Начало >> Статьи >> Архивы >> Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Реактивные параноиды - Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Оглавление
Клинические лекции по психиатрии детского возраста
Пути развития пограничной психиатрии
Реактивные психозы и неврозы
Психическая травматизация - реактивные психозы и неврозы
Систематика реактивных состояний
Острые психогенные реакции шокового и субшокового характера
Клинические примеры психогенных реакций шокового характера
Реактивные депрессии
Реактивные параноиды
Неврастения
Течение и лечение неврастении
Невроз страха
Клиническая картина и течение невроза страха
Лечение, формы и патогенез неврозов страха
Истерия
Симптоматика истерической реакции
Течение и прогноз истерии
Лечение истерических реакций
Затяжные формы реактивных состояний
Невроз навязчивых состояний
Течение невроза навязчивых действий
Патофизиология и лечение невроза навязчивых действий
Моносимптоматические неврозы с вегетативно-соматическими расстройствами
Анорексия
Расстройства дыхания - моносимптоматические неврозы
Ночной энурез - моносимптоматические неврозы
Недержание кала - моносимптоматические неврозы
Ночной испуг
Расстройства речи - психогенные реакции
Лечение заикания
Функциональные тики - психогенные реакции
Реакция протеста
Активные реакции протеста
Течение реакции протеста
Лечение и профилактика реакции протеста
Изменение характера под влиянием неблагоприятных условий воспитания
Агрессивно-защитный тип изменения характера
Пассивно-защитный тип изменения характера
Инфантилизированный тип изменения характера
Патологические реакции в переходные возрастные периоды
Патологические реакции в первом пубертатном периоде
Патологические реакции в пубертатном периоде
Учение о психопатии
Причины психопатий
Определение понятия и диагностика психопатий
Группировка психопатий
Аномалия развития нервной системы по типу дисгармонического инфантилизма
Искаженное развитие - психопатии
Аномалия развития в связи с повреждением нервной системы на ранних этапах ее онтогенеза
Диагноз и лечение психопатий
Клиника психопатий первой группы
Возрастные различия неустойчивых психопатических личностей
Истероидные личности
Психопатические личности с ведущим синдромом псевдологии
Распознавание психопатий первой группы
Гипертимические личности
Клиническая картина гипертимической личности
Диагноз гипертимической личности
Аутичные личности
Психастенические личности
Клиника и лечение психастенических личностей
Параноики и эпилептоиды -  психастенические личности
Распознавание психопатий второй   группы
Диагноз психопатий первой и второй группы - клинические примеры
Диагноз аутичных и психопатий второй группы
Клиника психопатий третьей группы
Клиника первого варианта психопатий третьей группы
Клиника психопатий третьей группы, второй разновидности
Клиника психопатий третьей группы, третьей разновидности
Распознавание психопатий третьей группы
Распознавание психопатий третьей группы и органической психопатии с патологическим формированием характера
Психопатии третьей группы и психопатоподобные состояния при процессуальных нервно-психических заболеваниях
Психопатии третьей группы и мозговые заболевания
Клиника врожденной нервности
Патогенетическая основа врожденной нервности
Клинические проявления врожденной нервности
Диагноз врожденной нервности
Причины и профилактика врожденной нервности
Синдром неодолимых влечений и импульсивных действий
Синдром неодолимых влечений - онанизм
Пиромания
Клептомания
Дромомания
Распознавание, течение, прогноз и лечение синдромов неодолимых влечений
Психотерапия пограничных форм психических расстройств
Физиотерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Светолечение и гидротерапия в лечении пограничных форм психических расстройств
Медикаментозное лечение пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика пограничных форм психических расстройств
Лечебная педагогика неустойчивых психопатических личностей
Лечебная педагогика аутистов

Следующая форма реактивных психозов, еще более редко встречающаяся в детском возрасте, это реактивные параноиды.
В нашей клинике реактивные параноиды наблюдались главным образом в военные годы; в мирное время реактивные параноиды у детей встречаются исключительно редко.

В годы Великой Отечественной войны, когда параноидный тип реагирования стал одним из наиболее частых у взрослых, реактивные параноиды стали сравнительно чаще отмечаться и у подростков. Обобщая наблюдения нашей клиники за годы Отечественной войны, Е. Е. Сканави приводит 15 случаев реактивных параноидов у детей и подростков. Перечисляя факторы, способствующие учащению реактивных параноидов у детей в военное время, автор в качестве наиболее важных выделяет следующие.

  1. Особая ситуация военного времени (бомбардировка городов, близость к фронту, пребывание в оккупированных областях), питающая настороженность, недоверие — черты, не свойственные нормальной детской психике. Это постоянное перевозбуждение создает готовность к страху, который снижает критику, повышает наклонность к паранойяльному толкованию окружающего. К этому нередко присоединяются неблагоприятные факторы личной ситуации больного.
  2. Наличие травматизирующих переживаний определенного характера. В историях болезни этих детей встречаются такие указания, как взыскание за плохое поведение в школе, нарушение установленного порядка на работе и выговор начальника, насмешки товарищей и др. Во многих случаях параноид возникает при наличии борьбы личных интересов и долга перед коллективом.
  3. Дополнительные вредности, предшествующие началу патологической реакции (вынужденная бессонница в течение нескольких суток, перенесенные соматические заболевания, недостаточное питание и др.). У многих больных, страдающих реактивным параноидом, соматогенный фактор играет такую большую роль, что часто трудно решить, что является решающим в возникновении реакции: психогенный или соматогенный момент.
  4. Индивидуальные особенности преморбидного психического склада больного. К возникновению реактивных параноидов более предрасположены дети с недостаточной подвижностью нервных процессов при повышенной внушаемости и самовнушаемости.

Клиническая картина реактивного параноида развивается обычно остро или после кратковременного продромального периода, характеризующегося растерянностью, тревогой, бессонницей, иногда двигательной ажитацией. В остром периоде доминирующим является аффект страха с бредовым толкованием всего окружающего. Все принимает для больного особое значение: на него «смотрят», за ним «следят», о нем «говорят».
В качестве клинического примера остро развившегося реактивного параноида приведем следующую историю болезни (из работы Е. Е. Сканави).

Мальчик 14 лет. Находился под наблюдением в первые годы войны. Отмечается плохая успеваемость и недостаточная дисциплинированность в школе. За неделю до настоящего заболевания перенес грипп, после которого осталось астеническое состояние, утомляемость, головные боли, сонливость днем. День заболевания провел на вокзале (куда был послан отцом по делу) Вечером к нему подошел гражданин с просьбой объяснить ему, как проехать в какую-то подмосковную местность. Получив указание от мальчика, гражданин пошел не в ту сторону. Это показалось мальчику странным. Когда он снова заметил того же гражданина около себя, то это показалось уже подозрительным. Милиционер, которому мальчик заявил о своих подозрениях, поручил ему проследить за гражданином. Во время наблюдения мальчика вдруг охватил острый страх, он побежал домой, все ему казалось странным, собравшиеся у палатки люди его пугали.  Не найдя матери дома, он пошел к ней на работу, где рабочие также вызвали страх и подозрение. Сообщил о своих подозрениях главному мастеру. Дома мать застала мальчика напряженным, тревожным, ему казалось, что кругом диверсанты, высказывал идеи преследования и отравления, не пил воду, принесенную соседкой, боясь быть отравленным.
Физическое состояние отстает в развитии от возраста, истощен. Со стороны внутренних органов и нервной системы отклонений от нормы нет.
Первые 3—4 дня и в больнице отмечаются те же бредовые высказывания. Доступен, примитивен, мышление конкретное, вербальная память ослаблена; повышенная внушаемость. Практическая ориентировка достаточная
В последующие дни — нерезкие явления двигательной расторможенности, слегка эйфоричен, критически относится к своему бреду.
Катамнез через 2 года: здоров, работает, изменений личности не отмечается.

Как объяснить причину возникновения острого реактивного параноида в данном случае? Психоз возник в особой обстановке вокзала, в военное время, когда настороженность населения против вражеских шпионов была особенно велика. Следовательно, психогенный фактор, несомненно, играет большую роль в возникновении данной патологической реакции. В то же время нельзя исключить роль соматогенного фактора, ибо в тот день, когда возник острый параноид, мальчик находился в состоянии постинфекционной слабости после перенесенного гриппа (имелось резкое снижение функциональной активности коры больших полушарий).
Эти сомнения об этиологии острого параноида в отношении преимущественной роли соматогенных и психогенных факторов возникали у многих авторов, изучавших эти формы еще в довоенное время. Некоторые из них (И. В. Лыеаковский, П. Ф. Малкин) рассматривали данную болезненную картину, как выражение симптоматического психоза, связанного с соматогенным фактором. Е. А. Попов придает большое значение длительной бессоннице. Другие считали, что ведущую роль играют психогенные вредности.
Наиболее правильное разрешение данного спора, по нашему мнению, представлено в концепции С. Г. Жислина об острых реактивных параноидах.

Подчеркивая специфичность психогенного фактора в смысле особенностей ситуации (обстановка железнодорожного вокзала), автор в то же время указывает, что реакция не имела бы места при отсутствии соматогенного фактора.
Реактивный параноид может возникнуть не только при наличии остро возникшей патогенной ситуации, но и при более протрагированной психической травматизации. И в этих случаях большую роль в их возникновении играют дополнительные соматогенные вредности, действующие задолго до начала реактивного параноида. Эти соматогенные факторы приводят к патологическому изменению реактивности высших отделов нервной системы, и при наличии психической травмы (иногда даже незначительных по своему масштабу жизненно ситуационных трудностей) возникают затяжные формы реактивных психозов с клинической картиной бредового состояния.
Иллюстрацией сказанного может служить следующая история болезни.
Девочка 15 лет, интеллектуально отсталая, несамостоятельная, беспомощная, робкая, боязливая. Была напугана соседкой, которая сообщила ей об аресте матери Девочка остается дома одна, в тревоге за свою мать много плачет, не ест, почти не спит в течение 3 дней. Ей кажется, что все на нее смотрят, знают о ее «позоре» На 4-й день у девочки появляются признаки выраженного психоза; она растеряна, тревожна, тосклива, высказывает бредовые идеи отношения: все о ней говорят, над ней смеются. Такое состояние с небольшими колебаниями отмечается и в клинике, хотя патогенная ситуация разрешилась для девочки благоприятно. В физическом состоянии ее отмечаются явления истощения и гиповитаминоза; со стороны внутренних органов отклонений от нормы нет. Признаков органического поражения головного мозга также не отмечается. В течение 3-месячного пребывания в клинике девочка постепенно становится спокойнее, критически относится к своим болезненным высказываниям. Выписана в хорошем состоянии.
И в данном случае психогенно возникшего реактивного параноида патогенные соотношения являются сложными. Соматогенный фактор (истощение, гиповитаминоз), создавший патологически измененную реактивность высших отделов нервной системы и тем самым способствовавший возникновению готовности к бредовым психогенным реакциям, бесспорно, имел большое значение.
У следующего больного причиной параноидной реакции явился внутренний конфликт, возникший в связи со столкновением двух мотивов: чувства долга и боязни выдать товарища.
Мальчик 15 лет учится в ремесленном училище. До 12 лет жил в деревне с матерью. Тяжелых инфекционных заболеваний и травм головы не было. Был веселым, общительным ребенком, имел много товарищей. С 12 лет живет в семье отца и мачехи, которая относится к мальчику недружелюбно, наказывает за ночной энурез, которым мальчик страдает с детства. В ремесленном училище ему учиться трудно, несмотря на исполнительность и аккуратность.

В клинику был доставлен в состоянии растерянности, тревоги, большого аффективного напряжения. Речь замедлена, так же как и все психические реакции. Сам отмечает, что «в голове что-то путается, все забыл...» Высказывает идеи самоуничижения: «заболел... потому что глуп... не интересовался книгами». Постепенно, в течение нескольких дней, стал спокойнее и рассказал о причине заболевания, которую он описывает следующим образом: был дежурным, видел в проходной будке, как мальчик взял без спроса ключи от кладовой, за которую отвечает дежурный. Мальчик, взявший ключи, пригрозил избить его, если он выдаст. В течение нескольких дней мучился, не знал, что делать. Когда рассказал администрации обо всем случившемся, сразу заболел, стало страшно, чувствовал себя виноватым, боялся, что его изобьют.
Физическое состояние мальчика отстает от возраста. Питание понижено, глуховатые тоны сердца. Другие внутренние органы без отклонений от нормы. Со стороны нервной системы недостаточность зрачковой реакции на конвергенцию, тремор пальцев рук и век. Ярко-красный дермографизм, акроцианоз. Исследование крови и спинномозговой жидкости не показало отклонений от нормы.
Мальчик находился в клинике 2 месяца, в течение которых перенес два однотипных и кратковременных приступа психоза. В течение нескольких дней растерян, тревожен, высказывает идеи самообвинения. После первого приступа, длившегося неделю, наступило состояние астении и повышенной утомляемости, плаксивости. Последние 3 недели перед выпиской спокоен, бодр, критичен к прежним болезненным высказываниям. Проявляет себя как общительный, спокойный, хороший товарищ, добросовестный, уживчивый. Интеллектуальное развитие значительно ниже его возраста. Мышление конкретное, обнаруживает большую внушаемость.
Катамнез через год: здоров, работает, никаких изменений личности нет.
Течение острого реактивного параноида обычно кратковременное. Длительность исчисляется днями (от 5 до 10 дней). До полного выздоровления нередко в течение нескольких дней наблюдается астеническое состояние с тревогой и подавленностью либо психомоторная расторможенность с эйфорической окраской настроения.
Наряду с кратковременными наблюдались и затяжные формы реактивных параноидов длительностью от одного до 2—3 месяцев. Затяжной характер реактивного параноида отмечается обычно лишь при наличии определенных условий: дополнительных соматогенных факторов и определенных преморбидных особенностей больного, как низкий интеллект, тугоподвижность нервных процессов, повышенная сензитивность, впечатлительность, внушаемость и самовнушаемость.
Больные, страдающие реактивным параноидом, обычно нуждаются в стационировании в специальное психиатрическое учреждение. В домашней обстановке они могут быть оставлены лишь в тех случаях, когда удается установить психиатрический надзор. Необходимо учесть, что на высоте аффекта страха при наличии идей преследования и виновности у этих больных возможны импульсивные акты и суицидальные попытки. При затяжном течении психоза показана инсулинотерапия, переливание крови. Большое значение имеет трудовая терапия.
Наиболее положительный эффект мы получали от трудовой терапии на свежем воздухе.

О кататоноподобных реакциях психогенного происхождения  было уже упомянуто. Как указывалось, у детей в связи с повышенной иррадиацией нервных процессов (тормозного) легко возникают состояния ступора под влиянием различных раздражителей, сверхсильных для нервной системы данного ребенка. При шоковых формах они наблюдаются сравнительно чаще, чем при подострых психогенных реакциях. При определенных условиях реактивный ступор принимает кататоноподобную окраску. Реактивные психозы с кататоноподобными явлениями чаще встречаются тогда, когда психическая травмa падает на предварительно измененную патологическую почву.



 
« Клиническая электроэнцефалография   Клинические особенности задержки полового развития у девочек из деструктивных семей »