Начало >> Статьи >> Архивы >> Комплементарная медицина

Биоценозы болезней - Комплементарная медицина

Оглавление
Комплементарная медицина
Биоценозы болезней
Саморегуляция квазибиоценозов
Ложное эго
О физическом смысле принципа самопознания
Актуализация рефлективных альтернатив
Биологический фундамент комплементарной медицины
Декомпенсированное функциональное напряжение в генезе патологических
процессов
Эволюция организмов и эволюция патогенезов
О состоянии некоторых направлений исследований в комплементарной медицине
Теоретические предпосылки иридорефлексологии
Лазероиридорефлексотерапия в экспериментальных исследованиях
Применение лазерорефлексотерапии при лучевой патологии
Лазероиридорефлексотерапия на моделях кожных ран и асцитного рака Эрлиха
Диагностика по радужной оболочке глаза в клинической практике
Электропунктурная диагностика
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями сердечно-сосудистой системы
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями нервной системы
Электропунктурные показатели при опухолях грудной железы
Применение электромагнитных волн миллиметрового диапазона в экспериментальных исследованиях
Гомеопатия: медицинские и биофизические аспекты
Основные принципы гомеопатии
Гомеопатические лекарства
Симптомы, связанные с органами, локальные симптомы с модальностями
О биофизической интерпретации принципа иерархического соответствия
в гомеопатии
Биологическая симметрия
Биологическая симметрия: начало исследований
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей легких
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей
молочной железы
Оптическая активность воды и водных систем
Водные структурно-информационные матрицы оптически активных веществ и смесей
Самоиндукция оптической активности воды
Оптическая активность водных матриц сывороток крови с опухолями
Об уравнении состояния водного Фрактала
Ультраобъединение, семантические пространства
Гипотеза о туннелировании электронов между зеемановскими подуровнями
О возможной альтернативной интерпретации эффекта Коттона
Основные принципы синтетической врачебной стратегии
Медицина и целеполагание
Нестандартный анализ и фрактал числовых систем
Заключение
Conclusion

Глава 1
ЗДОРОВЬЕ, БОЛЕЗНИ И ЛЕЧЕНИЕ

  1. Биоценозы БОЛЕЗНЕЙ

Понятие “эпидемиология” в сознании инфекциониста неразрывно связано с понятиями “инфекционная болезнь” и “инфекционный агент”. Само слово “эпидемия”, как известно, в дословном переводе означает полюдье, т. е. передачу болезни от больного здоровому, заражение здорового больным. Поэтому с точки зрения инфекциониста довольно странно звучат термины типа “эпидемиология инфаркта миокарда”, “эпидемиология язвы желудка” и т. п. Однако первое же знакомство с основами психофизиологии, особенно учения о психосоматических болезнях, заставляет признать, что с точки зрения психофизиолога термины такого рода вполне правомочны. Но нет сомнения и в том, что их употребляют без всякого обоснования. В самом деле, сам по себе стохастический характер заболеваемости никак нельзя считать серьезным основанием для применения к заведомо неинфекционным заболеваниям термина “эпидемиология”, автоматически подразумевающего заражение. Так почему же все-таки этот термин используется как интуитивно-очевидный и причем здесь психофизиология? Попробуем сопоставить некоторые широко известные определения и факты.
Все процессы, происходящие в живом организме, выступают как безусловные раздражители. Однако в каждый момент жизни организм взаимодействует также с другими внутренними и внешними раздражителями. Поэтому каждый процесс, происходящий в организме, становится основой для формирования обширного комплекса условных связей. Все остальные (дополнительные к нему) факторы внутренней среды, равно как и все внешние раздражители, выступают при этом в качестве условных раздражителей. Система условных связей такого рода неизбежно иерархична.
Действительно, целостные комбинации (связные комплексы) условных и безусловных раздражителей создают вполне специфичные распределения возбуждения и торможения в центральной нервной системе (ЦНС). Такие комплексы сами по себе могут выступать в качестве как безусловных, так и условных раздражителей. Детерминированные внешними и внутренними ритмами последовательности включения таких условных реакций во времени, в свою очередь, могут быть условными реакциями и составляют функциональные стереотипы.
Структурная основа такого функционального стереотипа может, в меру своей стабильности и способности к самоподдерживающемуся существованию, рассматриваться как своеобразный квазиорганизм, который выступает в качестве паразита или симбионта реального организма. Эволюция взаимоотношений квазиорганизма и породившего его (и одновременно служащего ему средой обитания) организма, можно полагать, подчиняется общему закону эволюции паразитизма.
Этот закон, как известно, состоит в следующем. Уничтожение (умерщвление) как индивидуального хозяина, так и популяции хозяев биологически невыгодно для паразита, поскольку является тупиком его жизненного цикла. Тем более невыгодно оно для хозяина. Поэтому паразит и хозяин претерпевают взаимное структурное (в частности, антигенное) и метаболическое сближение, которое ведет к снижению вирулентности паразита и одновременно к увеличению широты его распространения. В пределе паразитизм переходит в симбиоз, наиболее ярким примером может служить симбиогенное происхождение митохондрий и хлоропластов. На промежуточных этапах такая эволюция паразитизма проявляется:
а)  снижением тяжести заболевания; б) расширением его распространенности, особенно за счет появления большого числа атипичных и переходных форм.
Предполагаемое соответствие эволюции квазиорганизмов этому закону должно быть обусловлено тем, что подсознательные процессы обучения вообще, в частности импритинг, создают основу для своеобразного заражения здоровых особей (индивидуумов) функциональным стереотипом, характерным для определенного заболевания или по крайней мере для предрасположенности к нему. Так, хорошо известен функциональный стереотип, характерный для людей, склонных к сердечно-сосудистым заболеваниям. Внешне он проявляется бурным эмоциональным реагированием на различные раздражители. Если в семье или другом коллективе имеются люди “инфарктного” типа, то их функциональный стереотип (включая, естественно, не только внешние поведенческие, но и служащие для них фундаментом глубинные нейрофизиологические и биохимические реакции) довольно легко подсознательно усваивается окружающими. Однако в случае “заражения” функциональными стереотипами, как и настоящими паразитами, в популяции всегда имеются особи, устойчивые к такому “заражению”. Все эти утверждения, очевидно, справедливы и для противоположного типа реагирования, известного в медицинской литературе как “раковый”. Такой тип реагирования характеризуется также достаточно бурными эмоциями, но большей частью они фрустрированы и внешне почти не проявляются. В результате — угнетенное состояние, склонность к депрессии. Отметим, кстати, что человек с ярко выраженным депрессивным типом реагирования едва ли явным образом “заразится” эмоциональным буйством потенциального инфарктника. Скорее всего, он даст на это буйство реакцию, свойственную ему самому, т. е. депрессивную. И наоборот.
За примерами таких психических “заражений” далеко ходить не нужно. Каждый читатель легко отыщет их в собственной семье и среди знакомых. А уж любой психоневролог в своей практике знает их многие десятки. Отметим только, что “парадоксальные” эффекты заражения (вспомним “раковую” реакцию на “инфарктный” стереотип) хорошо известны в обычной инфекционной патологии. В основе их лежит неспецифическое ослабление защитных реакций организма. Классический пример — бурная манифестация латентной герпетический инфекции при заражении практически любым инфекционным агентом, даже при отсутствии клинической картины заболевания, вызванного самим агентом суперинфекции.
Общеизвестно также, что вполне определенные функциональные стереотипы, охватывающие все уровни функциональной организации от субклеточного до поведенческого, характерны для предрасположенности не только к раку, сердечно-сосудистым заболеваниям и психозам, но и к болезням печени, почек, сахарному диабету и др.
Анализ старой медицинской литературы позволяет провести и другие интересные аналогии между инфекционными и неинфекционными заболеваниями, уже непосредственно касающиеся их эволюции. Например, в XV — XVI вв., когда сифилис только появился в Европе, сифилитик, не подвергавшийся лечению, погибал в течение нескольких недель. Однако процент сифилитиков среди населения был невелик. В настоящее время заболеваемость сифилисом значительно возросла и в ряде регионов мира продолжает увеличиваться. Зато не леченный сифилитик может жить и довольно хорошо себя чувствовать на протяжении нескольких лет. Аналогичная ситуация с пневмококковыми инфекциями известна врачам еще лучше. В начале нашего века преобладающей формой такой инфекции была круппозная пневмония. В настоящее время такая форма крайне редко встречается в клинической практике. Зато резко возросла частота затяжных и хронических пневмоний, причем вызываемых отнюдь не только пневмококком.
Это — инфекционные заболевания. Но весьма близкая картина отмечается психиатрами в отношении так называемых больших психозов — шизофрении и маниакально-депрессивного психоза. По сравнению с концом прошлого века и даже с 20 — 30-ми годами нашего частота этих заболеваний во всем мире возросла весьма значительно. Однако в первую очередь это произошло за счет почти не встречавшихся ранее переходных и атипичных форм. Что сделало почти неприменимыми классификации форм этих психозов, разработанные 60 — 80 и даже 30 — 40 лет назад. Кроме того, резко возросло количество пациентов с так называемыми пограничными заболеваниями.
Сказанное позволяет ставить вопрос о необходимости создания новой отрасли медицины — функционально-стереотипической паразитологии (ФСП). Основные ее атрибуты можно определить так.
Предмет ФСП — исследование заболеваний неинфекционной этиологии как комплексов квазиорганизмов, эволюционирующих в соответствии с основным законом эволюции паразитизма.
Объект ФСП — квазиорганизмы (функциональные стереотипы) как интегральные детерминанты патогенеза заболеваний; популяционные отношения и эволюция квазиорганизмов; квазибиоценозы.
Метод ФСП — психофизиологическое и биохимическое исследование жизнедеятельности квазиорганизмов в свете законов популяционной динамики и биоценологии.
Задача ФСП — разработка алгоритмов специфического уничтожения паразитических квазибиоценозов.
Здесь уместно высказать принципиально важное предостережение. Может показаться заманчивым видеть задачу ФСП не в уничтожении квазипаразитов, а в переводе их в разряд симбионтов. На первый взгляд, этот путь может весьма эффективно обеспечить сохранение здоровья пациента. Неприемлемость такого подхода состоит в том, что на самом деле он действительно приведет к сохранению здоровья, но не пациента, а практически совершенно нового существа. Вступая в симбиоз с функциональностереотипическим квазипаразитом, пациент превращается в нейропсихологический фантом, известный под названием “зомби” и подчиненный биологически соединившимся с его личностью патологическим функциональным стереотипам. К сожалению, в настоящее время подобные явления носят массовый характер во всем мире, свидетельствуя о легкомысленном и безответственном отношении как врачей, так и пациентов к самой сущности понятий “здоровье” и “болезнь”. Такое положение вещей, конечно, совершенно неприемлемо. И единственным реальным способом улучшить ситуацию, видимо, является разработка синтетической врачебной стратегии, органически сочетающей методологические подходы позитивной и комплементарной медицины.



 
« Компенсация СД и процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантная система крови детей   Коррекция нарушений липидного обмена у детей страдающих инсулинзависимым сахарным диабетом с помощью электропунктуры »