Начало >> Статьи >> Архивы >> Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Психопатические личности с ведущим синдромом псевдологии - Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Оглавление
Клинические лекции по психиатрии детского возраста
Пути развития пограничной психиатрии
Реактивные психозы и неврозы
Психическая травматизация - реактивные психозы и неврозы
Систематика реактивных состояний
Острые психогенные реакции шокового и субшокового характера
Клинические примеры психогенных реакций шокового характера
Реактивные депрессии
Реактивные параноиды
Неврастения
Течение и лечение неврастении
Невроз страха
Клиническая картина и течение невроза страха
Лечение, формы и патогенез неврозов страха
Истерия
Симптоматика истерической реакции
Течение и прогноз истерии
Лечение истерических реакций
Затяжные формы реактивных состояний
Невроз навязчивых состояний
Течение невроза навязчивых действий
Патофизиология и лечение невроза навязчивых действий
Моносимптоматические неврозы с вегетативно-соматическими расстройствами
Анорексия
Расстройства дыхания - моносимптоматические неврозы
Ночной энурез - моносимптоматические неврозы
Недержание кала - моносимптоматические неврозы
Ночной испуг
Расстройства речи - психогенные реакции
Лечение заикания
Функциональные тики - психогенные реакции
Реакция протеста
Активные реакции протеста
Течение реакции протеста
Лечение и профилактика реакции протеста
Изменение характера под влиянием неблагоприятных условий воспитания
Агрессивно-защитный тип изменения характера
Пассивно-защитный тип изменения характера
Инфантилизированный тип изменения характера
Патологические реакции в переходные возрастные периоды
Патологические реакции в первом пубертатном периоде
Патологические реакции в пубертатном периоде
Учение о психопатии
Причины психопатий
Определение понятия и диагностика психопатий
Группировка психопатий
Аномалия развития нервной системы по типу дисгармонического инфантилизма
Искаженное развитие - психопатии
Аномалия развития в связи с повреждением нервной системы на ранних этапах ее онтогенеза
Диагноз и лечение психопатий
Клиника психопатий первой группы
Возрастные различия неустойчивых психопатических личностей
Истероидные личности
Психопатические личности с ведущим синдромом псевдологии
Распознавание психопатий первой группы
Гипертимические личности
Клиническая картина гипертимической личности
Диагноз гипертимической личности
Аутичные личности
Психастенические личности
Клиника и лечение психастенических личностей
Параноики и эпилептоиды -  психастенические личности
Распознавание психопатий второй   группы
Диагноз психопатий первой и второй группы - клинические примеры
Диагноз аутичных и психопатий второй группы
Клиника психопатий третьей группы
Клиника первого варианта психопатий третьей группы
Клиника психопатий третьей группы, второй разновидности
Клиника психопатий третьей группы, третьей разновидности
Распознавание психопатий третьей группы
Распознавание психопатий третьей группы и органической психопатии с патологическим формированием характера
Психопатии третьей группы и психопатоподобные состояния при процессуальных нервно-психических заболеваниях
Психопатии третьей группы и мозговые заболевания
Клиника врожденной нервности
Патогенетическая основа врожденной нервности
Клинические проявления врожденной нервности
Диагноз врожденной нервности
Причины и профилактика врожденной нервности
Синдром неодолимых влечений и импульсивных действий
Синдром неодолимых влечений - онанизм
Пиромания
Клептомания
Дромомания
Распознавание, течение, прогноз и лечение синдромов неодолимых влечений
Психотерапия пограничных форм психических расстройств
Физиотерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Светолечение и гидротерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Медикаментозное лечение пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика неустойчивых психопатических личностей
Лечебная педагогика аутистов

Психопатические личности с ведущим синдромом псевдологии (лгуны и фантасты)

В группе психопатий с чертами дисгармонического психического инфантилизма можно выделить еще и третий клинический вариант — так называемых псевдологов или лгунов и фантастов. Эта форма психопатий встречается сравнительно редко и многими авторами рассматривается не как отдельный вариант, а лишь как одна из разновидностей истероидных психопатических личностей («жаждущих признания»), П. Б. Ганнушкин называет их «патологическими лгунами» и относит к группе истерических характеров. Действительно, в клинической картине этих форм, как и у психопатических личностей, «жаждущих признания», отмечается повышенный эгоцентризм, желание казаться больше, чем они есть на самом деле. В то же время в клинической картине этого варианта психопатий значительно более резко выражены, чем у «жаждущих признания», признаки чрезмерной возбудимости воображения, наклонность к выдумкам и лжи, к патологическому фантазированию. По мнению П. Б. Ганнушкина, их отличие от истерических психопатий в том, что лживость у них заслоняет все остальные черты личности. Псевдологи более активны, чем истерики, в стремлениях воплотить в жизнь свои фантастические построения. Они очень упорны в своей патологической деятельности и поэтому чаще вступают в конфликт с законом.
Клиническая картина психопатических личностей типа псевдологов, лгунов и фантастов изучалась различными авторами у взрослых [Дельбрюк (Delbriik), П. Б. Ганнушкин, Крепелин, Шнейдер] и у подростков (Л. С. Юсевич). Основным признаком псевдологов все авторы считают чрезмерно возбудимое воображение. Они рассматривают этот признак как проявление психической незрелости, как своеобразную задержку развития на ранней ступени. «Самой роковой их особенностью является неспособность держать в узде свое воображение»,— писал П. Б. Ганнушкин.— При их страсти к рисовке они совершенно не в состоянии бороться с искушением использовать для этой цели легко возникающие у них богатые детали и пышно разукрашенные образы фантазии. Отсюда их непреодолимая и часто приносящая им колоссальный вред страсть к лганью. Лгут они художественно, мастерски, сами увлекаясь своей ложью и почти забывая, что это ложь». Однако характер лжи у псевдологов неодинаков в различных случаях.

У одних субъектов лживость носит бесцельный характер, они лгут наивно, как дети, только бы поразить воображение собеседника. Гораздо чаще ложь имеет определенную цель — самоукрашения и самовозвеличения. Они придумывают всякие небылицы о своем высоком происхождении, о своих родителях, о своих геройских поступках. Очень часто ложь носит явно утилитарный характер, имеет своей целью добиться материальной выгоды, особого положения. Основным мотивом всех их поступков является желание выдвинуться среди других. При реализации своих вымыслов они обнаруживают не только упорство, но и находчивость.
Патологическую наклонность к вымыслам и лжи Крепелин также рассматривает как проявление частичного инфантилизма. Наиболее характерна для таких психопатов, по его мнению, «бесплановость воли», неустойчивость. Их мышлению, пишет Крепелин, не хватает планомерности, порядка и связности, суждениям — зрелости и обстоятельности. А всему их восприятию жизни — глубины и серьезности. В их поведении нет моральной устойчивости. Привязанности их неглубоки, они не завязывают прочных отношений с людьми, так как любят только самих себя. Им чуждо чувство ответственности и долга.
Крепелин подчеркивает, что параллельно с созреванием личности эти психопатические проявления стихают. В возрасте старше 40 лет такие личности наблюдаются редко.
Наклонность к фантазии, выдумкам, а иногда и лжи относительно часто бывает в детском возрасте. Поэтому распознать данную форму психопатии у ребенка в допубертатном периоде обычно трудно. Для детей особенно характерно пристрастие ко всему фантастическому, любовь к сказкам, придумывание особых, далеких от действительности ситуаций. Как было уже указано выше, грань между действительным и воображаемым у детей не такая резкая, как у взрослых. По мере развития логического мышления, практической деятельности и жизненного опыта эта любовь к сказкам, приключениям, ко всему фантастическому постепенно у ребенка отступает на второй план. Поэтому наличие стойкой наклонности к вымыслам и лжи, сочетающейся с резко выраженной неустойчивостью волевых задержек у детей школьного возраста, должно привлечь к себе внимание психиатра. Эти проявления дают основание предполагать замедленный темп созревания.
Нам приходилось наблюдать детей школьного возраста (старше 10 лет) с наклонностью к патологической лживости и, вымыслам, резким отставанием логического мышления и чрезмерным развитием воображения. Эти дети характеризуются очень живой эмоциональностью при большой поверхности эмоций, неспособностью к длительному напряжению.

Они любят все новое, необычное, но неспособны к длительному усилию, быстро пресыщаются и не заканчивают начатой работы. Такие дети эгоцентричны, любят внимание, жаждут признания, стремятся играть какую-то роль в коллективе. Если их желания не выполняются, часто испытывают чувство неполноценности. Ложь часто носит утилитарный характер; цель ее избавиться от наказания, привлечь к себе внимание родных или товарищей. Предметом патологических фантазий у этих детей часто является осуществление неисполненных желаний. Например, девочка 12 лет, воспитывавшаяся в детском доме, так как рано потеряла родителей, рассказывает своим подругам о том, что ее родные жили в прекрасном доме, очень ее баловали, одевали только в шелковые и бархатные платья. Мальчики часто фантазируют о своих героических подвигах, при этом часто приписывают себе неблаговидные поступки, чтобы показаться храбрыми, сильными и смелыми. Так, мальчик 15 лет рассказал своим родителям, что он вместе с другими участвовал в ограблении богатого дома. Мальчик 12 лет, физически слабый, тяжело переживающий свою двигательную недостаточность, рассказывал товарищам, будто он вместе с другими мальчиками участвовал в нападении на детей из соседнего дома. Характерным для патологической фантастики является и то, что дети и подростки в конце концов начинают верить в правдивость своих фантазий и соответственным образом ведут себя.
В пубертатном периоде нередко отмечается наклонность к повышенному фантазированию, сочетающаяся со стремлением к самоутверждению, к самопоказу, желанием казаться больше, чем есть. Эти подростки очень легко идут по пути обмана, лжи, придумывания всяких небылиц, чтобы показаться каким-то особенным «героем». И в этих случаях, обусловленных более тяжело протекающим пубертатным периодом, симптомы патологической фантастики являются обратимыми.
Резко выраженные проявления патологической лживости, которые можно расценить как психопатии с синдромом псевдологии, и у подростков все нее встречаются редко.
Клиническая картина псевдологии у подростков была описана Л. С. Юсевич. Автор приводит пять клинических наблюдений подростков. Наиболее характерно для них стремление к признанию, лживость и фантазерство, причем стремление к признанию у каждого из наблюдавшихся подростков проявляется по-своему. Один из них, более примитивный, использует это с утилитарной целью, чтобы лучше устроиться в жизни; другие говорят о своих «геройствах» с единственной целью быть в центре внимания. Однако общее у всех то, что они хотят казаться больше, чем есть и чем могут быть на самом деле.

Автор считает, что наиболее характерным для них является нежелание и неумение заняться какой бы то ни было работой, подчиниться режиму. Иногда даже имеется отвращение к упорядоченному, организованному, систематическому труду. Наряду с этим у них наблюдаются и черты повышенной возбудимости, неустойчивости, невыносливости, свидетельствующие о неполноценности нервной системы.
Клиническим примером психопатии с синдромом псевдологии может служить следующая история болезни (из работы Л. С. Юсевич).

Девушка 16 лет. При поступлении поведение правильное, несколько подавлена, жалуется на нервность, говорит, что у нее «мания врать». Жалоб на соматическое нездоровье нет. Все последующие сведения давала сама исследуемая, так как ее семья жила в другом городе. Отца потеряла рано и о нем и его родных ничего сообщить не могла. Мать, 50 лет, очень общительна, неустойчива, часто меняет службу, все быстро надоедает, фантазерка, играет в любительских спектаклях. Из трех братьев один молчалив, угрюм, застенчив, двое других общительны, веселы, неустойчивы. Любят покутить, выдумывают всякие небылицы, в которых отводят себе первые роли. Две старшие сестры неустойчивы, из них у одной частая смена настроения.
О раннем развитии наблюдаемой нами больной сведений нет. Девочка была самой младшей в большой семье, и все ее баловали. Рано научилась читать и много читала, Выдумывала различные истории, героиней которых являлась она сама. Рассказывала все это родным, и вымыслы ее пользовались успехом. С детьми часто ссорилась из-за стремления командовать. В возрасте 7 лет была отдана в балетную школу, где вскоре выдвинулась. Всегда пользовалась успехом, мечтала о сцене и о славе. Большое внимание уделяла своей наружности. 13 лет по настоянию матери была переведена из балетной школы в 6-й класс массовой школы, чем была очень недовольна, много плакала. В прежней школе была центром внимания, в новой ее мало замечали. Однако девочка довольно быстро освоилась. По-прежнему много фантазировала, рассказывала детям «о шикарной жизни». Учеба давалась легко. Особенно хорошо она писала сочинения, но делала много ошибок. Дома была очень капризной, все ее баловали.
В 16 лет поступила в строительный техникум, но через неделю бросила: показалось скучно. Приехала в Москву, где разыскала тетку, сказала ей, что приехала на время отпуска. Жила то у тетки, то в семье, с которой познакомилась в дороге. Там рассказала, что дочь тетки повесилась на люстре, поэтому в семье большие нелады и жить ей там неудобно. Через 2 недели, познакомившись в музее с каким-то гражданином, выдала себя за иностранку, родители которой в Ростове. Он послал туда телеграмму по указанному девушкой адресу, ее устроил на ночлег к своей знакомой. Последняя приняла в ней участие, расспрашивала ее о жизни за границей, показывала свои заграничные туалеты и уложила ее спать в комнате, где в незапертом шкафу висели ее платья. «У меня разгорелись глаза и прочно засела мысль, что я должна эти платья иметь»,— рассказывала девушка. Ночью она потихоньку ушла и унесла два платья, жакет и сумку, в которой оказалось 50 рублей. До поздней ночи ходила по улице. В трамвае познакомилась с гражданкой, повторила ту же версию об иностранке и поехала к ней. В трамвае девушку опознала женщина, у которой она украла платья, и задержала ее. Шум и крик, которые подняла женщина, появление милиционера, предложившего девушке следовать за ним, нисколько ее не испугали. Наоборот, было даже «приятно, что все на меня смотрят, обо мне говорят», а в отделении милиции было «очень интересно, как в книжке, я об этом до сих пор только читала».

Физическое развитие соответствует возрасту. Со стороны внутренних органов: легко вызывается тахикардия. Несколько увеличена щитовидная железа, легкая экзофтальмия. Нервная система: черепномозговые нервы в норме, тремор век, пальцев, языка. Повышенные коленные и глоточные рефлексы. Яркий вегетативный синдром. Реакция Вассермана отрицательная. Менструации еще не начались.
Психическое состояние: детски доверчивый открытый взгляд, живая мимика, манеры скромные и естественные, держится непринужденно, с оттенком детской беспомощности. Легко вступает в контакт, рассказывает о своем прошлом, очень обижается, когда ей не верят. «Когда я лгала, все верили, а когда правду говорю, не верят». Ко всему, ею проделанному, относится без критики, ничего плохого во всем этом не видит и все объясняет тем, что ей слишком скучно жилось. «Я не могу не выдумать, когда я не выдумываю, мне скучно». Жизнь дома не удовлетворяла, планов на будущее никаких не было: «Я никогда не думаю, что будет даже через час. Мне представляется, что все будет только хорошее, как в моих мечтах». Мечтает она о комфортабельной, «красивой» жизни, чтобы у нее всего было вдоволь, была прислуга, которая обо всем заботилась, она же играла бы на пианино, рисовала, посещала театры и была бы киноартисткой. Она хотела бы иметь такие платья, которых ни у кого нет, всем нравиться и чтобы о ней говорили. Ее мечты: «огромное количество публики, которая не сидит, а стоит в зале, аплодирует, а я на сцене в красивом костюме». Все в будущем светло и прекрасно, но как все это устроится, она себе не представляет. Перспектива лишения свободы ее не заботит. «Ведь не всегда же я буду сидеть! Выпустят меня, и тогда все еще будет!»
Относясь доброжелательно ко всем окружающим, она в то же время ни к кому не привязана, никого не любит: «Нет человека, с которым мне было бы жалко или трудно расстаться!» Все изживается очень легко. «Мне даже стыдно не бывает долго». «Тяжелое у меня бывает редко, и я сразу об этом забываю». «Я не могу долго сердиться!». С такой эмоциональной поверхностностью сочетается большая восприимчивость и чувствительность ко всему красивому: музыка, стихи, картины ее волнуют. Собственной линии поведения нет, она внушаема и подчиняется преобладающему в коллективе настроению, иногда даже перенимая чуждый ей тон и выражения. Интеллект в пределах нормы. Запас школьных знаний соответствует полученному образованию и хорошо сохранен. Работоспособность удовлетворительная: выполняет то, что ей доставляет удовольствие (рисование).

Была признана психопатической личностью типа псевдологов.
Дальнейшая судьба этой девушки неизвестна.
В этом случае синдром псевдологии в своей выраженной форме обнаружился у девочки только после пубертатного периода. Однако при более тщательном изучении анамнеза девочки можно отметить некоторые особенности в ее характере и поведении и в дошкольном периоде: росла капризной, требовательной, очень рано обнаружилось ее стремление быть в центре внимания. В школьном периоде те же черты становятся более отчетливыми. Несмотря на хорошие способности, девочка лишена выраженных интеллектуальных интересов. Все окружающее ей кажется скучным, серым, мечтает о блестящей, яркой жизни, все ее поведение определяется одним желанием — быть в центре внимания, получать все новые впечатления. Активные действия с перенесением своих мечтаний в жизнь девушка начинает в 17-летнем возрасте.

Можно предположить, что в происхождении психопатии в данном случае у этой девочки некоторое значение имели и наследственные задатки. В семейном анамнезе были указания на то, что у матери девочки, у сестры и брата также отмечались наклонности к вымыслам и фантазерству. Однако наличие патологической наследственности нельзя рассматривать как единственную причину в происхождении псевдологии у этой девушки. Большое способствующее значение имело неправильное изнеживающее воспитание: желания девочки беспрекословно выполнялись, ее не приучали к труду. В результате развился эгоизм и стремление к похвале.
Роль среды и воспитания в происхождении описанных патологических черт характера отмечается и у других патологических личностей с синдромом псевдологии.
Роль внешних факторов в развитии этих патологических черт характера Л. С. Юсевич доказывает анамнестическими данными. В 5 случаях это дети из разрушенных семей: один — сирота, другая — полусирота, у одного отец уехал далеко, у другого — родители разошлись. Началу патологических проявлений всегда предшествует какая-то конфликтная ситуация. В одном случае начало бродяжничества, ухода из дому вызвано жестокими побоями, в двух других — патологические проявления возникли после длительного и тяжкого разлада между родителями, совершенно разрушившего жизнь семьи. Значение среды и воспитания в развитии этих патологических особенностей вполне понятно, так как психопатия с псевдологическим синдромом развивается очень постепенно, под влиянием неблагоприятной среды.
В благоприятной среде при наличии правильного воспитания многие из этих патологических особенностей в поведении могут быть ликвидированы. Поэтому так важно своевременно распознавать начальные проявления этой формы психопатий у подростков и помещать их в соответствующие учреждения с твердым режимом, где они могут получать необходимое воспитание.



 
« Клиническая электроэнцефалография   Клинические особенности задержки полового развития у девочек из деструктивных семей »