Начало >> Статьи >> Архивы >> Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Психопатии третьей группы и мозговые заболевания - Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Оглавление
Клинические лекции по психиатрии детского возраста
Пути развития пограничной психиатрии
Реактивные психозы и неврозы
Психическая травматизация - реактивные психозы и неврозы
Систематика реактивных состояний
Острые психогенные реакции шокового и субшокового характера
Клинические примеры психогенных реакций шокового характера
Реактивные депрессии
Реактивные параноиды
Неврастения
Течение и лечение неврастении
Невроз страха
Клиническая картина и течение невроза страха
Лечение, формы и патогенез неврозов страха
Истерия
Симптоматика истерической реакции
Течение и прогноз истерии
Лечение истерических реакций
Затяжные формы реактивных состояний
Невроз навязчивых состояний
Течение невроза навязчивых действий
Патофизиология и лечение невроза навязчивых действий
Моносимптоматические неврозы с вегетативно-соматическими расстройствами
Анорексия
Расстройства дыхания - моносимптоматические неврозы
Ночной энурез - моносимптоматические неврозы
Недержание кала - моносимптоматические неврозы
Ночной испуг
Расстройства речи - психогенные реакции
Лечение заикания
Функциональные тики - психогенные реакции
Реакция протеста
Активные реакции протеста
Течение реакции протеста
Лечение и профилактика реакции протеста
Изменение характера под влиянием неблагоприятных условий воспитания
Агрессивно-защитный тип изменения характера
Пассивно-защитный тип изменения характера
Инфантилизированный тип изменения характера
Патологические реакции в переходные возрастные периоды
Патологические реакции в первом пубертатном периоде
Патологические реакции в пубертатном периоде
Учение о психопатии
Причины психопатий
Определение понятия и диагностика психопатий
Группировка психопатий
Аномалия развития нервной системы по типу дисгармонического инфантилизма
Искаженное развитие - психопатии
Аномалия развития в связи с повреждением нервной системы на ранних этапах ее онтогенеза
Диагноз и лечение психопатий
Клиника психопатий первой группы
Возрастные различия неустойчивых психопатических личностей
Истероидные личности
Психопатические личности с ведущим синдромом псевдологии
Распознавание психопатий первой группы
Гипертимические личности
Клиническая картина гипертимической личности
Диагноз гипертимической личности
Аутичные личности
Психастенические личности
Клиника и лечение психастенических личностей
Параноики и эпилептоиды -  психастенические личности
Распознавание психопатий второй   группы
Диагноз психопатий первой и второй группы - клинические примеры
Диагноз аутичных и психопатий второй группы
Клиника психопатий третьей группы
Клиника первого варианта психопатий третьей группы
Клиника психопатий третьей группы, второй разновидности
Клиника психопатий третьей группы, третьей разновидности
Распознавание психопатий третьей группы
Распознавание психопатий третьей группы и органической психопатии с патологическим формированием характера
Психопатии третьей группы и психопатоподобные состояния при процессуальных нервно-психических заболеваниях
Психопатии третьей группы и мозговые заболевания
Клиника врожденной нервности
Патогенетическая основа врожденной нервности
Клинические проявления врожденной нервности
Диагноз врожденной нервности
Причины и профилактика врожденной нервности
Синдром неодолимых влечений и импульсивных действий
Синдром неодолимых влечений - онанизм
Пиромания
Клептомания
Дромомания
Распознавание, течение, прогноз и лечение синдромов неодолимых влечений
Психотерапия пограничных форм психических расстройств
Физиотерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Светолечение и гидротерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Медикаментозное лечение пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика неустойчивых психопатических личностей
Лечебная педагогика аутистов

Дифференциальный диагноз органической психопатии приходится проводить и с текущими мозговыми заболеваниями, чаще всего с ревматическим энцефалитом или черепно-мозговой травмой.
Психопатоподобные состояния при ревматическом энцефалите распознаются на основании характерной для данной болезни триады психосенсорных, двигательных и эмоциональных нарушений, а также упорных расстройств сна. Диагностическое значение имеет и наличие признаков висцерального ревматизма.
Психопатоподобное состояние после черепно-мозговой травмы отличается от органической психопатии более резко выраженной истощаемостью при умственной и физической нагрузке, резким снижением памяти (словесной), наличием психосенсорных расстройств, более резкими колебаниями настроения. Неврологические симптомы, явления ликворной гипертензии, колебания сосудистого тонуса при черепномозговой травме выражены более отчетливо, чем при органической психопатии.
Органические психопатии эксплозивного типа, в клинической картине которых отмечаются резко выраженные аффективные взрывы, необходимо дифференцировать с вяло протекающими атипичными формами эпилепсии. В этих случаях решающее значение для диагностики имеет появление отдельных эпилептических пароксизмов. При органической психопатии не наблюдается характерной для эпилепсии вязкости аффекта и биполярности социальной установки. Мышление детей, страдающих органической психопатией, также отличается от мышления детей, больных эпилепсией: нет чрезмерной детализации, многословности, обстоятельности, свойственной последним.
В некоторых случаях даже при тщательном обследовании больного не удается провести дифференциальный диагноз органической психопатии от психопатоподобных состояний, если ограничиться данными психического состояния больного. Решающим для дифференциального диагноза в таком случае является критерий динамики клинической картины. Для этих целей важно использовать анамнестические данные о том, когда обнаружились изменения в поведении больного, в какой хронологической связи с перенесенным мозговым заболеванием. Всякое резкое изменение поведения больного (после перенесенной болезни), острое возникновение психопатического поведения у до того здорового ребенка, говорит скорее в пользу психопатоподобного состояния процессуального характера, чем органической психопатии. Психопатия, в основе которой лежит аномалия развития нервной системы, возникает не сразу после перенесенного мозгового заболевания, а формируется в течение длительного времени. Необходимо также учесть и возраст ребенка в момент начала мозгового заболевания. Чем моложе ребенок, тем больше данных предполагать возможность аномалии развития тех систем, которые в начале заболевания находились еще в зачаточном состоянии.
Большая динамичность клинических проявлений (при отсутствии новых патогенных агентов), возникновение новых симптомов, которые нельзя расценить как реактивные образования, дают основание предполагать процессуальную природу патологического поведения и противоречат диагнозу органической психопатии.
В отдельных случаях целям дифференциальной диагностики может служить и динамика неврологической картины болезни. Однако при большинстве нервно-психических заболеваний, протекающих с картиной психопатического поведения, неврологические очаговые симптомы выражены нерезко.
Дифференциально-диагностическое значение имеют и особенности обратного развития клинических проявлений. При психопатоподобных состояниях процессуального характера дальнейшая динамика зависит от характера патологического процесса, его тяжести и степени прогредиентности. Обратное развитие симптомов органической психопатии сравнительно больше зависит от возрастного развития больного. С годами двигательное возбуждение и повышенная эффективность стихают. В тех случаях, когда нет грубых расстройств мышления, больные становятся более приспособленными к жизни и труду. Динамика клинических проявлений зависит от среды и условий воспитания ребенка. Роль социальной среды в формировании клинических проявлений при органической психопатии значительно больше, чем при психопатоподобных состояниях процессуального характера.
Дифференциальный диагноз становится более трудным в тех случаях, когда психопатоподобное состояние под влиянием инфекции или черепно-мозговой травмы развивается у детей, обнаруживавших и до мозгового заболевания те или другие признаки психопатического поведения. В подобных случаях требуется решить, что в клинической картине патологического поведения должно быть отнесено за счет нового мозгового заболевания, какое патогенетическое звено является ведущим на данном этапе (процессуальные явления или врожденная аномалия развития). От разрешения этого вопроса зависит выбор лечебных и лечебнопедагогических мероприятий.
Клиническим примером может служить следующее наблюдение.

Мальчик 11 лет. Родители жалуются на непослушание, отказ от занятий в школе. Наследственность без отклонений. Во время беременности им у матери выраженный токсикоз на VII месяце. Кроме того, мать, будучи беременной, ушиблась, были кровотечения, однако роды наступили в срок. Раннее развитие запоздалое, говорить начал только в возрасте 3 лет. С самого раннего детства был очень беспокойным, чрезмерно подвижным, суетливым, никого не слушался. Семейная и бытовая обстановка удовлетворительная. В 5-летнем возрасте упал с чердачной лестницы, ушиб голову, лежал в больнице 10 дней с диагнозом сотрясения мозга. После этой травмы головы стал еще более трудным в воспитательном отношении, ни одной минуты не бывает спокойным, все время вертится, куда-то лезет. Частые аффективные вспышки. Появилось ночное недержание мочи. В школе с 7 лет, интереса к учебе не проявлял, легко утомлялся. К концу настоящего учебного года стал еще хуже учиться. Был оставлен на второй год в 3-м классе. Осенью исключен из школы из-за плохого поведения — срывал дисциплину, грубил учителям.
Были аффективные вспышки, избивал детей. В семье никого не слушается, все время проводит на улице, возвращается поздно ночью, ночует на чердаках, ворует у матери деньги, тратит их на сладости. Был направлен в клинику.
Педагогическая характеристика из школы: во время занятий мешает работать всему классу, разговаривает, кричит, ходит по классу. На замечания учителя отвечает грубостями. Крадет вещи у товарищей и учителей. В своих поступках не сознавался. Был случай, когда он выбросил с 4-го этажа все чернильницы из класса.
По физическому развитию отстает от своего возраста. Со стороны внутренних органов изменений нет. Со стороны нервной системы: зрачки неравномерны, световая реакция вяловата, неустойчивая конвергенция, нистагмоидные толчки при крайних отведениях глазных яблок. Колейные рефлексы повышены, неравномерны (слева выше). Лабораторные данные (кровь, моча) без отклонений от нормы. При спинномозговой пункции обнаружено повышение внутричерепного давления. Состав спинномозговой жидкости без отклонений.
При поступлении хорошо ориентируется в окружающем, отрицает свое неправильное поведение дома. Жалоб никаких не высказывает, но при соответствующих вопросах выясняется, что у мальчика наблюдаются головные боли с тошнотой и головокружением, усиливающиеся при беге и нагибании, сенсорные нарушения (двоение мелких предметов, мелькание цветных кругов). Чтение затруднено из-за того, что строчки сливаются. Несколько эйфоричен. Держится свободно, нет чувства дистанции. Двигательно расторможен. Неуживчив с детьми, постоянно ссорится, исподтишка задевает, бьет маленьких, плюет на них. Чтобы привлечь внимание детей, исцарапал себе ногтями грудь.
Интеллект в пределах нормы, но мальчик совершенно неспособен работать, бросает начатое через 5—10 минут. К концу пребывания в клинике после проведенного лечения окреп физически, стал спокойнее, меньше ссорится с детьми. Однако по-прежнему неохотно занимается в классе и плохо успевает.

В данном случае неполноценность ребенка обнаружилась уже в раннем детстве и проявлялась в задержке развития речи и в повышенной двигательной и эмоциональной возбудимости. Можно предполагать, что патогенетической основой этой неполноценности является аномалия развития нервной системы в связи с токсикозом и ушибом матери во время беременности. Однако в клинической картине болезненного состояния в данный момент есть ряд новых симптомов, которые не могут быть объяснены только врожденной аномалией развития нервной системы. Эти симптомы появились после черепно-мозговой травмы и должны быть расценены как проявления именно этого страдания. К ним относятся сенсорные расстройства (двоение предметов, мелькание цветных кругов), головные боли с тошнотой и головокружениями, возникшие в последние годы. Усилилось двигательное беспокойство, появилась драчливость, стремление исподтишка задевать ребят. Наряду с повышенной подвижностью отмечается несколько повышенное настроение с эйфорической окраской. Интеллектуальная деятельность мальчика сильно нарушена, несмотря на сохранный интеллект.
Другими словами, в клинической картине болезненного состояния на данном этапе ведущим является дефект в связи с перенесенной травмой головы. Поэтому основное внимание следует уделять медикаментозной терапии: необходимо применять дегидратационные средства (внутримышечные инъекции сернокислой магнезии). Показано последующее лечение сном. Дозировка часов занятий и отдыха, построение урока, его содержание — все это требует тщательного врачебного контроля.
Важным для детской клиники является также вопрос разграничения случаев органической психопатии со сниженным интеллектом и олигофрении с психопатическим поведением. Считаем более целесообразным рассмотреть этот вопрос в книге об олигофрении.



 
« Клиническая электроэнцефалография   Клинические особенности задержки полового развития у девочек из деструктивных семей »