Начало >> Статьи >> Архивы >> Комплементарная медицина

Ультраобъединение, семантические пространства - Комплементарная медицина

Оглавление
Комплементарная медицина
Биоценозы болезней
Саморегуляция квазибиоценозов
Ложное эго
О физическом смысле принципа самопознания
Актуализация рефлективных альтернатив
Биологический фундамент комплементарной медицины
Декомпенсированное функциональное напряжение в генезе патологических
процессов
Эволюция организмов и эволюция патогенезов
О состоянии некоторых направлений исследований в комплементарной медицине
Теоретические предпосылки иридорефлексологии
Лазероиридорефлексотерапия в экспериментальных исследованиях
Применение лазерорефлексотерапии при лучевой патологии
Лазероиридорефлексотерапия на моделях кожных ран и асцитного рака Эрлиха
Диагностика по радужной оболочке глаза в клинической практике
Электропунктурная диагностика
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями сердечно-сосудистой системы
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями нервной системы
Электропунктурные показатели при опухолях грудной железы
Применение электромагнитных волн миллиметрового диапазона в экспериментальных исследованиях
Гомеопатия: медицинские и биофизические аспекты
Основные принципы гомеопатии
Гомеопатические лекарства
Симптомы, связанные с органами, локальные симптомы с модальностями
О биофизической интерпретации принципа иерархического соответствия
в гомеопатии
Биологическая симметрия
Биологическая симметрия: начало исследований
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей легких
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей
молочной железы
Оптическая активность воды и водных систем
Водные структурно-информационные матрицы оптически активных веществ и смесей
Самоиндукция оптической активности воды
Оптическая активность водных матриц сывороток крови с опухолями
Об уравнении состояния водного Фрактала
Ультраобъединение, семантические пространства
Гипотеза о туннелировании электронов между зеемановскими подуровнями
О возможной альтернативной интерпретации эффекта Коттона
Основные принципы синтетической врачебной стратегии
Медицина и целеполагание
Нестандартный анализ и фрактал числовых систем
Заключение
Conclusion

Приложение 3
УЛЬТРАОБЪЕДИНЕНИЕ, СЕМАНТИЧЕСКИЕ пространства.
НОУМЕНАЛЬНАЯ ЛОГИКА
Представленное выше содержит утверждения, которые с точки зрения традиционных представлений могут показаться совершенно фантастическими. В первую очередь это относится к гипотезе о формировании метрики в X мнимыми световыми лучами. Да и вывод о происхождении “несжимаемости” воды — казалось бы, гораздо более умеренный — как будет показано ниже, все же нуждается в комментариях. Цель данного приложения — схематически очертить главные понятийные связи и дать основные литературные ссылки, помогающие определить реальное место указанных мнимо фантастических утверждений в системе естественно-научного и философского знания.

Комментарий  к  “несжимаемости" воды

Как было показано в разделе 3.6.2.3, свойство “несжимаемости” воды находит объяснение в специфичных для воды свойствах парных водородных связей. Но ведь “несжимаемость” характерна практически для всех жидкостей и твердых тел, хотя и в различной степени. Это свойство отсутствует только у газов. Поэтому можно предположить, что специфические свойства парных водородных связей — всего лишь частный случай некоторой более общей закономерности. Но она также должна быть основана на свойствах спинорных пространств, в противном случае будет утрачена связь с топологией СО.
И действительно, в литературе имеются предпосылки для формулирования закономерности, удовлетворяющей выдвинутым выше требованиям. Для нахождения соответствующих формулировок, видимо, придется пройти следующий путь:
а)   представить кристаллические структуры (в том числе метастабильные, имеющие место в жидкостях) как решетчатые укладки 3- мерных тел в 3-мерном пространстве;
б)    воспользоваться методом описания решетчатых пространственных укладок шаров и прочих объемных тел в терминах спинорных представлений; необходимый понятийный аппарат представлен, например, во втором томе монографии [210]; в частности, можно полагать, что необходимым условием ( но неизвестно, достаточным ли) спинорного описания структуры и свойств данного вещества по аналогии со структурой и свойствами воды является следующее: молекулы или другие элементы структуры данного вещества должны образовывать решетку, для которой определимы понятия спинорного рода формы (квадратичной в R3), описывающей эту решетку, а также группы спинорных операторов;
в)   для углубленной физической и философской интерпретации полученных результатов воспользоваться принципом межуровневой инвариантности топологии процессов объединения, введенным в ПОЭФС-ТПФ; рассматривать всю совокупность процессов преобразования структуры (такая совокупность, скорее всего, является группой) веществ, описываемых указанным выше образом, как парциальный вариант УО.
В такой интерпретации внешняя форма материального объекта может быть представлена как объединение всего подмножества внутренних морфологических преобразований материального субстрата объекта, реализуемых в интервале физических условий, совместимых с существованием объекта. В идеальном варианте, когда такое подмножество внутренних преобразований является подгруппой, парциальным аналогом УО оказывается стоячая волна преобразований на внешней форме. Вернее, сама внешняя форма оказывается стоячей волной на подгруппе внутренних морфологических преобразований. Объект, удовлетворяющий таким требованиям, очевидно, может быть с полным основанием назван монадой. Здесь становится очевидной связь между понятиями УО (ПОЭФС-ТПФ) и семантического пространства В.В. Налимова [284]. Понятие семантического пространства и его виртуального варианта — семантического вакуума — В. В. Налимов вводит аналогично способу введения УО в ПОЭФС- ТПФ. Разница лишь в том, что вместо напряженной числовой оси (см. разд. 2.8.1.2.1) у В. В. Налимова фигурирует вероятностно-взвешенная числовая ось. Но это различие в конечном счете касается не боле чем личных вкусов авторов понятий в вопросе о происхождении арифметизации пространства. Принципиальное же сходство семантического пространства и пространства-времени с УО состоит в самом подходе к их построению и в имманентной фрактальности обоих пространств. Поэтому можно полагать, что указанные выше пространства на самом деле представляют собой один и тот же объект, рассмотренный с несколько отличающихся позиций. Но это последнее утверждение неизбежно влечет за собой: а) возможность расчета пространственно-временных параметров парциальных аналогов всех форм объединений для любого материального объекта на основании его внешних геометрических характеристик и, следовательно; б) возможность расчета воздействий, необходимых для любого, совместимого с существованием, преобразования любого материального объекта. Семантичность же УО означает возможность проведения таких преобразований психотронными методами.

Комментарий к мысленным экспериментам с зеркалами

Комментарии к рис. 27, приведенные в основном тексте, могут представиться плодом беспочвенной фантазии. В самом деле, каким образом воображаемые продолжения световых лучей могут определять какую-то метрику в недоступном нам (т. е. также как бы воображаемом) подпространстве X и при этом формировать некие феномены, объективно реальные для X? Ответ на этот вопрос в упрощенном виде таков. Находясь в X, мы имеем дело не с феноменом подпространства X, а с его ноуменом. Детерминация метрики X мнимым лучом происходит на ноуменальном уровне и переходит на уровень феноменальный при обратном отображении. Более подробное (в философских терминах) описание такого эффекта можно получить достаточно легко, но предварительно необходимо детально ознакомиться с отнюдь не элементарной книгой А. Ф. Лосева “Философия имени” [244]. Указанный эффект можно также трактовать с позиций концепции семантического пространства В. В. Налимова [284]. Здесь ноуменальный уровень соответствует семантическому вакууму, а феноменальный — развернутому семантическому пространству. Тем самым устанавливается и возможность рассмотрения ноуменальных эффектов через концепцию УО, введенную в ПОЭФС-ТПФ (см. выше в настоящем Приложении). Поэтому фантастическая сказка о ноуменальных эффектах оказывается на деле описанием вполне физических взаимодействий.
Отметим, что хотя экспериментов с зеркалами в описанной выше форме мы не проводили, нам все же приходилось в некоторых опытах сталкиваться с явными случаями феноменализации ноуменального эффекта. Ниже приведено достаточно подробное описание одного из моментов такого опыта, проведенного по инициативе и с участием канд. биол. наук, доктора Су-Джок-акупунктуры, экстрасенса В. Н. Юрьева.
Предварительно на основе экстрасенсорного сканирования обширного набора химических реактивов В. Н. Юрьевым было найдено вещество (порошкообразная сера), которое, по его предположению, должно было бесконтактно тормозить рост злокачественных опухолей. Далее в совместном эксперименте найденное вещество было помещено в герметически закупоренной склянке в центр клетки с нелинейными мышами-самцами, которым в тот же день была трансплантирована асцитная карцинома Эрлиха. Контролем служила такая же клетка с мышами того же пола и возраста, которым была трансплантирована та же опухоль той же дозой клеток, взятой из той же суспензии.
Прежде всего было отмечено, что уже через 1 сут после начала опыта двигательная активность мышей в клетке с испытуемым веществом резко возросла, причем животные группировались не около кормушки и поилки (как это происходит обычно и как было в контрольной клетке), а в центре клетки вокруг склянки с веществом. Окончательный результат опыта таков: средняя продолжительность жизни мышей в контрольной клетке составила 14,6 ± 0, 2 сут, тогда как в опытной — 20,4 ± 0,5 сут. При этом критерий Стьюдента составил 10,8 так что при имевшемся количестве животных различие между группами оказалось статистически значимым при Р < 0,0001.
Наконец, в непосредственно интересующем нас опыте происходило следующее. Мощный угольный резистор с центральной полостью в керамической основе (R = 2,4 кОм± 10 %, Р= 10 Вт) был превращен в “излучатель Т-поля” путем заполнения части объема его центральной полости упомянутым выше веществом (которое является диэлектриком). Такой модифицированный резистор подключали в качестве нагрузки к генератору импульсов Г5-54. Согласно руководству по эксплуатации, при максимальном выходном напряжении (60 В) нагрузка на выходе этого генератора должна составлять не менее 500 Ом. То есть при использовании данного резистора система обладала почти 5-кратным запасом по току на выходе.
На начальных этапах опыта излучатель располагали открыто на столе с изолирующей подкладкой. По ощущениям экстрасенса, экранировать “Т-излучение” не удавалось никакими из использованных веществ: стеклом, деревом, сталью, алюминием и т. п., а также собственным телом экспериментатора. В то же время, когда излучатель был помещен на плоскую зеркальную поверхность (в двух вариантах: обычное стеклянное зеркало с амальгамой или полированная стальная пластинка), экстрасенс констатировал резкое уменьшение рассеяния излучения. В связи с этим на следующем этапе опыта излучатель поместили в открытый широкогорлый термос объемом 1 л (пустую и тщательно высушенную стеклянную колбу с зеркальной амальгамой). Выходное напряжение генератора было установлено на уровне 60 В, частота 10 Гц. Сразу же после включения генератора (стрелка контрольного вольтметра достигла отметки 14 В) штатный сетевой предохранитель (1 А) перегорел. После этого предохранитель заменили на нештатный (2 а), выходное напряжение уменьшили до 12 В, тем самым доведя суммарный запас по току на сетевом предохранителе до почти 50-кратного. Сразу же после включения генератора в сеть была отмечена вибрация (гудение) силового трансформатора, через 3 — 4 появились признаки перегрева его изоляции, еще через 1—2 с предохранитель перегорел. После этого, естественно, возникло подозрение, что вышел из строя один из внутренних контуров генератора. Для проверки этого предположения перегоревший двухамперный предохранитель заменили на новый с таким же номиналом и повторили включение, с той лишь разницей, что излучатель был извлечен из колбы термоса и вновь установлен открыто на изолирующей подставке. Вопреки ожиданиям работа системы оказалась стабильной. Хотя выходное напряжение вновь было доведено до 60 В, на протяжении 5 мин работы системы (напомним, при перегорании предохранителей все происходило за считанные секунды) не отмечено никаких неполадок.
Для ответа на интересующий нас вопрос о феноменализации ноуменальных эффектов важен тот факт, что хотя экранировать “Т- поле” излучателя какими-либо веществами не удавалось, зеркальные поверхности все же оказались способными выполнять роль отражателей или (в случае почти замкнутой их формы) резонаторов. Причем если об отражательной способности плоских поверхностей можно было судить лишь по субъективным ощущениям экстрасенса, то об отражательной (резонаторной) способности зеркальной полости свидетельствовали явные нарушения работы прибора, которые исчезли сразу же после извлечения излучателя из полости. Этот последний эффект в имевшейся экспериментальной обстановке заведомо несводим к эффектам простого электромагнитного резонатора. Таким образом, в данном случае нарушение работы генератора действительно связано с зеркальной колбой термоса, но не как с обычным вещественным телом, а как с ноуменом, или, иначе, как с элементом семантического пространства. Следует отметить также, что нашими соавторами наблюдались и биологические эффекты, допускающие, видимо, лишь ноуменальную трактовку (см. гл. 4).
В каких же ситуациях проявляются ноуменальные эффекты? Как мы уже упоминали в главе 2, физический мир в силу универсальности топологии СО (и, следовательно, процессов супертрансгрессии) целиком “магичен”, т. е. основан на ноуменальных эффектах. Однако конкретная физическая обстановка в большинстве случаев складывается так, что ноуменальные влияния (реально существующие) маскируются так называемыми физическими, которые с этой точки зрения представляют собой результат наложения противоположных ноуменальных влияний. Чтобы яснее представить себе положение вещей, рассмотрим элементарные примеры.

  1. Дана незамкнутая электрическая цепь. Между ее разорванными концами вставим (но без контакта или достаточно малого промежутка для образования электрической дуги) дополнительный проводник. Казалось бы, исходя из ноуменальной логики, в цепи должен быть зарегистрирован ток. Однако в действительности такого эффекта, как известно, не наблюдается. Это не происходит даже в том случае, если изолирующий промежуток между проводниками столь мал, что мы его не замечаем. То есть дело туг не в психотронных воздействиях. Оставаясь в рамках ноуменальной логики, приходится признать, что эффект проводимости не наступает в силу того, что ноумен включения дополнительного проводника (кажущееся замыкание цепи) нейтрализуется ноуменом отсутствия контакта. Причем этот последний ноумен “срабатывает” не на уровне сознания экспериментатора, а на уровне самой цепи как материальной системы, подпадающей под действие принципа всеобщности отражения.

2. Дана произвольная жесткая система стержней (например, решетчатая ферма). Ноумен виртуальных перемещений в ней не порождает реального движения, так как нейтрализуется ноуменом идеальной жесткости треугольников и физической жесткости стержней.
Изложенных примеров достаточно, чтобы высказать следующее предположение: ноуменальный эффект проявляется тогда, когда материальный референт ноумена находится заведомо вне феноменализующей системы.
Здесь нам пришлось употребить весьма расплывчатое выражение “заведомо вне”. Его смысл — сугубо психологический (однако в самом широком смысле этого слова, т. е. подразумевающий отнюдь не обязательно восприятие и осознание разумным субъектом, а хотя бы примитивные зачатки этих функций, заложенные в любом уровне организации материи в силу принципа всеобщности отражения). Можно полагать, в частности, что с такой точки зрения возможно эффективное описание всех эффектов нелокальных взаимодействий, связанных с поляризацией вакуума (эффектов Ааронова — Бома, Казимира), и эффектов магии. Такое заключение отнюдь не удивит всякого, кто имеет представление о феноменах этих типов и ознакомился с концепцией ПОЭФС-ТПФ. Но правомочно и утверждение гораздо более удивительное. А именно: любые вообще явления, в том числе относящиеся к области “обычной” локальной физики, также могут быть (но, конечно, совершенно не обязательно должны быть, если только мы не утверждаем несостоятельности философского дуализма) описаны в ноуменальных терминах. Для этого необходимо уяснить не только смысловое и пространственно-временное, а и иерархическое соотношение между ноуменом и его материальным референтом, с одной стороны, и феноменализующей системой — с другой. В частности, судя по приведенным примерам (наш эффект с генератором, известные нелокальные эффекты и, в конце концов, магия), ноумен феноменализуется тогда и только тогда, когда его материальный референт принадлежит более высокому уровню организации, чем феноменализующая система. Или, иначе, ноумен может быть феноменализован лишь в системе низшего по сравнению с его собственным уровня организации. Это утверждение очевидным образом вытекает из иерархически введенных шкал смыслов или механических напряжений на числовой оси, т. е. иерархической организации систем семантического пространства и УО. Удивительность же его состоит в той констатации зародышей сознания последовательно у все более и более элементарных объектов, которая необходима для конкретного и практического понимания высказанных здесь утверждений.
В ноуменальной логике имеет свое отражение (или, если угодно, начало) топологическая структура СО. Этим отражением является, например, двойная иерархия монад и множеств, описанная в монографии [397 а]. Действительно, на каждом уровне этой иерархии сущности делятся на “рожденные” и “сотворенные”. При этом соблюдается принцип философского дуализма. Всякая сущность имеет свою характерную форму движения материи. Но, вообще говоря, физический объект, отвечающий рожденной сущности, от этого движения развивается совершенствуется (как организм от физических упражнений). Сотворенный же объект от движения изнашивается, разрушается (как автомобиль от езды).
Вместе с тем ноумен (бытие в-себе-для-себя), выражаясь в феноменах (бытие в-себе-для-других), в их совокупности присутствует весь целиком и через их (феноменов) взаимодействие возвращается в себя (бытие вне-себя-для-себя). Это означает поворот на 2п двусторонней поверхности раздела между ноуменом и феноменом, переход ее в одностороннюю поверхность. Указанные три формы бытия ноумена служат ноуменальными гомологами трех фундаментальных взаимодействий. Тогда ноуменальным гомологом обобщенного взаимодействия (гравитации) оказывается сам ноумен (но, строго говоря, не исходный ноумен, а, так сказать, “правый”, т. е. достигнутый в результате синтеза феноменальных отражений). Исходный же (“левый”) ноумен оказывается гомологом внутриячеечного мира X, Y-бозонов, мира КХД.
Далее, нетрудно видеть, что ноуменальной логике подчиняются и куда более привычные явления, нежели функционирование топологической структуры СО в ПОЭФС-ТПФ. Об этом свидетельствует факт высокой эффективности в самых разнообразных разделах физики широко известного метода частиц. В частности, все модели сред с квазичастицами, по сути, представляют собой алгоритм взаимосвязи между феноменальной (рутинной) и ноуменальной логиками.
Наконец, в более общем случае выражением ноуменальной логики является действие любых правил отбора как реализация аксиомы выбора.

Ноуменальная логика и голографическая аппаратура

Речь здесь пойдет не об аппаратуре для записи и воспроизведения голограмм. Предметом настоящего подраздела является аппаратура (гипотетическая), существующая и функционирующая в виде голограмм. С точки зрения традиционной “логики вещества” такая аппаратура может быть лишь плодом горячечного бреда. Однако с точки зрения ноуменальной логики она не только возможна, но и должна обладать уникальными свойствами, совершенно недоступными обычной “аппаратуре из вещества”. Кстати, согласно принципу физического актуализма, даже если нечто не только представляется, но и в действительности является плодом горячечного бреда, — это еще не значит, что такой бред не имеет материального референта, хотя бы в одной из параллельных реальностей.
Итак, что произойдет, если записать голограмму некоторой оптической схемы, а затем воспроизвести ее в пространстве и пропустить через нее световой луч таким образом, как будто перед нами не голограмма, а вполне вещественный прибор? На непосредственно наблюдаемом уровне организации материи, конечно, луч будет вести себя почти так же, как если бы проходил через изотропный вакуум (если, конечно, пренебречь эффектами интерференции, рассеяния света на свете и поляризации вакуума). Однако, основываясь на изложенном выше, можно предположить, что на уровнях “более тонких” (т. е. в гомологичных топологических структурах, принадлежащих пространствам состояний систем высших уровней организации материи) ситуация будет совершенно иной. Некоторые составляющие энергии светового пучка будут вести себя так, как свет, пропускаемый через реальную оптическую схему. Что же могут представлять собой такие составляющие? Исходя из закономерностей дисперсии света (в данном случае на флуктуациях вакуума), можно полагать, что эти составляющие должны представлять собой не что иное, как высшие гармоники частот пропускаемого света. При этом для каждого элемента оптической схемы и каждого уровня организации материи (обладающего характерным набором резонансных частот) должна существовать соответствующая область аномальной дисперсии. Эта область, как ей и полагается, должна соответствовать линии поглощения, характерной для данного уровня организации, т. е. той частоте, на которой фотон (гомолог фотона) данного уровня замыкает свою гравитационную сферу, т. е. радиусу планкеона данного уровня. Казалось бы, поскольку фотон — частица безмассовая, для нее радиус гравитационной сферы постоянен и тождественно равен радиусу “обычного” планкеона. Однако на деле ситуация оказывается гораздо интереснее. Во-первых, как неоднократно упоминалось в главе 2, аналог скорости света (характеристическая скорость) разных пространств состояний, будучи пересчитана в пространство фундаментального СО, может различаться даже на много порядков. Поэтому соответствующие аналоги гравитационного радиуса фотона, вообще говоря, различны. Кроме того, воспользовавшись уравнением массовой поверхности Е 2 — с2/?2 = т2с\ легко убедиться, что для фотона численное значение виртуальности равно ( —A2v2), т. е. всегда отрицательно и обратно пропорционально квадрату частоты. Отсюда очевидно, что фотоны с положительной виртуальностью — это неизбежно фотоны с инвертированным временем, т. е. фотоны из тахионного мира. Это означает, что для таких фотонов возникают проблемы, связанные с заменой “запаздывающей” причинности на “опережающую”, т. е. называя вещи своими именами, связанные с целеполаганием и, тем самым — с персонификацией движущих сил физической реальности (см. гл. 5). На уровне логики конечного эти проблемы, как показано в статье [366], усугубляются возникновением замкнутых циклов причинно-следственной связи в таких системах, где часть звеньев такой связи подчиняется требованию “запаздывающей” причинности, а часть — опережающей. А ведь предполагаемая нами оптическая система именно такова.
Этот порочный круг может быть разорван только в логике Абсолюта. Поскольку, традиционно, с такой логикой имеет дело в первую очередь богословие, возьмем пример из этой области знания. В самом деле, предположим, человек обращается с молитвой к Богу и получает просимое — ниспослание Благодати. Казалось бы, налицо обычная причинно-следственная связь с запаздывающей причинностью. Однако столь же очевидно и обратное: человек молится Богу, а не занимается чем-либо другим, именно потому, что Благодать ему уже ниспослана. Сам факт обращения к Богу есть прямое тому свидетельство: человек, лишенный Благодати, к Богу не обращается. Мы полагаем, что именно из интуитивного понимания этого разрыва порочного круга и родилось столь широко распространенное, особенно в Индуизме, понятие беспричинной милости Бога. Это —предел персонификации движущих сил физической реальности. Вместе с тем этот вариант рассуждения есть одновременно и предельный случай так называемого принципа переключения, т. е. рассуждения, в котором испускание частицы с положительным временем и энергией заменяется поглощением античастицы с отрицательными временем и энергией.
Проведенные выше рассуждения касаются не только оптических схем, но и вообще любых физических приборов. Например, любая электрическая схема должна подчиняться тем же закономерностям, только вместо пропускания света к ней следует приложить разность потенциалов. В этом случае выделить рассмотренные выше “мистические” компоненты сигнала оказывается даже проще. Здесь интересующая нас компонента существует в виде поляризации вакуума между обкладками конденсатора. Интерпретируя пример с электрической схемой, следует помнить, что физический вакуум в варианте пространственно-временного фрактала ПОЭФС-ТПФ представляет собой не что иное, как аутоголограмму, каждый фрагмент которой информационно равнозначен целому (именно в силу этого свойства голограмм всякая голограмма, по определению, фрактальна, а всякий фрактал — голографичен). Вот здесь-то и происходят соприкосновение и взаимопроникновение ноуменальной и обычной физической логик. Физическим выражением такой связи являются нелокальные эффекты (в частности, эффекты Казимира и Ааронова — Бома).
В заключение отметим аспект, важный для практических приложений. Величина и точность калибровки интересующих нас эффектов будут возрастать с уменьшением длины волны излучения, формирующего голограмму, поскольку при этом повышается точность моделирования внутренней структуры вещества элементов схемы.



 
« Компенсация СД и процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантная система крови детей   Компьютерная томография мозга »