время физической нагрузки возникали локальные боли в правой ушной раковине, в надбровных областях. Постоянно испытывала чувство внутреннего раздражения, которое в последнее время «выливает» на окружающих. Часто беспокоили приступы внутренней дрожи, головные боли, боли в области сердца, сопровождаемые бледностью кожных покровов, ощущением «спазма» в желудке, кишечнике с последующим расстройством стула.
 На протяжении беседы не обнаруживала признаков утомления, оставалась многоречивой, в процессе предъявления жалоб на глазах появлялись слезы, но при изменении темы разговора быстро успокаивалась. Мнестико-интеллектуальных нарушений не было выявлено.
ЭКГ: без патологии.
ЭЭГ: о пределах нормы.
Заключение терапевта: хронический бронхит в стадии ремиссии. Данных об ИБС нет.
Заключение невропатолога:     резидуальная микросимптоматика врожденного характера. Шейный остеохондроз вне обострения.
Экспериментально-психологическое исследование выявило ипохондрическую фиксацию личности с выраженными истерическими чертами.
Диагноз:      патологическое ипохондрическое развитие личности соматогенного происхождения. Истероипохондрический вариант.
В результате проведенного лечения (аутотренинг, гипнотерапия, семейная, коллективная психотерапия, пропазин, аминазин, седуксен, общеукрепляющие препараты) состояние больной улучшилось. Стала спокойнее, мягче, изменила отношение к своему заболеванию, но оставались явления ипохондрической «настороженности».
Катамнсз 1984-86 гг. показал, что больная продолжает работать по специальности. К врачам соматического профиля обращалась дважды из-за обострения хронического бронхита (астматоидный компонент практически не выявлялся).

Анализ случая.

Заболевание развивается у личности с истеросенситивными чертами, о чем свидетельствуют массовые истерические реакции, возникавшие в конфликтных ситуациях. В то же время указанные расстройства не могли быть расценены в качестве начала заболевания, поскольку они характеризовались кратковременностью, обратимостью и не оказывали в течение многих лет влияния на социально-трудовую адаптацию. В 1970 г. в период обострения хронического бронхита с появлением астматоидного компонента у больной выявляются выраженные вегетативно-висцеральные расстройства, мысли о наличии тяжелого заболевания, которые исчезают после лечения основной соматической патологии. Обострение заболевания отмечается в 1975 г. после операции под общим наркозом, которая явилась провоцирующим фактором. В этот период стойкие реальные вазовегетативные нарушения в силу истерических черт у больной приобретают сенестопатическую окрашенность. Отмечается стабилизация патохарактерологических расстройств и ипохондрического синдрома, который становится ведущим в клинической картине и определяет «тропность» больной к определенным психотравмирующим воздействиям среды.



 
« Инфекционные заболевания у детей   Искусственная вентиляция легких в интенсивной терапии »