Начало >> Статьи >> Архивы >> Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Инфантилизированный тип изменения характера - Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Оглавление
Клинические лекции по психиатрии детского возраста
Пути развития пограничной психиатрии
Реактивные психозы и неврозы
Психическая травматизация - реактивные психозы и неврозы
Систематика реактивных состояний
Острые психогенные реакции шокового и субшокового характера
Клинические примеры психогенных реакций шокового характера
Реактивные депрессии
Реактивные параноиды
Неврастения
Течение и лечение неврастении
Невроз страха
Клиническая картина и течение невроза страха
Лечение, формы и патогенез неврозов страха
Истерия
Симптоматика истерической реакции
Течение и прогноз истерии
Лечение истерических реакций
Затяжные формы реактивных состояний
Невроз навязчивых состояний
Течение невроза навязчивых действий
Патофизиология и лечение невроза навязчивых действий
Моносимптоматические неврозы с вегетативно-соматическими расстройствами
Анорексия
Расстройства дыхания - моносимптоматические неврозы
Ночной энурез - моносимптоматические неврозы
Недержание кала - моносимптоматические неврозы
Ночной испуг
Расстройства речи - психогенные реакции
Лечение заикания
Функциональные тики - психогенные реакции
Реакция протеста
Активные реакции протеста
Течение реакции протеста
Лечение и профилактика реакции протеста
Изменение характера под влиянием неблагоприятных условий воспитания
Агрессивно-защитный тип изменения характера
Пассивно-защитный тип изменения характера
Инфантилизированный тип изменения характера
Патологические реакции в переходные возрастные периоды
Патологические реакции в первом пубертатном периоде
Патологические реакции в пубертатном периоде
Учение о психопатии
Причины психопатий
Определение понятия и диагностика психопатий
Группировка психопатий
Аномалия развития нервной системы по типу дисгармонического инфантилизма
Искаженное развитие - психопатии
Аномалия развития в связи с повреждением нервной системы на ранних этапах ее онтогенеза
Диагноз и лечение психопатий
Клиника психопатий первой группы
Возрастные различия неустойчивых психопатических личностей
Истероидные личности
Психопатические личности с ведущим синдромом псевдологии
Распознавание психопатий первой группы
Гипертимические личности
Клиническая картина гипертимической личности
Диагноз гипертимической личности
Аутичные личности
Психастенические личности
Клиника и лечение психастенических личностей
Параноики и эпилептоиды -  психастенические личности
Распознавание психопатий второй   группы
Диагноз психопатий первой и второй группы - клинические примеры
Диагноз аутичных и психопатий второй группы
Клиника психопатий третьей группы
Клиника первого варианта психопатий третьей группы
Клиника психопатий третьей группы, второй разновидности
Клиника психопатий третьей группы, третьей разновидности
Распознавание психопатий третьей группы
Распознавание психопатий третьей группы и органической психопатии с патологическим формированием характера
Психопатии третьей группы и психопатоподобные состояния при процессуальных нервно-психических заболеваниях
Психопатии третьей группы и мозговые заболевания
Клиника врожденной нервности
Патогенетическая основа врожденной нервности
Клинические проявления врожденной нервности
Диагноз врожденной нервности
Причины и профилактика врожденной нервности
Синдром неодолимых влечений и импульсивных действий
Синдром неодолимых влечений - онанизм
Пиромания
Клептомания
Дромомания
Распознавание, течение, прогноз и лечение синдромов неодолимых влечений
Психотерапия пограничных форм психических расстройств
Физиотерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Светолечение и гидротерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Медикаментозное лечение пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика неустойчивых психопатических личностей
Лечебная педагогика аутистов

«Инфантилизированный» тип. Причиной неправильного формирования характера ребенка может быть и чрезмерное внимание к нему, которое наблюдается при изнеживающем воспитании «единственного» или «самого маленького» ребенка в семье. В подобных случаях искусственно создаются черты инфантильности, и у ребенка формируется инфантильный тип поведения. Чрезмерная забота и стремление избавить ребенка от малейшего затруднения приводят к задержке развития его активной деятельности: он не овладевает соответствующими его возрасту навыками: не умеет одеваться, умываться, опрятно есть и т. п. Непривычка к преодолению препятствий создает крайнюю нетерпеливость, несдержанность, любое незначительное затруднение вызывает аффективную реакцию, крик и слезы. Постоянная опека и оберегание вызывают трусливость, неловкость, неумелость; потакание всем прихотям стимулирует капризность, требовательность, своенравие, эгоизм.
При изнеживающем воспитании заласканный ребенок постепенно перестает ценить любовное отношение окружающих, становится самовлюбленным, тщеславным; частые похвалы, преувеличенная оценка его способностей воспитывают эгоцентризм, жажду признания. Чрезмерная забота, постоянные разговоры в присутствии ребенка о его здоровье делают его мнительным.
Таким образом, и в этих, внешне вполне благополучных, условиях воспитания формирование характера идет неправильно, не воспитывается трудовая направленность, требующая выдержки и организованности, не прививаются навыки самоограничения, обязательные для жизни и деятельности в коллективе. При поступлении в школу такие дети оказываются маловыносливыми: они не приучены к доступной для их возраста сосредоточенности и устают раньше других, на уроках они невнимательны, занятия им кажутся «скучными», так как они привыкли только к играм и развлечениям. Двигательные навыки, необходимые для письма, им даются труднее, чем другим, так как они не получили необходимой тренировки в тех точных и мелких движениях, которые развиваются у детей в процессе повседневного самообслуживания — при застегивании и расстегивании пуговиц, зашнуровывании ботинок, обращении со столовыми приборами и т. п. Легко сближаясь со сверстниками, они часто с ними ссорятся, так как привыкли к постоянному выполнению всех своих желаний и не умеют их ограничивать и уступать другим.

Мальчик 8 лет. Единственный ребенок; физически развит нормально. Воспитание с раннего возраста было неправильным: его умывали и одевали до 5 лет (и теперь он не одевается самостоятельно), кормили с ложечки, уговаривали, обещая за съеденную порцию подарки и развлечения. Все его прихоти безотказно выполнялись; родные восхищались его умом и способностями.
Несмотря на то, что ребенок рос физически здоровым, каждый раз незначительный насморк или кашель вызывал всеобщую тревогу: ребенка надолго укладывали в постель, вызывали врачей, мать ночи напролет проводила около его постели.
Мальчик рос капризным, своенравным, непослушным. К матери был очень привязан,  не отпускал ее от себя, требовал, чтобы она его всюду брала с собой. В возрасте 5 лет он был помещен в детский сад, но пробыл там только 2 недели, так как часами кричал и плакал, требовал, чтобы его отвели к матери. В детском коллективе был труден из-за отсутствия соответствующих его возрасту навыков (не умел самостоятельно одеться, ел медленно и неопрятно и т. п.), а также в связи с капризностью и неуступчивостью — требовал, чтобы ребята выполняли все его желания, ни с кем не считался.
Читать научился легко еще до поступления в школу. В 7 лет начал посещать школу. Первое время учился охотно, но вскоре заявил, что больше не хочет ходить в школу и под всякими предлогами оставался дома. Учительница говорила матери, что у мальчика хорошие способности, но он нетерпелив, неустойчив, малейшее затруднение его раздражает, и он отказывается от работы: легко запоминая начертания букв, он не хочет упражняться в их написании; заполняет тетрадь рисунками, говоря, что «это веселее», в счете делает ошибки из-за невнимательности; объяснений педагога не слушает, отвлекается болтовней или просто залезает под парту, заявляя, что он устал. Отношения с товарищами также не налаживались, они смеялись над его неловкостью, трусливостью и хвастовством. Эти насмешки травмировали самолюбивого и обидчивого мальчика, но постоять за себя он не мог, плакал и жаловался учительнице. В конце учебного года ребенок категорически отказался ходить в школу. Заявил, что все там над ним издеваются, учительница его не защищает и он больше не может «так страдать».
Был направлен в санаторий.
Физическое развитие соответствует возрасту. Со стороны внутренних органов и нервной системы отклонений нет.
Психическое состояние: легко вступает в контакт, общителен, доверчив. В стационаре остался очень неохотно, долго плакал, повторяя: «хочу домой, мне дома лучше». Все же к концу дня успокоился, играл с ребятами. На другой же день начались осложнения: не умел умыться, одеться, убрать свою постель — из-за этого опоздал к завтраку; за столом вертелся, ел медленно, неопрятно, от некоторых блюд отказывался, вставал из-за стола без разрешения, не дожидаясь других. На занятиях сначала работал хорошо, но к концу урока стал невнимателен, сидел неспокойно, разговаривал с соседом. После обеда отказался лечь в постель, не хотел раздеваться; после отдыха не хотел убрать свою постель: «Я не умею, дома никогда этого не делал». Во время занятий в клубной комнате брался то за одну, то за другую игру, не доводя  ни одну из них до конца, все быстро надоедало. К вечеру загрустил, просил, чтобы его отвели домой, плакал.
Постепенно привык к новым условиям, подружился с детьми. После специальных индивидуальных занятий овладел навыками самообслуживания и был очень доволен, когда после проверки его включили в дежурство по столовой. Работоспособность повысилась, занятия в школе наладились. Стал более ловким в движениях, менее трусливым, полюбил занятия гимнастикой, коньки и лыжи.

Иногда такое неправильное изнеживающее воспитание ведет не только к задержке развития самостоятельности и активности ребенка, но стимулирует стремление постоянно быть в центре внимания, вызывать восхищение окружающих, всюду играть первую роль. Так развивается склонность к позированию и жеманству. Все эти особенности делают таких детей очень сходными с психопатическими личностями истероидного типа.
Однако при более тщательном наблюдении удается установить, что эмоциональная жизнь этих детей более богата, привязанности к близким более глубоки, интересы более устойчивы. Недоразвитие высших форм волевой деятельности у этих детей никогда не достигает той степени выраженности, как у психопатических личностей.
Эти дети не обнаруживают наклонности к реакциям истерического типа, у них нет такой резкой внушаемости и самовнушаемости. Развитие гипноидных фазовых состояний, столь характерное для психопатических личностей, не свойственно этим детям.
Некоторые признаки, отличающие их от истероидных личностей, можно найти в общем облике этих детей: а) отсутствуют признаки физического инфантилизма; б) нет и той детской грацильности движений, чрезмерной, преувеличенной выразительности движений, как при психопатии. В то же время у «инфантилизированных» детей более выражена недостаточность двигательных навыков и умений. Характерным для «инфантилизированного» ребенка является относительно быстрое повышение работоспособности при помещении его в надлежащие условия. У детей старшего школьного возраста отмечается резкая разница между поведением ребенка в домашних условиях и в школе. Дома ребенок капризен, требователен, в школе не обнаруживает неправильностей в поведении. В диагностически более трудных случаях большое значение имеет и дальнейшее наблюдение.

При изменениях характера, вызванных неблагоприятными условиями воспитания, дефекты поведения ребенка легче поддаются обратному развитию при перемене обстановки. Это и понятно: нервная система ребенка в таких случаях более полноценна, чем при психопатии, и обладает более высокой пластичностью. Именно поэтому перспективы коррекции подобных характерологических изменений являются благоприятными, а каковы могут быть реальные достижения в этой области, чрезвычайно убедительно показал А. С. Макаренко, давший в своих произведениях живые образы таких детей и подростков и их эволюцию в условиях организованного трудового коллектива.



 
« Клиническая электроэнцефалография   Клинические особенности задержки полового развития у девочек из деструктивных семей »