Начало >> Статьи >> Архивы >> Комплементарная медицина

О биофизической интерпретации принципа иерархического соответствия
в гомеопатии - Комплементарная медицина

Оглавление
Комплементарная медицина
Биоценозы болезней
Саморегуляция квазибиоценозов
Ложное эго
О физическом смысле принципа самопознания
Актуализация рефлективных альтернатив
Биологический фундамент комплементарной медицины
Декомпенсированное функциональное напряжение в генезе патологических
процессов
Эволюция организмов и эволюция патогенезов
О состоянии некоторых направлений исследований в комплементарной медицине
Теоретические предпосылки иридорефлексологии
Лазероиридорефлексотерапия в экспериментальных исследованиях
Применение лазерорефлексотерапии при лучевой патологии
Лазероиридорефлексотерапия на моделях кожных ран и асцитного рака Эрлиха
Диагностика по радужной оболочке глаза в клинической практике
Электропунктурная диагностика
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями сердечно-сосудистой системы
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями нервной системы
Электропунктурные показатели при опухолях грудной железы
Применение электромагнитных волн миллиметрового диапазона в экспериментальных исследованиях
Гомеопатия: медицинские и биофизические аспекты
Основные принципы гомеопатии
Гомеопатические лекарства
Симптомы, связанные с органами, локальные симптомы с модальностями
О биофизической интерпретации принципа иерархического соответствия
в гомеопатии
Биологическая симметрия
Биологическая симметрия: начало исследований
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей легких
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей
молочной железы
Оптическая активность воды и водных систем
Водные структурно-информационные матрицы оптически активных веществ и смесей
Самоиндукция оптической активности воды
Оптическая активность водных матриц сывороток крови с опухолями
Об уравнении состояния водного Фрактала
Ультраобъединение, семантические пространства
Гипотеза о туннелировании электронов между зеемановскими подуровнями
О возможной альтернативной интерпретации эффекта Коттона
Основные принципы синтетической врачебной стратегии
Медицина и целеполагание
Нестандартный анализ и фрактал числовых систем
Заключение
Conclusion

Уникальное положение гомеопатии в системе медицинских знаний обусловлено сочетанием двух нетривиальных принципов, на которых она основывается: принципа подобия и принципа иерархического соответствия между коэффициентом деления (разведения) лекарственной субстанции и уровнем организации живой материи, на который способно оказывать воздействие данное разведение. Физиологическая и отчасти биофизическая интерпретация принципа подобия сегодня, на наш взгляд, наиболее полно представлена в работах ростовской школы физиологов [105, 106]. Этот вопрос рассмотрен Подробнее в главе 5. В отношении же биофизической интерпретации принципа иерархического соответствия сложившаяся ситуация оставляет желать много лучшего. Чтобы более адекватно осветить эту проблему, необходимо помнить, что область действия принципа иерархического соответствия естественным образом разделяется на две части:

  1. область сверхмалых вещественных дозировок лекарственных субстанций;
  2. область структурно-информационных матриц, или фантомов (СИМ), которые являются единственным действующим началом гомеопатического лекарства в тех случаях, когда коэффициент разведения лекарственной субстанции выходит за пределы числа Авогадро.
  1. О природе структурно-информационных матриц

Вопрос о физической природе СИМ в значительной степени рассмотрен в разделе 3.6.2. Однако он посвящен лишь одному (хотя, возможно, и наиболее важному) типу таких матриц —водным структурно-информационным матрицам (ВСИМ). В то же время лечебная практика гомеопатии убедительно демонстрирует, что материальным субстратом для формирования СИМ может быть не только вода, но и другая жидкость (например, этанол) и даже твердое вещество (например, сахар в сухом виде). Кроме того, даже ВСИМ рассмотрены в разделе не с самых общих позиций, а с позиций хиральности, т. е. с точки зрения тех специфических черт структуры жидкой воды, которые обеспечивают возможность формирования хиральных ВСИМ оптически активных веществ. Таким образом, вопрос о тех общефизических механизмах формирования СИМ, для которых хиральность не имеет решающего значения, остается в значительной степени открытым.

3.5.5.1.1. ЭНТРОПИЯ И ГОМЕОПАТИЯ

В предыдущих разделах настоящей книги неоднократно предпринимались попытки сопоставить известные закономерности гомеопатии с фундаментальными принципами физики и физиологии. Однако такие сопоставления объясняли далеко не все принципиально важные моменты гомеопатической терапии. В частности, практически совершенно не получило научно-позитивной трактовки утверждение большинства гомеопатов, что с повышением коэффициента деления (разведения) лекарственной субстанции мы получаем доступ к воздействию на все более высокие уровни регуляции функций организма (принцип иерархического соответствия). Не меньшую загадку составляет и операция, которую гомеопаты именуют потенцированием и которая на деле представляет собою встряхивание или круговое перемешивание раствора. В сложившейся ситуации естественно полагать, что неудача наших (да и не только наших) попыток объяснить эти феномены обусловлена недостаточностью существующих интерпретаций каких-то фундаментальных физических принципов.
Поскольку в данном случае речь идет о концентрационных зависимостях и путях передачи информации, логично предположить, что искомая недостаточность имеет место в трактовке такого фундаментального понятия, как энтропия, лежащего в основе не только термодинамики, а и теории информации. Действительно, легко убедиться, что хотя понятие энтропии в термодинамике (по Клаузиусу) и в теории информации (по Шеннону) определяется не одинаково, качественных концептуальных различий между указанными трактовками этого понятия нет. Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что
а)    в термодинамике энтропия есть мера вероятности нахождения данного элемента системы (например, данной молекулы газа) в заданном состоянии, в том числе в точке с заданными координатами;
б)   в теории информации энтропия есть мера вероятности того, что именно данный сигнал (элемент сообщения) несет заданную информационную нагрузку.
Таким образом, в обоих случаях вычисление величины энтропии дает возможность ответить практически на один и тот же вопрос: в какой мере затруднено определение состояния данного элемента системы в данный момент времени?
Однако ситуация, с которой мы имеем дело в гомеопатии и даже в работе со сверхмалыми дозами (концентрациями) веществ, вынуждает решать обратную задачу: если в системе возникло возмущение, то можем ли мы и с какой точностью определить, какой именно элемент системы является источником анализируемого возмущения? Или даже иначе: какова вероятность того, что присутствие указанного элемента (например, молекулы вещества) в данной системе (растворе) вызовет в ней заданную структурно-информационную перестройку?
Рассмотрим простейшую ситуацию. Пусть, например, в большой объем воды при О °С и нормальном атмосферном давлении (условиях фазового перехода) помещен кристаллик льда (центр кристаллизации). По мере кристаллизации воды ее энтропия по Клаузиусу будет, конечно, снижаться. Но при этом определить местонахождение исходного центра кристаллизации мы сможем со все меньшей и меньшей точностью. Наконец, после окончания кристаллизации всего объема воды вероятность того, что исходный центр кристаллизации имел координаты (а, б), можно будет определить лишь как 1 /N, где N — число элементарных ячеек структуры льда в объеме. Следовательно, со снижением энтропии объема воды одновременно будет повышаться энтропия “сообщения”, которое “посылает” нам центр кристаллизации.
Представим себе систему, состоящую из коллектора и N независимых источников. Пусть также коллектор содержит однородную среду, способную к структурным перестройкам под влиянием информации, поступающей из источников. Рассматривая систему в целом, мы в момент возбуждения одного из источников можем, конечно, уверенно выявлять этот источник среди множества ему подобных. Однако после того, как источник вернулся в исходное состояние, а переданная им информация воспринята коллектором, мы уже не можем обнаружить действительный источник информации иначе как с вероятностью N.
Итак, в системах описанного типа снижение энтропии коллектора неразрывно связано с повышением энтропии сообщения о местоположении источника сигнала. В пределах этого типа систем можно даже с полным основанием утверждать, что повышение энтропии сообщения о местоположении источника сигнала является причиной снижения энтропии коллектора.
Что же происходит в процессе приготовления гомеопатического лекарства? В исходном объеме раствора или суспензии лекарственной субстанции имеется некоторое количество частиц действующего вещества, представляющих собой источники структурной информации для окружающего их растворителя. Разбавление этого раствора (суспензии) в М раз означает, что, в принятых здесь терминах, происходит передача соответствующих сигналов в коллектор с эффективным объемом MV, где V — объем, в котором производится разбавление. При этом реальный объем V, скажем, миллионного десятичного разведения может составлять, как и для всех прочих разведений, например, 10 мл. Однако его эффективный объем Л/У составит уже 10-10 мл = 10 м3. Понятно, что в таком эффективном объеме энтропия сигнала о местоположении источников структурной информации (молекул лекарственной субстанции) многократно возрастет по сравнению с исходным раствором. Необходимым условием такого возрастания энтропии является перемешивание, известное в гомеопатии как “потенцирование”. И, да не обессудит нас читатель, это перемешивание, дабы стать действительно потенцированием, должно быть достаточно интенсивным и длительным, чтобы, если бы разведение действительно происходило во всем эффективном объеме MV, обеспечить равномерное распределение вещества во всем этом объеме. Из изложенного выше ясно, что энтропия коллектора (полученного эффективного, а тем самым и реального, как его части, объема “раствора”) будет тем ниже, чем больше полученный эффективный объем, т. е. чем выше коэффициент разведения. При этом характер упорядочения полученного эффективного (а тем самым и реального) объема растворителя будет определяться структурной информацией, полученной от молекул исходной лекарственной субстанции.
Каким же образом это скажется на зависимости уровня биологической организации, являющегося реципиентом гомеопатического воздействия, от коэффициента разведения? Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, что каждый из структурно-функциональных уровней организма сам по себе представляет собой в значительной мере не что иное, как описанную выше систему типа “коллектор с источниками”. Действительно, хорошо известно, что биосубстраты любого уровня организации склонны в первую очередь к неспецифическим (т. е. не “локализующим”, в широком смысле слова, источник раздражения), а лишь затем уже к специфическим реакциям. Организм представляет собой иерархическую систему, где специфические реакции низшего уровня выступают как неспецифические раздражители для уровня высшего. Поэтому вполне понятно, что последовательное повышение эффективного объема “раствора”, т. е. коэффициента разведения лекарственной субстанции, будет делать доступными для гомеопатического воздействия все более и более высокие уровни организации органических субстратов.

Наконец, необходимо отметить, что все сказанное в настоящем разделе представляет собой не более чем частный случай закономерности космологического масштаба. В самом деле, иерархическая модель Вселенной с инфляцией энергии (в том числе и с инфляцией в результате механического движения, описанной в разделе 2.8.2) также представляет собой систему типа “коллектор с источниками”. Повышение энтропии источников (подсистем любого уровня организации), как и во всякой системе этого типа, ведет к уменьшению энтропии Вселенной. Отсюда ясно, в частности, что любые концепции инфляции энергии и тепловой смерти на каком бы то ни было уровне организации материи касаются лишь вещества инфляционной системы, а не ее информационного содержания. Последнее должно сохраняться даже после тепловой смерти (сингулярном коллапсе) Метагалактики, причем сама конечная сингулярность должна выступить здесь в качестве коллектора информации. Правда, о физическом механизме такого процесса пока трудно сказать что-либо определенное.
Существует и еще одна закономерность биофизического характера, имеющая непосредственное отношение к гомеопатии. Вернее, можно даже сказать, что рассмотренный в настоящем разделе принцип иерархического соответствия есть частный случай этой более общей закономерности, пока не имеющей общепринятого названия. Ее можно назвать парадоксом обратной зависимости. Состоит она в том, что часто конечный эффект воздействия оказывается тем “сильнее”, чем слабее само воздействие. В настоящей книге о подобных соотношениях упомянуто в связи со сверхслабыми ЭМП, с иерархией спектральных компонент электронного парамагнитного резонанса (ЭПР) и ЯМР и т. п. Понятно, что столь парадоксальная связь величин нуждается в комментариях.

  1. Случай, когда под повышенной силой эффекта подразумевается способность затрагивать более высокие уровни организации материи, только что рассмотрен с термодинамических позиций как принцип иерархического соответствия. Здесь повышение “силы” эффекта при ослаблении воздействия выступает как свойство системы типа “коллектор с источниками”.
  2. Имеется, однако, и второй случай, когда парадоксальная зависимость проявляется в возрастании величины эффекта при ослаблении воздействия на одном и том же уровне организации. Наиболее известный пример тому в физиологии — парадоксальная стадия парабиотического процесса Введенского, когда ответ субстрата оказывается тем слабее, чем сильнее раздражитель, а начиная с некоторой силы раздражения и выше реакция субстрата полностью отсутствует (своего рода охранительное торможение). Наиболее известный пример в физике — альвеновские волны в плазме. Здесь амплитуда и скорость распространения волны находятся в обратной зависимости от концентрации частиц, формирующих волну. С ростом концентрации частиц резко уменьшается время затухания МП, так что, начиная с некоторого значения концентрации и выше реальные альвеновские волны оказываются невозможными и остается лишь их виртуальный фон — альвеновский вакуум (см. разд. 2.8.3.1.3).

Оба приведенных примера — физиологический и физический — характеризуются принципиально важной общей чертой: ослабление эффекта при усилении воздействия объясняется нарастанием процессов затухания, торможения. Эта закономерность имеет и ряд других широко известных проявлений. Вообще, можно утверждать, что проявлением принципа обратной зависимости силы эффекта и силы воздействия являются всякий физический, химический, биологический или иные процессы с насыщением и/или пессимумом.
При этом, конечно, нас едва ли заинтересуют тривиальные случаи, когда единственной причиной насыщения является простое исчерпание субстрата реакции. Если далее пользоваться химическими аналогиями, то можно сказать, что нас интересуют в первую очередь те случаи, когда насыщение, или пессимум, обусловлено ростом скорости обратной реакции с повышением концентрации продукта прямой реакции (принцип Ле-Шателье).
Итак, парадокс обратной зависимости можно рассматривать: а) с точки зрения физиологии — как следствие закона оптимума и пессимума Введенского; б) с точки зрения физики и химии — как следствие законов Ленца, Ле-Шателье и подобных им. Такая трактовка, однако, может быть значительно обобщена. В самом деле, в рамках принципа Рейхенбаха силу воздействия естественно рассматривать как меру причинности, а величину эффекта — как меру топологии (конкретнее —как меру вероятности выхода отвечающего субстрата за пределы области нормы реакции в пространстве состояний). Тогда законы Введенского, Ленца, Ле-Шателье и других по крайней мере в нелинейной области кинетических кривых оказываются прямым следствием принципа Рейхенбаха. Вместе с ними таким же следствием является и парадокс обратной зависимости. Этот вывод представляет собой конкретизацию на случай нелинейных явлений более общего вывода настоящей монографии об изначальной супертрансгрессивности физической реальности.
Итак, казалось бы, едва ли можно усомниться в том, что парадокс обратной зависимости на деле представляет собой универсальную закономерность. Однако этот вывод представляется в лучшем случае более или менее удачным софизмом до тех пор, пока не выяснено, каким же образом с изложенной точки зрения можно трактовать общеизвестные феномены “обычной” физиологии и физики, характеризуемые прямой зависимостью эффекта от силы воздействия. Чтобы выяснить этот вопрос, необходимо сопоставить основной принцип гомеопатии (лечить, вообще нейтрализовать, подобное ослабленным подобным) и принцип аллопатии (нейтрализовать данное противоположным). Легко показать, прежде всего на материале медицинской энзимологии и на примере использования литиков и миметиков различных медиаторов, что внешнее аллопатическое воздействие ведет к ослаблению эндогенного гомеопатического воздействия. И чем сильнее экзогенное аллопатическое воздействие, тем более ослабляется эндогенное гомеопатическое. Поэтому характерная для аллопатии прямая зависимость сила (доза) —эффект оказывается, по крайней мере в ряде важнейших случаев, лишь частным случаем гомеопатической обратной зависимости. В физике аналогичную закономерность можно продемонстрировать на примере взаимного превращения энергии электрического и магнитного полей в колебательном контуре и вообще на различных приложениях принципа взаимности в электротехнике, а также на взаимосвязи между полями угловых и линейных скоростей частиц жидкости, согласно теоремам Гельмгольца о вихревом движении. Это дает достаточные основания, чтобы высказать, по крайней мере в качестве гипотезы, следующее положение: Закономерности, основанные на прямой зависимости между силой воздействия и реакцией на него, представляют собой лишь частные случаи более общих закономерностей, основанных на обратной зависимости между этими величинами. Поскольку, по словам Ньютона, природа проста и не роскошествует излишними причинами (перефразировка положения, известного как “бритва Оккама”), трактовки, основанные на обратных, ‘‘гомеопатических’’ зависимостях, представляются предпочтительными, несмотря на очевидные трудности перестройки стиля мышления.
В заключение проведем одну аналогию, которая представляется весьма перспективной. Известно, что энтропию можно определить формулой S = klnW, где W—термодинамическая вероятность; к — коэффициент пропорциональности. В то же время наиболее употребительный (хотя и далеко не универсальный) в физиологии закон связи между силой раздражения А и силой реакции R (закон Вебера — Фехнера) имеет вид R — а\пА + в, где а — коэффициент пропорциональности; b — константа. Отсюда напрашивается аналогия между: а) энтропией S и силой реакции R; б) термодинамической вероятностью W и силой раздражения А. В свете сказанного выше о системах типа “коллектор с источниками” такая аналогия представляется отнюдь не лишенной смысла.

3.1.3.1.2. ФОРМИРОВАНИЕ ВОДНОЙ СТРУКТУРНО-ИНФОРМАЦИОННОЙ
МАТРИЦЫ БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНОГО ВЕЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ,
ИСКЛЮЧАЮЩИХ ПОПАДАНИЕ АКТИВНЫХ МОЛЕКУЛ
В СЕРИЙНЫХ РАЗВЕДЕНИЯ

Согласно широко распространенному мнению, биологический эффект высоких (выходящих за пределы числа Авогадро) гомеопатических разведений биологически активных веществ основан на сохранении СИМ веществ в растворителе (в частности, в воде). В тоже время если гомеопатические разведения готовят обычным методом (по типу серийных разведений), всегда сохраняется некоторое сомнение в отношении отсутствия активных молекул даже в самых высоких разведениях. Чтобы разрешить его, необходимо было попытаться сформировать ВСИМ какого-либо биологически активного вещества таким способом, который полностью исключал бы перенос активного вещества как такового и обеспечивал передачу его структурной информации.
В соответствии с этой задачей мы использовали прибор “Bicom” (см. разд. 3.6.2), который позволяет осуществлять бесконтактный перенос структурной информации с помощью ЭМИ. В качестве биологически активного вещества использовали 2,4-динитрофенол — известный разобщитель дыхания и окислительного фосфорилирования в митохондриях. Стеклянный флакон с насыщенным (около 0,9 %) раствором динитрофенола (ДНФ) в деионизированной воде помещали во входную ячейку прибора, в выходную — такой же флакон с деионизированной водой. Воду обрабатывали по программе, предусматривающей передачу всех ЭМИ в диапазоне от 10 Гц до 150 кГц без частотной модуляции, при максимальном коэффициенте усиления 64 (по кратности, а не в децибеллах). Время обработки воды составляло 30 мин. Исследовали влияние предполагаемых ВСИМ ДНФ на потребление кислорода митохондриями печени крыс.
Митохондрии выделяли общеизвестным методом дифференциального центрифугирования, используя среду выделения следующего состава: 0,25 М сахарозы; 0,01 М трис-гидрохлорида; 0,001 М ЭДТА и 0,5 % человеческого сывороточного альбумина, pH 7,4. Выделенные митохондрии вносили в полярографическую ячейку объемом 1 мл, содержащую среду инкубации такого состава: 0,15 М сахарозы; 0,005 М трис-гидрохлорида; 0,003 М магния хлорида; 0,01 М дигидрофосфата калия; 0,05 М калия хлорида; 0,005 М сукцината
натрия и 0,0002 М ЭДТА, pH 7,4. Чтобы измерить поглощение кислорода митохондриями в состоянии 3, в полярографическую ячейку вводили 266 нМ АДФ. Воду, предположительно представляющую собой ВСИМ ДНФ (в контрольных измерениях — необработанную воду), вносили в полярографическую ячейку после полного фосфорилирования экзогенного АДФ. Поглощение кислорода измеряли с помощью полярографа LP-60 (Чехословакия), снабженного закрытым платиновым электродом Кларка.
а — крыса самка массой 240 г, коэффициент корреляции 0,72 (<0,01); б — крыса самка массой 220 г после 3 сут голодания, коэффициент корреляции 0,86 (<0,01); в — крыса самец массой 250 г, коэффициент корреляции 0,51 (АО,07)

Рис. 26. Индексы реакции (%) суспензии митохондрий печени крыс на внесение в ячейку ВСИМ ДНФ в зависимости от уровня ДКЧ:
Известно, что добавление ДНФ ведет к усилению поглощения кислорода митохондриями, причем степень усиления положительно коррелирует с дыхательным контролем Чанса (ДКЧ). В частности, в наших экспериментах, в контрольных измерениях с исходным раствором ДНФ, были получены следующие значения индекса ускорения поглощения кислорода: + 256 % при ДКЧ = 3,33; + 191 % при ДКЧ — 2,40; + 258 % при ДКЧ = 3,50. Кроме того, известно, что низко энергезированные митохондрии (т. е. митохондрии с очень низкими значениями ДКЧ) дают обратную реакцию (замедление поглощения кислорода) на АДФ и ДНФ.
Как видно на приведенных диаграммах, под влиянием ВСИМ ДНФ, как и под действием исходного раствора ДНФ, наблюдаются положительные, нулевые и отрицательные реакции, уровень которых коррелирует с величиной ДКЧ. Отличие от действия исходного раствора ДНФ состояло в том, что переход от положительных реакций к нулевым и отрицательным происходил при сравнительно высоких значениях ДКЧ, а уровни реакций были значительно ниже.
Таким образом, установлено, что ВСИМ биологически активного вещества, собственная активность которых качественно аналогична таковой исходного вещества, могут быть созданы в условиях, полностью исключающих передачу молекул.



 
« Компенсация СД и процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантная система крови детей   Коррекция нарушений липидного обмена у детей страдающих инсулинзависимым сахарным диабетом с помощью электропунктуры »