Начало >> Статьи >> Архивы >> Ипохондрические состояния в общесоматической практике

Ипохондрические состояния на завершающих этапах приступов эндогенных психозов - Ипохондрические состояния в общесоматической практике

Оглавление
Ипохондрические состояния в общесоматической практике
Введение
Современное состояние проблемы
Роль конституционально-биологических факторов
Экзогенно-органические факторы
Психогенный фактор
Структурно-динамический анализ
Клинико-динамический анализ
Дистимико-ипохондрический вариант
Истеро-ипохондрический вариант
Паранойяльно-ипохондрический вариант
Клиническая динамика непсихотических ипохондрических нарушений
Обсессивно-фобический вариант
Истерический вариант
Клиническая динамика состояний соматогенного происхождения
Анализ клинической динамики  состояний соматогенного происхождения
Астеноипохондрический вариант
Истероипохондрический вариант
Эксплозивно-похондрический вариант
Паранойяльно-ипохондрический вариант
Ипохондрические состояния в динамике эндогенных психозов
Наблюдение ипохондрической  симптоматики на начальных этапах эндогенных депрессий
Ипохондрические расстройства на высоте развития аффективных фаз
Ипохондрические состояния на завершающих этапах приступов эндогенных психозов
Нозофобный вариант постприступного ипохондрического развития личности
Ранняя реабилитация больных
Ранняя реабилитация больных - психотерапия
Ранняя реабилитация больных - лечение лекарствами
Ранняя реабилитация больных - центр пограничных состояний
Ранняя реабилитация больных - исследование, результаты
Заключение

Анализируя формирование ремиссии при шизофренических приступах, мы выделили ряд последовательных этапов этого процесса. В типичных случаях в ряду последовательно сменяющих друг друга этапов заключительное место, граничащее с ремиссией, занимает этап расстройств невротического уровня.
К этому времени психопатологические проявления глубоких регистров (параноидные, кататонические, аффективные), создававшие картину психотического приступа, уже претерпели ряд изменений. Сначала они редуцировались, затем распались на отдельные, не связанные жестко между собой фрагменты, после этого сменились аффективными расстройствами циркулярного характера (депрессии или гипомании). По мере исчезновения аффективных расстройств наступает этап, на котором ведущими становятся расстройства невротического уровня. Главным образом это обсессивно-фобические и астенические явления. Навязчивый характер носят воспоминания о перенесенном психозе, опасения рецидива. Постепенно спектр патологических переживаний  смещается в сторону навязчивых сомнении больного в собственной состоятельности при встрече с реальными жизненными трудностями. Гармонирует с этими переживаниями и астеническая симптоматика — вялость, утомляемость, невозможность на длительный срок сосредоточить внимание. В условиях психофармакологического лечения в этих состояниях не выявляются, как правило, признаки эмоциональной лабильности, бессонница, головная боль. Опасения, сомнения постепенно утрачивают свою «понятную» направленность. Тревога выражается теперь в виде боязни остаться одному, в опасении при переходе улицы, в чувстве неудовлетворенности, в стеснении при обращении к малознакомому человеку, в расстройствах, сохраняющихся более или менее длительно. К этому времени у больного обычно имеется вполне сформированное представление о своей психической болезни, о ее проявлениях, какая-то концепция ее возникновения. На предшествующих этапах заболевания эта внутренняя картина выполняла защитную функцию, позволяя больному удовлетворительным образом объяснить (болезнью) нелепость поведения, странные переживания. Теперь же, сохраняя отчасти свои защитные функции, внутренняя картина болезни становится источником нового противоречия. Для человека становится значимым социальный план переживаний, связанных с необходимостью признания себя психически больным, принятия на себя в обществе роли больного, сопряженной с утратой престижа, нарушением отношений. Позиция больного становится двойственной. Несмотря иа более глубокое, чем прежде, понимание болезни и причинных связей, человек бессознательно отвергает представление о себе как о больном: он утрачивает стремление разобраться в сущности болезненных расстройств, избегает разговоров о болезненном прошлом, смущается, стыдится напоминаний, пытается дать рациональное толкование своим поступкам. Поведение часто характеризуется робостью, нерешительностью, стремлением переложить ответственность за решение собственных проблем на врача, близких. Неприятию роли больного противоречит бессознательное стремление «удержать болезнь». Это проявляется в агравации рудиментов болезни. Больные говорят о значительном снижении настроения, хотя это не соответствует рисунку их поведения, характеру их занятий. Они стереотипно и детально описывают свои страхи, опасения, фиксируют внимание на незначительных признаках соматического неблагополучия, явно агравируют побочные действия психофармакологических средств, пропускают приемы лекарств, при том, что рационально они прекрасно понимают необходимость их приема.
Комбинация лекарственных препаратов обычно ограничивается сочетанием нейролептиков антипсихотического действия с антидепрессантами. При значительной выраженности расстройств невротического уровня, в том числе ипохондрических, к этим препаратам добавляются транквилизаторы, обычно бензодиазепины. Критерием достаточности доз транквилизаторов является тенденция к редукции расстройств невротического уровня при отсутствии или минимальной выраженности таких побочных явлений, как вялость, сонливость, слабость. Обычно доза варьирует в диапазоне 5—20 мг седуксена (реланиума или эквивалентных количеств других препаратов). Дозы нейролептиков на уровне, не вызывающем седации, сохраняются длительное время. Дозировка антидепрессантов постепенно медленно снижается под контролем состояния, вплоть до полной их отмены.
Объективные и субъективные трудности, связанные с состоянием, особенностями переживаний больных, усиливают тревогу. На фоне тревоги могут вновь углубляться депрессивные, обсессивные и ипохондрические переживания, а иногда при резких вспышках тревоги могут оживляться и патологические проявления более глубоких регистров, исчезнувшие было в процессе формирования ремиссии. Эти экзацербации, как правило, нестойки. Они обычно устраняются минимальными и кратковременными изменениями терапии, направленными, главным образом, на подавление тревоги. Вместе с тем все описанные расстройства имеют тенденцию к устранению при разрешении субъективно трудных проблем и к фиксации — при субъективной или объективной невозможности их разрешения сознательному использованию стереотипов болезненного реагирования в качестве способа психологической защиты. Это определяет подход, тактику и содержание психотерапии в подобных состояниях [Свердлов Л. С. и др., 1981].
Описанные расстройства и представления о механизмах их возникновения могут быть соотнесены с более стойкими ипохондрическими состояниями, которые обозначаются В. И. Кашкаровым и Вл. Ефименко .(1976), В. И. Кашкаровым и В. И. Ефименко (1978) как ипохондрическое развитие личности после аффективных психозов.

Авторы выделяют два варианта постприступного ипохондрического развития личности — нозофильный и нозофобный. Под нозофилией понимается осознанная или неосознанная приятность болезни, под нозофобией — несоразмерная боязнь болезни [Конечный Р., Боухал, 1974].
При нозофильном варианте развития личности, как и в описанных выше состояниях, больные обнаруживают агравациопные тенденции, как бы «удерживая» уходящую болезнь. Находясь в клинике, они проявляют интерес к различного рода развлечениям и приятным для них занятиям/В ответ на предложение о выписке и включении их в полезную трудовую деятельность, они начинают предъявлять жалобы на свое психическое состояние, . на снижение интеллектуальных способностей, на неприятные телесные ощущения, причем эти жалобы не находят отражения в поведении больных. Авторы предполагают, что стремление к агравации симптомов связано с механизмом психологической защиты. Они считают, что «бегство в болезнь» у этих больных сходно с таковым у больных истерией при их столкновениях с неразрешимыми конфликтными ситуациями.



 
« Инфекционные заболевания у детей   Искусственная вентиляция легких в интенсивной терапии »