Начало >> Статьи >> Архивы >> Комплементарная медицина

Саморегуляция квазибиоценозов - Комплементарная медицина

Оглавление
Комплементарная медицина
Биоценозы болезней
Саморегуляция квазибиоценозов
Ложное эго
О физическом смысле принципа самопознания
Актуализация рефлективных альтернатив
Биологический фундамент комплементарной медицины
Декомпенсированное функциональное напряжение в генезе патологических
процессов
Эволюция организмов и эволюция патогенезов
О состоянии некоторых направлений исследований в комплементарной медицине
Теоретические предпосылки иридорефлексологии
Лазероиридорефлексотерапия в экспериментальных исследованиях
Применение лазерорефлексотерапии при лучевой патологии
Лазероиридорефлексотерапия на моделях кожных ран и асцитного рака Эрлиха
Диагностика по радужной оболочке глаза в клинической практике
Электропунктурная диагностика
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями сердечно-сосудистой системы
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями нервной системы
Электропунктурные показатели при опухолях грудной железы
Применение электромагнитных волн миллиметрового диапазона в экспериментальных исследованиях
Гомеопатия: медицинские и биофизические аспекты
Основные принципы гомеопатии
Гомеопатические лекарства
Симптомы, связанные с органами, локальные симптомы с модальностями
О биофизической интерпретации принципа иерархического соответствия
в гомеопатии
Биологическая симметрия
Биологическая симметрия: начало исследований
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей легких
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей
молочной железы
Оптическая активность воды и водных систем
Водные структурно-информационные матрицы оптически активных веществ и смесей
Самоиндукция оптической активности воды
Оптическая активность водных матриц сывороток крови с опухолями
Об уравнении состояния водного Фрактала
Ультраобъединение, семантические пространства
Гипотеза о туннелировании электронов между зеемановскими подуровнями
О возможной альтернативной интерпретации эффекта Коттона
Основные принципы синтетической врачебной стратегии
Медицина и целеполагание
Нестандартный анализ и фрактал числовых систем
Заключение
Conclusion
  1. САМОРЕГУЛЯЦИЯ КВАЗИБИОЦЕНОЗОВ: ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНЬ

Отношение к проблеме различения нормы и патологии (здоровья и болезни) уже много веков остается двойственным. С одной стороны, любой врач с достаточным практическим опытом, как правило, успешно решает эту задачу чисто эмпирическим путем. С другой — философы и теоретики медицины предпринимают многочисленные попытки отыскать общий единообразный критерий (или систему критериев), который позволил бы определять границы нормы и патологии вполне осознанно, достаточно просто и по возможности количественно. Чтобы понять смысл такого поиска, необходимо определить и обсудить некоторые основные понятия.
Определение 1. Заболеванием (=нозологической единицей) будем называть динамически устойчивый (самоподдерживающийся) комплекс реакций организма, хотя бы по одному выходному параметру статистически значимо выходящий за пределы нормы реакции данного организма.
Определение 2. Нормой реакции организма по данному параметру будем называть множество значений данного (выходного) параметра, такое, что всякое конкретное измеренное значение п данного параметра будет принадлежать (N) с некоторой наперед заданной вероятностью (для медико-биологических измерений обычно принимают вероятность 0,95).
Приведенные определения в общих чертах соответствуют общепринятому подходу к выявлению заболеваний на основе объективных данных обследования. Чтобы привести их в полное соответствие с этим подходом, необходимы следующие дополнения. Во-первых, определение 2 выполняется лишь при отсутствии у исследуемого организма заболеваний в смысле определения 1. Тем самым создается порочный логический круг. На практике его разрывают, переходя от индивидуальной нормы реакции к популяционной и даже видовой. Такие групповые нормы определяют, усредняя результаты измерений интересующего параметра у значительного числа (представительной выборки) практически здоровых особей данной популяции или вида. В свою очередь, под практически здоровыми подразумеваются особи, не имеющие анатомических или функциональных особенностей, явно нарушающих их нормальную жизнедеятельность. Тем самым все замыкается на стандартную установку практического врача: болен тот организм, нормальная (с какой точки зрения ?) жизнедеятельность которого явно (для каких средств наблюдения ?) нарушена, причем это нарушение является самоподдерживающимся (в каком интервале условий существования, в том числе как долго во времени?).
Таким образом, гносеологическая сущность выявления заболеваний с помощью объективных методов обследования в основном определяется ответами на вопросы, заключенные в скобки (см. выше). Однако ответы на эти вопросы, по сути, вполне субъективны, и видимость объективности им придается чисто конвенциональным путем. Именно так представляется с первого взгляда. Однако рассматриваемый подход содержит и существенный момент объективности в абсолютном смысле, который задается требованиями самоподдержания патологического процесса. С этой точки зрения ответы на второй и третий вопросы приобретают существенно (хотя, конечно, и не вполне) объективный характер. А именно:

  1. для каких средств наблюдения?

Ответ: для таких, которые достаточны для выявления всех звеньев цепи самоподдержания изучаемого процесса, т. е. всех звеньев его обратной связи;

  1. в каком интервале условий существования?

Ответ: на пересечении интервалов устойчивости всех звеньев самоподдерживающегося процесса.
Совсем иначе происходит с объективизацией смысла первого вопроса. В этом случае необходимо строго различать два уровня объективизации понятия нормы:

  1. логически и онтологически интенсиональный (=исторически экстенсиональный), осуществляемый в пределах индивидуума и составляющий предмет собственно медицинской диагностики;
  2. логически и онтологически экстенсиональный (исторически интенсиональный), осуществляемый в пределах развивающихся таксономических групп и экосистем и составляющий предмет эволюционно-экологической физиологии.

Конечно, такое разделение не абсолютно. Всякая относительно суверенная конечная система характеризуется непустыми историческими интенсионалом и экстенсионалом (соответственно логикоонтологическими экстенсионалом и интенсионалом).
На обоих уровнях понятие нормы тождественно понятию гармоничного, самосогласованного функционирования системы. Однако на уровне индивидуума в качестве максимальной анализируемой системы выступает сам индивидуум. Поэтому нормальное гармоничное) функционирование находит свое наиболее адекватное отражение в гармоничном комплексе самоощущений индивидуума, т. е. в его самочувствии в широком смысле слова. Следовательно, на этом уровне объективизация смысла понятия “норма” осуществляется через максимально достижимую его субъективизацию.
Отсюда следует вывод, немаловажный для практической медицины: оптимально сбалансированная симптоматическая терапия автоматически превращается в наиболее полную, целенаправленную патогенетическую и (при заболеваниях эндогенной природы) этиотропную терапию. Этот вывод совпадет с методологической установкой гомеопатии.
На следующем уровне, т. е. уровне таксонов и экосистем, в отличие от уровня индивидуума, подход становится исходно эволюционно-динамическим. Поэтому описанное для индивидуума соотношение между объективизацией и субъективизацией нормы сохраняется здесь лишь в бесконечном пределе развития. В качестве субъекта в таком случае выступает вся природа в целом. На промежуточных (конечных) этапах эволюции органического мира в качестве субъекта выступает система, воплощающая в себе соответствующий этап эволюции (таксон, биоценоз, региональная экосистема, биосфера и т. п.), а тенденция объективизации приобретает в динамическом смысле абсолютный характер, т. е. реализуется в эволюционноструктурообразовательном устранении Геделевой неполноты системы. Смыслом категории нормы становится на этом уровне исторический интенсионал конечной (этапной) системы, т. е. ее способность к естественному (предположительно беспетлевому) включению в эволюционный процесс структуре образования. Однако система эволюционного структурообразования, по определению, иерархична. Поэтому на рассматриваемом уровне автоматически образуется иерархия норм, соответствующая иерархии эволюционирующих материальных систем. В иерархии норм, как и во всякой вообще иерархии, неизбежно возникают отношения предпочтения, которые и приводят к относительности статической нормы на каждой отдельной ступени иерархии. Так, динамически нормальный для всех уровней внутриорганизменной иерархии процесс отмирания и замены клеточных элементов для последних со статической точки зрения патологичен, поскольку ведет к их гибели как индивидуумов.
Именно такие отношения предпочтения делают невозможным беспетлевое включение конечных структур любого уровня в эволюционный процесс. Тем самым для всякой конечной структуры автоматически становится невозможным достижение собственной индивидуальной нормы как равновесного состояния. Практически, с медицинской точки зрения, это означает принципиальную невозможность совершенного здоровья на индивидуальном уровне. При этом неизбежные петли, частичные самозамыкания фазовых траекторий, проявляются в виде функциональных стереотипов. Состояние индивидуальной нормы оказывается достижимым (и, более того, имманентным) лишь для всего эволюционного процесса в целом на полной иерархии материальных структур. Для всякой же конечной структуры беспетлевое включение в эволюционный процесс тождественно равно прекращению всякого самодвижения этой структуры, т. е. ее гибели.
Вместе с тем из изложенного выше ясно, что для каждой конечной системы возможно бесконечное приближение к индивидуальной норме на основе последовательного исключения отношений предпочтения. Индивидуальная норма могла бы быть достигнута при полном исключении иерархического предпочтения, т. е. при достижении такого положения вещей, когда самодвижение данной конечной материальной системы не приводило бы к уничтожению (или, вернее, не нуждалось бы в уничтожении) каких бы то ни было индивидуумов низших уровней организации (например, для человека — начиная от животных и кончая атомами; можно полагать, что субатомные частицы в этот запрет не включаются, поскольку связаны отношениями бутстрапа, т. е. замкнутого взаимопорождения на одном и том же уровне “элементарности”). Совершенное выполнение такого требования, как уже упоминалось, означает гибель системы (организма). Однако примеров частичного его выполнения с целью последовательного приближения к индивидуальной норме в медицине вполне достаточно. Наиболее известные среди них — вегетарианство и лечение голоданием. Эти лечебно-профилактические мероприятия широко распространены в комплементарной медицине в целом, и, в частности, составляют один из краеугольных камней ведической медицины.
Условие беспетлевого включения биосистемы и вообще всякой материальной системы в эволюционный процесс может быть, по крайней мере в общих чертах, формализовано. Для этого следует рас
смотреть пути информационно-вещественно-энергетического обмена системы со средой. Такое взаимодействие для любой конечной системы целиком определяется тремя классами процессов:

  1. процессы, инициация, развитие и замыкание которых совершаются строго в пределах данной системы (чисто внутренние);
  2. процессы с внутренней инициацией и внешним развитием и/или замыканием (внутренне-внешние);
  3. процессы с внешней инициацией и внутренним развитием и/или замыканием (внешне-внутренние).

Беспетлевое включение означает, что вещественный, энергетический и информационный потоки подчиняются соотношению
(1)
Это значит, что в таких условиях внутренние процессы не оказывают никакого модифицирующего влияния на потоки, пронизывающие систему. Однако в действительности соотношение (1) для конечных материальных систем никогда не выполняется, и причиной тому — относительная суверенность каждой такой системы, выражающаяся в модифицирующем влиянии ее внутренних процессов на потоки. Поэтому в действительности имеет место соотношение

или
(2а)
В бесконечной незамкнутой Вселенной это приводило бы к бесконечному возрастанию количества информации, поскольку Фт-+ех данной системы включается в ФСх->т для всех остальных материальных систем, и так до бесконечности. Однако в конечной и/или хотя бы частично замкнутой Вселенной (организме, биосфере, Вселенной Эйнштейна — Фридмана и т. п.) соотношение (2а) приводит к совершенно иному результату. Этому способствует и конечная скорость распространения сигналов, приводящая к разбиению среды на ячейки ближнего порядка, внутренняя связность которых выше, чем коэффициент связи между ячейками (эффекты структурообразования в диссипативных системах).
Упомянутый результат заключается в следующем. В такой среде (Вселенной) процессы синхронизации внутренних реакций материальных систем приводят к формированию решетки рациональных отношений между собственными внутренними ритмами всех систем в среде или по крайней мере в каждой ячейке среды и далее — между ритмами всех периодических и отчасти квазипериодических процессов в среде. Отсюда в среде формируются не более чем счетное множество (решетка) относительно суверенных водителей ритма и не превышающее его по мощности множество (решетка) архетипов развития материальных систем. Поскольку время жизни каждой материальной системы конечно, после ее разрушения элементы ее войдут в состав некоторой новой целостности (системы). Этой новой системой будут унаследованы не только вещественные элементы структуры исходной системы, но и (в отраженной, диалектически снятой форме) информация о самой ее структуре. И то, к какому архетипу будет принадлежать система - "наследник”, в значительной мере зависит от прижизненного вклада исходной системы в мировые информационные потоки. Таким образом, в описанной среде (Вселенной, биосфере и т. п.) возникают причинные связи типа кармических реакций. При этом их направленность (система- "наследник") в силу неустранимой сгохастичности достаточно сложной среды может быть определена заранее лишь с точностью до архетипа. Подобный подход совершенно игнорируется западной позитивной медициной. Если не выходить за пределы традиционных концепций позитивной медицины, то даже учение о психосоматической патологии вынуждено будет остановиться на методологическом уровне механистического материализма.
В то же время, для традиционной восточной, особенно ведической, медицины этот подход является основополагающим и самоочевидным. Здесь сверхзадачей лечебных действий врача является приведение пациента в состояние акармы, т. е., в нашей терминологии, оказание пациенту помощи в его беспетлевом включении в единый циклизированный мировой эволюционный процесс. Действия такого врача системны, целостны и включают в себя такие мероприятия, которые позитивная медицина вообще не считает имеющими отношение к лечению, разве что с точки зрения эффекта самовнушения. Ведический врач в значительной степени выступает по отношению к пациенту в качестве учителя (гуру). Однако и от пациента-ученика в этой ситуации требуется соблюдение физических и моральных канонов ученичества.
Однако, как уже упомянуто выше, с точки зрения позитивной биокибернетики беспетлевое включение равносильно несуществованию системы, т. е., в медицинском аспекте, гибели организма. Здесь точка зрения позитивной науки до последнего времени вступала, казалось бы, в неразрешимое противоречие с ведической. И лишь в последние приблизительно два десятилетия появились разработки, указывающие, возможно, реальный путь к разрешению этого противоречия. Особый интерес в этом отношении представляют, видимо, две разработки.
Первая из них выполнена финским логиком и философом Яаакко Хинтиккой и носит название “теория эпистемических альтернатив”, или, как образно выразился сам ее автор, “теория невозможных возможных миров”. Эта теория [378] первоначально создавалась как гносеологическая или, вернее, даже эпистемологическая. В ней под эпистемическими альтернативами, или “невозможными возможными мирами”, подразумеваются конечные системы знания, внутренние и внешние противоречия которых до определенного момента (достижения критической длины цепочки элементарных высказываний, т. е. глубины конституенты) не могут быть выявлены логическими средствами. Однако эту теорию можно интерпретировать и в онтологическом аспекте. Перспективы применения такой онтологической интерпретации теории Хинтикки к медицинской проблематике удобно рассмотреть на примере лазерной терапии, однако из дальнейшего изложения ясно, что почти все основные логические выкладки такого анализа справедливы для всех вообще лечебных мероприятий.
Всякий элемент материального мира, в том числе живой организм, представляет собой относительно суверенную сущность. Относительность его суверенности проявляется в двойственности логики его развития. С одной стороны, эта логика отражает становящееся материальное единство мира в целом, с другой — относительно автономна и потому не вполне адекватна интегральной логике развития целостного материального мира. В этом своем втором, автономном проявлении внутренняя логика развития относительно суверенной сущности на каждом ограниченном этапе представляет собой не что иное, как онтологический аналог эпистемической альтернативы Хинтикки, который естественно именовать онтологической альтернативой. В живом организме его “невозможность” как мира Хинтикки, т. е. неадекватность отражения объективной логики развития мира во внутренней логике онтогенеза, рано или поздно проявляется как заболевание, а достигнув достаточной меры, приведет к смерти.
С изложенной точки зрения, всякое лечение есть внесение извне в организм информации, повышающей адекватность отражения объективной логики развития мира во внутренней логике онтогенеза. При лазерной терапии указанная цель достигается прямым внесением в организм одного из аспектов физического образа мира в виде интерференционной картины. “Экраном” для ее формирования служит вся совокупность молекулярных констелляций клетки, особенно мембранные структуры. В конечном счете только в такой форме, т. е. выраженными на языке электромагнитных излучений, молекулярная структура организма способна воспринимать образы мира. Но интерференционные картины могут создаваться, по определению, лишь когерентным излучением, каковым и является в наибольшей степени лазерное.
Однако если такое рассуждение правильно, то из него следует еще одно утверждение. На примитивном языке однолучевого непрерывного или даже импульсного электромагнитного излучения (ЭМИ) могут быть выражены лишь изначальные моменты логики развития материального мира, отразимые в структуре отдельных молекул. На этом уровне ведущую рать играют сугубо частотные резонансные и релаксационные эффекты. Поэтому специфика действия когерентного излучения обычно замаскирована. Можно полагать, что сегодня лазерной терапии поддаются лишь те заболевания, первооснова патогенеза которых лежит на молекулярном уровне. Однако в принципе лазерной технике доступно создание голографических картин огромной сложности, отражающих системную специфику высших уровней организации материи. Поэтому можно полагать, что в недалеком будущем будут созданы голографические методы терапии, которым будет доступно лечение заболеваний на любом уровне организации материи.
Тем не менее заканчивать изложение настоящего примера приходится на гораздо менее оптимистической ноте. Как известно, адекватность отражения в конечных системах не может быть абсолютной. В интересующих нас процессах это проявляется в нарушении когерентности лазерного излучения при прохождении через клетки и ткани по причине диффузного отражения и преломления на границах компартментов и связанном с этим искажении и даже разрушении интерференционной картины. Такого искажения можно, конечно, избежать, используя сравнительно длинноволновое (по сравнению с размерами компартментов) излучение. Однако при увеличении длины волны излучения неизбежно падает информационная емкость интерференционной картины. Эго налагает принципиальные физические ограничения на возможности лазерной терапии.
Вторая интересующая нас разработка относится к области кибернетики и носит название “теория имитационного управления” . На нее возлагают большие надежды в отношении оптимизации управления системами столь сложными, что получить их удовлетворительную математическую модель на языке систем дифференциальных уравнений не представляется возможным. Единственный выход в такой ситуации заключается в том, чтобы научить управляющую систему имитировать лучший положительный опыт операторов в обращении с объектом управления. В этой теории нас привлекают, конечно, не аппаратурные или программные аспекты, а сама методологическая установка на возможность оптимизации управления объектом при отсутствии адекватной математической модели его в смысле лапласовского детерминизма.
С этой точки зрения каждая конечная относительно суверенная сущность могла бы достичь беспетлевого включения (акармы), имитируя на своем конечном этапе развитая совершенное динамическое равновесие, характерное для Абсолюта, представленного циклизованным волновым эволюционным процессом на замкнутой иерархии форм материи. Указания на возможный способ такой имитации дает теория Хинтикковских миров, включенная в общую категориальную систему диалектики. В соответствующей терминологии сущность этого способа может быть сформулирована следующим образом: Конечная относительно суверенная сущность достигает акармы, если она в своем развитии за пределы своего Хинтикковского мира (области внутренней непротиворечивости) создает лишь такие онтологические противоречия, которые являются движущими для ее метасистем, т. е. миров Хинтикки следующих вверх порядков.
В традиционной диалектической терминологии, это означает, что становление конечной сущности должно без отклонений следовать узловой линии мер эволюционного процесса. Необходимым и, можно полагать, достаточным условием такого развития является адекватное самоотражение становящейся конечной сущности, т. е. однозначное выделение ею своего собственного движущего противоречия и вполне последовательное движение к его разрешению. Неадекватность отражения приводит к иллюзии, т. е. к подмене истинного движущего противоречия кажущимся, со всеми вытекающими отсюда ошибками в практической деятельности. С точки зрения диалектики естествознания, именно в этом состоит смысл известной рекомендации “познай самого себя”.
Адекватное самоотражение возможно в двух случаях: а) на уровне полного автоматизма, т. е. при совершенном отсутствии сознания;
б)  на высшем из возможных уровней развития сознания. Поэтому можно полагать, что все изложенное выше является, в частности, еще одним доводом в пользу замкнутой марковской иерархии форм материи.
Уровень сознания, обеспечивающий адекватное самоотражение, является высшим из возможных по определению и в некотором смысле также по построению. Однако в пределах этого уровня неизбежны вариации, не относящиеся к выделению движущего противоречия, но в то же время обеспечивающие нетождественность высшего конечного сознания и Абсолюта.
В медицинском аспекте концепция акармы приобретает весьма своеобразное звучание. На менее общих уровнях осознания понятий “норма” и “патология” каждому уровню такого осознания соответствует группа методов (в операциональном смысле) лечения и профилактики болезней. Однако для концепции акармы подобное однозначное соответствие с группой операциональных методов отсутствует. В рамках этой концепции наиболее обобщенный лечебно-профилактический смысл приобретает любое действие, способствующее последовательному движению по пути акармы, в том числе и такое, которое вовсе не относится к медицинской деятельности с точки зрения более частных концепций нормы и патологии.



 
« Компенсация СД и процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантная система крови детей   Коррекция нарушений липидного обмена у детей страдающих инсулинзависимым сахарным диабетом с помощью электропунктуры »