Начало >> Статьи >> Архивы >> Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Аутичные личности - Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Оглавление
Клинические лекции по психиатрии детского возраста
Пути развития пограничной психиатрии
Реактивные психозы и неврозы
Психическая травматизация - реактивные психозы и неврозы
Систематика реактивных состояний
Острые психогенные реакции шокового и субшокового характера
Клинические примеры психогенных реакций шокового характера
Реактивные депрессии
Реактивные параноиды
Неврастения
Течение и лечение неврастении
Невроз страха
Клиническая картина и течение невроза страха
Лечение, формы и патогенез неврозов страха
Истерия
Симптоматика истерической реакции
Течение и прогноз истерии
Лечение истерических реакций
Затяжные формы реактивных состояний
Невроз навязчивых состояний
Течение невроза навязчивых действий
Патофизиология и лечение невроза навязчивых действий
Моносимптоматические неврозы с вегетативно-соматическими расстройствами
Анорексия
Расстройства дыхания - моносимптоматические неврозы
Ночной энурез - моносимптоматические неврозы
Недержание кала - моносимптоматические неврозы
Ночной испуг
Расстройства речи - психогенные реакции
Лечение заикания
Функциональные тики - психогенные реакции
Реакция протеста
Активные реакции протеста
Течение реакции протеста
Лечение и профилактика реакции протеста
Изменение характера под влиянием неблагоприятных условий воспитания
Агрессивно-защитный тип изменения характера
Пассивно-защитный тип изменения характера
Инфантилизированный тип изменения характера
Патологические реакции в переходные возрастные периоды
Патологические реакции в первом пубертатном периоде
Патологические реакции в пубертатном периоде
Учение о психопатии
Причины психопатий
Определение понятия и диагностика психопатий
Группировка психопатий
Аномалия развития нервной системы по типу дисгармонического инфантилизма
Искаженное развитие - психопатии
Аномалия развития в связи с повреждением нервной системы на ранних этапах ее онтогенеза
Диагноз и лечение психопатий
Клиника психопатий первой группы
Возрастные различия неустойчивых психопатических личностей
Истероидные личности
Психопатические личности с ведущим синдромом псевдологии
Распознавание психопатий первой группы
Гипертимические личности
Клиническая картина гипертимической личности
Диагноз гипертимической личности
Аутичные личности
Психастенические личности
Клиника и лечение психастенических личностей
Параноики и эпилептоиды -  психастенические личности
Распознавание психопатий второй   группы
Диагноз психопатий первой и второй группы - клинические примеры
Диагноз аутичных и психопатий второй группы
Клиника психопатий третьей группы
Клиника первого варианта психопатий третьей группы
Клиника психопатий третьей группы, второй разновидности
Клиника психопатий третьей группы, третьей разновидности
Распознавание психопатий третьей группы
Распознавание психопатий третьей группы и органической психопатии с патологическим формированием характера
Психопатии третьей группы и психопатоподобные состояния при процессуальных нервно-психических заболеваниях
Психопатии третьей группы и мозговые заболевания
Клиника врожденной нервности
Патогенетическая основа врожденной нервности
Клинические проявления врожденной нервности
Диагноз врожденной нервности
Причины и профилактика врожденной нервности
Синдром неодолимых влечений и импульсивных действий
Синдром неодолимых влечений - онанизм
Пиромания
Клептомания
Дромомания
Распознавание, течение, прогноз и лечение синдромов неодолимых влечений
Психотерапия пограничных форм психических расстройств
Физиотерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Светолечение и гидротерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Медикаментозное лечение пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика неустойчивых психопатических личностей
Лечебная педагогика аутистов

Лекция 19
КЛИНИКА ПСИХОПАТИЙ ВТОРОЙ ГРУППЫ
(Продолжение)
Аутичные (патологически замкнутые) и психастенические личности
Центральное место во второй группе психопатий принадлежит той клинической разновидности, которая характеризуется наиболее резко выраженной дисгармонией развития отдельных сторон личности  отсутствием их внутреннего единства, противоречивостью эмоций, стремлений и поступков. Эти формы были описаны авторами под разными названиями. Крепелин назвал таких патологических личностей «чудаками», Кречмер и Блейлер — «шизоидами». П. Б. Ганнушкин (описавший еще до Кречмера особую форму патологической «шизофренической конституции») оставляет для этой формы психопатий название «шизоид». М. О. Гуревич, В. А. Гиляровский характеризуют эти формы термином «патологически замкнутые». Мы также считаем целесообразным заменить термин «шизоид» (которым мы пользовались в прошлых работах) названием аутичные, патологически замкнутые личности.

Клиническая картина этих форм у взрослых характеризуется П. Б. Ганнушкиным следующими признаками: «аутистическая оторванность от внешнего, реального мира, отсутствие внутреннего единства и последовательности в психике, причудливая парадоксальность эмоциональной жизни и поведения». Эмоциональная жизнь их дисгармонична. «У них,— писал П. Б. Ганнушкин,— часто можно обнаружить тонкое эстетическое чувство, большой пафос и способность к самопожертвованию в вопросах принципиальных и общечеловеческих; они, наконец, могут проявлять много чувствительности по отношению к людям, ими воображаемым, но понять горе и радость реальных людей, их окружающих, им труднее всего».

Клинические особенности этих психопатий в детском возрасте были описаны рядом авторов (М. О. Гуревич, Р. А. Морган, Т. П. Симеон, М. С. Певзнер, Н. И. Озерецкий и др.). Изучая клинику конституциональных психопатий в детском возрасте, мы также выделили среди них отдельную группу под названием «шизоидных психопатий» (1925). Эта клиническая разновидность психопатий, сравнительно не часто встречающаяся у детей (у мальчиков относительно чаще), представляет большие трудности при отграничении ее от шизофрении.
При наблюдении таких детей на ранних этапах развития нередко можно установить, что уже в 3—4-летнем возрасте они отличаются от своих сверстников. «Был какой-то странный ребенок, не такой, как все»,— обычно говорят о них родители. В одних случаях подчеркивается чрезмерная впечатлительность ребенка, вздрагивание при каждом звуке, боязнь всего нового, в других — отмечается чрезмерное двигательное беспокойство, в третьих, наоборот, вялость, пассивность. В большинстве случаев указывается на отгороженность ребенка: «С раннего детства был тихим, никогда ничего не просил, не любил ласкаться».
В дошкольном возрасте обнаруживается отгороженность от своих сверстников, отсутствий обычного для ребенка стремления к совместным играм. Они всегда предпочитают общество взрослых, с которыми склонны вести разговоры на самые различные темы, чаще всего не соответствующие по своему содержанию детскому возрасту. Уже в конце дошкольного или в младшем школьном возрасте отчетливо выступает наиболее существенная черта дисгармонического развития этих детей. Это — явное несоответствие между ускоренным умственным развитием и недоразвитием двигательной сферы. Такие дети очень рано (в 4—5 лет), обычно без планомерной помощи взрослых, начинают читать (читают афиши, объявления). Они обнаруживают очень большую любознательность, задают бесконечные вопросы (по своему содержанию эти вопросы обычно не соответствуют детскому возрасту) и таким образом легко накапливают большой запас сведений.
В отличие от других детей у них очень рано обнаруживается особый интерес к отвлеченному. Они расспрашивают о происхождении мира, о причинах жизни и смерти, о различных странах и их обитателях. Нередко отмечается большое пристрастие к математическим вычислениям. У некоторых из них наблюдается интеллектуальная одаренность. И в то же время такой одаренный ребенок (так называемый «вундеркинд») не может обучаться самым элементарным формам самообслуживания: ест небрежно, неопрятно, не умеет хорошо умыться, правильно одеться, зашнуровать ботинки, убрать свою постель. Навыки письма им также даются труднее, пишут они неряшливо. Многие из них проявляют очень слабую двигательную активность, не любят двигаться, предпочитают сидячие игры. Даже при двигательном беспокойстве они малоактивны в своей деятельности, несамостоятельны, пассивны.

При обследовании ребенка в клинике обращает на себя внимание и его внешний вид: нескладная фигура, часто напоминающая маленького старичка. Этому соответствует неповоротливость, угловатость движений, то очень замедленных, то порывистых. Походка неуклюжая: ходит вразвалку или сгорбившись, широко размахивая руками. Дети сами часто отмечают свою двигательную недостаточность: «Я всегда был немножко неуклюжий,— говорит мальчик 11 лет,— не играл в физические игры, а в такие, где можно без товарищей». «Мне трудно осуществить задание,— говорит другой мальчик 12 лет,— пробовал заняться ручным трудом, ничего не вышло, сразу отбило охоту».
Мимика часто однообразная, но взгляд живой, то спокойный, то хмурый, недовольный. Выражение лица часто серьезное, нет детской непосредственности. Тон и манеры взрослого человека, речь богатая по запасу слов. Отмечается хорошая память на слова и числа. У большинства детей старшего возраста обнаруживается начитанность, большой запас сведений из той или другой интересующей их области. Отмечается очень большая любовь к рассуждениям. Формулируя свою мысль, они идут длинным, обходным путем, употребляют много лишних слов, но последовательность мышления сохранена; нет разлаженности, логические процессы часто протекают на высоком уровне. Они способны к обобщению и абстракции, хорошо улавливают главное; различие и сходство устанавливают по существенному признаку. Однако мышление их дисгармонично (как и вся личность в целом): дети лучше оперируют отвлеченными понятиями, чем конкретными образами.
Некоторые из них обнаруживают особое пристрастие к схематизму, логическим комбинациям. Мальчик 14 лет говорил: «Мои убеждения для меня священны. Если факты говорят против моих убеждений, я должен проверить факты, чтобы поискать в них ошибку».
Одни дети очень робки, застенчивы, неохотно вступают в беседу, другие, наоборот, очень словоохотливы, любят беседовать со старшими на различные отвлеченные темы. Однако они сразу замыкаются и становятся скупыми на слова, когда разговор касается более интимных переживаний. Требуется длительное время, чтобы завоевать их доверие и наладить более близкий контакт. В таком случае удается установить еще одну особенность этих детей — это способность к самоанализу, критическая оценка своей неполноценности. С этим иногда связаны тяжелые переживания, тщательно скрываемые ребенком.

Приспособляемость этих детей к окружающей среде, к коллективу всегда в большей или меньшей мере страдает. Большинство из них тяготится пребыванием в коллективе. Некоторые дети не могут найти свое место в детском коллективе, чувствуют себя угнетенными среди сверстников, так как в связи со своей двигательной недостаточностью они служат мишенью для шуток и насмешек. Их дразнят, дают им обидные прозвища, иногда бьют. «Дети — мои враги»,— говорит мальчик 11 лет. Другой мальчик 12 лет поясняет: «Товарищей много, но близких нет». Однако большинство этих детей при правильной постановке лечебно-педагогической работы в учреждении постепенно завоевывает авторитет в детском коллективе. Их ценят за большие знания, справедливость, хорошо продуманные суждения.
Возможность приспособления этих детей к окружающей обстановке и коллективу, характер этого приспособления зависят в значительной степени от особенностей их эмоциональной сферы. В этом отношении среди психопатических личностей данного типа отмечается большое разнообразие. Среди· них наблюдаются эмоционально холодные, озлобленные субъекты и тихие, эмоционально вялые, маложизнерадостные дети. Они никогда не высказывают никаких жалоб, но и не испытывают особой радости. Другие почти всегда находятся в несколько приподнятом настроении, разговорчивы, много двигаются, шутят. Но и у них нет настоящего веселья, есть только суетливость, повышенная болтливость, иногда желание обратить на себя внимание. Третьи характеризуются повышенной раздражительностью, капризностью, упрямством.
Несмотря на существенные различия в характеристике эмоциональной сферы этих патологических личностей, у. них имеется и ряд общих черт. Это — отсутствие детской непосредственности и недостаточность единства и цельности переживаний. О таких детях часто трудно сказать, холодны они или чувствительны, ибо у них обычно сочетается и то, и другое. Например, флегматичный с виду, эмоционально вялый мальчик 13 лет испытывает особую привязанность к сестре, которая его воспитала. Получив от нее письмо, он стремится уединиться, чтобы читать его без свидетелей, читает со слезами на глазах. Мальчик 14 лет, характеризуемый лечащим врачом и педагогом как эмоционально холодный, безразлично ко всему относящийся, оказывается очень тонко чувствующим, глубоко и длительно переживает разлад в семье, уход отца.
Многие эмоционально холодные субъекты, «мизантропы», обнаруживают повышенную чувствительность к красотам природы, к искусству. Наиболее чувствительным, ранимым местом у большинства из них является чувство собственной недостаточности. При этом неуверенность в своих силах иногда сочетается с повышенной самооценкой, с убежденностью б своем превосходстве. На всякую обиду, на уколы своего чрезмерно повышенного самолюбия они дают неадекватные патологические реакции.
Нет цельности переживаний также в сфере инстинктов. Многие из этих детей отличаются слабым инстинктом самосохранения: у них нет заботы о себе, они не умеют за себя постоять. Нередко отмечается повышенная сексуальность, проявляющаяся главным образом в онанизме, в эротических мечтах.
Наибольшее наслаждение они испытывают при чтении книг. Интересную книгу они обычно предпочитают играм с товарищами.
Одной из наиболее характерных особенностей данной клинической разновидности психопатий является недостаточная потребность в общении с другими. Это дает основание считать аутистические тенденции одним из основных признаков клинической картины. Действительно, в большинстве случаев такие дети замкнуты, скрытны, неохотно делятся своими переживаниями с окружающими. Они держатся в стороне от других, тяготятся необходимостью жить в детском коллективе. «Я люблю всегда быть одной! Мне приятно думать»,— говорит девочка 12 лет.
Работоспособность их во время классных занятий обычно вполне удовлетворительна. Они занимаются с интересом и делают большие успехи. Многие из них числятся среди первых учеников в классе. Однако нередко можно отметить, что продуктивность этих детей ниже их интеллектуальных возможностей. Это объясняется большой рассеянностью, повышенной отвлекаемостью не столько на внешние, сколько на внутренние стимулы. Они постоянно сосредоточены на каких-то своих мыслях. Недостаточная продуктивность находит свое объяснение и в инертности: им очень трудно начать работу, а также трудно ее закончить. Трудно распределить время, они постоянно запаздывают. Предоставленные самим себе, эти дети не могут правильно организовать свою деятельность, бродят бесцельно либо начинают шалить и дурачиться.
В воспитательном отношении эти дети представляют некоторые трудности. Они плохо подчиняются режиму из-за тупого, часто немотивированного упрямства в одних случаях или чрезмерного педантизма — в других. Педагог просит мальчика 13 лет, всегда сдержанного и корректного, подвинуться за обеденным столом, на что получает ответ: «Я принципиален и педантичен и потому не подвинусь».
Многие из этих детей трудны для детского коллектива. Одни из них надоедают товарищам своей дурашливостью, шутовством, клоуничанием. Другие невыносимы в связи с их педантичной, негибкой принципиальностью, борьбой за справедливость, что очень часто сочетается у них с эгоцентризмом.

Есть некоторые общие черты и в соматическом состоянии этих детей, проявляющиеся прежде всего в диспропорциональности телосложения и в недостаточности двигательной сферы. Чрезмерно высокий рост с евнухоидными пропорциями (длинные ноги, высокий таз), узкая уплощенная грудная клетка, опущенные плечи, иногда небольшая сутулость. Терминальные волосы часто отсутствуют. Мускулатура вялая, очертания мышц не намечены. Кисти рук и стопы цианотичны, влажны и холодны на ощупь. Половые органы часто недоразвиты. Осанка вялая, походка то медлительная, то неровная, подпрыгивающая, несколько связанная, то неуклюжая, «развихленная». Движения неловкие, угловатые, много лишних движений. Со стороны нервной системы обычно грубых отклонений нет. Нередко отмечаются отдельные признаки вегетативной дистонии — чаще усиление тонуса парасимпатической системы (положительный симптом Ашнера). Можно также отметить относительную частоту сосудистой гипотонии у этих подростков, наклонность к колитам, неравномерный аппетит (то повышенный, то пониженный) и невыносливость к голоданию, легко наступают гипогликемические состояния.

Мальчик 10 лет. Отец 34 лет страдает частыми головными болями, нервный, вспыльчивый, раздражительный, замкнутый, холодный к окружающим. Сам отмечает у себя плохую двигательную способность. Дед по линии отца мягкий, добродушный, общительный. Бабка замкнутая, энергичная, трудолюбивая. Брат ее умер 62 лет в психиатрической больнице. При жизни был скупым, отказывал себе в необходимом, копил деньги, жил замкнуто. Мать вспыльчивая, раздражительная, плаксивая, с частыми сменами настроения, большей частью в сторону угнетенного. Дед и бабка по линии матери здоровы. Одна из сестер бабки интеллектуально неполноценная; ее дочь больна шизофренией. Из братьев бабки двое слабоумных.
Мальчик от первой беременности, роды без отклонений. Раннее развитие правильное. В грудном возрасте перенес тяжелую дизентерию, в 3 года — корь, в 5 лет — скарлатину в легкой форме. Рос тихим, застенчивым, маложизнерадостным ребенком, неохотно играл с детьми.
Был пуглив, боялся темноты, одиночества. Умственное развитие было хорошим, 6 лет научился читать. Был любознательным, постоянно задавал вопросы, требовал исчерпывающих ответов. С 8 лет поступил в школу, сразу во второй класс. Плохо приспосабливался к школьному коллективу, жаловался, что дети обижают его, так как он «физически слабый». Приходил домой в слезах, отказывался ходить в школу. Учился удовлетворительно, однако педагоги были недовольны им, отмечали у него большую рассеянность, двигательное беспокойство; на уроках читал книги или разговаривал, часто говорил сам с собой. Мальчик и дома стал более раздражительным, капризным, расстроился сон. Был направлен в школу-санаторий.
Физическое состояние: по росту и весу несколько выше своего возраста, узкая длинная грудная клетка, кисти рук цианотичны, холодны и влажны на ощупь. Со стороны внутренних органов отклонений от нормы нет. Аппетит понижен, изредка поносы.
Нервная система: органических симптомов нет. Движения неуклюжие, походка несколько связанная. Лабораторные данные: кровь, моча без отклонений.
Психическое состояние: на обследование пришел охотно, но особой заинтересованности не проявил. Доступен только внешне, внутреннего  контакта с ним за все время установить не удалось. Выражение лица хмурое, с миной недовольства. Мимика вялая, однообразная. Речь правильная,
с большим запасом слов, слабо модулированная. Любит резонерствовать, говорит длинными фразами. Свое поступление в школу-санаторий объясняет тем, что плохо учился, не удавалось письмо «в смысле орфографии». Часто разговаривал сам с собой: «Это нужно вылечить».
Плохо привыкает к новой обстановке. Находится в стороне от детского коллектива. Со всеми детьми у него отношения ровные, но друзей у него нет. Замкнут и с педагогами. В то же время у него очень развито чувство товарищества, справедливости. Всегда держит данное слово, благодаря чему пользуется среди детей авторитетом. За свою справедливость был избран помощником вожатого, аккуратно исполнял свои обязанности, чувствовал ответственность. В своих выступлениях очень правдив и справедлив.
Отношение к школьной работе небрежное, часто не выполняет заданий, так как забывает о них. Рассеян, забывает свои книги в трамвае. Первое время и на уроках не участвовал в занятиях, а читал принесенную из дома книгу. Мало обращал внимания на то, что делается вокруг него. В дальнейшем стал проявлять интерес к занятиям, работает самостоятельно, хорошо успевает, но небрежен, часто не доводит до конца начатое. Влиянию окружающих поддается с трудом. Самостоятелен в своих поступках и суждениях.
Преобладающее настроение вялое, подавленное. Малоподвижен и почти не принимает участия в детских играх. Движения угловаты, неуклюжи, и он сам это понимает, тяжело переживает свою недостаточность, отказывается от физкультуры. Не любит физического труда. Больше всего любит чтение, увлекается книгами по истории и обществоведению. На заданный педагогом вопрос: «Чего бы ты хотел?» — написал: «Хотел бы познакомиться со всеми революциями, какие были в мире!».
За время наблюдения в школе-санатории стал значительно бодрее, активнее. Улучшились работоспособность и контакт с детьми. Через год был переведен в массовую школу.
Катамнестические данные: после выписки из школы-санатория закончил школу-десятилетку и высшее учебное заведение. Учился хорошо, но по-прежнему плохо сходился с товарищами.
В годы Великой Отечественной войны был призван в армию и погиб на фронте.

У девочек эта разновидность психопатий встречается относительно реже, и картина ее менее типична. Характерные для аутичных личностей особенности мышления, наклонность к абстрактному, схематическому у них значительно менее резко выражены; не наблюдается и таких резких нарушении в двигательной сфере. Выразительные движения, мимика, голос у них обычно не страдают.
В клинической картине психопатии у девочек на первый план выступают расстройства в аффективной сфере; впечатление странной чудаковатости у них создается противоречивостью их эмоций, игрой самых причудливых эмоциональных сочетаний. Отличительной особенностью у девочек является также лабильность настроения. Последняя резко отличается от истерической лабильности и от эндогенных фаз настроения при циклотимии своей причудливостью, сочетанием сензитивности и эмоциональной тупости, внутреннего напряжения с внешней холодностью, наличием отдельных чувствительных уголков» с общей эмоциональной уплощенностью.
Их взвинченность, капризность, причудливость нередко производят впечатление истерической реакции. Однако и у девочек наблюдается аутистическая установка. Они малообщительны, замкнуты, плохо сходятся со сверстниками. Так же как и у мальчиков, у них слабо выражена потребность в контакте с окружающими.

Динамика этой формы психопатий в зависимости от возраста ребенка и от окружающей социальной среды и жизненно-ситуационных моментов изучалась нами в течение прошлых лет.
Анализируя развитие клинических проявлений психопатий у детей различного возраста, мы могли отметить, что основные признаки появляются очень рано. Уже в дошкольном периоде наблюдается диссоциация между хорошей умственной и плохой практической деятельностью. При достаточных, а иногда и высоких интеллектуальных данных очень резко выражены нарушения со стороны двигательной сферы (неловкость, неуклюжесть движений, плохие навыки в самообслуживании). Дети отличаются малой жизнерадостностью. Они невеселые, скучные, не тянутся к другим детям. И в дошкольном возрасте они плохо играют с детьми, созерцают с серьезным видом игру других, но сами участия в ней не принимают. В школьном возрасте более ясно выступает недостаточно выраженная потребность в общении с другими. Дети замкнуты, очень сдержанны в выявлении своих эмоций. Предпочитают общество взрослых или детей старшего возраста, с которыми их связывают общие интеллектуальные интересы. В школьном возрасте становятся еще более отчетливыми особенности мышления этих детей: наклонность к абстракции при недостаточности конкретного мышления, резонерство, рассуждательство.
Пубертатный период у них часто протекает тяжело, наблюдается обострение патологических проявлений, нарастает наклонность к мудрствованию, беспредметному философствованию, рифмованию. Бывают и расстройства настроения, иногда резкая дурашливость, повышенная раздражительность, грубость. В этом периоде под влиянием жизненных неудач, трудной ситуации у них чаще возникают различные патологические реакции, усложняются свойственные им невротические образования.
Из отдельных форм патологических реакций у этих детей наиболее частыми являются: 1) различные невротические образования; 2) состояние дурашливости; 3) реакции кратковременного застывания кататоноподобного характера.

  1. Невротические образования — страхи, расстройства сна и аппетита возникают в связи с различными конфликтными переживаниями, с чувством собственной неполноценности. Многие дети в беседе с врачом жалуются на неполноценность двигательной сферы. Мальчик 12 лет говорит: «Я не такой, как все другие. Они сильно напрактикованы в играх, меня не берут. Характер детей таков, что выбирают сильных».
    Это чувство неполноценности лежит иногда в основе подавленного настроения: «Я никуда не гожусь, меня на свалку»,— говорит мальчик 10 лет. Чувство неудовлетворенности собой и окружающим дети пытаются компенсировать в мечтах и фантазиях. Некоторые из них жалуются на постоянный страх перед будущим. Мальчик 8 лет говорит: «Я боюсь, что скоро мне будет 9 лет, а когда мне было шесть, я боялся, что будет семь».
  2. Одной из форм неадекватных реакций на свои жизненные неудачи, неумение приспособляться к окружающей среде является состояние дурашливости с клоуничанием, нелепым шутовством. У мальчиков школьного возраста и в пубертатном периоде эта форма реакции встречается особенно часто. Некоторые дети сами трактуют свое шутовское поведение как реакцию приспособления. Объясняют ее стремлением привлечь к себе внимание, завоевать свое место в коллективе.
  3. Под влиянием психической травмы (потери близких, разлука с ними) у этих детей легко возникают реакции кратковременного застывания кататоноподобного характера с расстройством речи, заиканием. Такие реакции чаще наблюдаются у детей младшего возраста, но в отдельных случаях они бывают у подростков старшего возраста. Так, мальчик 17 лет под влиянием всякой жизненной неудачи (не выдержал экзамены, не принят в институт) ложится в постель, на несколько дней, подавлен, плаксив, не разговаривает.

Длительные наблюдения над аутичными личностями показывают, что дальнейшая динамика этой формы психопатии в большинстве случаев благоприятна. Большое значение для благоприятного прогноза имеет правильное воспитание ребенка с тренировкой его двигательной активности и приучением к самостоятельной деятельности. Вместе с возрастом повышается их приспособляемость к окружающей среде, сглаживается двигательное беспокойство, исчезает наклонность к дурашливости. По нашим катамнестическим данным, большинство из наблюдавшихся нами больных в дальнейшем стали полезными членами общества. Лишь в небольшом проценте случаев (12) в пубертатном периоде появились первые признаки шизофрении.



 
« Клиническая электроэнцефалография   Клинические особенности задержки полового развития у девочек из деструктивных семей »