Начало >> Статьи >> Архивы >> Клиническая электроэнцефалография

Частотный анализ ЭЭГ - Клиническая электроэнцефалография

Оглавление
Клиническая электроэнцефалография
Электроэнцефалография
Гипотезы о происхождении электрической активности
Методика регистрации и исследования
Электроды и их коммутация
Усилители, регистрирующие устройства
Калибровка канала электроэнцефалографа
Распознавание и устранение артефактов в записи
Приемы применения функциональных нагрузок, регистрации электрической активности
Электроэнцефалограмма здорового человека
Изменения ЭЭГ при различных функциональных состояниях мозга
Реакция ЭЭГ на ритмические раздражения, условнорефлекторные изменения
Физиологическая оценка изменений ЭЭГ при опухолях головного мозга
Природа очага патологической электрической активности
Локальные изменения ЭЭГ разного типа в зоне опухоли
Вторичные изменения ЭЭГ, выраженные на расстоянии от опухоли
Дифференциация внемозговых и внутримозговых опухолей
Соотношение локальных и общих изменений ЭЭГ, проявление очага
Изменения ЭЭГ в зависимости от локализации опухоли мозга
Опухоли лобной локализации
Опухоли теменной и теменно-центральной локализации
Опухоли височной и затылочной локализации
Опухоли подкоркового глубинного расположения
Опухоли в области задней черепной ямки
Дифференциация очага патологической активности суб- и супратенториального расположения
Электроэнцефалография при опухолях базальной локализации
ЭЭГ при опухолях III желудочка
ЭЭГ при краниофарингиомах
ЭЭГ при опухолях гипофиза
Выявление нечетко выраженных-очаговых изменений при помощи дополнительных приемов
Выявление очаговых изменений на фоне негрубых общемозговых нарушений
Выявление очаговых признаков на фоне грубых общемозговых изменений
Изменения вызванных потенциалов при очаговой патологии
Электроэнцефалография при сосудистых поражениях головного мозга в нейрохирургической клинике
ЭЭГ при артерио-венозных аневризмах головного мозга
ЭЭГ при артериальных аневризмах головного мозга
ЭЭГ при спазмах магистральных артерий
ЭЭГ при каротидно-кавернозных соустьях
Электроэнцефалограмма при черепно-мозговой травме
ЭЭГ при легкой черепно-мозговой травме
ЭЭГ при травме средней степени и тяжелой черепно-мозговой травме
ЭЭГ при посттравматических коматозных состояниях
ЭЭГ при закрытой черепно-мозговой травме, осложненной внутричерепной гематомой
Особенности ЭЭГ в отдаленном периоде после черепно-мозговой травмы
ЭЭГ при арахноидитах и арахноэнцефалитах
ЭЭГ при абсцессах головного мозга
ЭЭГ при паразитарных формах поражения головного мозга
Возрастные особенности ЭЭГ здоровых детей
Общемозговые изменения ЭЭГ у детей с поражением головного мозга
Особенности ЭЭГ при поражении ствола мозга на уровне задней черепной ямки
ЭЭГ детей с краниофарингиомами
ЭЭГ детей при краниостенозах
ЭЭГ детей при акклюзионной гидроцефалии
Автоматический математический анализ ЭЭГ
Частотный анализ ЭЭГ
Корреляционный анализ ЭЭГ
Спектральный анализ ЭЭГ
Другие методы анализа ЭЭГ человека
Литература

Частотный анализ позволяет разложить сложную кривую электрической активности мозга на составляющие ее частотные компоненты и получить количественную оценку этих компонентов, т. е. получить спектр биоэлектрических колебаний мозга. Основой автоматических анализаторов являются элементы, выделяющие из ЭЭГ частотные компоненты в определенной области спектра; затем производится измерение интенсивности колебаний по выделенным полосам частот с помощью блока интегратора и результаты измерения регистрируются. Таким образом, на конечном этапе частотного анализа ЭЭГ мы получаем количественное выражение интенсивности или мощности, пропорциональное амплитуде колебаний в каждой выделенной частотной полосе. Важно, что частотный анализ позволяет также выделить и количественно оценить частотные составляющие ЭЭГ, которые при визуальной оценке оказываются маскированными доминирующими колебаниями. Это нередко имеет место на ЭЭГ больных с поражениями мозга, когда медленные волны достигают большой амплитуды и полностью исключают возможность судить о наличии или отсутствии других составляющих ЭЭГ.
Автоматические частотные анализаторы ЭЭГ делятся на два основных типа. Анализаторы с узкополосовыми резонансными фильтрами имеют большой набор фильтров — 20—24, пропускающих узкую полосу частот (ширина полосы от 0,5 до 2 Гц). Входящий в систему анализатора интегратор вычисляет суммарную активность каждого выделенного ритма и регистрирует ее с помощью специального пера на ленте элекгроэнцефалографа в виде ряда отметок — пиков — соответственно каждому фильтру; при этом амплитуда пиков является мерой интенсивности колебаний в соответствующем ритме за определенный отрезок времени, или «эпоху», анализа, равную обыкновенно 5 или 10 секундам. В разных анализаторах такого типа принцип анализа сохраняется, но могут быть различия в ширине фильтров, их количестве, пределах исследуемых частот, длительности «эпох» анализа.
Анализ с помощью узкополосовых фильтров имеет преимущество при исследовании какого-либо определенного ритма, например, навязанного или усвоенного ритма раздражений. Для анализа фоновой ЭЭГ и определения частотных составляющих всего спектра, выявления взаимоотношения частот этот анализатор представляет неудобство при последующей обработке и оценке полученных данных: в каждой «эпохе» анализа нужно измерить линейкой или циркулем 20—24 пика и в дальнейшем произвести по этим показателям усреднение и сравнение данных разных «эпох». Поэтому многие исследователи при работе с таким анализатором в последнее время прибегают к суммированию данных по нескольким частотам в более широкие полосы, соответствующие полосам физиологических ритмов ЭЭГ.
Вторым и наиболее распространенным типом частотного анализатора, применяемым в лабораториях и клиниках, являются анализаторы с широкополосовыми фильтрами. Такие анализаторы включают 5—7 фильтров, избирательно выделяющих определенные ритмы. Фильтры имеют приближающуюся к прямоугольной форму и обеспечивают при пропускании уменьшение соседних с границей фильтра частот в 100 раз. Фильтры широкополосовых анализаторов подобраны так, что их полосы соответствуют полосам физиологических ритмов: дельта, тета, альфа, бета, гамма. Это удобно при исследовании ЭЭГ человека, так как имеется возможность видеть соотношение выраженности физиологических ритмов и их изменение во времени и при раздражениях.
Указанные анализаторы дают возможность одновременно с ЭЭГ регистрировать составляющие ее ритмы по соответствующим полосам либо на той же бумажной ленте, либо параллельно записи ЭЭГ на другой бумажной ленте. Широкополосовые анализаторы в зависимости от конструкции могут производить анализ или одного, или одновременно двух процессов изменения электрической активности. При наличии сменных полосовых фильтров они позволяют широко варьировать программу исследования, выбирая разные сочетания выделяемых полос ритмов.
В комплекс анализатора входит интегратор, имеющий число каналов, соответствующее числу полосовых фильтров. Результаты интегрирования регистрируются двумя путями. В одних анализаторах результаты интегрирования выдаются непрерывно в форме относительных единиц. Принцип работы интегратора в таком приборе сводится к накоплению определенного заряда, при достижении которого выдается отметка, регистрируемая на бумажной ленте одновременно с ЭЭГ или выделенным ритмом; при этом отмечается одно деление на счетчике. Такая форма регистрации результатов интегрирования дает возможность производить измерение активности выделенных ритмов ЭЭГ практически за любые отрезки времени путем подсчета показаний интегратора. Это позволяет оценивать как фоновую активность, так и реакции на раздражения.
В других приборах данные интегрирования выдаются по всем ритмам за «эпоху» — определенный отрезок времени — 5 или 10 секунд. Следует отметить, что в результате интегрирования получаются усредненные данные. Можно получить одинаковые показания интегратора как в случае постоянно присутствующих низкоамплитудных колебаний, так и при нерегулярных, но достигающих большой амплитуды колебаниях данной частоты. Результаты интегрирования регистрируются на бумажной ленте, электроэнцефалографа одновременно с ЭЭГ и выделенными ритмами в форме пиков, каждый из которых соответствует полосовому фильтру и величина его отражает мощность колебаний данной частоты. Показания интегратора путем калибровки можно выразить в микровольт-секундах. Однако при проведении анализа ЭЭГ необязательно производить пересчет интегральной активности в микровольт-секунды, поскольку при постоянных условиях усиления и регистрации ЭЭГ для характеристики процесса можно использовать относительные величины показателей интегратора и по ним оценивать степень изменений и динамику процесса. Целесообразно вычислять процентные отношения ритмов на ЭЭГ для сравнения спектров электрических процессов разной амплитуды.
ЭЭГ как здорового, так и больного человека при записи ее в течение относительно длительного отрезка времени не остается неизменной, а меняется по амплитуде и выраженности частотных составляющих под влиянием разных внешних и внутренних, не учитываемых при исследовании раздражений, сохраняя, однако, некоторые определенные средние свойства, типичные для каждого индивидуума. Для того чтобы получить наиболее точное представление о данной ЭЭГ, о ее наиболее типичных, устойчивых чертах, недостаточно произвести анализ за одну 5- или 10-секундную «эпоху», а следует вычислить среднее значение активности каждого из ритмов по нескольким «эпохам» или за относительно большой отрезок времени. Для определения средних показателей активности ЭЭГ здорового человека в состоянии покоя оказывается достаточным усреднить данные анализатора на 5—6 «эпох». При этом необходимо иметь в виду, что с увеличением числа усредняемых «эпох» точность и стабильность вычисленного спектра возрастает.

При определении спектра необходимо учитывать возможность изменения состояния испытуемого при исследовании. Так, если с целью вычислить спектр наиболее точно производить длительную запись, исследуемый может устать и даже задремать, что отразится на характере спектра. В результате усреднения показателей анализатора за периоды бодрствования и дремоты получится спектр, не типичный ни для того ни для другого состояния. При вычислении спектра фоновой активности не следует включать также «эпохи», следующие непосредственно за раздражениями, так как активность последействия имеет свои особенности.
Исследование ЭЭГ здоровых людей с помощью частотного анализа позволило показать варианты спектров ЭЭГ в норме, разные их типы, разные отношения спектров электрической активности отдельных областей коры, а также вычислить среднюю выраженность разных ритмов ЭЭГ по областям или среднюю фоновую активность, что необходимо для характеристики ЭЭГ здорового человека. В главе 3 были приведены данные, касающиеся вариантов и характеристики ЭЭГ здоровых людей, полученные с помощью частотного анализа, и приведены иллюстрации частотного анализа фоновой ЭЭГ и реакций на раздражения (стр. 50, 51, 59, 63). Количественные характеристики нормы по ритмам ЭЭГ должны служить исходным уровнем для оценки изменений ЭЭГ в случаях патологии.
Частотный анализ ЭЭГ больных с очаговыми поражениями головного мозга позволяет количественно оценить сдвиги в спектре, обусловленные патологическими изменениями. Применение частотного анализа для оценки ЭЭГ больных с опухолью головного мозга пли другими очаговыми поражениями дает возможность объективно оценить изменения разных ритмов как в зоне очага, так и в отдаленных от него отделах полушарий. Это расширяет возможности использования ЭЭГ для топического диагноза и более полной характеристики общемозговых нарушений. Частотный анализ дает возможность при повторных записях оценивать также изменения ЭЭГ в динамике при лечении больного, при проведении тех или иных хирургических или диагностических манипуляций.
Применение частотного анализа ЭЭГ больных с ограниченным поражением какой-либо зоны мозга позволяет ближе подойти к выяснению вопроса о происхождении разных патологических ритмов ЭЭГ. С помощью частотного анализа можно выделить и определить выраженность ритмов разных диапазонов на ЭЭГ больных, где преобладание и высокая амплитуда медленных волн полностью исключают возможность оценки других ритмов.
На рис. 128, А приведены ЭЭГ и данные анализа по четырем отведениям электрической активности больного 3-на с внутримозговой опухолью с кистой правой затылочно-теменной области: затылочно-теменное отведение справа (зона очага) и слева, теменно-центральное отведение справа и слева. Приводятся ЭЭГ каждого из отведений и выделенные полосовыми фильтрами диапазоны частот: дельта, тета, альфа, бета «низкие» и «высокие» и гамма, зарегистрированные на одной бумажной ленте анализатора. Каждой из ЭЭГ соответствует линия под ней с отметками интегратора. Количество единиц интегратора, характеризующее выраженность соответствующей активности за 5 секунд, приведено в цифрах под каждой из кривых справа.

Рис. 128. Данные частотного анализа ЭЭГ больного с опухолью правой затылочно-теменной области.
ЭЭГ и выделенные диапазоны ритмов. Под каждой кривой ЭЭГ и выделенных ритмов отметки интегратора: цифры справа — показатели интегратора в относительных единицах за 5 секунд Внизу приведены данные интегрирования выделенных ритмов, выраженные в процентах в форме графиков.

Обращает на себя внимание то, что показатели интегратора для полной ЭЭГ меньше, чем сумма показаний интегратора всех выделенных из нее ритмов. Это объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, в ЭЭГ происходит интерференция ритмов, а потому при интегрировании получается меньшее значение в показателях; во-вторых, фильтры анализатора не дают полного срезания соседних частот, особенно фильтр бета низкий и альфа, что обусловливает прохождение ритмов соседних диапазонов. Это дает определенную ошибку в измерении выраженности ритмов с помощью анализаторов с полосовыми фильтрами. Следует при этом отметить, что величина ошибки мало меняется при исследовании разных ЭЭГ, что дает возможность сравнения данных.
На ЭЭГ зоны расположения опухоли — правое затылочно-теменное отведение — доминируют дельта-волны значительной амплитуды; альфа- колебания выявляются лишь в форме отдельных групп волн в периоды уменьшения дельта-активности. Данные анализа показывают, что дельта-активность выражена максимально в этой области, что соответствует показателю интегратора (в относительных единицах)—36. Однако на ЭЭГ этой области коры присутствуют также ритмы всех остальных диапазонов, хотя их выраженность значительно ниже. В симметричном отведении «здорового» полушария — слева — дельта-активность выражена отчетливо меньше, а альфа-ритм — больше.
Для сравнения данных анализа и особенностей изменения спектра ЭЭГ у здоровых людей и особенно у больных с разными амплитудными характеристиками ЭЭГ (при высокой амплитуде и при резком снижении амплитуды биоэлектрических колебаний) целесообразно выразить спектр в процентных отношениях ритмов разных диапазонов. При этом за 100% принимают сумму показателей интеграторов по всем полосам частот в данном отведении.
На рис. 128, Б приводится график спектра ЭЭГ, выраженного в процентах; видно преобладание дельта-колебаний в зоне очага и в прилежащих отделах полушария. На графиках спектра «здорового» полушария более отчетливо выражены альфа-колебания.
Исследований ЭЭГ с применением частотного анализа у больных с очаговыми поражениями головного мозга относительно немного, однако в имеющихся работах были получены новые данные, расширяющие и уточняющие представления об изменениях электрической активности мозга, основанные на визуальной оценке ЭЭГ. При исследовании ЭЭГ больных с опухолью больших полушарий методом частотного анализа выявились факты, из которых одни не были неожиданными и подтверждали сложившиеся в электроэнцефалографии представления, а другие вскрывали новые, ранее неизвестные стороны изменений ЭЭГ. Оказалось, что и при внемозговых и при внутримозговых опухолях больших полушарий выявляется отчетливый максимум дельта-волн в зоне проекции опухоли, причем в области этого максимума дельта-волны либо нарастают под влиянием афферентных раздражений, либо отличаются ареактивностью при одновременном их уменьшении в остальных отделах коры. На основании статистической обработки данных частотного анализа ЭЭГ при опухоли мозга можно было прийти к выводу, что наибольший сдвиг в сторону повышения во всех областях коры (средний уровень) по сравнению со средним уровнем в норме наблюдается в диапазоне дельта, причем статистически значимо больше в случаях внутримозговой локализации опухоли (t=2,7; Р=0,01). Менее закономерными оказались изменения альфа-ритма, однако в зоне проекции очага отмечалось угнетение альфа-колебаний. Наряду с этим в ряде случаев в зонах, прилежащих к очагу, имело место повышение выраженности альфа-ритма.
Своеобразные изменения выявились с помощью частотного анализа у больных с очаговым поражением больших полушарий мозга в диапазоне тета-ритма. Оказалось, что если уровень общего сдвига тета-ритма от нормы невелик и не превышает +10%, то в зоне очага выраженность тета-ритма значительно выше, т. е. имеется локальное его повышение. Если же общий сдвиг тета-ритма выражен сильно и превышает +15%, то в зоне очага его выраженность меньше общей, т. е. отмечается его угнетение. При общем сдвиге тета-ритма в пределах от +10 до +13% очаговая его выраженность резко не отличается от этого среднего уровня. Таким образом, выявляется критический уровень общего сдвига тета-активности, которым определяется проявление этого ритма в очаге. Интересно, что высокий уровень общего сдвига тета-активности имеется в случаях глубинных опухолей больших размеров, распространяющихся на подкорковые образования или воздействующих на них. Наиболее четкое локальное повышение тета-ритма имело место в случае небольших конвекситальных менингиом, оказывающих минимальное воздействие на подкорковые образования. Нарастание тета-ритма преимущественно в очаге отражает локальное раздражение структур подкорки и средней линии; при более интенсивном воздействии на них уже наблюдается стадия угнетения тета-ритма в очаге при одновременном резком нарастании его в другом, «здоровом», полушарии.
Частотный анализ показал, что в диапазонах альфа и дельта у больных с опухолями больших полушарий также намечается некоторый критический уровень общего сдвига по сравнению с нормой, при котором уменьшается разница между очаговым и общемозговым изменением данного ритма. Для дельта-ритма этот уровень лежит около +40% сдвига по сравнению с нормой. Дальнейшее увеличение дельта-активности приводит к затушевыванию очага; требуется снижение общемозговых дельта-волн путем проведения курса дегидратации для выявления локальной дельта-активности.
Важно отметить, что нет параллелизма в изменениях выраженности ритмов разных диапазонов при очаговых поражениях больших полушарий: увеличение выраженности дельта-активности не влечет за собой пропорционального снижения выраженности альфа-ритма; нет взаимных переходов разных форм активности; каждый из ритмов ЭЭГ, отражая, по-видимому, активность разных функциональных систем мозга, изменяется в значительной степени независимо (О. М. Гриндель, 1963).
В исследовании Н. С. Козодой (1967) было показано, что изменения альфа-ритма у больных с опухолью мозга задних отделов полушария, вызывающей гомонимную гемианопсию, зависят от того, вовлекается ли непосредственно в патологический очаг затылочная доля. В тех случаях, когда опухоль распространяется на затылочную долю, выявляются достоверные изменения альфа-активности в затылочном отведении пораженного полушария по отношению к выраженности альфа-ритма в симметричных отделах «здорового» полушария; у больных с гомонимной гемиапопсней, но с опухолью, располагающейся преимущественно в височных отделах мозга, не распространяющейся на затылочную долю, нет достоверных сдвигов в выраженности альфа-активности затылочных отведений в больном и «здоровом» полушариях. Таким образом, генерация альфа-ритма затылочных отделов мозга человека не связана прямо со зрительной афферентацией, приходящей по специфическим зрительным путям, а в значительной степени зависит от состояния и целостности структуры коры затылочной доли.
При исследовании с помощью частотного анализа ЭЭГ больных с опухолью мозга, локализованной на уровне стволовых отделов, было показано, что наибольшие сдвиги в спектре ЭЭГ происходят в диапазонах дельта- и тета-активности, в то время как выраженность альфа-ритма может удерживаться в пределах нормальных вариантов.

Интересно, что при дегидратации, примененной с целью выявления очаговых изменений у больных с опухолью мозга, наблюдалась своеобразная картина сдвигов в спектре. В этих случаях на основании визуального анализа ЭЭГ считалось, что дегидратация вызывает уменьшение дельта-активности и усиление альфа-ритма. Сравнение данных частотного анализа ЭЭГ до дегидратации и после дегидратации, проведенное С. Додхоевым (1965), показало, что изменение общей картины ЭЭГ в этих случаях идет за счет достоверного уменьшения выраженности интегральной активности колебаний диапазона дельта; в выраженности интегральной активности колебаний альфа-диапазона при этом не наблюдается сколько-нибудь существенных сдвигов. Таким образом, изменения картины ЭЭГ и кажущееся при визуальном анализе увеличение альфа-активности происходят за счет изменения в соотношении колебаний низкой частоты и альфа-колебаний; происходит не увеличение альфа-активности под влиянием дегидратации, а демаскирование ее, что является весьма важным для трактовки нарушений ЭЭГ и выводов о сохранности или поражении опухолью разных структур мозга у исследованных больных.
В.   В. Гнездицким (1969) был разработан способ вычисления количественных характеристик спектра ЭЭГ из данных широкополосного анализатора. Автор предложил модификацию вычисления количественных параметров спектра, полученных на ЭВМ. Эти величины: средняя частота спектра и эффективная частотная полоса спектра впервые для оценки ЭЭГ были использованы в работе О. М. Гриндель и др. (1968) при проведении вычислений спектра ЭЭГ на ЭВМ.
Использование этих количественных параметров позволило показать, что имеются статистически значимые различия в сдвигах спектра ЭЭГ у больных с внутримозговой локализацией опухоли лобной доли по сравнению с ЭЭГ больных с внемозговой локализацией опухоли лобной доли (менингиомой).
Частотный анализ позволяет оценить также реакции на раздражения разных ритмов ЭЭГ. Если, визуально оценивая ЭЭГ, можно говорить об общей депрессии электрической активности или ее экзальтации при раздражениях и лишь приблизительно судить о преимущественной реакции тех или иных ритмов, доминирующих в ЭЭГ, то при разложении ЭЭГ на частотные составляющие и последующем интегрировании можно со значительной степенью достоверности определить реакцию разных ритмов ЭЭГ на раздражения. Мы уже рассматривали в главе 3 т.е. особенности изменения ЭЭГ здорового человека при афферентных раздражениях, которые определяются при частотном анализе (см. стр. 59).
Определение реакции изменения ритмов ЭЭГ при раздражениях особенно важно при клиническом исследовании больного для уточнения локализации поражения и характеристики общемозговых нарушений электрической активности. Кроме того, следует напомнить, что в ЭЭГ больных высокая амплитуда медленных волн нередко является препятствием для анализа других ритмов как в фоновой активности, так и при действии раздражителей. Реакция изменения разных ритмов ЭЭГ в зоне проекции опухоли или другого патологического очага и симметричных точках «здорового» полушария или отдаленных от очага отделах того же полушария может быть различной при внешне сходной картине ЭЭГ.


Рис. 129. Частотный анализ ЭЭГ при афферентных раздражениях.
А — больной с опухолью левой затылочной доли, реакция на свет; Б — больной с опухолью левой заднелобной области, реакция на звук. Приводятся выделенные ритмы ЭЭГ (дельта, тета. альфа, бета). Цифры — показания интегратора за 5 секунд до раздражения, во время раздражения и в последействии. На кривой Б приведены также изменения ритмов под влиянием раздражения по сравнению с выраженностью их до раздражения, принятой за 100.
На рис. 129, А приведена запись на анализаторе разложения на четыре диапазона (дельта, тета, альфа и бета «низкие») ЭЭГ затылочнотеменных отведений правого и левого полушария при опухоли левой затылочной доли. В цифрах приведены показатели интегрирования за 5 секунд фоновой ЭЭГ и во время действия светового раздражителя. Видно, что реакция на световое раздражение в «здоровом» и «больном» полушариях резко отличается. В здоровом полушарии дельта- и тета-активность под влиянием светового раздражения не изменяется. Альфа- и бета-активность резко (в 2,5—3 раза) снижается — депрессируется, показатели интеграторов уменьшаются (с 26 и 25 соответственно до 7 и 9 единиц). В «больном» полушарии в зоне проекции опухоли — реакция иная: бета-альфа- и тета-активность под влиянием светового раздражения практически не изменяется, в то время как интегральная активность дельта-диапазона нарастает (с 28 до 36 единиц за 5 секунд).
Для сравнения реактивности ритмов ЭЭГ разных людей в разных отведениях или при исследовании в динамике важно выразить реакцию в сравнимых относительных величинах. Для этого можно представить показания интегратора во время реакции в процентах по отношению к фоновой выраженности каждого из ритмов, принимая фоновую активность перед раздражением за 100%.
В качестве иллюстрации приведем реакции ритмов разных диапазонов ЭЭГ на звуковое раздражение у больного с внемозговой опухолью левой лобной области в отведении от зоны проекции очага и симметричной области «здорового» полушария (рис. 129, Б). До раздражения в области очага дельта-активность выражена максимально при небольших значениях амплитудных показателей других ритмов (дельта — 33 единицы интегратора, тета — 10 единиц, альфа—7 единиц). В симметричной области правого полушария также невысокие значения амплитуды по показаниям интегратора по всем трем исследуемым диапазонам ритмов. При звуковом раздражении отмечается нарастание дельта-активности в обоих отведениях и особенно в последействии звукового раздражения в зоне очага. Другие ритмы реагируют меньше, хотя их нарастание относительно фона отчетливее. При пересчете показателей интегратора в процентах относительно выраженности каждого ритма в фоне, взятом за 100%, видно, что реактивность изменений в «здоровом» полушарии относительно выше, хотя в абсолютных показателях дельта-активность более выражена на стороне поражения. В «здоровом» полушарии относительное увеличение дельта-ритма во время действия звука достигает 39%, а в последействии — 66%, в то время как в зоне очага во время действия звука дельта-ритм нарастает по сравнению с выраженностью в фоне на 3% (надо отметить, что в фоне дельта-ритм был сильно выражен), а в последействии — на 39%. Эти данные частотного анализа позволяют количественно оценить реактивность в относительных величинах и подтверждают общее положение о том, что в зоне проекции опухоли падает реактивность нервных элементов.
Частотный анализ ЭЭГ больных с очаговыми поражениями мозга выявил очень большую вариабельность в изменениях ритмов под влиянием афферентных раздражений при разной локализации поражения. Среди всех вариантов, зависящих, по-видимому, от степени вовлечения в патологический процесс разных мозговых структур, интенсивности и модальности стимуляции, удалось выявить лишь некоторые условия, когда реакция ЭЭГ стабильна. Так удалось показать достоверное снижение реактивности колебаний диапазона альфа на ЭЭГ затылочной области коры в ответ на световые раздражения в случае деафферентации затылочной доли — у больных с гомонимной гемианопсией. При этом реакции колебаний других диапазонов, например дельта, сохраняются. Это позволяет говорить об определенной функциональной зависимости альфа- колебаний от световой стимуляции и о различии генераторов альфа- и дельта-ритмов ЭЭГ.
При локальном поражении лобно-височной области одного из полушарий выявилась достоверная реакция медленных составляющих спектра ЭЭГ в передних отделах обоих полушарий в форме их следового усиления в ответ на звуковые раздражения. Реакция усиления дельта- и меньше тета-колебаний в лобно-височных отделах на следах звукового раздражения особенно отчетливо проявляется в «здоровом» полушарии, в отведениях симметричных проекций патологического очага. Эта реакция более отчетлива в случаях интрацеребральных поражений, когда в патологический процесс включаются глубинные отделы височной доли. Возможно, такая реакция есть отражение активности патологически измененной гиппокамповой формации.
Следует полагать, что в конечной реакции на афферентные раздражения разных компонентов ЭЭГ важную роль играет соотношение потока импульсации по специфической и неспецифической афферентным системам.
Используя данные частотного анализа ЭЭГ, можно получить количественное определение еще одной стороны патологических изменений электрической активности — степени ее стабильности. Этот показатель важен для оценки общемозговых изменений ЭЭГ и проявления в ее картине патологических влияний из стволовых отделов мозга при опухолях, травме, поражениях сосудов головного мозга. Этот показатель был предложен С. П. Киндерене для оценки динамики изменений ЭЭГ больных с острой черепно-мозговой травмой. Он определяется путем вычисления средних квадратических отклонений интегральных показателей каждого из частотных составляющих за ряд «эпох», затем путем вычисления среднего квадратического отклонения суммарной активности (из суммы средних квадратических отклонений по ритмам путем деления ее на число полосовых фильтров). Последнее будет характеризовать стабильность полной ЭЭГ. С. П. Киндерене (1970) показала, что в случаях острой черепно-мозговой травмы имеет место последовательная смена фаз изменения стабильности ЭЭГ; при тяжелейшей травме имеется устойчивая стабильность спектра ЭЭГ. При менее тяжелой травме в начальном периоде стабильность картины мала; эту фазу по ходу регресса патологического процесса сменяет фаза второго повышения стабильности, свидетельствующая об устойчивости картины ЭЭГ на фоне общего снижения амплитуды колебаний. В последующем при регрессе процесса выявляется фаза второго ослабления стабильности, которая протекает при нормализации картины ЭЭГ, выявлении альфа-ритма и уменьшении медленных колебаний. Динамика стабильности ЭЭГ, полученная при частотном анализе, характеризует фазное течение патологического процесса в стволовых отделах мозга, имеющего существенное значение при черепно-мозговой травме.
Как было видно из всего изложенного, применение частотного анализа ЭЭГ позволяет выявить скрытые при визуальной оценке особенности изменения ЭЭГ при очаговых поражениях мозга, количественно объективно оценить имеющиеся изменения при разной локализации и характере очага, динамику изменений ЭЭГ на разных стадиях патологического процесса при повторных исследованиях, реакции разных диапазонов ритмов на патологический процесс и в ответ на афферентные раздражения. Ценной является возможность получить количественную характеристику ЭЭГ в норме и выявить вариабельность по разным частотным составляющим ЭЭГ, получив тем самым исходные данные для определения изменений, возникающих при разных патологических процессах. Частотный анализ дает возможность раздельно исследовать разные физиологические ритмы, составляющие ЭЭГ, и прослеживать их изменения и реактивность, что важно для выяснения вопроса о происхождении компонентов ЭЭГ.



 
« Клиническая фармакология   Клинические лекции по психиатрии детского возраста »