Начало >> Статьи >> Архивы >> Ипохондрические состояния в общесоматической практике

Наблюдение ипохондрической  симптоматики на начальных этапах эндогенных депрессий - Ипохондрические состояния в общесоматической практике

Оглавление
Ипохондрические состояния в общесоматической практике
Введение
Современное состояние проблемы
Роль конституционально-биологических факторов
Экзогенно-органические факторы
Психогенный фактор
Структурно-динамический анализ
Клинико-динамический анализ
Дистимико-ипохондрический вариант
Истеро-ипохондрический вариант
Паранойяльно-ипохондрический вариант
Клиническая динамика непсихотических ипохондрических нарушений
Обсессивно-фобический вариант
Истерический вариант
Клиническая динамика состояний соматогенного происхождения
Анализ клинической динамики  состояний соматогенного происхождения
Астеноипохондрический вариант
Истероипохондрический вариант
Эксплозивно-похондрический вариант
Паранойяльно-ипохондрический вариант
Ипохондрические состояния в динамике эндогенных психозов
Наблюдение ипохондрической  симптоматики на начальных этапах эндогенных депрессий
Ипохондрические расстройства на высоте развития аффективных фаз
Ипохондрические состояния на завершающих этапах приступов эндогенных психозов
Нозофобный вариант постприступного ипохондрического развития личности
Ранняя реабилитация больных
Ранняя реабилитация больных - психотерапия
Ранняя реабилитация больных - лечение лекарствами
Ранняя реабилитация больных - центр пограничных состояний
Ранняя реабилитация больных - исследование, результаты
Заключение

Для иллюстрации клинических особенностей ипохондрической  симптоматики, развивающейся на начальных этапах эндогенных депрессий, приводим следующее клиническое наблюдение.

Больная И., 1946 г. р. Поступила 10.05.84 г., выписана 16.07.84 г.
Анамнез. Раннее развитие без особенностей. Переболела всеми детскими инфекциями в легкой форме. Росла послушной, несколько робкой, застенчивой. В школу пошла вовремя, училась без особых успехов. В пубертатном периоде усилились застенчивость, нерешительность, мнительность. Была вынуждена оставить школу, поступила работать ученицей на швейную фабрику. Быстро освоила необходимые профессиональные навыки, однако в течение длительного времени в коллективе чувствовала себя скованно, избегала неформальных контактов, неохотно участвовала в общественных мероприятиях, в то же время всегда охотно помогала коллегам по работе: оставалась во вторую смену вместо заболевшей работницы, не отказывала в материальной помощи и др. В 18-летнем возрасте впервые влюбилась, однако в силу своей застенчивости тщательно скрывала от окружающих свое чувство. В то же время тяжело переживала отсутствие внимания и заинтересованности к себе со стороны любимого ею молодого человека. В этот период снизилось настроение, считала себя неудачницей, поскольку, обладая, по мнению окружающих, привлекательной внешностью, не могла заинтересовать своего избранника. Стала слезливой, появились бессонница, слабость, вялость, утомляемость, резко снизилась работоспособность, ухудшился аппетит, похудела. Периодически появлялась непонятная тревога, чувство тяжести за грудиной. Состояние особенно ухудшилось после того, как ее избранника призвали в армию. Отметила, что в этот период потеряла всякий интерес к жизни, жизнь стала бесперспективной и унылой, «мир потерял все краски». Больной казалось, что она не переживет разлуку с любимым, однако через три месяца самочувствие улучшилось, так как стала забывать свое увлечение. В последующем вышла замуж, семейная жизнь сложилась удачно. От брака имеет двоих детей. Состояние ухудшилось весной 1984 г. (36 лет), когда впервые появилась бессонница, головные боли, неприятные ощущения в области сердца и правом подреберье. Обследовалась у терапевта, кардиолога. Патологии не обнаружено. Появились мысли о том, что страдает каким-то особым заболеванием, которое трудно диагностировать рядовому врачу. Неоднократно консультировалась у различных специалистов, однако какой-либо серьезной патологии не было обнаружено. В то же время самочувствие ухудшалось. Практически постоянно чувствовала боли в области сердца, временами испытывала чувство удушья, нехватки воздуха. Летом, после санаторно-курортного лечения состояние улучшилось, однако осенью вновь возникли головные боли, чувство общего недомогания, слабости, вялости. Резко ухудшился аппетит, появились запоры, похудела на 4 кг. Ухудшился сон: длительное время нс могла заснуть, но рано утром просыпалась от болей в области сердца, сопровождавшихся сердцебиением. Практически весь день испытывала слабость, вялость, не справлялась с производственными заданиями. При незначительном физическом напряжении появлялись слабость, потливость, сердцебиение, одышка, боли в сердце. Неоднократно консультировалась у кардиолога. Был поставлен диагноз: «вегетативно-сосудистая дистония». Лечилась стационарно в кардиоцентре в течение трех недель без существенного эффекта. После выписки состояние вновь ухудшилось: усилились слабость, вялость, тревожные опасения за состояние своего здоровья, актуализировались мысли о наличии серьезного заболевания. Была направлена на обследование в отделение по изучению пограничных состояний.

Психический статус. В контакт вступает охотно. Выглядит несколько старше своих лет. Голос тихий, маломодулированный, выражение лица страдальческое. На глазах во время беседы появляются слезы. Жалуется на неприятные ощущения в области сердца, указывая, что эти ощущения очень трудно поддаются определению («сверлит», «ноет» и т. д.). Практически постоянно испытывает слабость, вялость, которые считает следствием хронического недосыпания. Ночью долго не может заснуть, сон поверхностный, беспокойный, с частыми пробуждениями. Временами появляются чувство нехватки воздуха, сердцебиения, страх смерти. Обеспокоена своим похудением, связывает его с возможным онкологическим заболеванием, которое еще не могут диагностировать врачи. В процессе беседы спонтанно перешла на изложение жалоб, связанных со снижением настроения, тревогой и опасениями за свое здоровье. Особенно плохо чувствует себя утром, т. к. «все тело налито свинцом», нет сил двигаться и только сознание необходимости собирать детей в школу заставляет ее встать с постели и выполнить привычную домашнюю работу. Сообщила, что утром практически постоянно чувствует какую-то тяжесть за грудиной, которую она считает проявлением «миокардиодистрофии» и лечит кокарбоксилазой. Указывает, что в последнее время эффективность кокарбоксилазы резко снизилась и нс влияет на тяжесть за грудиной. Через 1—2 часа после пробуждения явления слабости, разбитости, тяжести за грудиной самостоятельно исчезают, в этот же период заметно увеличивается работоспособность. К вечеру вновь испытывает усталость, даже если днем не была занята физическим трудом. Усиливаются неприятные ощущения в позвоночнике, правом подреберье, появляется тревога за свое здоровье, мысли о наличии серьезного заболевания. В отделении первое время малозаметна, отказывается от внутриотделенческих мероприятий, постоянно просит врача повторно направить на консультацию к кардиологу, снять кардиограмму и т. д. Было начато лечение (амитриптилин 4,0 с реланиумом 2,0 внутривенно капельно). После 5 сеансов состояние больной резко улучшилось: выровнялось настроение, исчезли тяжесть за грудиной, тревожные опасения за свое
здоровье, нормализовался сон, появилась вера в выздоровление. Была переведена на пероральный прием амитриптилина в дозе 75 мг в сутки с 15 мг сибазона. Начата рациональная психотерапия, через три недели больная оказалась в состоянии приступить к занятиям аутотренингом, лечебной физкультурой. Выписана со значительным улучшением.
ЭЭГ: фоновая активность представлена доминирующим альфа- ритмом с четкими региональными различиями. При функциональных нагрузках отмечается инертность основных психических процессов.
ЭКГ: без существенных отклонений.
Невропатолог: сглаженность левой носогубной складки, оживление сухожильных рефлексов, признаки вегетативной дисфункции.
Терапевт: нейроциркуляториая дистония. Хронический неспецифи- чсский колит вне обострения.
Психологическое обследование. Профиль MMPI расположен на уровне 70—90 Т-баллов. Шкалы 1, 2, 3, 6, 7. Психологическое исследование обнаруживает склонность к реакциям депрессивно-ипохондрического круга. Память, интеллект в пределах полученного образования.
Катамнсз. Повторно лечилась в нашей клинике в 1988 г. Отмечает у себя отсутствие колебаний настроения, тяжести за грудиной. Свое пребывание в клинике объясняет необходимостью вновь тщательно проверить «весь организм»; Работает по специальности. Строго соблюдает режим, диету. Себя считает пациентом с «подорванным» здоровьем, которое требует периодической «профилактики».
Диагноз. Маниакальный депрессивный психоз. Депрессивно-ипохондрический синдром.

Анализ случая.

Заболевание развивается у личности с преобладанием в преморбиде черт застенчивости, сензитивности, ранимости, о чем свидетельствуют трудности адаптации в школьном коллективе. Важно подчеркнуть, что у больной в доболезненном периоде не было истинной отгороженности, замкнутости, свойственной шизоидным личностям, а ограничение контактов носило вторичный характер и объяснялось свойственной больной робостью и неуверенностью. Манифестация заболевания относится, по нашему мнению, к возрасту 18 лет, когда в период своего увлечения и «неразделенной» любви можно отметить такие, характерные для скрытых («ларвированных») депрессий, признаки, как пониженная самооценка, снижение настроения, чувство безысходности, расстройство сна, аппетита. Ие преуменьшая значимости психологических факторов в генезе этого состояния, следует отметить, что предрасположенность к депрессивному типу реагирования окрашивает все переживания больной и определяет ее поведение. Обращает на себя внимание факт довольно быстрой редукции состояния влюбленности, которую лишь с известной долей условности можно объяснить действием психологических факторов. Следующий приступ возник спонтанно, однако его адекватная диагностика была затруднена обилием соматических жалоб («соматизиро- ванная депрессия»), невыраженностью собственно аффективных расстройств, улучшением состояния под влиянием санаторно-курортного лечения. Очередное ухудшение наблюдается осенью этого же года.’ Следует отметить, что в большинстве наших наблюдений, особенно на начальных этапах развития заболевания, отмечается зависимость обострения аффективной патологии от сезонных воздействий. Однако и третий приступ также сопровождался разнообразными жалобами на неблагополучие со стороны соматической сферы, невыраженностью собственно аффективных расстройств, которые выявились только в процессе стационарного обследования. В пользу первостепенной значимости аффективной патологии в формировании ипохондрических расстройств свидетельствует также и хороший эффект трициклических антидепрессантов. В последующем у больной не наблюдается возникновения аффективных приступов, однако склонность к реакциям ипохондрического типа остается стабильной, что позволяет говорить о включении ипохондрических нарушений в общую структуру патохарактерологических расстройств. Против диагноза вялотекущей шизофрении свидетельствует отсутствие у больной нарастания эмоционально-волевых нарушений, расстройств мышления и др.



 
« Инфекционные заболевания у детей   Искусственная вентиляция легких в интенсивной терапии »