Начало >> Статьи >> Архивы >> Клиническая электроэнцефалография

ЭЭГ при легкой черепно-мозговой травме - Клиническая электроэнцефалография

Оглавление
Клиническая электроэнцефалография
Электроэнцефалография
Гипотезы о происхождении электрической активности
Методика регистрации и исследования
Электроды и их коммутация
Усилители, регистрирующие устройства
Калибровка канала электроэнцефалографа
Распознавание и устранение артефактов в записи
Приемы применения функциональных нагрузок, регистрации электрической активности
Электроэнцефалограмма здорового человека
Изменения ЭЭГ при различных функциональных состояниях мозга
Реакция ЭЭГ на ритмические раздражения, условнорефлекторные изменения
Физиологическая оценка изменений ЭЭГ при опухолях головного мозга
Природа очага патологической электрической активности
Локальные изменения ЭЭГ разного типа в зоне опухоли
Вторичные изменения ЭЭГ, выраженные на расстоянии от опухоли
Дифференциация внемозговых и внутримозговых опухолей
Соотношение локальных и общих изменений ЭЭГ, проявление очага
Изменения ЭЭГ в зависимости от локализации опухоли мозга
Опухоли лобной локализации
Опухоли теменной и теменно-центральной локализации
Опухоли височной и затылочной локализации
Опухоли подкоркового глубинного расположения
Опухоли в области задней черепной ямки
Дифференциация очага патологической активности суб- и супратенториального расположения
Электроэнцефалография при опухолях базальной локализации
ЭЭГ при опухолях III желудочка
ЭЭГ при краниофарингиомах
ЭЭГ при опухолях гипофиза
Выявление нечетко выраженных-очаговых изменений при помощи дополнительных приемов
Выявление очаговых изменений на фоне негрубых общемозговых нарушений
Выявление очаговых признаков на фоне грубых общемозговых изменений
Изменения вызванных потенциалов при очаговой патологии
Электроэнцефалография при сосудистых поражениях головного мозга в нейрохирургической клинике
ЭЭГ при артерио-венозных аневризмах головного мозга
ЭЭГ при артериальных аневризмах головного мозга
ЭЭГ при спазмах магистральных артерий
ЭЭГ при каротидно-кавернозных соустьях
Электроэнцефалограмма при черепно-мозговой травме
ЭЭГ при легкой черепно-мозговой травме
ЭЭГ при травме средней степени и тяжелой черепно-мозговой травме
ЭЭГ при посттравматических коматозных состояниях
ЭЭГ при закрытой черепно-мозговой травме, осложненной внутричерепной гематомой
Особенности ЭЭГ в отдаленном периоде после черепно-мозговой травмы
ЭЭГ при арахноидитах и арахноэнцефалитах
ЭЭГ при абсцессах головного мозга
ЭЭГ при паразитарных формах поражения головного мозга
Возрастные особенности ЭЭГ здоровых детей
Общемозговые изменения ЭЭГ у детей с поражением головного мозга
Особенности ЭЭГ при поражении ствола мозга на уровне задней черепной ямки
ЭЭГ детей с краниофарингиомами
ЭЭГ детей при краниостенозах
ЭЭГ детей при акклюзионной гидроцефалии
Автоматический математический анализ ЭЭГ
Частотный анализ ЭЭГ
Корреляционный анализ ЭЭГ
Спектральный анализ ЭЭГ
Другие методы анализа ЭЭГ человека
Литература

При легкой черепно-мозговой травме, согласно морфологическим исследованиям, как правило, имеют место обратимые изменения нервной паренхимы и глии — набухание астроцитов и только в более тяжелых случаях сотрясения мозга — микронекрозы на фоне набухания астроцитов. В большинстве своем отмеченные морфологические изменения при легкой травме характеризуются лишь дистрофическими нарушениями (Л. И. Смирнов, 1949; Wechsler, 1967).
К больным с легкой закрытой травмой черепа были отнесены лица, у которых клиническая картина характеризовалась отсутствием потери сознания в момент травмы или лишь кратковременным его нарушением, отсутствием четких локальных патологических знаков, признаками легкого поражения ствола в виде торможения коленных рефлексов, клонической) нистагма. Типичен быстрый регресс клинических симптомов (М. Ю. Рапопорт и др., 1957; А. Я. Подгорная, 1963).
Исследования ЭЭГ при легкой черепно-мозговой травме, проводимые, как правило, через несколько часов или даже суток после травмы, не показывают резких отклонений от нормы. Лишь специальные исследования Dow и сотрудников (1944), Ulett (1955), проводивших запись ЭЭГ в короткие сроки после травмы — от 10 минут до 24 часов, показали, что имеются кратковременные изменения ЭЭГ у всех больных с легкой травмой наиболее типичны повышенная выраженность частых колебаний,  отмеченные изменения исчезают в течение нескольких минут.
Для изменения фоновой ЭЭГ больных с легкой черепно-мозговой травмой наиболее типичны повышенная выраженность частых колебаний, наличие отдельных острых волн при сохранности, но неравномерности альфа-ритма. На фоне таких общих изменений нередко выявлялись очаговые изменения ЭЭГ в форме острых волн или групп острых волн, реже в форме комплексов пик-волна в зоне приложения травмы. Дельта-волны и тета-ритм нетипичны для ЭЭГ этих больных. Характерным является то, что патологическая активность в форме высоких по амплитуде частых (бета) колебаний и острых волн более четко выявляется под влиянием функциональных нагрузок.

Наиболее эффективным для выявления патологических изменений ЭЭГ в этих случаях следует считать ритмическую фотостимуляцию. Световые раздражения разной частоты позволяют дать более точную характеристику состояния мозга, выявляя в этих случаях ирритативные изменения в форме удвоения подаваемого ритма световых мельканий или избирательной перестройки на высокую частоту раздражения, а также вызывая скрытую патологическую активность, главным образом, в период последействия раздражений. В случаях наиболее легкой травмы, когда альфа-ритм на ЭЭГ в состоянии покоя выражен нормально или несколько экзальтирован, патологические изменения проявляются в нарушении реакции на непрерывные световые раздражения: нормальная, типичная для ЭЭГ здоровых людей, депрессия альфа-ритма при световых раздражениях сменяется усилением альфа- активности в затылочно-теменных отделах коры во время светового раздражения. Подобное извращение реакции альфа-ритма на световое раздражение может удерживаться в течение 1—3 суток после травмы. Примером ирритативных изменений ЭЭГ служат следующие наблюдения.
Больная Э. при падении на асфальт получила ушиб лобной области слева. Непосредственно после травмы: «потемнение» в глазах, тошнота, умеренная головная боль; лёгкое торможение коленных и ахилловых рефлексов. На 3-и сутки мелкоклонический горизонтальный нистагм; торможение калорических реакций. Спинномозговое давление 240 мм вод. ст. ЭЭГ на 2-е сутки после травмы характеризовалась наличием несколько неравномерного альфа-ритма во всех областях. При подаче ритмических световых раздражений отмечалась перестройка ритма потенциалов в широком диапазоне частот (от 15 до 6 в секунду с оптимальной перестройкой на 10 в секунду). В левой лобно-височной области, соответственно месту травмы, под влиянием функциональных нагрузок выявлялись локальные изменения в форме острых волн и отдельных дельта-волн (рис. 97, Л).
Больной С-нов получил ушиб головы металлическим предметом. В момент травмы была кратковременная потеря сознания. На протяжении нескольких дней — системные головокружения, тошнота, спонтанный нистагм, четкое торможение калорических реакций, менингеальные симптомы. В течение нескольких недель — общая головная боль, нерезкая; выраженные явления вегетативной дистонии. Спинномозговое давление 170 мм вод. ст.          ’
В ЭЭГ регистрируется альфа-ритм частотой 10 в секунду во всех областях, однако неравномерный. Периоды альфа-ритма сменяются периодами бета-колебаний — 24 в секунду, достигающих амплитуды 30—40 мкВ. Характерно, что бета-колебания более выражены в задних отделах мозга (травма — правая затылочная область). Очаговые изменения в спонтанной ЭЭГ не наблюдаются. Под влиянием повторно подаваемых ритмических световых мельканий различной частоты выявляются локальные изменения в правой затылочной области, которые выражаются как в асимметрии перестройки ритма, так и в патологической активности, проявляющейся в последействии световых раздражений. Особенно отчетливо локальные изменения выявляются после длительного ритмического светового раздражения: в левой затылочной области устанавливается альфа-ритм, чередующийся с бета-волнами; в правой затылочной области выявляются комплексы пик-волна (рис. 97, Б).
Реакции в форме замедления ритма ЭЭГ при афферентных раздражениях у больных с легкой травмой выявляются лишь в немногих случаях. Легкое торможение коры может быть также в случаях довольно отчетливого альфа-ритма в фоновой ЭЭГ. Однако реакция альфа-ритма на раздражения в этих случаях показывает, что кора находится в состоянии торможения. Так, при световом раздражении вместо типичной для нормы депрессии альфа-ритма выявляется его усиление, что характерно для сниженного функционального состояния мозга (С. М. Блинков, М. Н. Ливанов, В. С. Русинов, 1944; О. М. Гриндель, Б. Г. Спирин, 1957).
В отдельных случаях легкой травмы альфа-ритм отсутствует и преобладают низкоамплитудные дельта-волны. Такая картина изменений ЭЭГ указывает, что патологический процесс здесь все же более грубый. Восстановление нормальной картины ЭЭГ таких больных замедленное.

Рис. 97. ЭЭГ при легкой черепно-мозговой травме, А — больной Э.; Б — больного С. Нижняя линия — отметка ритмического светового раздражения и времени (1 секунда).
Патологические изменения ЭЭГ у детей после черепно-мозговой травмы, согласно литературным данным (П. В. Мельничук, 1958; Silwerman, 1962; Steinman, 1967), а также наблюдениям, проведенным Институтом нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко, оказываются более грубыми по сравнению со взрослыми. Даже при минимальном проявлении патологии в клинической картине у детей после травмы на ЭЭГ могут быть четкие изменения. По данным Silwerman (1962), наиболее характерно для изменений ЭЭГ детей после черепно-мозговой травмы выявление медленного ритма в задних отделах полушарий. При тяжелой черепномозговой травме эти различия у детей и взрослых не столь резки: как у взрослых, так и у детей преобладают медленные волны и нарушения альфа-ритма, хотя в общем восстановление в ближайшие сроки и в отдаленном посттравматическом периоде у детей более полное. Примером может служить следующее наблюдение.


Рис. 98. ЭЭГ больного Г., 10 лет, на 2-е сутки после легкой черепно-мозговой травмы.

А — до светового раздражения; Б,В,Г, ,Д,Е,Ж — фрагменты записи во время светового раздражения разной частоты. Нижняя линия — отметка времени (1 секунда) и светового раздражения.

Больной Г-ов, 10 лет, получил ушиб затылочной области справа острием лыжной палки с повреждением мягких тканей. Нарушения сознания не было. Первоначальные симптомы — фотопсии, местная головная боль, симптом Кернига, легкая асимметрия коленных рефлексов, небольшая асимметрия калорических реакций. На 4-й день — мелко-клонические горизонтальный нистагм. Сухожильная анизорефлексия в течение нескольких дней. Спинномозговое давление 160 мм вод. ст. Больной эпилептическими припадками не страдал.
При минимальном проявлении клинических симптомов на ЭЭГ на 2-е сутки после травмы отмечался грубо выраженный и стойкий очаг эпилептоидной активности в зоне травмы — в правой затылочной области. Наряду с альфа-ритмом, несколько экзальтированным во всех областях, отмечались комплексы пик-волна, преимущественно в задних отделах мозга справа; перестройка ритма на низкие частоты (от 2 до 6 в секунду) под влиянием ритмического светового раздражения, причем низкая частота усваивалась преимущественно в правом полушарии (рис. 98).
Отмеченные выше патологические изменения ЭЭГ у больных после легкой черепно-мозговой травмы в виде повышенной частой активности и неравномерности альфа-ритма, как правило, исчезают в пределах месяца.
Однако динамическое исследование больных с легкой черепно-мозговой травмой при хорошем клиническом восстановлении не во всех случаях показало полную нормализацию ЭЭГ в течение первого месяца — установление четкого доминирования альфа-ритма. В части наблюдений (приблизительно 25%) на ЭЭГ сохранялись усиленно выраженные частые колебания и неравномерность альфа-ритма. Такие негрубые изменения ирритативного характера со снижением активности могут сохраняться у отдельных больных после легкой травмы в течение длительного времени — при исследовании через 6 месяцев и даже через 1 год (О. М. Гриндель, А. Я. Подгорная, 1959).



 
« Клиническая фармакология   Клинические лекции по психиатрии детского возраста »