Начало >> Статьи >> Архивы >> Клиническая электроэнцефалография

Клиническая электроэнцефалография

Оглавление
Клиническая электроэнцефалография
Электроэнцефалография
Гипотезы о происхождении электрической активности
Методика регистрации и исследования
Электроды и их коммутация
Усилители, регистрирующие устройства
Калибровка канала электроэнцефалографа
Распознавание и устранение артефактов в записи
Приемы применения функциональных нагрузок, регистрации электрической активности
Электроэнцефалограмма здорового человека
Изменения ЭЭГ при различных функциональных состояниях мозга
Реакция ЭЭГ на ритмические раздражения, условнорефлекторные изменения
Физиологическая оценка изменений ЭЭГ при опухолях головного мозга
Природа очага патологической электрической активности
Локальные изменения ЭЭГ разного типа в зоне опухоли
Вторичные изменения ЭЭГ, выраженные на расстоянии от опухоли
Дифференциация внемозговых и внутримозговых опухолей
Соотношение локальных и общих изменений ЭЭГ, проявление очага
Изменения ЭЭГ в зависимости от локализации опухоли мозга
Опухоли лобной локализации
Опухоли теменной и теменно-центральной локализации
Опухоли височной и затылочной локализации
Опухоли подкоркового глубинного расположения
Опухоли в области задней черепной ямки
Дифференциация очага патологической активности суб- и супратенториального расположения
Электроэнцефалография при опухолях базальной локализации
ЭЭГ при опухолях III желудочка
ЭЭГ при краниофарингиомах
ЭЭГ при опухолях гипофиза
Выявление нечетко выраженных-очаговых изменений при помощи дополнительных приемов
Выявление очаговых изменений на фоне негрубых общемозговых нарушений
Выявление очаговых признаков на фоне грубых общемозговых изменений
Изменения вызванных потенциалов при очаговой патологии
Электроэнцефалография при сосудистых поражениях головного мозга в нейрохирургической клинике
ЭЭГ при артерио-венозных аневризмах головного мозга
ЭЭГ при артериальных аневризмах головного мозга
ЭЭГ при спазмах магистральных артерий
ЭЭГ при каротидно-кавернозных соустьях
Электроэнцефалограмма при черепно-мозговой травме
ЭЭГ при легкой черепно-мозговой травме
ЭЭГ при травме средней степени и тяжелой черепно-мозговой травме
ЭЭГ при посттравматических коматозных состояниях
ЭЭГ при закрытой черепно-мозговой травме, осложненной внутричерепной гематомой
Особенности ЭЭГ в отдаленном периоде после черепно-мозговой травмы
ЭЭГ при арахноидитах и арахноэнцефалитах
ЭЭГ при абсцессах головного мозга
ЭЭГ при паразитарных формах поражения головного мозга
Возрастные особенности ЭЭГ здоровых детей
Общемозговые изменения ЭЭГ у детей с поражением головного мозга
Особенности ЭЭГ при поражении ствола мозга на уровне задней черепной ямки
ЭЭГ детей с краниофарингиомами
ЭЭГ детей при краниостенозах
ЭЭГ детей при акклюзионной гидроцефалии
Автоматический математический анализ ЭЭГ
Частотный анализ ЭЭГ
Корреляционный анализ ЭЭГ
Спектральный анализ ЭЭГ
Другие методы анализа ЭЭГ человека
Литература

Академия медицинских НАУК СССР
КЛИНИЧЕСКАЯ ЭЛЕКТРОЭНЦЕФАЛОГРАФИЯ
Под редакцией, члена-корреспондента АМН СССР В. С. РУСИНОВА
Книга является обобщением многолетнего опыта работы коллектива электрофнзиологической лаборатории Института нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко АМН СССР. В ней последовательно излагаются теоретические основы и принципы подхода к расшифровке электроэнцефалограмм больных с очаговыми поражениями головного мозга, которые могут помочь при определении дифференциального диагноза и локализации поражения. Указаны основные методические приемы электроэнцефалографического обследования человека, рассматриваются с соответствующими иллюстрациями наиболее типичные электроэнцефалограммы при очаговых поражениях головного мозга.
Книга рассчитана на медиков, биологов, физиологов, биофизиков и других специалистов, интересующихся работой головного мозга человека в норме и патологии; она может служить руководством для нейрохирургов, невропатологов, психиатров и врачей других специальностей, желающих овладеть методом клинической электроэнцефалографии, а также в качестве дополнительной литературы для студентов медиков и биологов старших курсов.
The monograph generalizes the experience accumulated by the workers of electrophysiological laboratory of Burdenko neurosurgical Institute of the Academy of Medical Sciences of the USSR li deals with theoretical basis and principles of deciphering of electroencephalograms of patienls with focal affections of brain which can be favourable to differential diagnosis and to finding of localization of affection. The boob treats o! methods of men electroencephalography and describes the electroencephalograms typical in focal affections brain.
The monograph is intended for medical workers, biologists, physiologists, biophysicists and other specialists who tane an interest in study of work of human brain; it can be also used as manual by neurosurgeons, neuropathologists, psychiatrists and by medical workers keen' on study of menthods of clinical electroencephalography. The book will be useful for undergraduates of medical and biological colleges.

В настоящее время электроэнцефалография применяется как один из дополнительных методов исследования больных во многих клиниках: нейрохирургической, неврологической, психиатрической, эндокринологической и др. В нейрохирургической и неврологической клинике этот метод является неотъемлемым звеном в комплексной диагностике; его практическая и познавательная роль столь значительна, что современный нейрохирург и невропатолог почувствовали бы себя, лишившись электроэнцефалографического исследования, так, как если бы оказались в конце прошлого века, лишившись люмбальной пункции при заболеваниях центральной нервной системы.
Нейрохирурги, невропатологи, травматологи пользуются данными электроэнцефалографии уже не только как научно-исследовательским методом, но и в буквальном смысле слова как практически-диагностическим. Развитие электроэнцефалографии тесно связано с введением в практику лабораторного и клинического исследования новейшей усилительной техники и электронных регистрирующих аппаратов. Помимо значения для исследований общих закономерностей деятельности высших этажей центральной нервной системы, электроэнцефалография имеет неоспоримую ценность для выяснения патологического состояния головного мозга, особенно для локализации патологического очага при его органических поражениях.
Электроэнцефалография — одна из объективных методик исследования функционального состояния головного мозга человека, применимых даже тогда, когда исследуемый находится в бессознательном состоянии.
В советской литературе в настоящее время нет монографии, в которой достаточно полно и последовательно были бы рассмотрены вопросы энцефалографии.

1
КРАТКИЙ ОБЗОР ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ЭЛЕКТРОЭНЦЕФАЛОГРАФИИ
ОТКРЫТИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ГОЛОВНОГО МОЗГА. ПЕРВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Центральная нервная система, начиная с продолговатого мозга, обладает ритмической спонтанной электрической активностью. Эта ритмика сложна. Она зависит от функциональной организации структуры, от которой отводится электрограмма, и от состояния структуры во время регистрации. Ритмическая электрическая активность изменяется под влиянием раздражений.
Электроэнцефалография (от греческого enkephalos— мозг и grapho — нишу)—раздел электрофизиологии центральной нервной системы, занимающийся изучением закономерностей электрической активности в головном мозге. Это одна из наиболее распространенных современных методик исследования деятельности головного мозга; она основана на регистрации электрических потенциалов, являющихся ингредиентом деятельного состояния всякой возбудимой ткани организма.
Электроэнцефалограмма (ЭЭГ)—кривая, получаемая при регистрации колебаний электрических потенциалов головного мозга через покровы черепа. Запись электрической активности непосредственно с обнаженного мозга называется электрокортикограммой.
Электрическая активность в коре больших полушарий животных была известна физиологам еще в середине прошлого столетия. Du Bois-Reymond (1849) обнаружил электронегативность в месте разреза головного мозга лягушки и черепахи. Затем около 25 лет электрическую активность головного мозга никто не исследовал. Это было время интенсивной разработки физиологии периферической нервной системы. Лишь в 1875 г. Caton показал появление электронегативности в головном мозге кроликов и обезьян при различных раздражениях (свет и др.). В. Я. Данилевский (1876) независимо от Caton обнаружил электрические колебания в коре большого мозга и подкорковых образованиях собаки. В ответ на звуковые раздражения он получал электронегативность преимущественно в задних отделах, а на раздражение кожных нервов — преимущественно в передних отделах больших полушарий.
В.  Я. Данилевский считал, что электрофизиологическая методика имеет большое значение для исследований локализаций функций в коре больших полушарий. И. М. Сеченов (1882) более отчетливо, чем В. Я. Данилевский, показал наличие «спонтанных» колебаний электрической активности в центральной нервной системе, причем он подчеркнул, что называет их спонтанными не для обозначения их природы, а чтобы показать их «взрывной» характер. Эта работа ценна постановкой вопроса о связи электрической активности с основными физиологическими процессами в центральной нервной системе. Наблюдая эффект замедления и ослабления электрических колебаний при раздражении, И. М. Сеченов связал их с теми положениями физиологии, которые были уже известны, в частности, из исследований электрокардиограммы. Замедление и остановку спонтанных колебаний электрической активности продолговатого мозга лягушки при определенных раздражениях седалищного нерва он рассматривал как случай «задерживающего или тормозящего действия».
Н. Е. Введенский (1884) применил только что изобретенный телефон к исследованию электрической активности, возникающей при возбуждении в мышцах и нервах, а затем и в нервных центрах. Вводя в большие полушария собаки иглы, соединенные с телефоном, он обнаружил в виде звукового эффекта ритмическую активность головного мозга. Привлекает внимание Факт: раздражение центрального конца седалищного нерва вызывало исчезновение звукового эффекта. Иначе говоря, Н. Е. Введенский впервые обнаружил хорошо известную теперь депрессию основного ритма коры, наступающую под влиянием афферентных раздражений.
Так обстояло дело с исследованием электрической активности головного мозга до 1890 г., когда появилась работа Beck, выполненная на лягушках, кроликах, собаках и обезьянах. В истории электрофизиологии эта работа сыграла большую роль. Она послужила стимулом для интенсивной разработки электрофизиологии центральной нервной системы. Появилась серия статей: Gotch г Horsley, В. Я. Данилевского, von Marxow. Gotch и Horsley (1891) подчеркивали, что за несколько лет до Beck они провели подобное же исследование на спинном мозге.

Я. Данилевский опубликовал данные своей работы 1876 г. и привел протоколы опытов. Von Marxow писал, что за 7 лет до Beck он обнаружил электрическую активность в больших полушариях в ответ на афферентные раздражения и назвал их функциональными электрическими токами. Не публикуя своей работы, он переслал ее в запечатанном виде в Венскую Академию наук. Из опубликованной работы von Marxow видно, что при отведении от симметричных точек зрительной коры и раздражении светом получается электронегативность. Но это было известно и до него! Кроме того, он нашел, что изменения электрической активности можно наблюдать также при отведении от черепа животного. Это, по-видимому, и послужило причиной закрытого доклада. В 1883 г. подобная возможность казалась невероятной.

В 90-х годах прошлого столетия остро дискутировался вопрос о локализации функций в головном мозге. Б. Ф. Вериго (1889) применил гальванометр для исследования данной проблемы. Внимания заслуживает также серия замечательных по тому времени работ В. Е. Ларионова, А. Тривуса и П. Ю. Кауфмана (Ростовцева), вышедших из лаборатории В. М. Бехтерева.

В. Е. Ларионов (1889), определяя токи коры большого мозга в области «тоновых центров» при раздражении периферических слуховых органов, заметил, что головной мозг собаки по отношению к покоящейся мышце всегда электроотрицателен. Этот факт подтверждал взгляд Beck, что электрическая активность головного мозга (ток покоя) на самом деле есть токи действия; иначе говоря, головной мозг всегда находится в возбужденном состоянии. В. Е. Ларионов пришел к выводу, что дендриты нейронов, но крайней мере в чувствительной сфере коры, имеют отрицательный полюс, а осевые цилиндры, идущие к спинному мозгу,— положительный. Наиболее заметные изменения в электрической активности при раздражении глаз светом происходили в его опытах в затылочных областях коры.
Работа С. А. Тривуса (1890) о токах в коре под влиянием периферических раздражений, посвященная также проблеме локализации функций, привлекает внимание постановкой вопросов о следах в центральной нервной системе после афферентных раздражении, о способах передачи возбуждения с нейрона на нейрон, об иррадиации возбуждения в коре и эфаптических влияниях. Автор писал: «Быть может, функциональные ассоциации не требуют особенных анатомических проводников, так как электрическая индукция действует на расстоянии». В его работе представлена программа электрофизиологических исследований деятельности центральной нервной системы. На многие из поставленных им вопросов до сих пор нет ответа. Он работал на собаках без наркоза и заметил «отрицательное колебание с предшествующим незначительным положительным при раздражении светом». Следовательно, еще в прошлом веке при помощи зеркального  гальванометра была открыта общая форма вызванного потенциала в коре. Иногда ответы на свет С. А. Тривус наблюдал и в других участках коры, помимо затылочной области. Было бы ошибочно, полагал автор, считать «эти ответы не в затылочной области коры за обстоятельство, противоречившее физиологическому значению».
Лаборатория В. М. Бехтерева длительное время сохраняла интерес к электрофизиологии. В 1912 г. из его лаборатории появилась работа П. Ю. Кауфмана (Ростовцева): «Электрические явления головного мозга». К этому времени С. И. Чирьев поставил с полемической остротой вопрос о самом факте существования электрической активности в головном мозге. Он считал, что в естественном состоянии в мозге не могут происходить электрические колебания. Для подтверждения своего положения С. И. Чирьев привел данные опытов об отсутствии электрических колебаний в мозге животных, находящихся под наркозом. Возникающие под влиянием раздражений электрические реакции (вызванные ответы) он объяснял перемещением крови в сосудах мозга и лимфы в субарахноидальных пространствах.
П. Ю. Кауфман в опытах на собаках исследовал электрические процессы с черепа, с твердой мозговой оболочки и с поверхности коры. Он показал, что присутствие кости не влияет на электрическую активность, а вносит только дополнительное сопротивление. Он установил также, что влияние наркоза является двухфазным: сначала происходит усиление активности, а затем ее падение; на умирающем головном мозге фазовые изменения электрической активности наблюдаются еще через 48 минут после остановки дыхания.
Работой П. Ю. Кауфмана заканчивается начальный период исследования электрических процессов головного мозга. В этот период был открыт сам факт наличия электрической активности в центральной нервной системе и в его высшем отделе — коре большого мозга, а также в подкорковых структурах. Было доказано, что электрическая активность имеет физиологическое значение; она исчезает только при глубоком наркозе животного или после его смерти. Изменение состояния мозга отражается на его электрической активности, которая меняется под влиянием афферентных раздражений. Электрофизиологический метод приобрел важное значение при исследовании физиологии центральной нервной системы.
Большинство работ начального периода было выполнено при помощи зеркальных гальванометров — приборов, показания которых зависят от силы проходящего через них тока. Гальванометры, хотя и обладают достаточной чувствительностью (в опытах Кауфмана она доходила до 10-9 А), но у них слишком мала подвижность, поэтому авторы имели дело с медленными длительными потенциалами, которые теперь регистрируются с помощью усилителей постоянного тока. Быстрые же колебания потенциала из-за инерции гальванометров если и наблюдались старыми авторами, то в искаженной форме.



 
« Клиническая фармакология   Клинические лекции по психиатрии детского возраста »