Начало >> Статьи >> Архивы >> Клинико-рентгенологическая диагностика дисплазий скелета

Остеогенез скелета в норме - Клинико-рентгенологическая диагностика дисплазий скелета

Оглавление
Клинико-рентгенологическая диагностика дисплазий скелета
Введение
Остеогенез скелета в норме
Несовершенный фиброгенез
Полиоссальная фиброзная дисплазия
Монооссальная и монолокальная фиброзная дисплазия
Сочетанные формы фиброзной дисплазии - болезнь Олбрайта
Синдром Морганьи
Черепно-ключичный дизостоз
Пикнодизостоз
Черепно-лицевой дизостоз
Остеодисплазия Мелника—Нидлза
Челюстно-лицевой дизостоз
Болезнь Пайла
Хрящевые дисплазии
Эпифизарные дисплазии
Спондилоэпифизарные дисплазии
Спондилоэпиметафизарные дисплазии
Псевдоахондроплазия
Множественная эпифизарная дисплазия
Точечная эпифизарная дисплазия
Гемимелическая эпифизарная дисплазия
Локальная эпифизарная дисплазия тазобедренного сустава
Диастрофическая дисплазия
Болезнь Волкова
Спондилокостальный дизостоз
Синдром Клиипеля—Фейля—Шпренгеля
Трихоринофалангеальная дисплазия
Физарные дисплазии
Гипохондроплазия
Экзостозная хондродисплазия
Локальные формы физарных дисплазий
Дисплазия вертлужной впадины
Болезнь Эрлахера—Блаунта
Дисплазия шейки плеча
Болезнь Маделунга
Дисплазия-дизостозы
Метафизарные дисплазии
Дисхондроплазия
Синдром Маффуччи
Метафизарные хондродисплазии
Собственно костные дисплазии
Болезнь Камурати—Энгельманна
Мелореостоз
Остеопойкилия
Мраморная болезнь
Миелосклероз
Болезнь Педжета

Скелет человека в своем развитии повторяет все стадии онтогенеза и филогенеза, свойственные эволюции животных (класс хордовых). Наряду с этим в процессе филогенеза у человека возникли особенности, характерные только для него. Это так называемая гоминоидная триада, которая наряду с развитием ассоциативной деятельности центральной нервной системы и членораздельной речью включает прямохождение с опорой на две ноги (ортоградность, бипедность) и функциональную приспособленность верхней конечности как органа труда, обеспечивающего точность манипулирования. Эти особенности оказали сильное влияние на формообразование скелета у человека. У него изменилась кривизна позвоночного столба, уменьшилось число позвонков, стало иным соотношение верхних (шейных) позвонков с костями черепа и нижних (поясничных) с костями таза. Стала более короткой и широкой грудная клетка, уменьшилось число ребер, изменилось соотношение их с грудиной. Изменилось положение лопаток и тазовых костей, в бедренных костях возник выраженный шеечно-диафизарный угол, перестроился свод стоп. В связи с увеличением головного мозга изменилось соотношение мозгового и лицевого черепа. Основные же черты процесса остеогенеза сохранились такими, какими были много столетий назад. Остались те же источники окостенения, порядок появления точек окостенения и наступления синостозов. Не изменились также признаки старения скелета.
Скелет развивается и перестраивается путем метапластической), фибропластического, энхондрального, перихондрального и интерстициального костеобразования. В разные возрастные периоды эти процессы протекают по-разному. В процессе превращения первично возникающего из эмбриональной мезенхимы мембранозного (перепончатого) скелета в костный происходят сложные и неодинаковые изменения костей. Окостенение части костей скелета, так называемых покровных, или первичных (кости свода черепа, лицевого черепа, нижняя челюсть и ключица, за исключением ее акромиального конца), происходит двухфазно, т. е. путем непосредственной оссификации их перепончатой закладки. Остальные кости (вторичные или премордиальные) проходят более сложный, трехфазный цикл развития — из перепончатого скелета в хрящевой, а затем в костный.
К моменту рождения у плода уже полностью сформирован «прообраз скелета» — его уменьшенная в размерах модель, в которой представлены все три фазы ее развития, в том числе и окостенение. У новорожденного окостеневшими являются диафизы трубчатых костей, ключица, ребра. Точки окостенения имеются на протяжении всего позвоночника (кроме копчика), в телах и дугах позвонков, костях черепа, нижней челюсти, телах тазовых костей, лопатках и грудине, смежных эпифизах бедренных и большеберцовых костей и коротких костях — таранной, пяточной и кубовидной. Наличие перечисленных точек окостенения свидетельствует о доношенности плода и нормальном ходе остеогенеза. Процесс остеогенеза наиболее просто протекает в покровных костях: в их перепончатой закладке без предварительного образования хряща путем прямой метаплазии возникает точка окостенения, из которой оно в последующем распространяется на всю кость.                                                                                     
Сложно происходит остеогенез вторичных костей,  особенно трубчатых. Их первичная закладка представляет собой комплекс мезенхимальных клеток и  промежуточной массы. В начале 2-го месяца эмбрионального развития мезенхимальные клетки начинают, также путем прямой метаплазии, превращаться в хрящевые, которые активно продуцируют межклеточное вещество — хондрин, составляющее основную массу эмбрионального хряща. На 5-м месяце развития плода мезенхимальные закладки всех вторичных костей уже трансформировались в хрящевые. На их поверхности остается лишь небольшой мезенхимальный слой — надхрящница. Особенностью хрящевой ткани является диффузный характер ее питания. В хряще нет сосудов. Проникновение в хрящ сосудов и усиление его кровоснабжения приводят к дегенерации и рассасыванию хряща. Именно с этого и начинается процесс его замещения костью.
Если длительность существования перепончатого скелета относительно небольшая и количество костей, формирующихся на его основе, незначительно, то эволюция хрящевого скелета — хондрогенез — продолжается очень долго, и большинство костей скелета хондрального происхождения. Начавшись на ранних этапах эмбрионального развития, хондрогенез прекращается лишь по окончании роста скелета, т. е. к 20—25 годам жизни. На этом длительном отрезке времени он протекает с разной интенсивностью и прогрессивные процессы его роста постепенно сменяются регрессивными — дегенерацией и рассасыванием. В скелете взрослого человека хрящ в норме остается в очень небольшом количестве в виде суставного хряща и синхондрозов, а также межпозвоночных дисков, играющих особую роль в статике и кинематике позвоночника. Замещение хрящевого скелета костным в процессе эволюции видов было обусловлено не только потребностью в его большей прочности и устойчивости, но и большей жизнеспособностью и функциональной лабильностью костной ткани по сравнению с хрящевой.
В первой половине эмбрионального периода развития скелета преобладает хондрогенез. Остеогенез начинается лишь во второй его половине. После рождения оба эти процесса вначале идут параллельно, затем остеогенез начинает преобладать. Энергия хрящеобразования исчерпывается, и хрящ замещается вначале примитивной волокнистой костной тканью, которая в последующем перестраивается в функционально более совершенную пластинчатую. Остеогенез в различных костях протекает по-разному, но везде он тесно связан с развитием сосудистой сети и кровоснабжением кости. Наиболее сложно протекает остеогенез в трубчатых костях. Их диафизы окостеневают в пренатальном периоде. Окостенение начинается одновременно в центре хрящевой закладки кости и по ее периферии (энхондрально и перихондрально). В надхрящнице, окутывающей хрящевой зачаток, на уровне диафиза начинают размножаться специфически дифференцированные мезенхимальные костеобразовательные клетки — остеобласты и остеокласты. Остеобласты продуцируют волокнистую субстанцию, которая, пропитываясь солями извести, превращается на поверхности хряща в первый слой кости — надхрящница становится надкостницей. В дальнейшем вследствие активной деятельности клеточных элементов надкостницы от периферии к центру напластовываются все новые и новые слои кости, в результате чего диафиз увеличивается в объеме  растет в толщину — аппозиционный рост).
Одновременно через надкостницу в кость проникает большое количество сосудов. Часть из них разветвляется в периферических слоях образовавшейся костной ткани и становится основой будущей остеонной системы (гаверсовы каналы), являющейся структурной особенностью коркового слоя диафизов. Часть сосудов проникает в середину диафиза (будущая система питающей артерии), где начинается процесс дегенерации и резорбции хряща. Образуется постепенно увеличивающаяся костномозговая полость, одновременно развивается костный мозг, заполняющий эту полость. Кость в процессе фило- и онтогенеза развивается из первичной мезенхимы, которая дифференцируется в остеобластическом и ангиобластическом направлениях, костные структуры формируются одновременно с элементами крови и кость включается в общую систему кроветворения.  Метафизарные зоны диафизов, эпифизы и апофизы развиваются из разных точек окостенения. У концов окостеневших диафизов продолжает активно размножаться физарный хрящ (метафизарная зона роста), и трубчатые кости за счет этого увеличиваются в длину. Короткие трубчатые кости — моноэпифизарные и растут за счет одной метафизарной зоны. Длинные трубчатые кости — биэпифизарные, рост их обеспечивают две ростковые зоны. Активность их роста различна. Так, в нижних конечностях наибольшей активностью обладают метафизарные зоны костей коленного сустава. Однако активность роста малоберцовой кости превышает активность роста большеберцовой.

Конечности новорожденного
Рис. 1.1. Конечности новорожденного. Области суставов хрящевые, а — нижняя конечность; 6 — верхняя.

В верхней конечности наибольшей активностью обладают проксимальный конец плечевой кости и дистальные концы костей предплечья, причем активность роста лучевой кости выше, чем локтевой, что особенно проявляется при нарушениях развития скелета. Поскольку у конца окостеневшего диафиза заканчивается активно функционирующая надкостница и физарный хрящ покрыт надхрящницей, которая не может выполнять функцию периостального костеобразования, хрящ разрастается и в поперечнике, вследствие чего увеличивается толщина растущей части кости. Благодаря этому сохраняется (в нормальных условиях развития) соотношение между поперечниками метафиза и также продолжающего расти хрящевого эпифиза. Одновременно с ростом физарного хряща в нем начинается процесс окостенения. Он идет послойно — фаза за фазой— в направлении от диафиза к эпифизу. В первом слое хряща у конца окостеневшего диафиза вследствие проникновения сосудов начинается процесс дегенерации, сопровождающийся размягчением, рассасыванием и одновременной кальцификацией хряща и формированием на его месте костных структур. Этот слой получил название «слой препараторного обызвествления». Отложение извести в распадающемся хряще происходит при участии ферментов, действующих па соединения фосфорной кислоты с глюкозой (щелочная фосфатаза, фосфорилаза).
Остальной хрящ продолжает расти, его клетки усиленно размножаются, выстраиваясь в столбики вдоль длинника кости (рис. 1.2). Затем процесс дегенерации возникает в следующем слое хряща у конца диафиза хрящ также замещается костной тканью. И так слой за слоем, пока не израсходуется энергия роста физарного хряща и не произойдет полное замещение его костном тканью. В ряде случаев этот послойный процесс окостенения получает отображение на рентгенограмме в виде нескольких поперечно идущих тяжей уплотнения, соответствующих последовательно возникающим зонам препараторного обызвествления. В дальнейшем они как не имеющие функционального значения рассасываются (рис. 1.3).
Параллельно с остеогенезом метафизарных зон диафизов происходит окостенение эпифизов и апофизов в них (за исключением смежных эпифизов бедренной и большеберцовой костей) уже в постнатальном периоде появляются самостоятельные точки окостенения, получившие название «постоянные».
* Длинные трубчатые и плоские кости (тазовые и лопатка), а также некоторые короткие (позвонки, пяточная) имеют добавочные костные образования, служащие для прикрепления связок и сухожилия. Они получили название «апофизы» и окостеневают отдельно.
Процессы остеогенеза в метафизе трубчатой кости

Рис. 1.2. Процессы остеогенеза в метафизе трубчатой кости 
1 — зона гиалинового хряща; 2 — зона активно размножающегося хряща 3 — зона дегенерации хряща; 4 — зона периостального костеобразования; 5 — зона энхондрального костеобразования; 6 — формирование костно-мозговой полости и развитие костного мозга. 

В каждой трубчатой кости, точнее в каждом суставном конце кости, имеется строго определенное число постоянных точек окостенения. Так, в проксимальном конце плечевой кости три точки окостенения: одна для головки (эпифиз) и две для большого и малого бугорков (апофизы), а в ее дистальном конце четыре: две для головчатого возвышения, из которого формируется и наружный вал блока, и внутреннего вала блока (эпифиз) и две для наружного и внутреннего надмыщелков (апофизы). Точки окостенения в норме возникают в соответствии с так называемым возрастным календарем. Они появляются в определенные сроки и в определенной последовательности (точки окостенения апофизов и непостоянные точки окостенения обычно позднее точек окостенения соответствующих эпифизов). Это позволяет судить о соответствии остеогенеза возрасту. Следует лишь помнить, что время появления точек окостенения зависит не только от возраста, но и от пола, конституциональных особенностей, состояния эндокринной системы и даже от принадлежности к определенной этнической группе и географического пояса земного шара, в котором расположено место жительства данного лица.
препараторные обызвествления кости
Рис. 1.3. Множественные  препараторные обызвествления сохранившиеся после наступления синостоза.

Остеогенез в эпифизах протекает так же, как в физарном хряще, т. е. энхондральным путем. Из надхрящницы в эпифиз (или апофиз) проникают сосуды и костеобразующие элементы — остеокласты и остеобласты. Точка окостенения, появляющаяся в центре хрящевой закладки эпифиза, начинает увеличиваться, одновременно продолжается рост окружающего ее хряща. Постепенно рост хряща замедляется и, когда эпифиз достигает соответствующих размеров, прекращается. Продолжается лишь его окостенение путем дегенерации и рассасывания хряща с обызвествлением и формированием костных балок. Рассасывание хряща не приводит к образованию полости, как в диафизе, возникают лишь межбалочные пространства, в которых развивается костный мозг, т. е. формируется губчатая кость. Окостенение в эпифизе распространяется в основном в сторону сустава, где в процессе замещения хряща костью остается лишь его тонкий слой, покрывающий свободную поверхность эпифиза, который трансформируется в суставный хрящ, структура которого имеет функционально обусловленные особенности.
По мере исчезновения хряща окостеневающие поверхности метафизов, эпифизов и апофизов сближаются друг с другом и, наконец, соприкасаются. Наступает последний этап остеогенеза — синостозирование, т. е. слияние отдельно окостеневающих частей трубчатой кости в единое костное целое (рис. 1.4). Этот процесс имеет некоторые особенности. Окостеневшая поверхность эпифиза, обращенная к метафизу, хрящ которого не участвует в росте кости в длину, обычно ровная. Окостеневшая поверхность метафиза, хрящ которого растет в сторону эпифиза, удлиняя кость, неровная, так как интенсивность его роста на разных участках неодинакова. На центральных участках он заканчивается раньше, чем на периферических, вследствие чего окостенение здесь наступает раньше и синостозирование начинается от центра, в то время как по периферии еще могут оставаться неокостеневшие участки физарного хряща, что особенно заметно при нарушении развития скелета. В местах слияния окостеневших частей кости возникает плотный костный тяж — физарный шов (физиологическая костная мозоль), который сохраняется на протяжении продолжительного периода времени. Синостозирование, как и появление точек окостенения, происходит в соответствии с возрастом. В каждой кости синостоз происходит в разное, но строго определенное время. Так, в верхней конечности первым наступает синостоз в I пястной кости (в возрасте 11 —13 лет), а последним — синостоз в дистальном конце лучевой кости (22—24 года), причем эпифизарный шов в нем может сохраняться до 35—40 лет. Наступление синостоза в ранние или поздние сроки свидетельствует о нарушении темпа развития скелета.
Процесс окостенения трубчатой кости
Рис. 1.4. Процесс окостенения трубчатой кости (схема).
1 — эмбриональный хрящ; 2 — периостальное костеобразование слоя; 3 — образование костно-мозговой полости; 4 — энхондральное губчатых структур метафиза; 5 — появление ядер эпифизах; 6 — зоны синостозов (физарный шов).

Окостенение мелких костей запястья и предплечья как и эпифизов, происходит энхондральным путем, с  разницей, что на завершающем его этапе происходит также периостальное костеобразование. Точки окостенения в этих костях возникают в разное время соответственно возрастному календарю, и окостенение постепенно распространяется на всю толщу кости. На суставных поверхностях сохраняется слой хряща, на остальном протяжении кости надхрящница, трансформируясь в надкостницу, продуцирует тонкий поверхностный слой компактной кости. Так же формируются и апофизы плоских костей — тазовых и лопаток, тела которых окостеневают еще в пренатальном периоде. Синостозы апофизов плоских костей наступают одними из последних в скелете.
По наступлении всех синостозов рост скелета прекращается, однако и у взрослых сохраняется потенциальная энергия костеобразования. Она проявляется в процессе физиологической перестройки костных структур, при повышенной функциональной нагрузке на какой-либо отдел скелета, различных патологических состояниях, и костеобразование осуществляется остеопластическим, интерстициальным и фибропластическим путем. Функциональная полноценность костной ткани связана именно с лабильностью ее структуры и постоянной готовностью к перестройке в соответствии с требованиями организма.
Очень сложно происходит  развитие и формирование позвоночника. Это осевой скелет тела, образовавшийся на очень отдаленных этапах эволюции животных, давший название целому классу их — «хордовые». Первично возникший как спинная струна — хорда, он претерпел значительные изменения в процессе эволюции, приспосабливаясь к функциональным запросам и среде обитания определенного вида животных. Это происходило в течение очень длительного периода времени вплоть до появления нового вида — человека, который принял вертикальное положение, в результате чего переместился центр тяжести тела и были предъявлены новые требования к позвоночнику. Если на предыдущих этапах эволюции изменения осевого скелета у разных видов животных происходили и наследственно закреплялись на протяжении очень больших отрезков времени, то история развития человека как самостоятельной ветви животного мира насчитывает немногим более 2 млн. лет. Тем самым позвоночник человека со всеми возникшими в нем изменениями является филогенетически самым «молодым» к далеко еще не «устоявшимся» отделом скелета. Вот по чему у человека наиболее часто встречаются всевозможные аномалии, варианты и отклонения развития именно позвоночника и его производных (ребра и грудина), начиная со случайно обнаруживаемого незаращения дуг Lv или S1 и кончая рахишизисом, несовместимым с жизнью.
Эмбриональное развитие позвоночника человека повторяет все предыдущие фазы филогенеза. Он закладывается в виде спинной струны — хорды — и проходит все три фазы трансформации — перепончатую, хрящевую и костную, причем в первые месяцы эмбрионального развития эти фазы сосуществуют. Лишь к 4-му месяцу перепончатый позвоночник полностью замещается хрящевым, а окостенение в нем начинается уже в конце 2-го месяца. Особенностью формирования позвоночника является и то, что он развивается из мезобласта — среднего зародышевого листка и, формируясь, окружает хорду —  его основу, которая развивается из энтобласта — внутреннего зародышевого листка, и спинной мозг, который возникает из клеток эктобласта— наружного зародышевого листка, т. е. формирование позвоночника происходит на стыке трех зародышевых листков. Более того, хорда и спинной мозг (нервная трубка) закладываются в виде двух сплошных непрерывных тяжей, а позвоночник— симметрично по обе стороны от них в виде мезенхимальных скоплений, разделенных на отдельные сегменты — склеротомы. Постепенно разрастаясь кпереди и кзади, эти скопления соединяются, образуя кольцо вокруг хорды и нервной трубки, из передней части которого в последующем формируется тело позвонка, а из задней — дуга с отростками. Таким образом, с самого начала, еще в перепончатой фазе, позвоночник закладывается как парное образование, разделенное по длине па сегменты. Каждая пара сегментов отделена от другой межсегментарной прослойкой, в которую проникают межсегментарные сосуды, и каждый сегмент развивается самостоятельно. Со 2-го месяца начинаются редукция хорды и очень сложный процесс пересегментацпи склеротомов, обусловленный функциональными запросами формирующегося мышечного аппарата.
В каждом склеротоме обосабливаются его верхняя и нижняя части, прилежащие к межсегментарной прослойке. Из этих двух частей соседних сегментов и межсегментарной прослойки с проходящими в ней сосудами и формируется первичный позвонок — склеромер, который превращается сначала в хрящевой, а затем в костный. Оставшаяся средняя часть склеротома, наиболее отдаленная от сегментарных сосудов, трансформируется в межпозвоночный диск. В процессе редукции хорда исчезает на уровне тел позвонков, а на уровне дисков ее остатки трансформируются в их пульпозное ядро. Следы пересегментацпи еще в течение длительного периода отчетливо выявляются на рентгенограммах новорожденных в виде капала сегментарных сосудов в окостеневшем теле позвонка.
Образование хряща в позвонках начинается одновременно с пересегментацией. Вначале хрящ образуется раздельно в переднем (в теле) и заднем (в дуге) отделах. На 4-м месяце уже весь позвонок становится хрящевым. Однако еще до окончания этого процесса, с 3-го месяца, в нем начинают возникать в определенной последовательности — от краниального конца позвоночника к каудальному — точки окостенения. Они появляются почти одновременно в телах и дугах (несколько позже) позвонков. Несмотря на раннее пренатальное появление точек окостенения, в постнатальном периоде процесс окостенения идет гораздо медленнее и заканчивается к 20—25 годам, а некоторые отделы (копчиковые позвонки, передние отделы ребер, мечевидный отросток грудины) остаются хрящевыми.
В литературе приводятся разноречивые мнения о количестве точек окостенения в позвонках. Число первичных точек окостенения, по данным разных авторов, колеблется от 3 до 8, число вторичных достигает 10. Это объясняется, по-видимому, не только тем, что авторы определяют его в разное время, но и тем, что число точек окостенения действительно неодинаковое. В теле позвонка, в его центре, возникает одна первичная (срединная) точка окостенения, но в ряде случаев могут образоваться две точки, которые располагаются рядом или одна позади другой, а затем сливаются. В дугах позвонков с каждой стороны, т. е. в полудугах, которые не только окостеневают, но и в хрящевой фазе формируются раздельно, постепенно соединяясь между собой и телом позвонка, обычно возникает одна точка окостенения. Однако первичных точек окостенения может быть две и даже три: переднелатеральная, из которой окостеневают корень (ножка) дуги и основание дугоотростчатого (суставного) отростка; среднелатеральная, от которой начинается окостенение пластины дуги и основания поперечного отростка, и заднелатеральная, которая является началом окостенения заднего отрезка дуги (задняя стенка спинномозгового канала) и основания остистого отростка, окончательно формирующегося при слиянии полудуг. Эти три точки окостенения в каждой полудуге могут существовать в течение очень небольшого периода времени и, сливаясь, образуют единую точку окостенения.
Существование множественных точек окостенения является причиной возникновения таких аномалий развития позвонков, как клиновидные и в виде бабочки задние и боковые позвонки, и вариантов расщепления дуг, например spina bifida posterior. Наряду с этим некоторые авторы считают, что, поскольку дуги с их отростками у взрослых построены в основном из компактного костного вещества, они окостеневают как диафизы трубчатых костей, т. е. за счет остеопластической функции надкостницы.
Таким образом, в норме к моменту рождения точки окостенения имеются в телах и дугах всех позвонков, кроме копчиковых, которые являются рудиментом бывшего хвоста, ставшего ненужным человеку. После рождения к 3-м годам начинают сливаться окостеневающие полудуги, в месте слияния которых образуется остистый отросток. Их слияние идет сверху вниз от Сш к Liv, причем дуга Lv сливается позже всего — в 10—12 лет (может остаться и неслившейся). На протяжении 3— 8 лет происходит слияние дуг с телами позвонков. В отростках дуг (остистого, поперечных, верхних и нижних суставных) остаются неокостеневшими лишь их концы — апофизы. В них гораздо позже первичных, в 10—15 лет, появляются вторичные точки окостенения, которые в 13—20 лет сливаются с отростками.
В теле позвонка после появления первичных точек окостенения остается большая прослойка еще неокостеневшего хряща. Это зоны роста позвонка, за счет которых его тело увеличивается в длину в обе стороны (вверх и вниз). В них продолжается активный рост хряща, а в последующем происходят его дегенерация и формирование трабекул губчатого костного вещества. Таким образом, в теле позвонка происходит такой же остеогенез, как и в метафизарных зонах длинных (биэпифизарных) трубчатых костей. К нему лишь присоединяется перихондральное костеобразование за счет надхрящницы, расположенной по периферии, в результате превращения которой на уровне тел позвонков в надкостницу на их наружной поверхности образуются слои компактного костного вещества, благодаря этому увеличивается толщина позвонков (в поперечнике). Так же окончательно формируются и дуги с отростками.
Таким образом, позвоночник — это сложное производное эндосмального и энхондрального остеогенеза. Периостальное костеобразование в нем, так же как и в других коротких губчатых костях, играет небольшую роль как заключительный этап, формируя тонкую пластинку коркового слоя на наружной поверхности. По окончании окостенения тела позвонка костные трабекулы на середине его верхней и нижней площадок утолщаются, конденсируются (как бы спрессовываются), образуя более плотную замыкающую пластинку с множеством мелких отверстий (ситевидная, сетчатая, продырявленная пластинка).
Начиная с 3—5 лет в процессе роста еще не окостеневшего хряща его участки, расположенные по краям тел позвонков, начинают постепенно обосабливаться. Они не принимают участия в росте тела позвонка и формируются в краевые хрящевые канты (лимбусы), которые окостеневают отдельно от тела. В них врастают сосуды, идущие продольно, по ходу сосудов в 8—9 лет возникают вторичные точки окостенения, которые могут располагаться цепочкой, постепенно сливаясь. К 14—16 годам лимбус, который формируется быстрее у нижних краев тел позвонков, окостеневает, а к 18—20 годам синостозирует с телом позвонка, окончательно моделируя его форму. Первыми начинают формироваться и окостеневать лимбусы нижнегрудных и верхнепоясничных позвонков (Т v 11—Lin).
Одновременно с ростом и окостенением тел позвонков идет формирование межпозвоночных дисков. Происходит сложная трансформация прослойки эмбриональной мезенхимы с остатками хорды, оставшейся после пересегментации закладки позвоночника. Эмбриональный гиалиновый хрящ, образовавшийся на ее месте, постепенно превращается в фиброзно-волокнистое, очень прочное и в то же время достаточно эластичное образование— фиброзное кольцо. Гиалиновый хрящ остается лишь в виде двух тонких пластинок у верхней и нижней поверхности, плотно срастаясь с замыкающими (ситовидными) пластинками тел двух соседних позвонков, и оказывается вместе с ними вставленными, как в рамку, в окружающий их краевой кант — лимбус. Дериват хорды, оставшийся в центре фиброзного кольца, трансформируется в 4—5 лет в новое образование с совершенно иными функциональными свойствами — в пульпозное ядро (геллертово ядро).
Соотношение хрящевой и костной частей позвоночного столба, чередование которых обусловлено функциональными запросами, с возрастом изменяется. У новорожденного хрящевые диски составляют почти 50% позвоночного столба, у взрослого — только 25%. При наличии 29 позвонков (не считая копчиковых) имеется только 23 межпозвонковых диска: первый между С2— С3, последний между Lv—Si. Строение всех 23 дисков одинаковое, но они отличаются высотой и расположением в толще диска пульпозного ядра, которое является основой гидродинамической системы позвоночного столба, что скоррелировано с кривизнами и двигательными запросами каждого отдела позвоночника. Одинаковое строение имеют и все позвонки от СП) до Lv, отличаясь лишь размерами, которые постепенно увеличиваются в каудальном направлении. Все процессы формирования тел и дисков, а также взаимоотношений между ними заканчиваются к 20—25 годам.
Многие авторы, в том числе и G. Schrnorl, рассматривают соединения между телами позвонков и дисками по аналогии с другими суставами скелета как своеобразные интрасоматические соединения. Они приравнивают замыкающие (ситовидные) пластинки тел позвонков к субхоидральный пластинкам суставных поверхностей эпифизов, гиалиновые пластинки дисков — к суставным хрящам, его фиброзное кольцо — к капсуле сустава, а мякотное ядро — к суставной полости. Однако эта аналогия условна, так как биомеханика позвоночника значительно отличается от биомеханики истинных суставов. В связи с ортостатическим положением тела человека и перемещением центра его тяжести в процессе филогенеза особые требования предъявляются к краниальному и каудальному концам позвоночного столба. Пять крестцовых позвонков, от которых не требуется подвижности и на которые приходится наибольшая статическая нагрузка, передающаяся через тазовое кольцо па нижние конечности, сливаются еще в хрящевой стадии, не: окостенение их идет раздельно. На уровне каждого позвонка в пренатальном и постнатальном периодах появляется множество первичных, а затем и вторичных точек окостенения, образование которых заканчивается в 14—16 лет, а полное слияние и окостенение всего крестца происходят к 18—20 годам.
К краниальному концу позвоночника предъявляются другие требования. Он должен обеспечить баланс головы с сохранением ее равновесия при вертикальном положении тела и достаточный объем движений. В связи с этим изменилась форма первых двух шейных позвонков — атланта и аксиса, которые образовали с затылочной костью очень сложный сустав головы, состоящий из шести анатомически обособленных- суставов, объединенных в одно функциональное целое. Это филогенетически самый «молодой» отдел позвоночника.
Все изложенное выше свидетельствует об очень сложном, многоэтапном и длительном развитии скелета.



 
« Клинико-гормональная характеристика подростков, лечившихся от крипторхизма   Клиническая анатомия сердца »