Начало >> Статьи >> Архивы >> Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Патологические реакции в пубертатном периоде - Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Оглавление
Клинические лекции по психиатрии детского возраста
Пути развития пограничной психиатрии
Реактивные психозы и неврозы
Психическая травматизация - реактивные психозы и неврозы
Систематика реактивных состояний
Острые психогенные реакции шокового и субшокового характера
Клинические примеры психогенных реакций шокового характера
Реактивные депрессии
Реактивные параноиды
Неврастения
Течение и лечение неврастении
Невроз страха
Клиническая картина и течение невроза страха
Лечение, формы и патогенез неврозов страха
Истерия
Симптоматика истерической реакции
Течение и прогноз истерии
Лечение истерических реакций
Затяжные формы реактивных состояний
Невроз навязчивых состояний
Течение невроза навязчивых действий
Патофизиология и лечение невроза навязчивых действий
Моносимптоматические неврозы с вегетативно-соматическими расстройствами
Анорексия
Расстройства дыхания - моносимптоматические неврозы
Ночной энурез - моносимптоматические неврозы
Недержание кала - моносимптоматические неврозы
Ночной испуг
Расстройства речи - психогенные реакции
Лечение заикания
Функциональные тики - психогенные реакции
Реакция протеста
Активные реакции протеста
Течение реакции протеста
Лечение и профилактика реакции протеста
Изменение характера под влиянием неблагоприятных условий воспитания
Агрессивно-защитный тип изменения характера
Пассивно-защитный тип изменения характера
Инфантилизированный тип изменения характера
Патологические реакции в переходные возрастные периоды
Патологические реакции в первом пубертатном периоде
Патологические реакции в пубертатном периоде
Учение о психопатии
Причины психопатий
Определение понятия и диагностика психопатий
Группировка психопатий
Аномалия развития нервной системы по типу дисгармонического инфантилизма
Искаженное развитие - психопатии
Аномалия развития в связи с повреждением нервной системы на ранних этапах ее онтогенеза
Диагноз и лечение психопатий
Клиника психопатий первой группы
Возрастные различия неустойчивых психопатических личностей
Истероидные личности
Психопатические личности с ведущим синдромом псевдологии
Распознавание психопатий первой группы
Гипертимические личности
Клиническая картина гипертимической личности
Диагноз гипертимической личности
Аутичные личности
Психастенические личности
Клиника и лечение психастенических личностей
Параноики и эпилептоиды -  психастенические личности
Распознавание психопатий второй   группы
Диагноз психопатий первой и второй группы - клинические примеры
Диагноз аутичных и психопатий второй группы
Клиника психопатий третьей группы
Клиника первого варианта психопатий третьей группы
Клиника психопатий третьей группы, второй разновидности
Клиника психопатий третьей группы, третьей разновидности
Распознавание психопатий третьей группы
Распознавание психопатий третьей группы и органической психопатии с патологическим формированием характера
Психопатии третьей группы и психопатоподобные состояния при процессуальных нервно-психических заболеваниях
Психопатии третьей группы и мозговые заболевания
Клиника врожденной нервности
Патогенетическая основа врожденной нервности
Клинические проявления врожденной нервности
Диагноз врожденной нервности
Причины и профилактика врожденной нервности
Синдром неодолимых влечений и импульсивных действий
Синдром неодолимых влечений - онанизм
Пиромания
Клептомания
Дромомания
Распознавание, течение, прогноз и лечение синдромов неодолимых влечений
Психотерапия пограничных форм психических расстройств
Физиотерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Светолечение и гидротерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Медикаментозное лечение пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика неустойчивых психопатических личностей
Лечебная педагогика аутистов

В пубертатном периоде происходит еще более глубокая биологическая перестройка в организме, чем в другие переходные периоды. Рост становится очень быстрым, усиливается секреция половых желез и гипофиза, перестраиваются функциональные взаимосвязи нервной и эндокринной систем. Бурное развитие функций гипофиза часто сопровождается нарушением гармонии деятельности различных эндокринных желез. С эволюцией функции гипофиза тесно связана деятельность половых желез, щитовидной железы и надпочечников. Эта временная дисгармония функций внутрисекреторного аппарата обусловливает ряд клинических проявлений, характерных для данного периода. У некоторых подростков отмечаются акромегалоидные особенности (увеличение кистей и стоп, несоразмерно длинные конечности, огрубение черт лица). А. В. Ходжаш указывает, что юношеская дистрофия роста может сопровождаться повышенной утомляемостью и неприятными ощущениями в области сердца, относительно низким кровяным давлением, приглушением сердечных тонов. При дисфункции задней доли гипофиза наблюдаются нерезко выраженные явления несахарного диабета — повышенная жажда и повышенный диурез,— расстройство влечения к пище, иногда «волчий голод». У некоторых подростков отмечаются отдельные признаки адипозо-генитального синдрома — задержка роста, отложение жира на груди и бедрах.
У девочек относительно часто наблюдается возрастное увеличение щитовидной железы, по времени совпадающее с началом менструального цикла. А. В. Ходжаш отмечает у них небольшую тахикардию, лабильность пульса и кровяного давления, наклонность к потливости, повышенную эмоциональную возбудимость. Все эти изменения, связанные с эндокринной дисфункцией пубертатного периода, являются преходящими и проходят с концом периода полового созревания.
Характерная для этого периода дисгармония отмечается не только в физическом строении подростка, но и в его психическом развитии. Это вполне понятно, если учесть, что при бурно протекающем пубертатном периоде временно может меняться естественная иерархия взаимоотношений между деятельностью коры полушарий и подкорковой области. Равновесие, достигнутое в предыдущей возрастной фазе, нарушается, ослабляется корковый контроль, в мотивации поведения подростка большую роль приобретают примитивные эмоции и инстинкты. Поведение подростка характеризуется не только малой устойчивостью, но и большой противоречивостью эмоций. Тонкая чувствительность у них часто сочетается с черствостью. Самонадеянность уживается с застенчивостью и неуверенностью в себе, усиливается интерес к другому полу, возникают еще не совсем понятные подростку сексуальные влечения. Появляется повышенный интерес к своей личности, болезненно воспринимается оценка ее другими. Будучи чрезмерно критичным в отношении окружающих (в особенности в отношении своих родных), подросток недостаточно критичен по отношению к самому себе. Иногда отмечается неустойчивость настроения, колебания между веселым и подавленным, раздражительным и спокойным, между напряженностью и бездеятельностью. Эти расстройства настроения особенно часты у девочек и часто возникают одновременно с началом менструаций. Отмечаются, также снижение работоспособности, быстрая утомляемость, жалобы на головные боли. У некоторых подростков в этом периоде наблюдается стремление к уединению, к уходу в себя.

В психологической и медицинской литературе уделяют большое внимание описанию патологических черт характера, •связанных с пубертатным периодом. Некоторые авторы выделяют две фазы — негативную и позитивную. Первая характеризуется потерей прежних интересов, переоценкой всех прошлых «ценностей», недоверием к бывшим авторитетам, негативистической установкой ко всему окружающему. У мальчиков эта негативная фаза наступает от 14 до 16 лет, у девочек несколько раньше — от 12 до 14 лет, иногда одновременно с началом менструаций. В последующей, позитивной, фазе появляются новые интересы, желания, повышается уверенность в своих силах, стремление к деятельности.
Советские авторы (В. И. Аккерман и М. Я. Брайнина, З.        А. Соловьева) возражают против переоценки роли биологических сдвигов пубертатного возраста в возникновении патологических черт характера. Они не придают им значения «фатального» фактора и подчеркивают, что возникновение патологических реакций в значительной степени зависит от условий среды и воспитания.
С этим полностью согласуются и наши наблюдения. Патологическое поведение у подростков в пубертатном периоде возникает чаще всего под влиянием сочетания ряда неблагоприятных моментов. Имеют значение преморбидные особенности: психопатические черты характера, эндокринные расстройства, остаточные явления перенесенных заболеваний и отсутствие стойких навыков к труду, недостаточная связь с коллективом и др. В этих особых случаях пубертатный период протекает более тяжело и является фактором, предрасполагающим к возникновению патологических реакций даже под влиянием незначительных вредностей.

Как показывают клинические наблюдения, существует ряд патологических симптомокомплексов, более или менее специфических для пубертатной фазы развития. Эти синдромы встречаются в картине различных заболеваний, начинающихся в этом периоде. Они могут быть и клиническим выражением затяжных патологических реакций пубертатного периода.

К числу частых клинических симптомокомплексов этого рода относятся следующие.

  1. Болезненное мудрствование, философствование на отвлеченные темы с бесплодной критикой авторитетов, сопровождающиеся иногда отчуждением от окружающих и уходом во внутренний мир.
  2. Повышенное внимание к своему физическому «я» с ипохондрической фиксацией на телесных ощущениях. Обилие функциональных вегетативно-сосудистых расстройств является одной из характерных физиологических особенностей данного возрастного периода.

Различные авторы отмечают особенности юношеского сердца — его гипертрофию. Нередко отмечается и физиологическая аритмия, тахикардия, одышка.
При повышенной впечатлительности и возбудимости у подростков, тревожных и мнительных по своему складу, под влиянием незначительных психогенных поводов возникает невроз страха за свою жизнь и здоровье с обильными патологическими ощущениями со стороны сердца. Подростки жалуются на неприятные ощущения со стороны сердца, общую слабость: «все внутри дрожит», «сердце замирает» или «сильно бьется» (клинический пример см. лекцию 23). Под влиянием незначительного психогенного повода (иногда неосторожного слова врача) состояние резко ухудшается, возникают приступы страха за свою жизнь. Но и вне приступа подростки очень фиксированы на своих болезненных ощущениях. Они угнетены, тревожны, фон настроения депрессивный. Высказывают много ипохондрических жалоб. Помещение в больницу приводит обычно к улучшению, но возможен и затяжной характер течения и рецидивы.

  1. Дисморфофобия (сверхценная идея о своей физической недостаточности). Подростки жалуются на неправильные пропорции телосложения (слишком узкие плечи), на уродливые черты лица (большой нос) и т. п. С течением времени идея о своей физической недостаточности всецело овладевает подростками, снижается их успеваемость в школе, они постоянно обращаются за врачебной помощью, требуют оперативного вмешательства и нередко его добиваются. Дифференциальный диагноз с шизофренией представляет большие трудности и требует длительного наблюдения. Диагноз реактивного состояния в связи с тяжело протекающим пубертатным периодом ставится обычно на основании полной сохранности личности и работоспособности больного.
  2. Характерной для пубертатного периода является и своеобразная форма отказа от еды, мотивируемая боязнью потолстеть. Подростки постепенно исключают из своего пищевого рациона все большее число блюд и доходят до резкого соматического истощения, иногда с признаками дистрофии и гиповитаминоза. Это болезненное состояние чаще наблюдается у девочек и возникает обычно в связи с незначительным психогенным поводом или без всякого внешнего повода. В начальной стадии эта боязнь потолстеть иногда носит характер навязчивого состояния, с которым подростки пытаются бороться. В дальнейшем критика к своему болезненному состоянию теряется, реактивные состояния принимают затяжной характер (от 1—2 лет и более).

В каждом конкретном случае требуется исключить возможность начала шизофрении, ибо такие же клинические проявления нередко наблюдаются и при шизофрении. Однако в большей части случаев речь идет о затяжном реактивном  состоянии, возникающем на фоне тяжело протекающего пубертатного периода.
Это болезненное состояние с отказом от еды известно в литературе под названием «нервной анорексии» у подростков. Однако, по нашим наблюдениям, у этих больных отказ от еды отнюдь не связан с отсутствием аппетита. Многие из наших больных сами отмечали, что им хочется есть, но они отказывались от еды в связи с боязнью «стать толстыми». Один мальчик усиленно требовал лечения, от которого худеют, чтобы можно было есть, сколько хочется. Таким образом, в первой фазе дети не едят, чтобы похудеть — их беспокоит ощущение полноты своего тела. И только после длительного голодания — во второй фазе болезни — аппетит действительно бывает потерян.

Девочка 13 лет. Со стороны наследственности патологического отягощения нет. Раннее развитие нормальное. Детские инфекции переносила легко, без осложнений. По характеру веселая, активная, общительная. В школе училась хорошо, к занятиям относилась добросовестно, с большим чувством ответственности.
Начало заболевания родные относят к 12-летнему возрасту, когда девочка стала постепенно ограничивать себя в еде из-за боязни потолстеть. Впервые, по ее словам, эти опасения возникли в связи с разговорами подруг о том, что у нее очень цветущий, здоровый вид, по-видимому, очень хорошие домашние условия. Девочка думала: «если буду толстеть — застрелюсь». Последние месяцы перед поступлением в клинику разрешала себе съесть за день только две чайные ложки супа, одну картофелину или огурец и полблюдца манной каши на воде. Несмотря на резкое похудание, стягивала на себе белье, пояс, носила платья только черного цвета, чтобы казаться худее. Тревожно спала, боялась, чтобы не накормили во сне. При поступлении в клинику у больной отмечается резкое истощение, сухая кожа, цианотичные конечности, несколько увеличенная щитовидная железа. Менструации отсутствуют последние 4 месяца. Артериальное давление 80/35 мм.
С первых дней пребывания в клинике очень тяготилась обстановкой, требовала выписки, ела только под строгим контролем; все же иногда девочке удавалось незаметно от персонала выбросить часть даваемой ей пищи. После проведенной инсулинотерапии (13 глубоких гипогликемий) стало намечаться некоторое улучшение. Оказывала меньше сопротивления при кормлении, стала бодрее, доступнее, общительнее. По желанию родителей была выписана домой в удовлетворительном физическом и психическом состоянии.
Катамнез через 12 лет. По выписке из больницы в дальнейшем развивалась нормально. Закончила десятилетку. В настоящее время работает медицинской сестрой в поликлинике. С работой хорошо справляется, обладает хорошим аппетитом, никакой тревоги в отношении своей внешности не высказывает.

Вопрос о нервной анорексии у подростков привлек внимание ряда авторов и в зарубежной литературе. Первым описал это болезненное состояние Мартон (Marton). В дальнейшем об этом же состоянии писали многие авторы, характеризуя его различными названиями. Лассег (Lasegue) определил его термином «истерическая анорексия» (1873), Юшар (Huchard, 1883) —«нервная психическая анорексия» (anorexie mentale). После работы Симмондса (Simmonds) о гипофизарной  кахексии (1914) большое внимание стали уделять эндокринному фактору в патогенезе этой болезненной формы.
Декур описывает нервную анорексию еще и со вторым названием — «психоэндокринная кахексия периода полового развития». Штойбли-Фрелих (Staubli-FrSlich) считает, что эти болезненные состояния близки к шизофрении, и обращает особое внимание на преморбидные особенности этих подростков. Преобладают спокойные, тихие, послушные, но очень замкнутые подростки. Чаще это девочки, сексуально индифферентные или инфантильные. Мальчики с этим симптомокомплексом характеризуются чертами феминизма. В соматическом состоянии этих подростков отмечаются признаки эндокринной недостаточности, гипоплазия половых органов, позднее наступление менструаций, олигодисменорея.
Автор не отрицает, что в этиологии этих форм некоторую роль играют психогенные факторы — страх перед сложностью жизни. Однако в патогенезе этих форм ведущая роль отводится эндокринному фактору, весь болезненный симптомокомплекс характеризуется как «психоэндокринная кахексия» в период полового созревания. Автор справедливо подчеркивает, что первичным является расстройство нервной регуляции, связанное с нарушением функций таламуса (гипофизарно-диэнцефальной системы).
Другие авторы считают, что основной причиной данного болезненного состояния являются психогенные факторы. Представители психоаналитического направления рассматривают это болезненное состояние как невроз, в основе которого лежит «отвергание подростком наступающей половой зрелости» («стремление к аскетическому идеалу»).
Изучение этой формы затяжных реактивных состояний в пубертатном периоде проводилось в нашей клинике К. А. Новлянской. На основании 11 клинических наблюдений подростков 14—16 лет (преимущественно девушек) с последующим катамнестическим обследованием их автор приходит к выводу, что болезненный синдром отмечается при различных заболеваниях.
Диагностическая оценка данного синдрома, установление его нозологической природы представляют обычно очень большие трудности. Нередко дифференциальный диагноз с шизофренией окончательно устанавливается только при длительном наблюдении больных на основании других признаков, главным образом типичных для шизофрении нарушений мышления и личности больных. При изучении катамнеза этих больных (через 2—3 года и более) в части случаев удалось установить стойкое исчезновение синдрома, гармоничное развитие личности и хорошее приспособление к жизни. Это дало основание считать, что в этих благоприятных случаях речь идет о затяжной патологической реакции. Однотипность синдрома по условиям его как возникновения, так и содержания, непосредственная связь во времени с наступлением периода полового созревания дают также основание предполагать, что в генезе его, главным образом в формировании клинических проявлений, решающую роль играет возрастной фактор — тяжело протекающий пубертатный период.
При анализе причин происхождения патологической реакции в большинстве случаев трудно исключить роль психогенных факторов. Содержанием психической травмы чаще всего являются ситуационные факторы; неприятные переживания связаны с появлением новых интересов и влечений, свойственных периоду полового созревания. Однако чисто психологическая трактовка данного синдрома как «невроза» мало удовлетворяет. Возникновение данного синдрома может быть правильно понято, если учесть наличие глубоких биологических сдвигов и нарушений кортикальной динамики, связанных с патологически протекающим пубертатным периодом. Анализ клинических наблюдений вскрывает, что в происхождении данного синдрома большую роль играют интеро- и проприоцептивные ощущения, измененное самоощущение подростка в связи с нарушением гармонии функций внутрисекреторного аппарата, главным образом гипофизарно-диэнцефальной системы. Больные жалуются, что они чувствуют, как «пухнут руки», «все тело становится мягким» и др. (см. «Клинические лекции», т. 1).

При лечении этих больных нельзя ограничиться только· психотерапией. Требуется более глубокая биологическая перестройка путем пирогенной терапии или инсулина. Мучительные переживания больных в связи с боязнью потолстеть хорошо поддаются лечению нейролептическими средствами (аминазином).
При резком исхудании, доходящем нередко до выраженной дистрофии, требуется срочное помещение больных в психоневрологическую больницу.

  1. Психопатоподобные формы поведения относят к числу наиболее частых патологических состояний пубертатного периода. Характерная для пубертатного периода дисгармония отдельных сторон личности, неустойчивость настроения, противоречивость чувств и поступков проявляются главным образом тогда, когда подросток не находит выхода для своей возросшей самостоятельности, когда он не включен в трудовую деятельность, не связан с коллективом. В этих случаях легко возникают конфликты между родителями и детьми, учениками и педагогами. Подросток становится грубым, непослушным, озлобленным, все и всех критикует. Повышенная самооценка нередко уживается у подростка с неуверенностью в своих силах. В связи с этим легко возникает конфликт между желаемым и возможным.

Иногда при более выраженных формах подросток с течением времени совершенно теряет интерес к семье и школе, бросает учение, бродит без дела, ворует дома вещи и продает их, сходится с безнадзорными и легко скатывается на антисоциальный путь. Эти формы патологического поведения подростка должны быть отграничены от так называемой гебоидной формы шизофрении, характеризующейся быстро наступающим эмоциональным оскудением. Для дифференциального диагноза требуется длительное наблюдение; необходимо установить подлинный характер эмоциональных изменений подростка, так как часто грубость, злобность, жестокость, циничность подростка являются лишь «фасадом», за которым скрывается здоровая личность. При более подробном знакомстве с подростком удается установить, что настоящего аутизма и эмоционального опустошения здесь нет; иногда речь идет о патологической реакции на жизненные трудности, о невротическом состоянии в связи с неудовлетворенностью собой и окружающим. В патологических реакциях пубертатного периода не наблюдается ни внутренней противоречивости, ни парадоксальности, ни перверзной жестокости больных шизофренией.
В мышлении этих больных не отмечается каких-либо выраженных расстройств.
Клиническим примером психопатической реакции может служить следующая история болезни.

Мальчику 14 лет, поступил в клинику с жалобами родителей на то, что мальчик убегает из дому, пропадает по нескольку дней, ворует, отказывается от посещения школы, груб, непослушен. Наследственность не отягощена. Роды матери и раннее развитие мальчика были нормальными. Жил в хороших социально-бытовых условиях. Как единственный ребенок привык быть центром внимания семьи. Рос упрямым, требовательным, но ласковым, общительным, веселым. В школе учился хорошо, но к занятиям относился несерьезно. Был эмоционально неустойчивым, поверхностным. Интеллектуально мальчик развивался нормально, но преобладало конкретное мышление, в отвлеченных положениях плохо разбирался. До пубертатного периода мальчик учился хорошо, жалоб на его поведение не было. С 13-летнего возраста перестал посещать школу, уходил из дому как будто бы в школу, в действительности же проводил время на улице, сблизился с безнадзорными подростками, начал курить. Непосещение мальчиком школы стало известно родителям, что привело к конфликтам между мальчиком и родными. С тех пор мальчик стал чаще уходить из дому, по нескольку дней бродяжничал. Для ухода из дому ему нужны были деньги. Он стал брать у матери вещи и продавать их, у бывшей сослуживицы отца украл 500 рублей, которые истратил на сладости и кино. Сделался грубым, раздражительным, совершенно игнорировал замечания родителей. Относился к ним свысока, все и всех критиковал. Родители отмечали резкое изменение всего его психического склада — «как будто подменили», снизилась успеваемость (особенно по математике). Был направлен в санаторное отделение больницы. Охотно вступает в контакт, к своему неправильному поведению недостаточно критичен, характеризует себя как очень самолюбивого человека. Всегда старается избежать положения, где он мог бы встретить к себе насмешливое отношение, избегал школу потому, что плохо успевал по алгебре. Интеллект хороший, речь, богатая по запасу слов. Со стороны внутренних органов отклонений от нормы нет. Наблюдается лишь эндокринная недостаточность в виде нерезко выраженного гипогенитализма (женственное лицо, избирательное отложение жира на груди и бедрах). По словам матери, мальчик за последний год стал быстро расти. По врачебным и педагогическим наблюдениям, характеризуется как беспечный, поверхностный, самолюбивый, с повышенной самооценкой. В первое время в отделении объединился с наименее организованными сверстниками и пытался вместе с ними проникнуть в кладовую, где хранились детские гостинцы.
Под влиянием организованной жизни в детском коллективе после двухмесячного пребывания стал более спокойным, организованным, включился в школьные занятия и в общественную жизнь санаторного отделения. Был выписан домой с советом создать условия строгого трудового режима.
Катамнез через 2 года: учится в военной школе, хорошо успевает. Его поведением довольны. Ведет общественную работу. С матерью отношения хорошие.

В данном случае роль пубертатного периода в возникновении патологического поведения подростка является несомненной. В пользу этого говорят некоторые особенности клинической картины: резко наступившие изменения в отношениях к родным, грубость, наклонность все критиковать. Нельзя упускать из виду и тот факт, что мальчик в допубертатном периоде был недостаточно устойчив и у него обнаруживались признаки эндокринной недостаточности. Как известно, при эндокринопатии пубертатный период принимает более тяжелое течение. Однако причины возникновения патологического поведения в данном случае более сложные. Дело не ограничивается только биологическим фактором (бурной функциональной перестройкой эндокринной и нервной систем), необходимо учесть и роль психогенного фактора. Очень важным фактором, способствующим возникновению патологической реакции в пубертатном возрасте, является неправильное изнеживающее воспитание подростка. Мальчик в семье был окружен чрезмерным вниманием, в детстве не был приучен к самостоятельности, к систематической работе. У него не были воспитаны более высокие интересы, навыки к общественной жизни. Чрезмерная забота о нем развивала в нем эгоцентризм и любовь ко всяким жизненным удовольствиям. Поэтому с началом пубертатного периода, когда снизилась работоспособность и усилились затруднения в математике, он оказался несостоятельным в борьбе с трудностями, убежал от них, всецело предавался жизненным удовольствиям.
Под влиянием лечебно-педагогической работы в санатории энергия подростка, ранее направленная на переживания эгоистического характера и стремления к удовольствиям, теперь направлена по правильному руслу в организованных условиях военной школы.
Отмеченная в данном случае сложность причин происхождения патологического поведения является закономерной.

Очень часто патологическое поведение подростка в пубертатном возрасте зависит от неправильного поведения окружающих его взрослых в семье и школе. Ими не учитываются характерные для пубертатного периода особенности, стремление к самостоятельности и невыносливость ко всяким попыткам их ограничить в этом отношении. Взрослые продолжают относиться к подростку, как к маленькому, читают ему нравоучения и требуют беспрекословного повиновения. В результате подросток становится еще более грубым и раздражительным, нарушается контакт между ним и старшими. В дальнейшем иногда теряется связь с семьей и нередко возникают новые связи с антисоциальными людьми.
Если своевременно не принять необходимые меры, если желание самостоятельности и энергия подростка соответственно не направлены, если родители, педагоги, общественные организации школы не переключили интересы подростка на общественно полезную деятельность, то расстройство поведения фиксируется, принимает характер затяжного патологического состояния. В то же время при своевременных и соответствующих лечебно-педагогических мероприятиях, при включении подростка в трудовую деятельность, в правильно организованном коллективе патологические реакции подростка легко обратимы. При организации лечебно-педагогических мероприятий необходимо использовать характерные черты позитивно-пубертатной фазы: возросшее самосознание, сопровождающееся повышенными требованиями к себе, чувством долга перед коллективом, расширением общественных интересов.



 
« Клиническая электроэнцефалография   Клинические особенности задержки полового развития у девочек из деструктивных семей »