Начало >> Статьи >> Архивы >> Как избавиться от остеохондроза

Философия экстремальной медицины - Как избавиться от остеохондроза

Оглавление
Как избавиться от остеохондроза
Философия экстремальной медицины
Философия боли или где рождается остеохондроз
Страх нагрузок или почему не надо жалеть больную спину
Практические рекомендации
Детский остеохондроз
Истины, которые все знают
Что же такое остеохондроз
Как избавиться от болей в грудном отделе позвоночника
Радикулит или что делать, когда болит поясница
Заключение

Введение или история болезни современной медицины
Классическая философия против таблеток
Что лучше: вернуть здоровье или лечиться до самоуничтожения

Традиции, принятые ортодоксальной неврологией, направлены лишь на устранение боли. А боль — главный защитник организма, если попытаться понять се роль в развитии того или иного заболевания. Одной из традиций является обязательное проведение каждого, обратившегося к врачу, через обследования, необходимость большинства которых для меня сомнительна. Я говорю о хронических заболеваниях, течение которых существенно не меняется.
Эта традиция имеет своей конечной целью постановку диагноза и заключение о неполной трудоспособности как итог.
К чему все это? Понимаете, такое мощнейшее обследование с конкретным предложением об ограничении трудовой активности в итоге ведет к развитию стойкого страха на всю оставшуюся жизнь. Устранение боли медикаментозно и развитие страха навсегда лишают человека возможности вернуться к полноценной жизни. Боль должна быть устранена в результате лечебного курса, а не в результате беспорядочного применения анальгетиков (как это происходит на практике).
Да, к сожалению, при лечении позвоночника боль является практически единственным индикатором полноценного выздоровления. И, ориентируясь на нее, можно подбирать степень лечебного воздействия тех процедур, о которых я буду говорить в дальнейшем. В таком случае лечение будет качественным и полноценным. А борьба только с болью любой ценой, к сожалению, к подобному результату не приводит.
Но главная причина все-таки лежит в традициях, которые направлены на устранение симптомов болезни, а не ее причины. Диагноз, выставляемый при этом, должен быть как можно более замысловатым. Я бы сказал, устрашающим. И он непременно сообщается пациенту. В этом основная изюминка ортодоксальной неврологии. Лечение большой роли не играет. В принципе, оно везде одинаково и больших успехов от него, как показывает практика, нет. Главное — запугать больного и заставить его лечиться. При этом психическим реакциям самого бального на диагноз не придается особого значения. Вот вам и болезнь от лечения — стойкий страх за свое здоровье. А постоянно совершенствоваться в знаниях психологии и психотерапии не позволяет врачу не столько отсутствие времени, сколько все тс же традиции. А традиции в современной практической медицине направлены лишь на устранение жалоб.
Только не надо думать, что я обвиняю врачей. Ни в косм случае! Их так учили. Да и человека, естественно, интересует устранение его боли. Так за что я ратую?... Я хочу, чтобы в результате проведенного лечения человек вернулся к полноценной жизни, а не стал ограниченно трудоспособным. А борьба только с болью, к сожалению, к этому результату не приводит. Особенно это касается заболеваний позвоночника. С моей точки зрения, при таких заболеваниях, как остеохондроз, можно во многих случаях потерпеть боль при лечении, если знать конечный положительный результат проводимого лечения. А устранение боли и только боли порой мешает понять процесс выздоровления.
Элементарный анализ учебной литературы позволяет сделать вывод: вся она направлена на изучение тем, чаще всего отстраненных от реальной жизни — этиология, патогенез, дифференциальный диагноз. Я бы сказал, что все это описывается «со смаком». Ничтожно мало места посвящается лечению. Т. е. все направлено на изучение диагностики. Но если учесть, что перечисленные мной темы — этиология, патогенез, изучаются изначально не на больных, а на животных да еще и на клеточном уровне, без учета социальной жизни, приведшей человека к болезни, то мои слова могут стать понятными. Врачи при чтении этих строк саркастически улыбнутся. И я их не осуждаю. Видимо, чтобы понять мою мысль, надо тяжко переболеть самому и получить при этом заключение об ограниченной трудоспособности. Опять же, я ничего не имею против науки. Просто она идет своим путем, а жизнь — своим. Слишком она кабинета — наука о здоровье. Поколения врачей сменяют друг друга и традиции закрепляются. А тот же Заратустра учит, что: «Много невежества и заблуждений сделались в нас плотью. В нас пробуждается не только разум тысячелетий, но и их безумие. Опасно быть наследником...» Поэтому, если причина того или иного заболевания лежит в отрыве от среды обитания человека, то я с уверенностью могу сказать: прогноз того или иного заболевания, особенно хронического, из уст врача будет пессимистическим. Вот экстрасенсы, колдуны и разного рода целители, не имеющие, как правило, медицинского диплома, не страдают негативизмом в отношении исхода заболевания после их лечения. Правда, тут кроется другая опасность, еще более трагическая. Но это уже другая тема. Где же выход?
Знание психотерапии на самом деле имеет смысл еще и при знании самого предмета — здоровья. Для этого надо совсем немного — самому быть здоровым, т. е. вести здоровый образ жизни (ЗОЖ). Знание этого «предмета» позволит избежать многих ошибок в прогнозе заболевания. В жизни, к сожалению, все по другому. Я редко встречаю врачей, ведущих ЗОЖ. Это и является бедой системы. В институтах этот предмет не изучается абсолютно.
Изучаются поиски «философского камня» — быть здоровым ничего для этого не делая. Проглотил какую-нибудь «кремлевскую таблетку» — и будь здоров! «Чем дальше в лес — тем больше дров» — гласит народная мудрость. Нечто подобное творится с нашей медициной. Называть ее здравоохранением у меня язык не поворачивается. Хочется не быть категоричным, но получается иначе. Язык неврологии меня просто убивает своей заумностью даже для врача. Он (язык) просто «сделан» для того, чтобы максимально запугать больного. Чем больше диссертаций, тем сложнее терминология, и, соответственно, больше страх человека, услышавшего свой диагноз. Невропатологи просто разорвали тело человека на куски, хотя и вся медицина давно уже это сделала. Создается впечатление, что медицина постепенно погружается в прошлые века, когда врачей отличали не по их искусству лечить, а по умению «жонглировать» латынью.
Невозможно уже представить нынешнюю медицину без этого языка, да и не надо. Дело в другом. Заумность терминологии, к сожалению, уводит порой и от сути возможности выздоровления. Оккам, знаменитый философ и теолог, в своем труде «Бритва» требовал «срезать с живого древа познания» паразитические терминологические напластования, предвосхитив принцип простоты — краеугольный камень современной методологии научного познания. Он пишет: «Практически каждый исследователь входит в историю познания не только своим именем, но еще и неологизмом. Хорошо, если новое понятие одно, а то ведь бывает их целый веер».
Конечно, многие неологизмы прижились и без них невозможен даже разговор («власть», «душа», «время» и т. д.), а вот теперь и остеохондроз — неологизм, не имеющий практического смысла, Только разговорный.
Что ж, я тоже вынужден его использовать, иначе меня не поймут. Но главное в нашей беседе — это логика, к которой и призывал Оккам. Система, которую я проповедую, логична. Так вот, пусть в личном диспуте ее попытаются опровергнуть наши ученые от неврологии, только, пожалуйста, практическими примерами, а не теоретическими выкладками. А в отношении необходимости такой терминологии у меня есть версия, что она необходима врачу для того, чтобы спрятаться от прокурора. Это тоже понятно, но это же порождает безответственность. Опять же этот медицинский язык отличает врача с дипломом от целителей, расплодившихся в чудовищных количествах.
Взять на себя смелость и сказать: «Я тебя вылечу» — под силу только профессионалу. Врачи, к сожалению, часто прячутся за диагноз и результаты анализов. Я имею в виду терапию и неврологию при лечении хронических заболеваний. «Сэнсы» и знахари не знают терминологии, не знают и анатомии, физиологии, биохимии и других наук. Следовательно, у них нет загруженности ума знаниями, они ничего не боятся, поэтому и обещают выздоровление при самых кошмарных болезнях и за это не отвечают перед прокурором. Дело больного — идти к такому целителю или нет.
Как же избавиться врачу от страха, а заодно получить уверенность в своих силах? Опять же: изучить здоровый образ жизни, т. е. правила и законы. Они заметно отличаются от кабинетных постулатов ученых медиков. Глупо бороться с природой. Эта борьба бессмысленна и ведет в тупик. Колоссальное развитие фармакологии не что иное, как эта борьба. СПИД не идет с этим ни в какое сравнение. У меня порой закрадывается мысль, что проблему СПИДа специально раздули, дабы отвлечь от трагедии, которую несет с собой увлечение фармакологией.
Чудовищное количество побочных явлений при «лечении» того или иного заболевания просто не поддается статистике и все дальше и дальше уводит человека от природы. Природа и космос всесильны. Они существовали всегда. А фармацевтике всего каких-то 100—150 лет, т. к. до этого пилюли не обладали такой токсичностью, какая свойственна нынешним. Конечно, я ни в коем случае не отрицаю роль фармацевтов в неотложной медицине, целям которой и должна служить эта наука. Но завоевания в этой отрасли медицины как-то очень незаметно переместились на всю остальную терапию — терапию хронических болезней. А при хронически протекающих заболеваниях таблетки бессильны. К тому же они влезают не в свою вотчину, пытаясь отодвинуть в сторону законы природы и космоса, с которыми таблетками бороться бесполезно, да и они (таблетки) в этих законах не предусмотрены.
Зависимость от таблеток у людей, к ним привыкших, подобна наркотической зависимости. И единственное средство против этой зависимости — обращение к разуму и выполнению законов, которые диктует нам природа, а также конкретный пример самого врача. К сожалению, большинство наших врачей далеко не здоровы, т. к. не знают и не изучают эти законы здоровья, к тому же приучены оказывать «скорую обезболивающую помощь», которую используют и на себе. А боль, которая уходит быстро благодаря таблеткам, каждый раз возвращается, но уже требуются таблетки более сильного действия и более токсичные. А в итоге человек сам не замечает, что уже разрушен. Наша ортодоксальная медицина не учит врачей тому, что боль — это друг человека (как это не парадоксально).
Это сигнал о бедствии, который должен заставить человека задуматься о состоянии здоровья. Я, конечно, не имею в виду боли, полученные в результате травмы, ранения, хотя и здесь это сигнал, только яругой причины и интенсивности. Я же рассуждаю о болях, подкрадывающихся потихоньку, с чуть заметного дискомфорта в различных частях тела. Если вовремя не обратить на них внимания — жди беды.
Нужно создать новую школу, которая действительно будет представлять здравоохранение и соответствовать смыслу этого слова. Теория, необходимая для создания такой школы, в данном случае существует и носит общее название — ювенология. Создателями ее, к сожалению, являются не врачи, а популяризаторы здорового образа жизни от Порфирия Иванова до Дикуля, от Поля Брега до Котлярова (хотя многих из них в народе зовут профессорами и академиками). Есть, конечно, и врачи Амосов, Иванов, которые занимаются этой наукой в виде хобби. А в настоящее время засилье телепередач («Аптека», «Третий глаз», др. подобные) еще больше уводят от здоровья и мешают думать критически. Когда меня спрашивают, как ты лечишь, я отвечаю — я не лечу, я помогаю вернуть здоровье, причем из очень запущенных состояний, с которыми не справляется ортодоксальная медицина, и в этом процессе возвращения здоровья участвует сам больной, попутно приобретая навыки самопомощи на случай, когда рядом нет врача. Чаще всего в результате такого лечения пациент чувствует себя лучше, чем чувствовал себя до болезни, т. к. образ жизни до болезни и привел его к болезни. Простите за каламбур. А лечат те, кто назначает инъекции и таблетки. Я не собираюсь вторгаться в их епархию. Если они существуют, значит кому-то нужны. А результат подобного лечения... что ж, лучший учитель и врач — время. Но часто бывает уже поздно после подобного лечения обращаться ко мне. Как говорил Сенека: «Поздно быть бережливым, когда осталось на донышке. Да к тому же остается не только мало, но и самое скверное».
Выбирайте медицину сами. У Вас широкий выбор: либо вернуть себе здоровье, как предлагаю я, либо лечиться до самоуничтожения.
Эти слова не голословны. Вот что говорит, например, в журнале «Огонек» Ю. Беленков — главный кардиолог страны: ...от заболеваний сердечно-сосудистой системы умирает более одного миллиона россиян в год... Наблюдается существенный рост и омоложение сердечной патологии... В России ежегодно проводится лишь 3,5 тыс. операций аортокоронарного шунтирования (то есть протезирования на сердце — С. Б). А в США — 150 тыс. Далее по тексту: «из-за недостатка финансирования соотечественники лишаются самого главного — права на жизнь... Чудес не бывает, в больном обществе трудно создать условия для здравоохранения». Трогательные слова, не правда ли? Оказывается, из-за недостатка протезов на сердце россияне вымирают. А теперь снова взгляните на приведенные выше слова Сенеки... Конечно, если уж атеросклероз набрал темпы, то остановить его трудно. Но и шунтирование не делает россиян более здоровыми, скорее подчеркивает обратную картину. И повышенным финансированием ЗДРАВООХРАНЕНИЯ для этих целей проблему здоровья не решить.
Как видите, один парадокс на другом. Как говорится, если слишком много патологии, то это уже норма. А вот что действительно нуждается в финансировании, так это развитие системы здорового образа жизни, о благотворности которого в этой статье говорит и уважаемый член-корр. Ю. Беленков. Но говорит как-то дежурно, напоследок. Так все врачи и привыкли говорить. Курить вредно, а сами курят. Пить вредно, а без бутылки не обходится ни одно дежурство в больнице. Конечно, кто-то из врачей не курит и не пьет, но, смею заверить, — единицы. Поэтому, как вести здоровый образ жизни, врачи просто не знают, хотя постоянно декларируют это в своих рекомендациях. При хронических заболеваниях, особенно с болями в спине, чаще всего запрещают именно спорт. А скажите, что такое здоровый образ жизни без спорта? Человек, накопивший букет болезней и разочаровавшийся в лечении таблетками, решил заняться здоровым образом жизни (ЗОЖ). По рекомендации врача он идет в спортзал. При занятиях у него, естественно, в той или иной степени обостряется то или иное заболевание. Он идет к инструктору. Тот посылает его к врачу, а врач говорит тоном, не терпящим возражений: вылечись сначала, а затем занимайся спортом. Вот вам и ЗОЖ. Вот вам и замкнутый круг. Вот и дооздоравливались, доохранялись. Поэтому я и предлагаю употребить финансирование здравоохранения прежде всего на создание школы профессионалов — врачей, разбирающихся в ЗОЖ, со своим факультетом в Медицинской академии, со своими предметами, центрами и специализацией в дипломе. Одним из таких центров будет, я думаю, Центр кинезитсрапии, который мне помогли создать мои друзья по здоровью. Основная направленность этого Центра — оказание комплексной помощи каждому обратившемуся с хроническими болями в спине.
Я гарантирую возвращение здоровья каждому в той степени, в которой он это здоровье запустил. Только три условия каждому обратившемуся: терпение, труд, послушание. А вся неврология вместо запрета на спорт при ею изучаемых заболеваниях просто должна жить в тренажерном зале. Подчеркиваю — вся неврология! Кроме этого, мы помогаем справляться с избыточным весом, депрессиями, астеновегетативными нарушениями, головными болями, сколиозами у детей и т.д. Ко мне обратились родители с ребенком 10 лет, страдающим бронхиальной астмой. Поговорив с ними о лечении, которое проводили до меня этому ребенку, я с ужасом понял, что элементарных знаний по здоровью в области дыхательных нарушений врачи-пульмонологии и травники не имеют. Никто из них не научил ребенка правильно дышать, тем более правильно дышать при нагрузках, которые они просто отменили и которые необходимы, не обучили закаливанию, которое необходимо при бронхиальной астме и т.д. То есть тому элементарному, с чего начинается здоровье любого человека. Пульмонологи просто посадили этого мальчика на гормоны и ингаляторы, применение которых часто пропагандируется по телевидению. Вот и вся терапия. А вы говорите об охране здоровья. Прожить бы лишний год, два. А как прожить? Это нашу медицину уже не интересует. А как хочется этому пацану поиграть в футбол, в большой теннис, пожать штангу. Мы и помогаем таким ребятам вернуться к нормальному образу жизни, используя лучшие достижения альтернативной медицины. А медицинская наука? К чему она привела в области познания здоровья?
Компьютерная томография, магнитно-ядерный резонанс и пр. Они, конечно, нужны при диагностике особо тяжелых патологий, например онкологии или травмах. Я же на себе испытал их роль при диагностике хронических заболеваний. Заключения специалистов после этих обследований уводили меня от здоровья все дольше и дальше. А тем не менее к услугам этих вредных для здоровья диагностик прибегает все большее количество людей, без жизненной необходимости, по моим наблюдениям. Конечно, это дорого и, соответственно, выгодно. Делайте выводы сами... Если кому-то надо спрятаться от военкомата или получить инвалидность, тогда другое дело. Обоснуют болезнь как надо.
Но если вы хотите обзавестись дополнительным страхом, тогда хорошенько подумайте прежде, чем идти на компьютер. Кстати, одну из самых больших групп риска по общим заболеваниям дают врачи. Моя версия. Они знают патологии различных состояний, переносят это на себя, а также выучены (по своим книгам), что лечение большинства хронических заболеваний бесперспективно, живут в страхе от этого и передают эту неуверенность и страх своим больным. А когда это «придавливается» авторитетом «ученого мужа», например доктора наук, страх удваивается.
С моей точки зрения, всю медицину надо разделить на два больших подраздела: неотложная медицина и медицина хронических заболеваний.
Всем найдется место, но законы лечения разные и поэтому врачи этих двух профилей друг друга в принципе не поймут. Если в первой необходимо развивать все суперсовременные методики диагностики, в том числе и компьютерную томографию, то другой подраздел изучает законы природы и космоса, законы экологии и психологических методов воздействия (более перспективный путь для человека, с моей точки зрения).



 
« Как быть со сколиозом у детей   Кардиалгии - дифференциальный диагноз »