Начало >> Статьи >> Архивы >> Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Агрессивно-защитный тип изменения характера - Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Оглавление
Клинические лекции по психиатрии детского возраста
Пути развития пограничной психиатрии
Реактивные психозы и неврозы
Психическая травматизация - реактивные психозы и неврозы
Систематика реактивных состояний
Острые психогенные реакции шокового и субшокового характера
Клинические примеры психогенных реакций шокового характера
Реактивные депрессии
Реактивные параноиды
Неврастения
Течение и лечение неврастении
Невроз страха
Клиническая картина и течение невроза страха
Лечение, формы и патогенез неврозов страха
Истерия
Симптоматика истерической реакции
Течение и прогноз истерии
Лечение истерических реакций
Затяжные формы реактивных состояний
Невроз навязчивых состояний
Течение невроза навязчивых действий
Патофизиология и лечение невроза навязчивых действий
Моносимптоматические неврозы с вегетативно-соматическими расстройствами
Анорексия
Расстройства дыхания - моносимптоматические неврозы
Ночной энурез - моносимптоматические неврозы
Недержание кала - моносимптоматические неврозы
Ночной испуг
Расстройства речи - психогенные реакции
Лечение заикания
Функциональные тики - психогенные реакции
Реакция протеста
Активные реакции протеста
Течение реакции протеста
Лечение и профилактика реакции протеста
Изменение характера под влиянием неблагоприятных условий воспитания
Агрессивно-защитный тип изменения характера
Пассивно-защитный тип изменения характера
Инфантилизированный тип изменения характера
Патологические реакции в переходные возрастные периоды
Патологические реакции в первом пубертатном периоде
Патологические реакции в пубертатном периоде
Учение о психопатии
Причины психопатий
Определение понятия и диагностика психопатий
Группировка психопатий
Аномалия развития нервной системы по типу дисгармонического инфантилизма
Искаженное развитие - психопатии
Аномалия развития в связи с повреждением нервной системы на ранних этапах ее онтогенеза
Диагноз и лечение психопатий
Клиника психопатий первой группы
Возрастные различия неустойчивых психопатических личностей
Истероидные личности
Психопатические личности с ведущим синдромом псевдологии
Распознавание психопатий первой группы
Гипертимические личности
Клиническая картина гипертимической личности
Диагноз гипертимической личности
Аутичные личности
Психастенические личности
Клиника и лечение психастенических личностей
Параноики и эпилептоиды -  психастенические личности
Распознавание психопатий второй   группы
Диагноз психопатий первой и второй группы - клинические примеры
Диагноз аутичных и психопатий второй группы
Клиника психопатий третьей группы
Клиника первого варианта психопатий третьей группы
Клиника психопатий третьей группы, второй разновидности
Клиника психопатий третьей группы, третьей разновидности
Распознавание психопатий третьей группы
Распознавание психопатий третьей группы и органической психопатии с патологическим формированием характера
Психопатии третьей группы и психопатоподобные состояния при процессуальных нервно-психических заболеваниях
Психопатии третьей группы и мозговые заболевания
Клиника врожденной нервности
Патогенетическая основа врожденной нервности
Клинические проявления врожденной нервности
Диагноз врожденной нервности
Причины и профилактика врожденной нервности
Синдром неодолимых влечений и импульсивных действий
Синдром неодолимых влечений - онанизм
Пиромания
Клептомания
Дромомания
Распознавание, течение, прогноз и лечение синдромов неодолимых влечений
Психотерапия пограничных форм психических расстройств
Физиотерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Светолечение и гидротерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Медикаментозное лечение пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика неустойчивых психопатических личностей
Лечебная педагогика аутистов

Агрессивно-защитный тип встречается обычно в тех случаях, когда развитие ребенка протекает в недружной семье, быт которой полон конфликтов, размолвок и раздоров. В такой семье, как правило, нет упорядоченного уклада жизни, организованного режима, необходимого для воспитания у ребенка трудовой установки и правильных форм общения с окружающими. Постоянные скандалы, грубость и несдержанность членов семьи травмируют ребенка и создают атмосферу постоянного психического напряжения, истощающего его нервную систему. Если к этому присоединяется материальная необеспеченность семьи (нередко вызванная не столько малым заработком, сколько бесхозяйственностью и особенно пьянством отца) и безнадзорность ребенка, то понятно, что в таких условиях у него развивается возбудимость и неустойчивость в поведении. Постоянное нервное напряжение, необходимость защищаться от обид, наносимых старшими членами семьи, часто срывающими на ребенке свое раздражение, формируют агрессивно-защитную установку. Естественно, что в такой атмосфере стимулируется развитие эгоизма, грубости, жадности и недоброжелательности.
Недоверчивое отношение к окружающим, позиция «одного против всех», постоянная готовность к самозащите фиксируются и сохраняются и за пределами семейных взаимоотношений и в дальнейшем существенно мешают установлению контакта с людьми. Поэтому в школе такой ребенок обычно вступает в конфликт с педагогами и товарищами, плохо осваивает режим и довольно быстро приобретает репутацию «дезорганизатора». Жалобы со стороны педагога на плохое поведение в школе еще больше обостряют конфликтную ситуацию в семье и нередко служат одной из причин ухода из школы, а иногда из семьи.
В некоторых случаях причиной агрессивно-защитного типа поведения бывают психогенные травмы, вызванные семейной ситуацией (развод родителей, появление мачехи или отчима, неправильно относящихся к ребенку).

Мальчик 15 лет. Мать жалуется на резкие изменения в его поведении в течение последних 3 лет. Мальчик стал скрытен, замкнут, груб и резок с матерью и отчимом, пропускал занятия в школе, время проводил вне дома (один раз даже не вернулся ночевать). Недавно открыл запертый ящик письменного стола, взял часы покойного отца и категорически отказался их вернуть. С матерью последнее время не разговаривает, на вопросы, где он бывает и что делает, отвечает молчанием или грубостями.
Из анамнеза, со слов матери, известно, что ребенок родился в срок, развивался нормально. В возрасте 8 лет перенес ветряную оспу, 10 лет — корь; болезни протекали легко, без осложнений. Рос здоровым жизнерадостным ребенком, в меру подвижным, очень приветливым и общительным. С 5 до 7 лет посещал детский сад, где педагоги отмечали его хорошие  способности, инициативность в играх, доброту и уживчивость со сверстниками. В семье также был ласков, несколько шаловлив, но послушен и не строптив. В школу поступил в возрасте 8 лет, учился хорошо, вел себя правильно, имел много товарищей.
С 6 до 10 лет жил с матерью и бабушкой в эвакуации в довольно трудных условиях. Дома охотно помогал старшим по хозяйству, был к ним очень внимателен, тосковал по отцу, волновался, когда от него долго не было писем с фронта. В возрасте 10 лет вернулся в Москву, продолжал учиться в школе. Вскоре пришло известие о гибели отца. Мальчик тяжело переживал утрату, осунулся, плохо спал, по ночам потихоньку плакал. К матери стал особенно внимателен, старался ее утешить, говорил, что бывают ошибочные извещения, может быть, отец жив и еще вернется к ним. Учился хорошо, старательно, педагоги отмечали, что он стал «не по летам серьезным».
Через два года, когда ему было 12 лет, мать вторично вышла замуж. Отчима встретил недружелюбно, держался корректно, но уходил из комнаты при его появлении, почти не разговаривал с ним. Просьба матери называть отчима отцом вызвала бурную аффективную реакцию: он дрожал всем телом, старался сдержать слезы, кричал: «Нет моего отца и никогда не будет! Я ему не изменю! Это ты такая!..». После этого с матерью стал груб, часто упрекал ее в измене памяти отца. Учиться в школе стал плохо, взаимоотношения с педагогами и товарищами испортились. Мальчик пропускал школьные занятия, до позднего вечера не приходил домой, никому не говорил, где и с кем бывал.
Отношения в семье становились все более напряженными и дошли до открытой вражды, когда отчим начал пользоваться вещами покойного отца (носил его костюмы, завладел письменным столом, книгами и т. п.). Мальчик в очень грубой форме потребовал, чтобы ему отдали все вещи отца, отделили часть комнаты.
В последнее время он совершенно перестал разговаривать с матерью, рано утром уходил из дому, возвращался поздно вечером, на кухне съедал оставленную ему пищу и ложился спать. В то же время начал серьезно и напряженно учиться; успеваемость в школе повысилась, но педагоги заметили, что мальчик стал угрюмым, молчаливым, чуждался товарищей, попытки классного руководителя поговорить с ним встречал враждебно («мне с вами не о чем говорить»). Однажды взломал ящик письменного стола и взял часы отца. На упреки матери отвечал, что часы принадлежат ему и он их никому не отдаст.
Физическое развитие мальчика соответствует возрасту; со стороны нервной системы и внутренних органов отклонений нет. Отмечается бледность лица, синева под глазами. Часто беспокойный сон — бормочет, вертится в постели.
Психическое состояние: от беседы с врачом отказывается, заявляет, что он совершенно здоров, «а остальное вас не касается; я ничего говорить не буду». На вопросы не отвечает. Когда речь зашла о его матери и жизни в семье, мальчик покраснел, злобно посмотрел на врача, стиснул зубы, но ничего не ответил. В стационаре ведет себя правильно, режима не нарушает, работает в мастерской, но ни с кем не разговаривает, со сверстниками не сближается, к взрослым относится враждебно, неизменно отвечая на все вопросы: «Это мое дело, вас не касается». В течение первых 2 недель все свободное время сидел на койке, опустив голову, не обращая внимания на окружающих. Позже начал много читать, предпочитал книги о войне и научно-популярную литературу. От свиданий с матерью категорически отказался, передачу от нее не принимал. Уговоры персонала вызывали раздражение, гневные взгляды и неизменный ответ: «Не хочу, не буду». В течение всего времени пребывания в стационаре оставался недоступным, угрюмым, настороженным, недоброжелательным.
После выписки из стационара мальчик без ведома матери оставил школу, поступил в ремесленное училище и поселился в общежитии. От встреч с матерью отказывался.

Поведение мальчика в течение последних 3 лет резко изменилось: из жизнерадостного, общительного, ласкового, доверчивого ребенка он превратился в угрюмого, скрытного, озлобленного, враждебно относящегося ко всем окружающим. Однако это превращение было вызвано не психической травмой (смертью отца), так как непосредственно после нее мальчик был особенно сердечен и чуток к матери. Основной причиной явилась «измена» матери памяти отца и появление отчима. Оскорбленный в своих самых глубоких чувствах — любви и уважения к памяти отца, мальчик почувствовал себя не только одиноким, но и униженным необходимостью подчиняться тем, кто его оскорбил. В такой ситуации психологически понятно развитие агрессивно-защитного поведения, озлобленности и враждебности.
Возможно, что известную роль во всем этом играла и особая чувствительность к вопросам личной жизни, и психическая неуравновешенность, свойственные подросткам в пубертатном возрасте.
Однако, несмотря на трудную ситуацию, после срыва в поведении, имевшего характер бурного протеста, он все же нашел рациональный выход: напряженное учение в школе, переход в ремесленное училище, избавляющий его от необходимости жить с матерью и отчимом. Такой путь разрешения сложного вопроса свидетельствует о большой стеничности подростка и правильной оценке реальных возможностей. Все это дает основание отвергнуть первоначально возникавшие предположения о психопатии или сдвиге, обусловленном переходным возрастом, и подтвердить диагноз, установленный в стационаре. Из катамнеза, полученного через год, известно, что мальчик успешно учится, ведет себя правильно, но остается замкнутым, малообщительным, невеселым, молчаливым (разговаривает только «по делу»). С матерью не встречается.
Чем дольше живет ребенок в травмирующей обстановке, тем устойчивее и ярче становятся элементы агрессивно-защитного поведения.



 
« Клиническая электроэнцефалография   Клинические особенности задержки полового развития у девочек из деструктивных семей »