Начало >> Статьи >> Архивы >> Клинические особенности задержки полового развития у девочек из деструктивных семей

Клинические особенности задержки полового развития у девочек из деструктивных семей

С.Л. Левенец, В В. Перевозчиков.

Украинский НИИ охраны детей и подростков

Доказано, что различные проявления неполноценности женской половой системы в детородном возрасте не редко являются следствием тех патологических изменений, которые возникли еще в период становления ее функции. Так, известно, что инфантилизм у взрослых женщин сопровождается первичным и вторичным бесплодием, другими нарушениями генеративной и менструальной функций, которые приводят к снижению рождаемости и, следовательно, естественного прироста населения. Начальным этапом этого состояния является задержка полового развития (ЗПР). Ранняя диагностика и своевременная коррекция этого заболевания относится к важным проблемам гинекологической эндокринологии.
ЗПР - полиэтиологическое заболеванием. В большинстве работ, посвященных вопросам возникновения данной патологии указывается на воздействия большого числа неблагоприятных факторов на развивающийся женский организм. Негативные социальные факторы, в частности, деструктивные семьи, рассматриваются в лучшем случае как общеповреждающие. Неполные семьи, один из вариантов деструктивных семей - это не столько количественное изменение состава семьи, сколько генератор постоянно травмирующих импульсов, вызывающих отклонения в организме, отрицательно сказывающихся на психосоматическом развитии, приводя его к задержке, которая сопровождается повышением частоты нервно-психических расстройств, снижением социальной адаптации. Возникающие при этом отклонения показателей, которые отражают функциональное состояние организма, характерны для хронического эмоционального стресса. В экспериментальных и клинических работах было показано, что эмоциональный стресс приводит к подавлению активности гипотоламо-гипофизарного комплекса, снижению чувствительности гонад к гонадотропинам. У девочек в пубертатном периоде эти нарушения могут клинически проявиться расстройством полового развития. Это предположение подтверждено результатами проведенного в УНИИ ОЗДП эпидемиологического обследования подростков. Установлено, что среди девочек-подростков, воспитывающихся в неполных семьях, нарушение менструальной функции и полового развития регистрируется достоверно чаще чем в полных семьях (16,4% и 10,6% соответственно; Р<0.01). В структуре гинекологических заболеваний у них первое место занимает ЗПР (более половины всей гинекологической патологии).
Учитывая изложенное, нельзя исключить, что ЗПР у девочек из неполных семей имеет определенные особенности клинических проявлений заболеваний и заслуживают особо пристального внимания гинекологов-эндокринологов.

Для выявления особенностей клинического течения ЗПР обследовано 130 подростков с ЗПР 13-17 лет. Из них 47 девочек воспитывались в условиях неполной семьи (основная группа) и 83 в полных семьях (контрольная группа). Возрастной состав и степень выраженности патологии в обеих группах была одинакова.

Известно, что ЗПР относится к числу генетически детерминированных заболеваний. Более, чем в 70% случаев девочки имеют отягощенную наследственность по нарушению функций половой системы. Этот показатель в обеих сравниваемых группах был одинаковым.
Девочки из неполных семей в 2,5 раза чаще рождались в состоянии асфиксии (32,3% против 13,5% в полных семьях; Р<0,05).Инфекционный индекс (3 и более острых инфекционных заболевания ) у больных из неполных семей так же был выше (30,5% против 16,6% в полных; Р<0,05).

При оценке показателей физического развития в момент первого обследования установлено, что больные основной группы в 2,5 раза чаще имели гармоничное развитие (24,4% против 9,3% из полных; Р<0,05) и в 1,5 раза реже имеют выраженный дефицит массы тела, что вероятно, обусловлено изменением активности коры надпочечников.

У больных в полных и неполных семьях одинаково часто встречались экстрагенитальные заболевания. Однако структура сопутствующей патологии была различной. Частота болезней пищеварительной системы тракта и ЦНС, в 2 раза чаще регистрировалась у девочек из полных семей, эти заболевания могут служить основным фактором риска или даже непосредственной причиной формирования ЗПР у них.

Анализ данных рентгенологических исследований показал, что частота дефицита оссификации и его выраженность, а так же изменения на рентгенограммах черепа в виде эндокраниоза или других особенностей, косвенно свидетельствующих о наличие ликворной гипитертензии и венозного застоя, в обеих группах наблюдается с одинаковой частотой.

Несмотря на то, что степень выраженности ЗПР в обеих сравниваемых группах была практически одинаковой, синдром неправильного пубертата у девочек из неполных семей в 3,6 раза отмечался чаще чем у больных из полных семей (26,1% и 7,2% соответственно; Р<0,01). Так же достоверно чаще в этой группе у больных 15-18 лет регистрировались признаки гиперандрогении (12,1% против 5% в полных семьях; Р<0,05).
Таким образом у половины девочек фоном на котором формируется ЗПР служит отягощенная наследственность по нарушениям функции половой системы. Роль различных факторов риска у больных из полных и неполных семей возможно не одинакова. Очевидно, механизмы формирования патологии у больных из сравниваемых групп имеют отличие. На это указывает различная частота встречаемости отдельных симптомов, связь которых с определенным гормональным фоном была доказана сотрудниками НИИ ОЗДП в предыдущие годы.

По материалам Третьего международного  симпозиума Компании Ново Нордиск (Дания) для врачей - эндокринологов "Проблемы детской эндокринологии" - 17-19 сентября 1998 года, Крым, Украина.

 
« Клинические лекции по психиатрии детского возраста   Компенсация СД и процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантная система крови детей »