Начало >> Статьи >> Архивы >> Комплементарная медицина

Применение электромагнитных волн миллиметрового диапазона в экспериментальных исследованиях - Комплементарная медицина

Оглавление
Комплементарная медицина
Биоценозы болезней
Саморегуляция квазибиоценозов
Ложное эго
О физическом смысле принципа самопознания
Актуализация рефлективных альтернатив
Биологический фундамент комплементарной медицины
Декомпенсированное функциональное напряжение в генезе патологических
процессов
Эволюция организмов и эволюция патогенезов
О состоянии некоторых направлений исследований в комплементарной медицине
Теоретические предпосылки иридорефлексологии
Лазероиридорефлексотерапия в экспериментальных исследованиях
Применение лазерорефлексотерапии при лучевой патологии
Лазероиридорефлексотерапия на моделях кожных ран и асцитного рака Эрлиха
Диагностика по радужной оболочке глаза в клинической практике
Электропунктурная диагностика
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями сердечно-сосудистой системы
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями нервной системы
Электропунктурные показатели при опухолях грудной железы
Применение электромагнитных волн миллиметрового диапазона в экспериментальных исследованиях
Гомеопатия: медицинские и биофизические аспекты
Основные принципы гомеопатии
Гомеопатические лекарства
Симптомы, связанные с органами, локальные симптомы с модальностями
О биофизической интерпретации принципа иерархического соответствия
в гомеопатии
Биологическая симметрия
Биологическая симметрия: начало исследований
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей легких
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей
молочной железы
Оптическая активность воды и водных систем
Водные структурно-информационные матрицы оптически активных веществ и смесей
Самоиндукция оптической активности воды
Оптическая активность водных матриц сывороток крови с опухолями
Об уравнении состояния водного Фрактала
Ультраобъединение, семантические пространства
Гипотеза о туннелировании электронов между зеемановскими подуровнями
О возможной альтернативной интерпретации эффекта Коттона
Основные принципы синтетической врачебной стратегии
Медицина и целеполагание
Нестандартный анализ и фрактал числовых систем
Заключение
Conclusion

Учитывая большой интерес к изучению воздействия миллиметрового диапазона на биологические объекты, а также заманчивую перспективу применения этого фактора для целей иридотерапии, целесообразно было проследить эффекты, которые возникают при этом в изолированных культурах клеток.
Известно, что ЭМИ высоких частот нетепловой интенсивности может оказывать существенное влияние на различные живые организмы, а также на внутриклеточные структуры. Экспериментально установлен резонансный характер воздействия высокочастотного ЭМИ [130]. Предполагается, что действие ЭМИ в диапазоне крайне высокой частоты (КВЧ-диапазона) связано в основном не с возбуждением колебаний в биоструктурах, а с изменением тех или иных характеристик уже существующих в живом организме автоколебаний, в частности их спектра [123]. Эти процессы могут происходить в участках липидных остовов клеточных мембран, в структуре спиралей ДНК и РНК, в макромолекулах белков и пр. При этом если частота внешнего ЭМИ приблизится достаточно близко к частоте собственных автоколебаний одной из упомянутых групп молекул-осцилляторов, произойдут “захват” энергии и синхронизации автоколебаний внешним сигналом [311].
Синхронизация автоколебаний различных участков клеточных мембран может существенно влиять на процессы мембранного транспорта, и, следовательно, на свойства и жизнедеятельность клеток. При изучении процессов клеточного деления под влиянием ЭМИ КВЧ-диапазона нетепловой интенсивности отмечено действие на клетки — как стимулирующее, так и угнетающее их рост, деление, ферментативную активность. Так, ЭМИ в диапазоне частот 42,25 — 41,65 Гц подавляло размножение некоторых видов бактерий [312]. При 15-минутном облучении клеточных суспензий костного мозга мышей ЭМИ с частотой 34,3 ГГц и мощностью потока 100 мкВт/см2 наблюдали умеренное повышение пролиферационной активности клеток [388] примерно в 1,3 раза, а при изменении частоты волны на 0,01 ГГц эффект стимуляции исчезал. Экспериментально показано, что ЭМИ частотой более 50 ГГц препятствовало проявлению in vivo определенных жизненно важных процессов, а облучение клеток
ЭМИ с частотами 70 — 75 ГГц угнетало метаболизм клеток, защищая их тем самым от действия рентгеновских лучей [389]. При частотах ЭМИ 41,87; 41,81; 41,70 ГГц наблюдался эффект торможения роста бактериальной культуры, а излучение с частотой 64 — 76 и 66,71; ГГц тормозило рост кишечной палочки [312]. Действие ЭМИ частотой волны 68 ГГц стимулировало рост клеток [130]. Авторы предполагают, что описанные эффекты угнетения или стимуляции клеточного роста можно объяснить тем, что ЭМИ не вызывает непосредственно глубоких структурных изменений в молекулах ДНК вследствие малой энергии кванта по сравнению с энергией химических связей в молекуле, а по-видимому, нарушаются активность ферментов и их утечка из клеток, что ведет к изменению процессов пролиферации. Интересно, что описанные эффекты зависят от стадии клеточного цикла в момент облучения клеток ЭМИ [312].

Отбирали частоты диапазонов ЭМИ КВЧ, при которых не изменяется кинетика клеточного роста и пролиферации клеток, что позволяет изучить влияние миллиметрового излучения на биологически активные зоны радужной оболочки человека с целью получения терапевтического эффекта.
Исследования проводили на трансформированных мышиных фибробластах линии L929, линии SH2 [309] и нормальных фибробластах мыши, выращенных на твердой стеклянной подложке в питательной среде 199 с добавлением 10 % бычьей сыворотки. Воздействие ЭМИ на монослой клеточной культуры осуществляли с помощью генераторов типа Г4-141 и Г4-142 с частотными диапазонами 36 — 75 ГГц. Выходная мощность на волноводе составила 9 мкВт/см2, экспозиция облучения равнялась 15 мин, расстояние от волновода до клеточного монослоя составило 2 см. Исследовали влияние ЭМИ — как суммарного, так и отдельных частотных интервалов и отдельных частот, различающихся на 0,01 ГГц, а также на кинетику клеточного роста, морфологию, витальность, дифференцировку, ЭФП.
Генераторы ЭМИ указанного типа выбраны не случайно, так как они используются в клинике для лечения патологий желудочно- кишечного тракта, детского церебрального паралича, некоторых других заболеваний путем облучения рефлекторных корпоральных точек. Волновод генераторов при облучении клеток направляли перпендикулярно к стеклянной подложке с клеточным монослоем, предварительно отобрав из флаконов питательную среду и оставив над клетками слой жидкости не более 3 мм. Клетки облучали в стерильных условиях. Как в контрольных, так и в подопытных образцах определяли митотический индекс, скорость размножения, подсчитывая ежесуточно количество клеток в 1 мм питательной среды. Морфологию клеток описывали после воздействия ЭМИ и подсчитывали процент их гибели с помощью окраски витальным красителем тригановым синим. В смеси судан 3 + 4 клетки окрашивали для определения накопления в цитоплазме нейтральных липидов с целью выявления дегенеративных процессов с накоплением жиров или для определения возможного процесса дифференцировки трансформированных клеток в адипоциты — высокодифференцированные жировые клетки. В разные сроки после облучения ЭМИ клетки контрольных и подопытных образцов фотографировали с помощью микроскопа “Микрофот”. Митотический индекс облученных и необлученных клеток подсчитывали на 2-, 4- и 6-е сутки после воздействия на них ЭМИ, предварительно добавляя в культуру 0,0002 % колхицина. Метафазные пластинки окрашивали с помощью орсеина и подсчитывали в 10 полях зрения под микроскопом при увеличении х 400 как в контрольных, так и в подопытных препаратах.
Электрофоретическую подвижность клеток определяли методом микроэлектрофореза в электрофоретической камере до и после влияния ЭМИ на клеточную суспензию. Экспозиция микроволнового воздействия составила 15 мин [311], после чего клетки трижды отмывали по 15 мин в фосфатном буфере, концентрировали центрифугированием при 1000 об/мин и вносили в электрофоретическую камеру. Скорость прохождения облученных и необлученных трансформированных фибробластов по 50 клеток в каждом образце между электродами электрофоретической камеры подсчитывали с помощью сетки Горяева и секундомера. Проводили статистическую обработку полученных результатов. ЭФП клеток определяли для каждого из десяти частотных диапазонов.
Клеточная культура L929 представляет собой спонтанно трансформированные фибробласты подкожной соединительной ткани мышей линии С3Н, длительно пассируемой in vitro с 1940 г. Клон L929 является первой высоко гетерогенной клонированной линией, без четко выраженного модального класса и с большим размахом изменчивости (40 — 115 хромосом). Вторая изучаемая нами клеточная линия SH2 получена при трансформации эмбриональных фибробластов крысы Фишер ДНК аденовируса обезьяны SA7 и ДНК вируса гепатита В. Она обладает фенотипическими свойствами трансформированных культур: неограниченным ростом, способностью к росту без прикрепления к подложке и формированию в полужидком агаре 9,1 % колоний, прививается in vivo, вызывает образование опухолей у новорожденных крыс и хомячков, продуцирует специфический для вируса SA7 Т-антиген [309].
Прежде всего нужно отметить, что гибель клеток сразу же после облучения их микроволнами КВЧ-диапазона в интервале частот 36 — 55 ГГц не наблюдали. При окраске витальным красителем трипановым синим и подсчете живых клеток в камере Горяева в надсадочной жидкости обнаружили 10 — 30 погибших клеток в 1 мл питательной среды, что не отличалось от контроля и процента естественной гибели клеток в культуре. Морфология клеток на 1 —4- е сутки после облучения ЭМИ также была сходна с контрольной. Остальные параметры и характеристики жизнедеятельности облученных клеток в той или иной степени отличались от контроля. Так, при изучении динамики клеточного роста выявили следующие закономерности: ДНК-трансформированная клеточная культура SH2, как и нормальные мышиные фибробласты первичной посадки, оказались наименее чувствительными к воздействию ЭМИ, угнетения клеточной пролиферации в данном случае не выявлено, морфология клеток также не отличалась от контроля. Очень чувствительной к влиянию ЭМИ, особенно некоторых частотных диапазонов, оказалась трансформированная линия L929.
При воздействии ЭМИ на трансформированные фибробласты линии L929 наблюдали изменение кинетики клеточного роста, митотического индекса, величины ЭФП, морфологии клеток для различных частотных диапазонов. Угнетение клеточного роста сильнее проявилось при действии ЭМИ на клетки, взятые в опыт на стадии фазы стационарного роста, особенно застаревшие без смены питательной среды. Они имели вакуолизированную цитоплазму, пикнотическое ядро. Микроизлучение КВЧ-диапазона влияет на такие клетки при пересеве их в свежую питательную среду гораздо сильнее, чем на клетки той же линии, но взятые в опыт вначале лаг-фазы, т. е. примерно на 2-е сутки после посева. Это свидетельствует о повышенной реакции на ЭМИ клеток с нарушениями проницаемости клеточной мембраны.
Частотный диапазон 36 — 55 ГГц дробили на более мелкие, а именно: 36,1 —38,1; 38,1 —40,1; 40,1 —42,1; 42,1 —44,1; 44,1 — 46,1; 46,1 —48,1; 48,1 —50,1; 50,1 —52,1; 52,1 —54,1 и 54,1 — 55 ГГц для выявления самых активных в подавлении или стимуляции клеточной пролиферации. Результаты экспериментов показали, что максимальное подавляющее рост опухолевых клеток влияние оказывали ЭМИ следующих частотных диапазонов: 38,1 — 40,1; 38,0 — 42,1; 42,1 — 44,2; 44,2 — 46,1 ГГц. Особенно ингибировали клеточный рост частотный диапазон 42,1 — 44,1 ГГц на 61 % по отношению к контролю. Чтобы найти истинную резонансную клеточному размножению частоту, интервал 42,1 — 44,1 ГГц дробили на частоты, различающиеся на величину 0,01 ГГц, что является предельной разрешающей способностью данного типа генераторов. Оказалось, что микроволны с частотами 42,1 — 43,3 и 42,2 — 42,8 ГГц наиболее максимально угнетали клеточный рост трансформированной линии фибробластов L929 и, по-видимому, являются резонансными для процента пролиферации.

Результаты влияния микроволнового облучения трансформированных клеток приведены в табл. 13.
Из табл. 13 видно, что на частотных диапазонах 48,1 — 50,1 и 54 — 55,1 ГГц наблюдали стимуляцию клеточной пролиферации на 18 и 33,4 % соответственно по сравнению с необлученной ЭМИ культурой клеток.
При облучении клеток линии L929 с частотными диапазонами 42 — 44,1 и 44,1 — 46,1 ГГц наряду с угнетением клеточной полиферации наблюдали также изменения морфологии клеток. Так, на 5 —6-е сутки после облучения клеток и окраски их гематоксилинзозином и судан 3 + 4 замечено, что в центре препарата клеточный монослой гораздо менее плотный, чем по краям, а сами клетки накопили нейтральные липиды в цитоплазме, вакуолизированы, с явным проявлением всех признаков жировой дегенерации. По краям препарата плотность клеточного монослоя была сходной с контролем, признаки жировой дегенерации отсутствовали. Таким образом, можно сделать вывод, что подобные ’’выбоины” в клеточном монослое являются результатом действия на них ЭМИ. Замеченные ’’выбоины” в некоторой степени повторяли рисунок плоскости волновода генераторов ЭМИ. Описанные выше эффекты не наблюдали при работе с клетками нормальных мышиных фибробластов и трансформированных фибробластов линии SH2.
Не все частотные диапазоны оказывали влияние на клеточный рост и морфологию. Такие частотные интервалы, как 46,1 — 48,1; 48 — 52,1 и 52,1 — 54,1 ГГц не влияли на изучаемые характеристики клеточной жизнедеятельности, поэтому мы их обозначили как “нейтральные”. В данном случае не наблюдали изменения митотического индекса, ЭФП, витальности для всех трех изучаемых клеточных линий.

Для выявления более глубоких механизмов влияния миллиметрового излучения на трансформированные фибробласты линии L929 определяли величину ЭФП до и после облучения их ЭМИ. Известно, что отрицательно заряженная поверхность клетки притягивает из окружающей среды противоположно заряженные ионы, которые под воздействием электростатических сил стремятся приблизиться к ионизированным группам клеточной мембраны.
Таблица 13. Влияние микроволнового излучения КВЧ-диапазона на ЭФП и рост трансформируя иных клеток культуры L929


Частотные диапазоны ЭМИ, ГТц

Влияние ЭМИ на рост клеток в культуре, % контроля

ЭФП, % контроля

36,1—38,1

—27±4,6

—40±3,2

38,1—40,1

—30,2±5,2

—15±1,1

40,1-42,1

—35,0±5,8

—17±1,2

42,1-44,1

—61,5±8,3

—37±2,0

44,1—46,1

—48,1±7,6

—29±3,1

46,1—48,1

0

0

48,1—50,1

+ 18,0±2,2

—11±1,6

50,1—52,1

0

0

52,1—54,1

0

0

54,1—55,1

+33,4±5,0

—22±2,6

Примечание: Знак (—) — снижение пролиферативной активности и ЗФП, (+) — увеличение скорости роста.
В результате клетка оказывается окруженной двойным электрическим слоем. Потенциал такого двойного слоя называется Z-потенциалом, или электро-кинетическим потенциалом, который является лишь частью полного электрохимического потенциала клетки [375]. Величина ее Z- потенциала зависит от толщины двойного электрического слоя клетки: чем толще слой, тем больше величина Z-потенциала. Для нормального выполнения своих функций клетки должны иметь стабильный электрический заряд, который зависит от химической структуры их поверхностной мембраны и состава окружающей среды.
ЭФП, или скорость перемещения клеток, суспендированных в буферном растворе, в наведенном ЭП зависит от величины Z-потенциала и изменяется вместе с ним. При определении изоэлекгрического состояния клеток следует иметь в виду, что на величину pH их изоэлектрической точки существенно влияют продукты разрушения клеток, которые, адсорбируясь на поверхностной клеточной мембране, снижают ЭФП последних. Экспериментальные данные свидетельствуют, что метод ЭФП позволяет выявить очень слабые изменения состояния организма, перенесшего в прошлом воздействие ионизирующей радиации либо облучение электромагнитными волнами. Показано, что изменение структуры двойного электрического слоя вблизи заряженной мембраны при воздействии ЭМИ связано с изменением активности мембрано-связанных ферментов [375]. Продемонстрировано снижение ЭФП клеток крови после гамма- и нейтронного их облучения и отмечено осциллирующее колебание ЭФП. Предполагается, что облучение ионизирующей радиацией или ЭМИ приводит к увеличению представительства на клеточной поверхности центров связывания высокоактивных молекул, способных активизировать различные ферменты, отщепляющие положительно заряженные группировки, что, в свою очередь, может привести к росту суммарного отрицательного заряда клеточной поверхности и снижение ЭФП. Показано, что воздействие ЭМИ малой интенсивности приводит к уменьшению ЭФП эритроцитов крови [389].
Нашими исследованиями продемонстрировано, что микроволновое облучение трансформированных фибробластов линии L929 приводит к снижению их электрофоретической активности: в разной степени в зависимости от облучения различными частотными диапазонами (табл. 13). Из табл. 13 видно, что наибольшее снижение ЭФП клеток линии L929 наблюдали при облучении клеток следующими частотными диапазонами: 36,1 —38,1; 42,1 —44,1; 44,1 —46,1 ГГц. Интересен тот факт, что именно действие этих частот в наибольшей степени угнетает клеточную пролиферацию. Подобные исследования проводили и на первичных культурах нормальных фибробластов мышей, но достоверного снижения ЭФП при облучении ЭМИ не выявлено. По-видимому, фибробласты линии L929 имеют трансформированную клеточную мембрану, и воздействие микроволн изменяет ее Z-потенциал, в отличие от клеточной мембраны нормальных фибробластов. Следовательно, неповрежденные мембраны нормальных мышиных фибробластов обладают некоторой резистентностью к влиянию миллиметрового облучения КВЧ-диапазона, что подтверждается и результатами стабильной кинетики клеточного роста in vitro.
При суммарном облучении трансформированных фибробластов линии L929 поочередно всеми частотными интервалами или же сразу всем диапазоном ЭМИ в качающемся режиме выявили “нейтральное” действие такого рода излучения, что еще раз подтверждает гипотезу “резонансного” характера действия микроволн. Вероятно, эффект угнетения или стимуляция наблюдается лишь в том случае, когда “частотное окно” совпадает по спектру колебания с микроструктурами клетки и входит с ними в резонансное взаимодействие. И чем ближе испытуемая частота приближается к истинному значению автоколебаний клеточных структур, тем сильнее проявляется эффект влияния микроволн на жизнедеятельность клеток. При изменении значения частоты на 0,01 ГГц иногда наблюдали частичную или полную нейтрализацию эффекта угнетения или стимуляции пролиферации клеток. Эти явления наиболее выражены на следующих частотных диапазонах: 36,1 — 38,1; 44,1 — 46,1 и 54—55 ГГц, что сходно с данными, полученными на бактериальных культурах зарубежными исследователями [130].
С целью выявления эффекта усиления дифференцировки трансформированных фибробластов линии L929 изучали частотный диапазон ЭМИ 42,1 —44,1 ГГц, на котором происходило максимальное угнетение размножения опухолевых клеток, а именно — на 60 % контроля. Для проведения эксперимента диапазон ЭМИ “дробили” на частоты, различающиеся на 0,01 ГГц. При окраске препаратов в растворе судан 3 + 4 выявили накопление в цитоплазме клеток нейтральных липидов, но полного созревания фибробластов в адипоциты не происходило. Можно сделать вывод, что процесс дифференцировки фибробластов по адипоцитарному типу стимулируется, но не завершается. Для этого необходим комплекс дополнительных условий. Выявили, что максимальное число жировых включений вызывало облучение клеток частотами 46,2 —46,3 ГГц.
Таким образом, частотные диапазоны ЭМИ КВЧ по характеру воздействия на клеточную пролиферацию можно разделить на следующие частотные интервалы, “резонансные клеточному размножению”: 48,1 — 50,1 ГГц — стимуляция клеточного роста в среднем на 33 % по сравнению с контролем, интервалы 40,1 —42,1; 42,1 — 44,1; 44,1 —46,1 ГГц —эффект угнетения клеточной пролиферации в среднем на 45 % по сравнению контролем. Подобное действие микроволновое излучение оказывало только на трансформированные фибробласты линии L929 и не влияло на нормальные мышиные фибробласты и трансформированные клетки линии SH2. Установлены нейтральные частотные диапазоны, не оказывающие влияния на морфологию, ЭФП и размножение клеток линии L929, такие, как 46—48,1; 50,1 —52,1 и 52,1 —54,1 ГГц. Именно их в дальнейшем можно применять в исследованиях по иридопунктуре ЭМИ. Можно также сделать вывод, что трансформированные фибробласты SH2 приобретают резистентность к микроволновому воздействию, что имеет определенное теоретическое значение.
Угнетающее действие микроволн описанных выше частотных диапазонов проявляется в том, что их действие задерживает вступление клеток в логарифмическую стадию роста примерно на 10 ч по сравнению с контролем, о чем свидетельствует низкая митотическая активность на 2 — 3-е сутки после пересева. И наоборот, эффект стимуляции клеточной пролиферации частотным диапазоном 48,1 — 49 ГГц сопровождается уменьшением стадии покоя клеток после пересева примерно на 6,5 ч.

Поскольку ЭМИ КВЧ-диапазона оказывает определенное воздействие на клетки, ряд данных свидетельствует о проявлении синергизма при комбинированном применении ЭМИ КВЧ-диапазона и противоопухолевых препаратов, представляли интерес изучение их взаимодействия на клетки в культуре и выявление особенностей указанного воздействия на нормальные и опухолевые клетки. В качестве модели цитостатического действия использовали ранний эмбриогенез морского ежа. Для исследования характера влияния ЭМИ КВЧ-диапазона и противоопухолевых препаратов применяли лимфоциты периферической крови крыс 1,5 —2-месячного возраста и клетки лимфосаркомы Плисса. Из цитостатиков были выбраны препараты цисплатин и адриабластин. Для изучения ЭМИ КВЧ- диапазона использовали устройство “Порог”, генерирующее одиночные импульсы со средней мощностью излучения не более 1* 10“'2 Вт/см2 как прибор, широко применяемый в клинической практике.
Оценку влияния противоопухолевых препаратов в сочетании с ЭМИ КВЧ-диапазона на ранний эмбриогенез морского ежа проводили через 5, 10 и 24 ч после оплодотворения яйцеклеток. В контрольной суспензии оплодотворенные яйцеклетки на протяжении всего периода наблюдения находились в процессе активного дробления и к 24 ч достигли средней гаструлы 2. Аналогичная картина в поле зрения наблюдалась в первые часы и после инкубации эмбрионов морского ежа с противоопухолевыми препаратами. По мере увеличения инкубации с противоопухолевыми препаратами отмечалась задержка развития эмбрионов морского ежа. Увеличение концентрации цитостатиков приводило к более выраженному процессу торможения эмбриогенеза. При этом цитостатический эффект сдвигался влево. Принципиально иной цитостатический эффект обнаружили при сочетанном воздействии ЭМИ КВЧ-диапазона и цитостатиков. Торможение процесса эмбриогенеза отмечено в первые часы наблюдения. Гибель и лизис эмбрионов морского ежа происходили уже через 10 ч после инкубации. При анализе процесса эмбриогенеза через 24 ч установлено, что цитостатический эффект цисплатина увеличился в 2 раза, а адриабластина — в 20 раз.
Следовательно, в результате указанных видов воздействия развивается целый комплекс мембранных и внутриклеточных изменений, приводящих к нарушению процессов эмбриогенеза морского ежа. Основную роль “пускового агента”, по мнению разных исследователей [110], играют изменение мембранного потенциала и состояние цитоскелета.
Сходство транспортных процессов в мембранах оплодотворенных яиц морского ежа, соматических и лимфобластных клеток явилось основанием для последующего изучения этих процессов с использованием других подходов. Поэтому представилось целесообразным исследовать сочетанное воздействие цитостатиков и ЭМИ на электрофоретический заряд клеточной поверхности с целью расширения представлений о механизме действия противоопухолевых препаратов и явлений синергизма при наложении ЭМП КВЧ-диапазона.
В наших исследованиях величина ЭФП лимфоцитов при воздействии цисплатина и адриабластина существенно изменяется по отношению к контролю и имеет различные величины. При этом изменения для различных видов воздействия имеют свои особенности. Применение цитостатиков в комбинации с ЭМИ резко меняет как характер зависимости кривой ЭФП от времени воздействия, так и сами величины ЭФП. Примечательно, что все наблюдавшиеся изменения ЭФП были ранними, т. е. отмечались уже через 5 мин после начала воздействия. В последующие сроки характер реакции ЭФП на различные виды воздействия имел свои особенности. Так, при действии адриабластина наблюдалось дальнейшее увеличение ЭФП клеток. Через 15 мин отмечалось некоторое его снижение. Сочетанное применение адриабластина и ЭМИ приводило к “фиксации” достигнутых значений ЭФП.
При инкубации лимфоцитов с цисплатином ЭФП клеток повышалась в меньшей степени по сравнению с адриабластином. Кривая изменения ЭФП под влиянием ЭМИ была сходной с таковой динамики ЭФП лимфоцитов под действием платины. Совместное применение цисплатина и ЭМИ приводило к значительному увеличению ЭФП только в первые минута наблюдения, что может свидетельствовать о мембранной компоненте как первом звене реализации биологического действия указанных факторов.
Иная реакция наблюдалась при воздействии на лимфобластные клетки лимфосаркомы крыс. Так, в первые минуты после введения адриабластина ЭФП опухолевых клеток незначительно увеличивалась, а затем следовало резкое ее торможение. Следует отметить, что торможение ЭФП было обратимым. Реакция опухолевых клеток на введение цисплатина была более выражена и адекватна чувствительности нормальных клеток. При комбинированном воздействии характер кривой ЭФП опухолевых клеток принципиально отличался от таковой, описывающей реакцию клетки на введение цитостатика.
При сопоставлении реакции ЭФП нормальных и опухолевых клеток на обработку цитостатиками обращает на себя внимание подобие изменений ЭФП (не абсолютные значения, а их относительные величины) при действии цисплатина на лимфоциты и лимфобластные клетки. Характер действия адриабластина на лимфоциты выражен в гораздо меньшей степени, чем на лимфоциты. Реакция опухолевых клеток на ЭМИ принципиально отличалась от таковой нормальных клеток: различия были особо выражены в первые 15 мин. Поэтому комбинированное воздействия ЭМИ и цитостатиков привело к иному характеру изменения ЭФП: увеличение ЭФП лимфобластных клеток в данном случае было гораздо менее выраженным, чем при действии на лимфоциты.
Анализируя ЭФП клеток через 1 ч после начала воздействия, следует отметить функциональную “глухоту” опухолевых клеток по сравнению с лимфоцитами. Так, ЭФП лимфоцитов после комбинированного воздействия ЭМИ и цисплатина возросла на 97 %, в то время как лимфобластов повысилась только на 49 %; при воздействии ЭМИ и адриабластина ЭФП лимфоцитов увеличилась на 190 %, а лимфобластов —на 71 %. Интерпретируя коэффициент корреляции между ЭФП лимфоцитов и лимфобластных клеток при различных видах воздействия, можно предположить, что модифицирующее действие ЭМИ и цитостатиков у нормальных и опухолевых клеток реализуется на уровне мембранных процессов и клеточных сигналов.
Учитывая функциональные особенности плазматических мембран нормальных и опухолевых клеток и их различие в реакции на факторы экзогенного воздействия, можно предположить, что повышение эффективности цитостатиков наблюдается не столько за счет синергизма, сколько из-за повышения избирательности их действия.
Таким образом, отсутствие однонаправленности реакции нормальных и опухолевых клеток на воздействия ЭМИ КВЧ-диапазона служит основанием как для подбора оптимальных модификаторов биологического действия цитостатиков, так и для повышения избирательности их действия путем создания оптимальных схем и режимов введения препаратов [388, 389].
* * *
Внимательный читатель, конечно, заметил, что теоретические разделы 3.1 и 3.2 настоящей главы составляют диссонанс с разделом 3.3 и 3.4, где описывается положение дел в клинической практике и эксперименте. И этот диссонанс обусловлен, к сожалению, отнюдь не различием научных интересов авторов разделов или излюбленных ими стилей изложения. Причина его кроется в объективных различиях состояния теоретической и практической рефлексологии.

В фундаментальной рефлексологии исследователь имеет возможность строить концепцию на основе наиболее фундаментальных физиологических и биофизических закономерностей, т. е. что называется “из первых принципов”. В практической же рефлексологии исторически сложилась совершенно иная ситуация. Кажущаяся мировоззренческая и методологическая несовместимость традиционных учений восточной медицины и западной позитивной биологии привела к тому, что на протяжении многих десятилетий, еще до недавнего времени, европейский рефлексотерапевт — будь то клиницист или экспериментатор — был вынужден не столько строить целостные патогенетические концепции, сколько любыми доступными путями доказывать себе самому и своим коллегам, что рефлексология — не сказка, не воздушный замок, а совокупность методов, дающих реальные биологические эффекты.
При этом содержание понятия “доступные пути”, естественно, было различным для разных исследователей и в каждом конкретном случае определялось направленностью научных и клинических интересов автора, методической и технической оснащенностью исследований и т. п. В результате был накоплен обширный массив весьма разнородной биологической информации, однако определить место каждой конкретной ячейки этого массива в целостной системе биологического знания оказалось весьма проблематично.
Поэтому, отказавшись от каких бы то ни было попыток чисто вербально ’’сгладить” диссонанс между разделами данной главы, мы надеемся, что именно характер этого диссонанса поможет выяснить, каких именно данных в каждой конкретной области практической рефлексотерапии не хватает для того, чтобы получить возможность строить патогенетическую концепцию и соответственно терапевтическую стратегию на основе “первых принципов” физиологии и биофизики.
Все сказанное относится не только к рефлексотерапии, но и к другим областям комплементарной медицины: гомеопатии, электромагнитной терапии и др. Здесь имеют место примерно те же трудности субъективно-психологического характера, и поэтому точно так же происходит накопление разрозненных данных. Надеемся, что материал настоящей главы будет полезен не только рефлексотерапевтам.



 
« Компенсация СД и процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантная система крови детей   Компьютерная томография мозга »